Последняя осень

Маленький, редкий дождь упрямо барабанил, казалось, прямо в стекло. Во дворе было не по времени темно. Дома спального района сонно погрязли в дыме пасмурного дня.

Анна удобно расположилась у окна и нервозно держала в руках том Стендаля.

— Ну как можно быть настолько грубым, – неожиданно для себя выпалила она.

В ее голосе было слышно уязвление, и даже самый строгий обидчик непременно извинился бы, если эти слова дошли до него. Но, рядом никого не оказалось, кроме старого, немощного кота по имени Барс.

— Отвратительный человек! – вставая со старой софы, пробормотала Анна.

Она аккуратно оставила книгу и подошла к столу, где, несколько минут назад закипел электрический чайник.

Кроме чайника, из техники, в холодной угловой квартирке, был маленький телевизор и старый холодильник, что идеально вписывались во внутреннюю обстановку помещения. Желтоватые цветочные обои, дубовый стол и порванный диван изо всех сил старались облагородить комнату. И, знаете, мне кажется, они справились.

Даже сама Анна, родственно сочеталась с интерьером этой квартиры.

Ее потрескавшиеся руки, переполненные воспаленными венами, стали заваривать крепкий черный чай. Любимое овсяное печенье уже затвердело, но было еще годно для употребления.

Анна встала напротив зеркала. На ее лице сделалась колкая гримаса, полная оскорбления и суеты. Волосы ее, цвета отсыревшего сена, были небрежно заправлены в прическу. Седоватые длинные локоны падали на сутулые, несимметричные плечи. Ей было 47, хотя в зеркале отражалась сухая женщина лет 55-ти.

После первого кусочка размоченного в чае печенья, она оставила ломтик и отодвинула тарелку.

На календаре пестрило 17 сентября, она уже совсем забыла, как много раньше для нее значила эта дата и не придала значения ни цифре, ни времени на часах. Казалось, еще совсем недавно, Анна отдала бы жизнь за этот день, но не сегодня. Сегодня память была слишком благосклонна и позволила ей много чего забыть.

Мысли Анны были заняты продавцом и, по совместительству, владельцем маленькой мясной лавки, что располагалась в конце ее длинной улицы.

Это был 60-ти летний сварливый старик, с черными пушистыми усами и, уже облысевшей, седой головой. Свой, так сказать, бизнес, он начал еще в юности, и вот, на закате своих лет, он обрел полноценную мясную лавку, которая, кстати, очень популярна в округе. Его жена гордилась им до самого прошлого года, до самого последнего дня и, до той самой последней минуты, когда ее хватил удар, из-за слабого сердца.

Семен, так звали старика, стал еще грубее, после смерти жены, и, как правило, не показывал скорби.

Что касается Анны, то она часто ссорилась с мясником, хоть и глубоко в душе уважала его и желала быть с ним дружна. После скоропостижной смерти жены Семена, Анна втайне ликовала, и надеялась, что он, старик, вскоре постарается утопить свое горе в обществе Анны.

Но, этого не произошло ни через месяц после трагедии, ни через год. Семен по-прежнему был холоден к Анне, и инока фыркал ей в ответ.

А, ведь, и сама женщина не проявляла никаких симпатий, а только уповала на удачный момент.

Сегодня – не исключение. Анна и Семен повздорили утром, когда та пришла к мяснику за суповым набором для кота. Анна лишь пыталась заступиться за совсем старенькую женщину, что не могла разглядеть цену на куриные горлышки, и расслышать ее тоже не могла. Семен послал их ко всем чертям, совсем нервы у него в последнее время слабые стали.

Все утро дома она не знала себе места, и вот, ближе к обеду решила наведаться в лавку снова, несмотря на ярую обиду, что понемногу утихала, как обычно.

Возможно, такое поведение было вызвано тем, что у Анны уже много лет нет друзей ни среди женщин, ни среди мужчин.

После смерти Марка, что-то лопнуло внутри нее, и громким эхом раздалось по всему ее слабому организму.

В самом деле, нельзя сказать, что Анна прожила счастливую жизнь, она не была счастлива, даже когда любила, а любила она неистово, сильно.

Она вышла замуж рано за молодого, подающего надежды, юриста Андрея. Ютились в съемной квартире и строили планы на будущее. Все было у них ладно. Бывало, скажет:

— Андрюш, хочу себе сапожки синие, каких ни у кого нет.

И он, бац, и через неделю принесет ей, на каблуке, высокие, яркие.

Она была им довольна, могла перед подругами похвастаться, но не любила, нет.

Спустя 3 года, после замужества, 22-х летняя Анна встретила Марка. Молодого спортсмена, который, по сути, не имел ни цели в жизни, ни желания что-то делать вообще. Он был молод, красив, амбициозен, как казалось самой Анне. Их встреча была также нелепа и случайна, как и расставание.

Анна работала официанткой и Марк, часто заходил выпить пива со своими друзьями в кафе, где трудилась девушка. Анна сразу заприметила его и игриво, с интересом, азартом, пыталась обратить на себя внимание статного красавца. На удивление всех подруг и ее самой, Анне это удалось, и, довольно быстро.

После долгих переглядываний в несколько недель, Марк, робея, пригласил Анну на прогулку. Она соврала мужу, что работает, а сама взяла выходной и отправилась с парнем в осенний парк. Они безудержно болтали и не могли насытиться друг другом. Оказалось, они оба любят литературу, оба видят и чувствуют прекрасное, а главное находят на это время.

Тогда, они видели прекрасное друг в друге. Ничего в этом мире не имело значения в минуты их диалога, ничего не было важно. Легкая, чуть слышная, дрожь проходила по телу обоих, когда пара просто сидела друг с другом, молча, едва дыша, чтобы не спугнуть невесомую эйфорию.

Марк и Анна в начале знакомства нашли друг в друге уйму недостатков, которые в будущем растворились и превратились в особенности, что стали милыми и забавными.

Они часто посещали питомники, потому что обоим нравились животные. В один из таких дней, Анна присмотрела щенка охотничий породы. Конечно, пес-охотник ей был ни к чему, но его милая мордашка и кудряшки на длинных ушах, что делали его еще более неуклюжим, отпечатались у нее в душе.

Пара еще несколько раз приходила наведать собачку и даже, заочно, дали ему кличку Джеффи. Имя предложил Марк, и оно сразу запало Анне.

Однажды, молодые люди запланировали пикник в знак годовалой годовщины со дня их знакомства. Анна приготовила бутерброды, а Марк обещал принести фрукты и вино. Девушка уже привыкла врать мужу и делала это необычайно искусно. Собрав корзину, она отправилась на назначенное место, в парк. Прождав около 40-ка минут, Анна была возмущена и встревожена, ведь, раньше любимый не допускал таких опозданий, а напротив, приходил раньше. Роняя случайные, непроизвольные слезы, Анна собрала лакомства и поплелась домой, по центральной дороге, в надежде встретить милого.

Так и произошло. Пройдя, приблизительно, половину километра, Анну остановила толпа зевак, что собралась вокруг чего-то. Онемев от страха, Анна протиснулась среди людей и увидела его. Марк безжизненно лежал возле любительского мотоцикла, взятого накануне напрокат. Он ужасно водил, об этом прекрасно знала Анна. В нескольких шагах от него из корзины, что была прикреплена к мотоциклу, вывалился Джеффи. Он тоже не двигался. Анна не знала, что Джеффи жил у Марка уже несколько дней, в ожидании желаемой даты – 17 сентября.

Вскоре, после смерти Марка ушел и муж Анны Андрей, которого съела пневмония.

Она десятки тысяч раз перебирала в голове мизансцены, которые должны были состояться между ней и Марком. Тысячу раз проговаривала слова, что так хотела ему сказать, но не успела.

И вот, сегодня, она собирается в мясную лавку, где нашла себе в развлечение мясника, это все, за что она держалась.

На улице, Анна раскрыла пестрый зонт, и отправилась вдоль улицы. Она прошла мимо кафе, в котором когда-то прошли ее самые счастливые годы жизни, что-то мелькнуло в ее голове, но быстро растворилось. Анна чуть замедлила шаг. Она хотела зайти в кафе, но вдруг передумала, круто развернувшись, ее скользкая подошла не совладала с мокрым асфальтом, она быстро и глухо упала на землю.

Немного поморгавши, Анна поспешила встать, но природная неуклюжесть не позволила ей сделать это быстро. Кто-то подошел и подал ей руку, ей было трудно поднять голову, в глазах плавали темные круги, и она просто поддалась помощи. Встав, наскоро отряхнувшись, она подняла голову и увидела то, что ударило ей в голову больше, чем падение. Перед ней стоял Марк, такой же, как и много лет назад, молодой, сильный, с горящими, от любви, глазами. Анна не смогла вымолвить ни слова, она прикоснулась к его щеке рукой, его лицо было леденяще холодным. Спустя несколько минут, она обратила внимание на свои руки. Они были гладкими, как тогда, 25 лет назад. Тревожно повернувшись к витрине кафе, Анна увидела в отражении молоденькую девочку, себя в юности. Марк стоял рядом и улыбался. На его лице, все так же, как и раньше, мило красовались ямочки. Не дав возможности Анне одуматься, Марк начал:

— Милая, я так скучал. Я так спешил к тебе… Прости меня, что так вышло. Знай, что я был возле тебя все это время, но уже не мог угощать тебя мороженым и шутить с тобой в нашем любимом парке. Я уже не мог вытирать твои слезы, когда ты плакала, и ухаживать за тобой, в те дни, когда ты болела. Но я был с тобой каждую минуту. Я ужасно ревновал тебя к каждому мужскому взгляду, что тобой восхищался. Поверь, я мучился не меньше твоего, не меньше страдал. У меня есть для тебя подарок. Я так мечтал тебе его отдать все это время, так грезил этим. Пойдем со мной, любимая…

Марк взял ее за руку, и Анна покорилась ему. Они шли молча, Анна тихо глотала слезы, боясь спугнуть такого дорогого попутчика. Они шли к его дому, поднявшись на второй этаж. Марк, как и раньше, отворил, все тем же ключом, все ту же дверь. Едва они вошли в квартиру, их встретила взвинченная собачонка, радуясь своим гостям.

— Джеффи!!! – упав на колени, закричала Анна.

Джефии, не уставал жадно облизывать Анну, будто лишь ее ждал он.

— Я проматывал в своих мыслях этот момент миллион раз… Ты прекрасна, Анна.

Он приобнял Анну, что прижала к себе щенка, и они посеменили в гостиную.

— Я сделаю тебе какао. – сказал Марк и вышел из комнаты.

«Как же я давно не пила его, напиток моей молодости» — подумала про себя Анна. И продолжала жадно ласкать Джеффи.

Марк не заставил себя долго ждать и скоро вернулся с двумя чашками горячего какао. За то короткое время, пока Марка не было, Анна успела рассмотреть себя в зеркало. Успела разглядеть ровный румянец, длинные золотые волосы и чайные, пьянящие глаза. Она молода. Она словно провалилась во времени. Она, впервые за много лет почувствовала себя счастливой. И вот, сейчас, она сидит с любимым и пьет горячее какао, как когда-то. Джеффи тоже пытается дотянуться до кружки, но только обжигаясь постоянно воротил мордашкой.

— Анна, любимая, – начал Марк, — мы будем скоро вместе с тобой вечно, здесь мы можем быть такими, какими хотим быть, а мы хотим быть счастливыми… Я купил для тебя пушистые тапочки, скоро похолодает. Еще я хочу сделать здесь декоративную печь, чтобы зимой мы могли наслаждаться какао у печи, и читать стихи, как раньше. Как раз к твоему приходу успею. Ты хочешь этого, милая моя?

Как когда-то, забыв все на свете, Анна зачаровано кивала.

Я жду тебя, любимая, жду.

Марк поцеловал ее своими ледяными губами и прошептал:

— Все пройдет, это последняя осень.

Старенькая Анна очнулась у кафе на том месте, где имела неосторожность опрокинуться. С того случая, она уже ни дня не была спокойна. Ее больше не волновал мясник. Ничто ее больше не волновало. Нередко соседи слышали ее плач. Одна молодая женщина, живущая через стену с Анной, слышала, как она ведет диалог с каким-то парнем, но никто, никого, никогда не видел у Анны в гостях.

И знаете что, Марк был прав, то была действительно последняя осень. Ровно через год, после их загадочной встречи у кафе, Анна ушла из жизни, тихо и смиренно у себя дома, на твердом, от старости, диване. 17 сентября, этого года.

 

читателей   1383   сегодня 1
1383 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 3. Оценка: 1,33 из 5)
Загрузка...