Existentia

Аннотация:

Стремясь обрести богатство, два друга отправляются в место с таинственной историей. Что же они найдут там?

[свернуть]

 

Летнее солнце разогнало утренний туман над долиной Янгас. Тёплые лучи пробежались по руинам покинутых домов деревни и без остатка утонули в антрацитовом мраке полога. Эта зыбкая, но зловещая граница пролегла поперёк долины, возвышаясь на сотню локтей без видимой опоры. За непроницаемой для взгляда преградой сокрыт замок барона-чернокнижника. Многие годы он занимался тайными практиками, и несколько лет назад это привело к катастрофе. В ночь новолуния над замком полыхнуло зарево, твердь задрожала от землетрясения, разрушившего большую часть домов в долине. Наутро уцелевшие жители увидели, что их отделяет от замка полог. С той стороны так никто и не появился до вечера. А двое смельчаков, отправившихся в замок на следующий день так и не вернулись. Жители деревни похоронили погибших и оставили проклятое место.

Теперь люди редко забредают в этот край. Но сегодня на заброшенной дороге, ведущей в долину, показались два путника с котомками за плечами. Совсем ещё молодые люди, одеты в простое крестьянское платье. Тот что повыше, кудрявый блондин, шёл налегке, постоянно крутя головой и болтая. Второй, коренастый немногословный брюнет, нёс в руках массивный деревянный посох.

Оглядев развалины деревни, они направились к единственному дому, из трубы которого поднимался дымок. Над дверью покосившегося двухэтажного строения висела доска с нарисованной кружкой, а окна первого этажа закрывали ставни.

– Смотри, Пауль, харчевня! – воскликнул блондин.

– Угу.

– Интересно, кого тут поить? Горных баранов? – задал вопрос блондин и захохотал. Его спутник лишь усмехнулся и открыл дверь.

Они вошли в полутёмную комнату, пахнущую пылью и кислой капустой. На грязном полу располагались несколько столов без скатертей. Внутри стало ясно, почему окна закрыты ставнями – в них не было целых стёкол.

– Эй, хозяин! – прокричал блондин.

Дверь в дальнем конце комнаты отворилась, и вошёл сгорбленный человек с длинными волосами, спадающими на лицо. Лампа в его руке давала неровный болотно-зелёный свет.

– О, гости в моей скромной харчевне, какая удача! Проходите, присаживайтесь, как видите все места свободны, ха-ха, – скороговоркой выпалил корчмарь. – Меня зовут Данис, я хозяин этого места. И без ложной скромности скажу, что это лучшая харчевня на день пути в округе! Потому что единственная, ха-ха!

Блондин окинул скептическим взглядом «лучшую харчевню» и сказал:

– Я Том, а это Пауль.

Когда парни уселись на скрипучие стулья, корчмарь проговорил извиняющимся тоном:

– К сожалению, я могу предложить дорогим гостям только овощное рагу и чай. Сами понимаете, ближайший рынок отсюда далековато.

– Неси что есть, мы не дворяне, к простой пище привычные, – ответил Том. Пауль молча кивнул.

Корчмарь скрылся за дверью и вскоре вернулся с двумя тарелками бурого месива и чайником. Несмотря на неприглядный вид, рагу оказалось вполне съедобным.

Когда Пауль и Том очистили тарелки, Данис обратился к ним:

– А за какой надобностью вы направились в этот опасный край? Уж не за баронским ли золотом?

– А даже если и так? – подозрительно сощурился Том.

– Понятно, – вздохнул Данис, – видать тоже услышали байку про сокровища от бродячего сказителя, и ушли из родной деревни.

– Что значит тоже? – заинтересовался Том.

– А то и значит, что мы когда-то также отправились неизвестно куда, наслушавшись россказней. Эх, зря я подбил друзей на это дело, зря, – сокрушённо махнул рукой корчмарь и ещё больше сгорбился.

Парни напряженно переглянулись, а Данис придвинул стул и начал свой рассказ.

– Было нас три друга: я, Люка и Симон. С детства мы неразлучны были, вместе играли, проказничали, как водится. В деревне нас называли неразлучной троицей. Мне всегда было тесно дома, не сиделось на месте. И когда я услышал рассказ о долине Янгас, то уговорил друзей отправиться за сокровищам. Эх, знал бы я…

В общем, мы пришли сюда. Молодые тогда были, глупые, ничего не боялись. Даже не задумывались ни минуты, шагнули за полог. Поначалу разницы и не заметили. Ну, цвета немного другие там, но вроде также всё было как здесь. Я на что-то отвлёкся и отстал, а Люка и Симон ушли вперёд. Только я двинулся за ними, как смотрю, вихрь на них налетел, серый такой, мутный. Я ещё подумал, странно это – ветра-то не было тогда, а вихрь вот взялся откуда-то.

Вихрь покружил вокруг них и рассеялся. Только не было на том месте моих друзей. Вместо них появились неведомые твари с серыми шкурами, длинными когтями и зубастыми мордами. И глаза у них светились!

Я испугался и побежал обратно. Почему-то за мной погнался только один из них. Добежал я до деревни и спрятался в полуразвалившемся доме. Но он меня наверное по запаху нашёл. Прыгнул на меня, но я увернуться успел. Пол под ним не выдержал, он рухнул в погреб и его завалило обломками. Я слышал, как он там барахтается, пытаясь вылезти.

Я не хотел убивать друга, но что мне оставалось? В его искаженном теле я узнавал знакомые черты. Он бы скоро выбрался. Мне пришлось, пришлось…

Но даже когда я размозжил ему голову камнем, глаза продолжали светиться. К пологу я больше не приближался, а в тот дом, где остался Люка, пришёл на следующий день, чтобы похоронить тело. Он точно был мёртв, но глаза продолжали светиться. Я вырезал их и забрал с собой. Вот они, – с этими словами Данис открыл фонарь, вынул из него содержимое и поставил в центр стола.

Том и Пауль отпрянули от жуткой банки, в которой плавали светящиеся глаза.

– К-какая интересная история, – сказал заметно побледневший Том.

– А почему ты не вернулся домой? – неожиданно спросил Пауль.

– А как бы я в глаза смотрел родителям Люки и Симона? Уж лучше я здесь останусь. Может моя история сможет предостеречь кого-то.

– Да-да, наверняка, – торопливо согласился Том. – Ну, нам пора, мы пойдём.

Том вскочил и заторопился к выходу. Пауль оставил на столе два медяка и вышел следом.

– И помните, – выкрикнул закрывающейся двери корчмарь, – вторая тварь где-то там, за пологом.

Когда они отошли от корчмы Том нарочито бодрым тоном обратился к другу:

– Ну что, испугался? А я нет.

– И я нет, – сверкнул глазами Пауль.

– Ну в самом деле, не станем же мы поворачивать назад из-за байки какого-то неудачника. Богатство ждёт нас!

– Угу.

И парни направились к пологу. Вблизи тёмная перламутрово-блестящая стена гляделась величественно. Преграда напоминала шёлковую ткань на ветру или поверхность нефтяного озера, по которому непрестанно пробегала рябь. При взгляде на неё Тому показалось, что смотрит в пустоту безлунного неба или бездну ночного океана, готовую поглотить крохотного человечка без остатка. Сумрачные неуловимые тени постоянно двигались в глубине полога, принимая причудливые очертания. Их безмолвный танец приковал взгляд Тома, у него закружилась голова. Он сглотнул и повернулся к Паулю.

– Ну что, страшно?

– Неа, – ответил Пауль и первым шагнул в неизвестность. Том торопливо последовал за ним.

Липкая мгла окутала их вкрадчивыми объятиями, они почувствовали, что на миг стали вдвое легче. Коже стало щекотно, как от прикосновения сотен ворсинок, а уши заложило, будто они ныряли на глубину.

Секунду спустя парни уже стояли по ту сторону. Здесь действительно стали какими-то тусклыми цвета земли и неба. Сам полог уже не блестел, а был однотонно чёрным, словно дно глубокого колодца. Искорёженные деревья без листвы тянулись голыми ветками в небо. В воздухе пахло гарью, хотя дыма нигде не было заметно. Впереди виднелась часть крепостной стены и башни полуразрушенного замка.

Парни двинулись по старой, заросшей низкой колючей травой дороге к куче мусора, лежащего впереди. Стоило им приблизиться, как мусор пришёл в движение. Том и Пауль замедлили шаги. Из кучи показались лапы с длинными белыми когтями и жуткая морда с оскаленной пастью полной острых зубов. Когда светящиеся глаза чудища уставились на них, волна холодного ужаса окатила парней. Они вдруг ощутили себя жалкими бессильными щепками в бушующем океане. Гранитным валуном придавило понимание, что в любую секунду их жизни могут оборваться. Всё их существование показалось пустым и бессмысленным, внезапно стало невыносимо стыдно, что покинули свои семьи.

Расширенными глазами они наблюдали, как тварь неспешно распрямляет конечности и направляется к ним. Чудище задрало морду и издало пронзительный вой, от которого у парней похолодели внутренности.

Том подскочил на месте, развернулся и рванул обратно. Пауль выставил посох дрожащими руками, оглянулся на друга и побежал за ним.

Чудище последовало за ними, продолжая подвывать. Оно не спешило, словно зная, что добыча никуда не денется.

Данис сидел у окна на втором этаже харчевни в старом кресле-качалке и наблюдал за дорогой, ведущей в долину. Когда мимо пронеслись утренние гости, он усмехнулся и поставил на подоконник свой жуткий фонарь.

– Смотри Люка, похоже ещё парочка балбесов отправилась восвояси, ха-ха.

В это время чудище уже открыло заднюю дверь в харчевню. Скрип старого кресла заглушил шаги на лестнице. Данис понял, что не один, когда увидел в отражении стекла силуэт в дверном проёме. Он спросил не оборачиваясь:

– Что, пришёл за своими глазами?

Чудище подошло к стулу в углу, и сняло грубые рукавицы с длинными когтями из свиных рёбер. Под рукавицами оказались обычные человеческие руки, а под маской со светящимися глазами заурядное мужское лицо.

– За баронским золотом я пришёл, – буркнул мужчина. – А вместо того чтобы его искать, я занимаюсь этой дурацкой клоунадой.

– Люка, это очень важная клоунада. Нам ведь не нужны конкуренты. И вообще, мы давно договорились, что я встречаю гостей, ты их пугаешь. А Симон в это время спокойно копает.

– Просто я устал уже от этих поисков. Мы тут уже почти год, а нашли только несколько свитков с заклинаниями.

– Заметь, с очень полезными заклинаниями. Эта «светящаяся плоть» и «экзистенциальный ужас» здорово помогают.

– Ну да. Без заклинания они бы вряд ли так улепётывали, – самодовольно усмехнулся Люка. – Интересно, а что значит «экзистенциальный»?

– Понятия не имею. Главное, что пугает до икоты.

 

 

   

читателей   1837   сегодня 1
1837 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 30. Оценка: 3,43 из 5)
Загрузка...