Бета-рыцарь

Что бы там не говорили местные жители, великий и ужасный курган Ормунда на поверку оказался пшиком. Абсолютно ничего невероятного. Все то же, что и в любом другом могильнике Громогласных. Те же «грабли», вылетающие из пазов в стене на горе тем, кто не глядит под ноги, железные штыри в дверных проемах, отравленные стрелы в нишах, где живописно разбросаны дрянные медные украшения, которые даже в неверном свете факела принять за золотые может только полный идиот. Само собой Адгельд и Теврон такими не были. Двадцать с лишним выпотрошенных курганов и сотни порубленных на куски Стражей – это не шутка. И пусть злые языки утверждали, что Стражей можно убить лишь испепелив их, Адгельд и Теврон не колеблясь относили их к и без того астрономическому числу убитых на своем веку. Хотя, по правде говоря, число это было здорово преувеличено. Всего-то где-то около десятка, если считать тех пятерых, что ошивались на дороге между Коллартом и Уайт-Криком. Те парни явно думали, что наглые рожи и несколько зазубренных мечей в момент упрочат их финансовое положение. На счастье Адгельда и Теврона это были сущие новички – видно на большую дорогу вышли недавно и ожидали, что тут текут исключительно золотые реки, хотя всем в округе было известно, что Колларт славится своими окрестными фермами, а значит, кроме морковки да свеклы ничего по местным дорогам не возят. Порядком разочарованные овощной диетой, парни встретили Адгельда и Теврона, тоже пребывавших не в духе – рейд оказался неудачным. Обычно Адгельд с первых комнат определял, богатый курган или нет. После беглого осмотра он отправлял ручного ворона по кличке Спарки третьему члену их банды – Арену, обладателю легкого пузца, бегающих глаз и обширных связей среди скупщиков по всей провинции. Он обычно останавливался в ближайшем поселении с повозкой, запряженной старой, но вполне выносливой клячей. Таскать собой Арена смысла не имело: ночевки под открытым небом его не прельщали, боец он был никудышный, а древних курганов боялся панически – а вдруг какое проклятие подхватишь? Что, собственно, не мешало ему превосходно и прибыльно сбывать добычу. Но в тот день фортуна друзьям не улыбнулась, и в результате пятерым безбашенным, но зеленым бандитам повстречались двое мрачных и опытных кладоискателей. Короче говоря, вышло избиение младенцев. Адгельд даже не прикоснулся к своему чехлу с магическими посохами. Ничего полезного снять с этих бедняг не удалось – только парочка цепей, три перстня, да захудалый амулет, заговоренный на успешную торговлю. Видимо обули только одного купца, да и то небогатого. Зато теперь есть, что рассказать, особенно если к тем бандитам десяток человек прибавить.

Чутье на сокровища Адгельда никогда не подводило. И ничего хорошего оно про курган Ормунда не поведало. Спарки был отправлен к Арену с указанием оставаться на месте, то есть в таверне небольшого города Айс-Рок, ждать их и не особенно увлекаться выпивкой, чтобы было чем расплатиться за постой. Единственное, что в том кургане было интересного – это светящиеся шарики, которые повстречались где-то в глубине кургана и сопровождали друзей почти до самого выхода, искрясь и подскакивая с мелодичным звоном. Под конец они здорово достали, но ничего поделать с ними было нельзя. Шарики не реагировали ни на физическое воздействие (неистовое размахивание булавой), ни на магическое (Адгельд перепробовал все известные ему заклинания, но…). Курган оказался настолько лядащим, что там даже не было Стражей, только упокоившиеся навсегда придворные и челядь Ормунда. Друзей владыка встретил лично – с грохотом откинув крышку саркофага, вылез, намереваясь прогнать нарушителей вечного покоя и был повержен одним мощным ударом секиры Теврона. Увы, это была лишь временная мера –мертвецы-маги Громогласных через некоторое время оживали снова. Подхватив шлем Ормунда с каким-то наговором, в котором еще предстояло разобраться, Адгельд и Теврон поспешили покинуть курган. Из погребальной камеры вверх вела полуразвалившаяся винтовая лестница, заканчивающаяся у железной двери с причудливым барельефом. От нее ощутимо тянуло холодом – там был долгожданный выход на поверхность. Адгельд с ходу попытался вытащить дверной засов, но не тут-то было: брусок буквально прирос, а если быть точным, примерз, кое-где заплыв льдом, словно свечным воском. Теврон, глядя как его приятель яростно терзает несчастный кусок дерева, в конце концов отстранил его и выступил вперед, поглаживая рукоять секиры, выточенной из толстого зеленоватого стекла. Сделав короткий замах, он ударил в середину бруска. Глухо треснув, засов раскололся и вытащить остатки уже не составляло труда. Навалившись вместе на неподатливые створки, друзья рывком распахнули их. Внутрь ворвался ледяной ветер и бешеная круговерть снега, тут же запорошившая глаза. Отерев лицо, Адгельд с изумлением воззрился на открывшийся пейзаж – выход из кургана был прямо напротив моря. Вдаль, насколько можно было разглядеть сквозь метель, медленно колыхалось тускло-серое полотнище. Справа и слева, образуя бухту, возвышались бурые громады скал, увенчанные льдом и снегом.

— Вот так номер! – удивленно сказал Теврон, отряхивая руки. – И зачем им выход к морю?

— Не иначе как для купания самого владыки Ормунда. – ответил Адгельд, пытаясь хоть что-то рассмотреть сквозь снежные вихри.

Теврон хмыкнул.

— И что нам теперь делать? – спросил он, почесав в затылке, отчего серебряный обруч с рубином сполз ему на один глаз, придавая залихватский вид. – Топать обратно в Айс-Рок?

— Ну уж нет! – поежился Адгельд. – Отсюда дороги не знаю, так что в метель и заблудиться недолго, а обратно через упокоище ни за что не пойду!

— Ну так карту посмотри! – не унимался Теврон. – У меня уже зад мерзнет!

— Иди ты! – отмахнулся Адгельд. – Стоп! Погоди, вижу! – ловко перескакивая с камня на камень, он начал спускаться к морю.

— Опять магические штучки! – проворчал Теврон, но все же с осторожностью полез следом. Оказавшись у кромки воды, где прибой с шипением перемешивал гальку, обломки ракушек и льдинки, Адгельд замер, пристально глядя в одну точку. Ветер стих, с ним улеглась и метель, и теперь и Теврону стало видно, то, что его напарник заметил раньше – впереди, посередине бухты, на фоне свинцового неба, затянутого серыми клубящимися тучами виднелся небольшой, оскалившийся клыками острых скал полуостров, соединенный с берегом узкой перемычкой. Между двух таких «клыков» торчала корма разбитого корабля с одиноко возвышающейся мачтой, на которой трепетали на ветру обрывки паруса. Теврон ухмыльнулся, видя, как у Адгельда заблестели глаза, то ли от заклинания ясновидения, то ли от предвкушения поживы.

— Хей, дружок! О золотишке размечтался? Только мы тут не одни такие умные – он мотнул головой в сторону корабля, за которым поднимался едва заметный дымок.

— Посмотрим… — поджав губы, многозначительно произнес Адгельд и быстро зашагал по берегу, направляясь к узкой косе. Теврон лишь печально вздохнул и пошел за ним. Подобравшись как можно ближе к остову корабля, они осторожно выглянули из-за валуна. Брошенный штормом на скалы корабль очевидно был богатым: в разломившемся пополам корпусе были видны три яруса, не считая трюма, заваленные полусгнившими ящиками, к сожалению, давно уже разломанными и пустыми. Снег почти прекратился, и нынешние обитатели корабля были как на ладони. У костра, разложенного на крышке большого сундука, кутаясь в плохо выделанную шкуру, помешивал в котелке какое-то варево мужик, заросший мочалообразной бородой и такого же вида неопрятными волосами, кое-где заплетенными в косицы. Еще один, помоложе, белобрысый, в кожаной броне, подбитой мехом, сидел к кладоискателям спиной, занимаясь починкой луков. Едва взглянув на них, Адгельд состроил презрительную гримасу – дерево и жилы, тьфу, примитив! Третьей была молодая женщина, изрядно походившая на драную кошку – в потрепанной накидке из шкур, с обветренным до невозможности лицом, с копной волос мышиного цвета, похоже никогда не знавших стрижки и мытья. Она сидела на сломанной мачте, бессмысленно уставившись себе под ноги, и размеренно жевала сухой хлеб, время от времени отпивая из грубой глиняной чашки. Адгельд даже причмокнул губами от удовольствия. Избавить грешную землю от таких отбросов общества будет очень полезно для кармы. В том, что это плохие люди, он даже не сомневался. Факты были налицо: у кашевара из-за пояса торчал длинный и кривой нож, тот, в коже, наверняка неплохо стреляет, а рядом с этой грязнулей, к поваленной мачте прислонена булава, пусть даже деревяшка, утыканная гвоздями. На охотников или рыбаков они никак не походили – не удочек, ни следа дичи, а ни те, ни другие, пока нет добычи, привалов не устраивают. Ну а простым добрым гражданам в этой глуши делать нечего. Адгельд неплохо научился узнавать, что за человек у него на пути, даже не приближаясь к нему. Такие вещи схватываешь быстро, особенно если пару раз попытаешься мило побеседовать с бандитами. Бывало, что он ошибался и в другую сторону, ну да ладно, дело прошлое!

Бросили жребий. «Дракон» пожрал «рыцаря» и Адгельду выпало застрелить девицу, а Теврону – паренька с луками. Не торопясь, Адгельд извлек из футляра свою гордость – изящный, с любовью сработанный гномами эбонитовый лук. С тонкой, но прочной струной тетивы, с удобными углублениями для пальцев, он был превосходным дополнением к таланту Адгельда метко поражать цель. Тщательно наложив стрелу, он натянул тетиву и прицелился молодой женщине в сердце. Теврон даже не успел заметить стрелу в полете – послышался негромкий свист, и женщина буквально исчезла за обломком мачты — в воздухе только мелькнули ее ноги и раздался глухой удар тела о палубу. Парень, чинивший луки, едва успел повернуть голову, показав вытянутое бледное лицо со впалыми щеками, и в ту же секунду, не издав ни звука, рухнул ничком, сраженный стрелой Теврона, и больше не шевелился. Кашевар, в это время гревший у костра руки, вскочил, и, выхватив кинжал, спрятался за стеной рубки. Осторожный, стервец! Адгельд и Теврон одновременно взяли луки наизготовку. Один контролировал угол рубки, за которым прятался бандит, другой — ее дверной проем. На шум никто не появился, но все равно надо было быть начеку. Сдерживая рвущуюся в полет стрелу, Адгельд не сводил глаз с угла. Пусть только покажется! Не прошло и минуты, как за углом что-то мелькнуло, и Адгельд молниеносно выпустил стрелу и… распластался на земле. Ухо и висок внезапно вспыхнули острой болью. Рядом прижался спиной к валуну Теврон.

— Черт, у этого урода тоже лук! – процедил он сквозь зубы. – Ты отвлеки его, а я… — Теврон не договорив, начал карабкаться на вершину скалы. Адгельд выстрелил, осторожно высунувшись из-за валуна, и в ответ, тотчас же ударила стрела – противник сосредоточился на нем, забыв о напарнике. Адгельд пустил еще несколько стрел наугад, пока сверху не донесся голос Теврона. – Готов!

Вместе они спустились к кораблю и по доске, переброшенной между его корпусом и скалой, ступили на палубу.

— А последний-то упорным оказался! – произнес Теврон, оглядываясь вокруг. Корабль и правда был уже давно разграблен, задолго до того, как эти недотепы расположились здесь. Между двумя разломанными частями судна плескалась вода и покачивалась на волнах лодка. Адгельд отметил про себя, что если ветер стихнет, на ней можно будет добраться до Айс-Рока. Обшарив тела, они нашли только два кинжала, несколько золотых монет и еще иголку у девицы. Улов оказался куда как не богат, и Адгельд собирался спуститься на нижние палубы, как услышал странный звук со стороны рубки, будто там стучали молотком. До него не сразу дошло, что это топот кованых сапог, поднимающихся по ветхой лестнице. Спустя мгновение в дверях возник четвертый член банды – очевидно, главарь, судя по исцарапанному, но еще крепкому доспеху, кольчужным штанам и заточенному до маслянистого блеска боевому топору. Лицо почти полностью покрывала борода, сейчас расступившаяся в недоброй желтозубой ухмылке. Мутные, но без сомнения зоркие глаза внимательно изучали Адгельда и Теврона. Друзья даже не успели опомниться, как бандит ринулся в атаку. Адгельд отскочил в сторону, торопливо прилаживая стрелу – рукопашный бой никогда не был его стихией. Теврон наоборот, шагнул ему навстречу, выставив перед собой секиру. С лязгом боевой топор скользнул по стеклянной рукояти и зацепился за нее когтеобразным выступом. Главарь рванул топор на себя. Секира и топор со звоном расцепились, и Теврон зашатался, потеряв равновесие. Не давая ему опомниться, бородач крутанулся на месте и ударом щита сбил Теврона с ног и уже занес над ним топор, как в щель между пластинами наручей вонзилась стрела. Разъяренный бородач обернулся к Адгельду.

— Эй, здоровяк! Как насчет меня? — с усмешкой произнес тот, глядя прямо в налитые кровью глаза разбойника. – Давай сюда, разомнемся!

Зарычав, главарь бросился к Адгельду так стремительно, что он, отпрыгнув слишком поспешно, запнулся и упал на квадратную деревянную решетку, закрывавшую отдушину между палубами. Рассохшееся дерево не выдержало, и Адгельд с треском ухнул вниз. Пол больно ударил по спине, и что-то жалобно звякнуло в заплечном мешке.

— Где ты!? – проревел наверху главарь. Адгельд поспешно задрал голову. В отверстии мелькнула всклокоченная борода и малиновая рожа бандита, но лук отлетел куда-то в темноту и подстрелить такую удобную мишень не было никакой возможности. Увидев Адгельда, растянувшегося на полу, бандит вновь взревел, но теперь уже радостно и, грохоча сапогами, бросился куда-то по палубе. Адгельд с тревогой проследил за сыплющейся с потолка трухой, отмечавшей путь бандита, и в дальнем углу увидел лестницу. С трудом поднявшись на четвереньки, Адгельд потянулся за луком, но в этот момент, прыгая через ступеньку, на нижнюю палубу скатился бандит.

— Га! – выкрикнул он, бешено размахивая топором. Адгельд, отступая, дернул за шнурок чехла с посохами, висевшего за спиной, раскрыл его горловину и запустил внутрь руку. Ощутив пальцами гладкий, с шарообразными выступами черенок, Адгельд торжествующе улыбнулся. То, что надо! Рывком выдернув из чехла белый, выточенный из берцовой кости великана посох с прозрачным камнем на верхушке, он направил его на главаря и крикнул:

— Зиррогак!

Камень на конце посоха вспыхнул. Бандита окутало зеленоватым дымом. Дернувшись, бородач, замахнулся топором, неподвижно застыл и с лязгом доспехов рухнул на пол. Адгельд облегченно вздохнул, вытерев мгновенно вспотевший лоб, и не спеша убрал парализующий посох, хоть и знал, что эффект временный, и через минуту здоровяк придет в себя.

— Ох, и потрепал же ты нам нервы! – сказал Адгельд, снимая с пояса шипастую стальную булаву. – Сдохни, ублюдок!

Бандит злобно завращал глазами, но сделать ничего не мог. Короткий удар размозжил ему голову. Удовлетворенно взглянув на поверженного врага, Адгельд вытянул у него из-под доспеха кусок выбившейся нательной рубахи, оторвал клок и отер булаву. Послышались шаги, и сверху спустился Теврон.

— Ну как, цел? – спросил он.

— Вполне – отозвался Адгельд. — Сейчас посмотрим, что мы имеем.

Он извлек из чехла другой посох и несколькими взмахами развесил по углам магические огни.

— Мда… — промямлил Теврон, оглядывая полутемное пустое помещение. – И стоило так ушибаться?

— Зато будет, где передохнуть — ответил Адгельд. – Поднимемся? А то здесь как-то неуютно.

Адгельд подобрал свой мешок и лук, и они вернулись наверх. Снова поднялась метель, и берег затянуло белой мглой.

— В рубке заночуем! – махнул рукой Теврон и Адгельд кивнул – возвращаться назад по скользкой каменистой отмели, через которую перехлестывали волны, да еще в сильный снегопад не было никакого желания. Заглянув в рубку, Адгельд брезгливо наморщил нос – внутри было холодно и сыро, а лежанки едва ли не сочились водой. Переглянувшись, друзья, не говоря ни слова, обмотали руки кусками шкур и отволокли крышку сундука с тлеющими углями прямо в рубку. Потом, подбросив хворосту, заботливо приготовленного бандитами, просушили лежанки и подогрели свои припасы – несколько кусков рыбы и говядины — и распили бутылку вина.

— А качество жизни-то улучшается — проговорил Теврон, похлопывая себя по животу.

— Ага… — лениво ответил Адгельд. – Слышь, ты как хочешь, а я буду отбиваться.

— Давай! – Теврон перевернулся на спину. – Я счас тоже.

Некоторое время они лежали молча.

— Ну? – спросил, наконец, Адгельд.

— Ты первый! – лукаво улыбаясь, ответил Теврон.

— Тьфу ты! Ну ладно! – Адгельд тоже перевернулся на спину, уставился в потолок и буркнул: — Меню!

Но по потолку скакали только лишь тени, выхваченные светом костра.

— Меню! – произнес он громче.

— Сию секунду, молодой человек! – немедленно откликнулся Теврон и захохотал.

— Балиииин, опять что ли «Войс коммандер» лагает! – недовольно пробормотал Адгельд и рявкнул:

— Меню!!!

Пространство под потолком чуть замутилось, и в воздухе развернулся прямоугольник, похожий на раму картины. По его краям вился тускло поблескивающий орнамент – суровые воины с мечами, всадники с копьями и арбалетами, драконы, изрыгающие пламя. Посередине, горя ровным белым светом, парило слово «Меню».

— Ы! Заработало! – радостно воскликнул Теврон. – Эх, намудрили глубоководные, сенсор ведь был лучше, а?

— Сохранить – не обращая на него внимания, сказал Адгельд.

— Идет сохранение, будьте внимательны – пропело над ухом нежное контральто.

— Выход. Пока — сказал Адгельд.

— Вали уже! – смеясь, произнес Теврон.

Все вокруг потеряло четкость, потемнело, и через секунду Адгельд уже сидел на горячем песке. Сквозь рыжевато-коричневые облака проглядывало закатное солнце, освещая вдали развалины циклопического города. Полуразрушенные небоскребы, высохшие стволы пальм, занесенные песком улицы, ржавые остовы автомобилей… Руины тянулись вдоль песчаного океана в обе стороны до самого горизонта. На западе, лениво покачивая воронкой, медленно полз огромный смерч. Вокруг царила тишина, нарушаемая лишь шелестом песчинок, стекавших с дюны, на которой сидел Адгельд. То есть вообще-то Роберт. Пора оставить эти дурацкие никнеймы. И ведь теперь не сменишь, новую игру придется начинать! Оглядев все это великолепие, Роберт от души зевнул. Черт, и правда, похоже пора отключаться. И надо будет еще сменить тему главного меню, а то апокалипсис уже порядком надоел.

— Выйти из системы — сказал он в пространство. Смерч, неторопливо вращавшийся вдалеке, завертелся быстрее и в мгновение ока налетев на Роберта, скрыл за песчаным вихрем мертвый мегаполис, пустыню и солнце. Порхая и кружась, откуда-то прилетел и завис на уровне лица заржавленный дорожный знак с надписью: «Завершение работы». Провисев неподвижно секунды две, он легко, словно осенний лист, улетел в сторону. Все вокруг окутала непроглядная тьма. Стянув с головы «Интервижн блок», Роберт тупо уставился на черную, чуть сплющенную с боков коробку на подставке, мерцавшую в полутьме красным огоньком. Зажужжала, раскрываясь, пластиковая рама, отпуская поясницу, за ней змеями уползли в подлокотники серебристые ремешки. Кресло чуть опустилось и повернулось вправо, ослабив свои мягкие, но крепкие объятия. Сзади плавно надавила спинка и Роберт, повинуясь вежливой настойчивости приставки, встал с кресла, чувствуя, как отлипает от его поверхности пропотевшая футболка. Стянув, перчатки, он бросил их на сиденье и потянулся. За окном уже можно было различить деревья и зеленоватую полоску на горизонте. Взглянув на гладкую полусферу часов, Роберт увидел цифры: 04:06. Ничего себе, «часика два погоняем и все»! Ну, Славка, удавлю при встрече! Еще раз с досадой посмотрев на часы, Роберт прошел на кухню. Не зажигая света, он нашел на столе стакан и сунул его в нишу холодильника. Умный аппарат немедленно наполнил стакан холодной водой. Сделав несколько глотков, Роберт зажмурился от удовольствия. Эффекты в «Небесном Пределе», конечно, что надо, но реала они не заменят, а при выходе так и вовсе обнуляются. Хотя конечно, они ниче так. В прошлой части даже табачок был, вообще амазинг! Жаль, что в новой убрали, но моддеры это быстро поправят. Да, кстати… Роберт прошел в прихожую и, бросив взгляд на низенький столик, сердито пробормотал что-то нехорошее. «АйСмоук» все еще заряжался, весело подмигивая значком батарейки с надписью «2%». Аккум наверняка полетел, уже третий раз его в сервис-центр нести придется! Ну, значит, сегодня здоровье поберечь не получится! Нашарив на полке рядом, пачку обычных сигарет и зажигалку, Роберт вышел на балкон. На лоджии горло перехватил тяжелый, спертый воздух, не чета кондиционированному в комнате. Когда Роберт открыл окно, еще добавился аромат выхлопных газов и шум близкого проспекта. Глядя на узкую полоску горизонта, зажатую между двумя многоэтажками, Роберт закурил и отхлебнул воды. Вместе с уличными звуками и ароматами в голову полезли неотвязные мысли о работе. Хочешь, не хочешь, а обзор придется писать именно сейчас, потому что как минимум часам к двенадцати он должен быть на десктопе у главного. Черт, ведь если не Славка, он бы погонял час-другой, спокойненько бы все написал и в два был бы уже в постели, но нет! … Так, стоп! Роберт решительно затушил окурок в пепельнице. Четыре часа утра – надо уже что-то делать, а не сокрушаться, время-то идет. Допив одним длинным глотком воду, Роберт вернулся в комнату. Сбросив с себя мокрую одежду, он постоял под кондиционером, ощущая, как на теле высыхает пот. Лучше было бы пойти в душ, но Роберт решил не терять времени зря. Наконец, достаточно охладившись, он сел за стол, откинул крышку ноута и запустил текстовик. Наконец, после нескольких минут созерцания девственно чистого листа нового документа, Роберт поймал себя на том, что совершенно не знает, что писать. Чтение последних новостей, подсчет количества новых подписчиков на видеоканале и в блоге почему-то не помогали. И когда Роберта все-таки осенило, оглушительно икнул «Скайп», и посреди экрана возникло окошко с ухмыляющейся Славкиной физиономией:

— Ну как? – без обиняков спросил он, активно поглощая какую-то снедь из красно-зеленого пакетика.

— Что «как»? – сердито переспросил Роберт. – Не видишь, я работаю?

— Честно говоря не… — невнятно ответил Славка.

Он по-прежнему продолжал жевать, и его чавканье громко разносилось по всей комнате. В конце концов, Роберт не выдержал и уменьшил звук.

— Ты вообще чего хотел? – Роберт надеялся отделаться от приятеля поскорее, но, похоже, такая возможность ему не светила.

— Да так…

— Кстати! – оживился Роберт. – Ты свой обзор уже начал писать?

— Нет. А когда его надо? – Славка перестал чавкать и вытаращил глаза.

— Ну, здрастьте! Забыл что ли?

Славка помотал головой.

— Чем раньше, тем лучше! – Роберт уже начал раздражаться. – И пожалуйста, на этот раз что-нибудь вменяемое. Да, и подбери еще три-четыре ролика из своих прохождений, лучше из тех, что у тебя на «Тубе» остались, а то опять с матюгами попадется.

Славка захихикал и тут же поперхнулся.

— И давай посерьезнее – Роберт устало потер лоб. – Если уж ты хочешь получить эту работу…

— Кхм, кгхе, да! – друг наконец обрел дар речи. – Да, все сделаю!

— Отлично. Я тогда покажу их главному редактору, и если все пройдет нормально – пойдешь к нам летсплейщиком, уже официально. Сначала ко мне в напарники, а там посмотрим.

— Здорово!

— Ну, еще бы! – улыбнулся Роберт. – Буду рад, если тебя возьмут. Что, кстати, про «Небесный Предел» скажешь?

— Момент! – Славка исчез с экрана, но через секунду появился снова, прихлебывая из полуведерной кружки. – Что скажу? Что, несмотря на некоторую затасканность вселенных меча и магии в целом и далеко не первую историю из мира Предела в частности, «Дипуотер студиоз» продолжает держать марку, все так же удивляя глубиной и проработанностью атмосферы и заставляя нас каждый раз с нетерпением ждать выхода новых частей своего фэнтезийного эпоса.

— Уже сочиняешь? – усмехнулся Роберт. Славка с достоинством кивнул. – Молодец, продолжай в том же духе. Если главному понравится – считай, что ты в деле.

— Но ты все-таки порекомендуешь меня? – друг с озабоченным видом отставил кружку.

— Порекомендую – Роберт согласно наклонил голову. – Только не забывай, что не все от меня зависит.

— Ну да, ну да… — Славка шумно отхлебнул.

— Ну, а что еще об игре скажешь? Если так, без красивостей?

— Что, не идет? – друг хитро прищурился.

— Очень смешно…

— Ладно, – Славка оставил кружку и картинно подпер голову. – В первую очередь баги: шарики эти в могильнике – че за нафиг? Определенно какая-то недоделка. Плюс ИИ что-то туповат – вспомни этого бородатика на корабле – стоило тебе его задеть, и на меня он вообще забил! Да и с остальной бандой больно уж легко прошло. К тому же с модерацией серверов пока неважно – уже «набигаторы» появились, те, что между Коллартом и Уайт-Криком попались, пусть еще нубы, но это ненадолго. Мы-то всего за неделю, о-го-го как раскачались! Так что пара дней — и эти ребята уже будут проблемой. Да и сейчас уже градус эпичности несколько сбивают.

— Понятно – Роберт откинулся на стуле и размял затекшую шею. – Чего там сильно придираться, это только бета-тест. К релизу допилят, я думаю.

— А я все равно упомяну об этом! – Славка упрямо стукнул по столу своей необъятной посудой.

— Да пожалуйста! – Роберт развел руками. – Только в литературных выражениях.

— Да знаю я, знаю! – поморщился Славка. – Просто я не прячу свои эмоции…

— Которые потом запикиваешь, – закончил за него Роберт.

— Ну так ведь людям нравится!

— А видеохостингам и другим серьезным дядям не очень.

— Ладно, не гунди! Все будет как надо, начальник! – друг шутливо отдал честь. – Пиши свой эпический обзор, о отважный рыцарь беты! – Славка изобразил, что опускает забрало, и отключился. Роберт усмехнулся, но, уткнувшись взглядом в чистый лист, посерьезнел.

Некоторое время он вглядывался в экран, затем по его губам скользнула озорная усмешка. Склонившись над клавиатурой, Роберт написал заглавие, выделил его жирным и чуть отстранился от стола, рассматривая его, словно художник свой первый штрих. «Бета-рыцарь». А что, вроде неплохо! Придвинув к себе ноутбук поближе, он бодро застучал по клавишам, стараясь не упустить прилив вдохновения: «Что бы там не говорили местные жители, великий и ужасный курган Ормунда на поверку оказался пшиком. Абсолютно ничего невероятного. Все то же, что и в любом другом могильнике Громогласных…».

 

   

читателей   1121   сегодня 1
1121 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 3. Оценка: 2,67 из 5)
Загрузка...