Буули и солнечная река

Большая река протяжённостью в два месяца пешего пути замыкалась кольцом, словно змея, проглотившая свой хвост. Прогревая водную чешую под ярким и палящим солнцем, она отдавала тепло близлежащим землям. Возвращались же воды к своему началу холодными, потемневшими, с крупными кусками льда. Каковы бы ни были времена, круг реки всегда завершался и был подобен самому солнцу, поэтому нынеобитающие в этих краях жители прозвали её Солнечной.

В центре речного круга расположился большой остров Зарон с белокаменным замком волшебных повелителей. Со стороны остывшей реки, ещё не вернувшейся в своё начало, обозначались горные и холодные земли Летавры. На высокой горе Трунаве в этих краях обитал колдун Долохарм. В подчинении тёмного злодея оказались страждущие власти и насилия, покрытые грубой шерстью быстрые хемы, летающие кловы и огромные девдемы. Но их обиталище не выходило за пределы темноты мрачных вершин. Сколько бы кровожадными ни были помыслы, солнечный свет и тепло от реки причиняли душевную и физическую боль чёрным силам. Поэтому к Солнечной и её землям путь для них был отрезан.

В тех местах, где река больше всего прогревалась светом, вдоль берегов жили буули. Этот народец вырастает в 5 тулей ([1]) во взрослом состоянии, наступающем в сорок лет. Летоисчисление буули вели от появления Сиятельного Светила и не признавали никаких нововведений пришлых странников. В году было девять месяцев по двадцати шести дней каждый, и назывались они: Рукот, Смерин, Ветрон, Латгов, Дубень, Липак, Растон, Керниг и Вилон.

Возможно, что их дальними предками являлись гномы, но сейчас мало кто скажет истину, а сам народец отрицает эту родственность. Буули считают, что они — потомки храброго племени булнов, властителей лесного угодия Ластока, предка белобородых волшебных старцев. Вид буули имеют весьма забавный при своём небольшом росте, так как не вырастают у них ни бороды, ни животы, а важности предостаточно.

Вьющиеся каштановые волосы до плеч, по шести пальца на руках и четырёх на ногах, длинный нос, густые брови, толстые щёки и ясные, смешливые глаза – так, пожалуй, можно описать настоящего буули. Из одежды они носят короткие штаны или широкие юбки (в зависимости от пола), опоясанные кожаными ремнями, лёгкие сандалии с острыми носами и свободные рубахи с медными пуговицами. От прохладных ветров укутываются с носом в длинные шарфы и тёплые, подбитые мехом, плащи. Любят домашний уют, рано женятся и обзаводятся кучей малышни.

Возле долины Ливы обитают буули-листы, буули-вязи и буули-росты, вдоль лесного угодия Белтуша – буули-селы, буули-древы и буули-чалы, а на границе с горными хребтам Летавры молчаливые – буули-толы и буули-чоры. Жители берегов реки Солнечной не замечены в волшебстве. Умеют ладить с природой, быстро и скрытно прятаться в лесу, хорошо плавать и нырять. Любовью прониклись они к земледелию, охоте и рыбалке. От яркого солнца почти всегда пребывают в благодушном и весёлом настроении, поэтому их трудолюбие вознаграждается обильным урожаем, богатой добычей или уловом.

Природа меняет сезоны, будто река свои воды, по кругу. Во время Зеленика она оживает и расцветает, в период Солнечника радует жаркими днями и тёплыми вечерами. А когда наступает Облетеник, кладовые и погреба заполняются урожаем плодов, ягод, овощей и фруктов. В местах, где находятся поселения буули, снега и холода никогда не было, поэтому во время четвёртого сезона — Колотуна — лишь облетают листья и дуют более прохладные ветра. Про ледяные вершины и колючие снега читали только в сказках.

Однажды ясным и жарким днём буули по имени Карин рассказывал внуку Ларину про свою службу на острове Зарон, сидя на удобном диванчике возле окна:

— Остров такой большой. Посреди острова стоит замок большой. И жил я в доме

— Большом! — передразнил Ларин деда.

— Ну? — удивился старый буули.

— Дед, я уже большой! Скоро тридцать девять исполнится! А ты со мной, как с малышом разговариваешь, — рассмеялся Ларин, похлопывая себя по карману в поисках сладостей.

Карин вздохнул по-старчески, как-никак ему недавно минуло сто двадцать один год, затем подмигнул внуку:

— Подожди. Я сейчас схожу за настоящей историей.

Через некоторое время старый буули вернулся. Ларин слышал скрип ступеней, ведущих на чердак, где дед хранил разные старинные вещи, семейные реликвии и некоторый утиль. Туда не допускался никто из младших: ни сын Карина, отец Ларина — Линон, ни дочь Карина, тётя Ларина — Ена. Лишь жена Карина, старушка Лунда убирала на чердаке, стирая пыль с многочисленных вещей. Но она строго хранила тайну мужа и запирала дверь на секретный замок от любопытных глаз.

Карин прижимал к своей груди небольшой сундучок, переливающийся яркими, радужными красками. Созданный из тукового дерева простой квадратной формы, привлекал внимание волшебным покрытием, играющим цветами при солнечном свете. Вещица смыкалась посередине застёжкой в виде солнца.

— Дед! — воскликнул Ларин. — Где ты это взял?

Старый буули загадочно улыбнулся и подмигнул внуку:

— А ты, дружочек, как думаешь?

Ларин, не отрывая глаза от цветных огоньков на застёжке, произнёс:

— В замке большом, наверное! Можно посмотреть?

Дед передал сундучок внуку и уселся рядом. Глядя на восхищение Ларина, старый буули вспомнил, как он сам когда-то впервые увидел эту вещь. Откашлявшись, Карин начал рассказывать.

Когда-то давно, когда тебя не было ещё на этом свете, но буули уже жили в благодатных местах близ Солнечной реки, случилась эта история. Задолго до появления белых странников, в 458 году от появления Сиятельного Светила продолжалась эпоха Рилона, основавшего поселение буулей.

Рилон — предок нынеобитающих здесь жителей — пришёл к берегам реки из сиятельных северных полей, укрывая семью от воцарившегося там холода. Вместе с ним последовали семьи Капилы и Рулава, от которых и мы появились. Буули стали земледельничать, обучились рыбачить, а охотничать они умели уже с детства. Таких метких стрелков и опытных следопытов ещё поискать на свете. Расселившись вдоль берегов реки, в долинах, близлежащих лесах, они не стали переходить через горный хребет и не тронули остров Зарон.

Рилон возглавлял буулей, был и мудрым судьёй, и добрым советчиком. Но после его смерти жители не избрали себе нового предводителя. Воздвигнув каменный склеп на границе с горными землями, и отдав пышные почести своему любимому повелителю, буули вернулись к обычной, мирной жизни. Чужды им были жажда власти и тёмные помыслы.

Через год после смерти Рилона на острове Зарон появились два странника на белых и крылатых лошадях. Родом из людского племени алонгов, которым подвластны магия и чародейство. Мужчина по имени Алун и женщина по имени Озина искали место, где можно было укрыться от холода и мрака. Им полюбился остров Зарон, и обратились странники за помощью к буулям. Маленькому и храброму народцу польстило соседство с волшебниками, поэтому с радостью согласились помочь воздвигнуть замок, посреди острова и разбить вокруг чудесный сад. А алонги пообещали своё магическое покровительство от тёмных сил. Но желание путешествовать никак не могло утихнуть в сердцах Алуна и Озины, поэтому бывали времена, когда повелители исчезали на несколько месяцев.

Я тоже попал в чудесный замок, белый, искрящийся, как этот сундучок. Служил там садовником в саду, имел свой маленький домик среди душистой сирени и наслаждался каждым днём. Повелительница Озина обожала растения. Из путешествий привозила разные семена цветов, кустарников и деревьев. Мы подолгу вели беседы с ней о растительных чудесах, которые она видела. Голос белой властительницы обладал волшебным звучанием, словно тысяча соловьёв разливался трелью, лаская слух.

Однажды среди глубокой ночи постучали в дверь.

— Кто там? — спросил я.

— Карин, — раздался голос, — выйди в сад.

Усевшись на скамейку под липой, я оказался перед белой волшебницей в домашнем халате.

— Дорогой Карин! Мы отбываем с Алуном в длительное странствие, я не знаю, когда вернёмся. Но на сердце неспокойно, поэтому я хочу подарить тебе кое-что.

— Мне? — удивился я и покраснел от кончиков ушей до пальцев ног.

— Да, Карин.

Она протянула сундучок и попросила открыть.

— Милый Карин, это волшебная вещь. Она дарит луч света даже в кромешной мгле. Если вдруг случится беда, открой и подумай обо мне. Я смогу помочь.

Спустя час после разговора я увидел, как белые странники улетали на своих лошадях в небесную высь.

Ларин слушал деда, открыв рот. Погладив сундучок по светящейся крышке, он спросил:

— Деда, а что дальше случилось? Неужели тебе пригодился подарок?

Старый буули грустно улыбнулся и продолжил историю.

— Да, внучек, пригодился.

Прошёл год после того, как Алун и Озина отправились в новое путешествие, и вдруг случилось несчастье. Нежданно, негаданно с горы Трунаве напал чёрный повелитель мрака и холода Долохарм. Этот злодей вышел из того же племени алонгов, что и белые волшебники, только сердце его давно окаменело и замёрзло. Долохарм ненавидел солнечный свет и мечтал лишь о том, что повсюду воцарится темнота. Большую радость доставляло ему покорять новые земли, угнетать жителей и обращать их в рабов. Великое войско из хемов, кловов и девдемов имел Долохарм. Прислужники полностью удовлетворяли злобные замыслы своего повелителя.

Лишь Солнечная река никогда не покорялась Долохарму, не выносящему яркий свет и тепло.  Да и белые странники на острове Зарон не позволили бы установить тёмную власть. Не один год вынашивал свой кровожадный план Долохарм, пока не нашёл средство против солнца. В своём замке немало провёл он дней и ночей, вынашивая гнусный план. Пока не создал тёмное заклинание, помогающее застилать любое пространство смрадным туманом, не пропускающим свет.

Воспользовавшись отсутствием Алуна и Озины, своим колдовством Долохарм укрыл земли вдоль реки тёмным полотном тумана и выпустил своё безумное и кровожадное войско. Много было убито буулей, не желающих покоряться. Остальные стали рабами на своих же землях. Сам чародей поселился в белом замке на острове с большим отрядом солдат. Ох, пожгли почти весь сад. Мои цветы! Моя сирень! Меня бросили в подвал вместе с остальными буули на острове.

— Дедушка! — перебил внук рассказ. — А как выглядели эти солдаты?

Карин сморщил своё лицо и продолжил.

Хемы, ну, они вроде наших кошек, только больше, выше ростом самого высокого буули. Покрытые чёрно-пятнистой шерстью, с огромными клыками, торчащими из пасти, эти хемы нагоняют страх своим ужасным воплем. Каждая лапа с пятью стальными когтями, огромные ноздри и злые тёмно-зелёные глаза. Передвигаются на всех четырёх лапах, только когда гонятся за добычей, и быстрому зверю не уйти от них.

Кловы побольше хемов, да ходят лишь на четырёх когтистых лапах, а так всё летают. Вытянутая пасть заканчивается  жёстким клювом, а из спины выходят могучие крылья. Хемы используют кловов, как летающих коней белые властители.

Девдемы пострашнее всего. Ростом с двух буулей, если одного поставить на другого, покрытые бурым мехом. Как ужасные великаны крушат всё на своём пути. Сильные очень, но слегка глуповатые. А лапа у них величиной с огромную тыкву, с длинными когтищами.

Все они взращены в мрачных и холодных краях, не зная, про солнце, радость, дружбу. Как они испоганили и замок, и сад. А цветы, что привозила Озина, уничтожили все.

Карин замолчал, лишь глаза отражали ту горестную минуту его молодой жизни. А затем продолжил свою историю.

В то время я растерялся. Мысленно взывая к белым повелителям, совершенно забыл про подарок Озины, который хранил в старом чемодане под кроватью. А когда вспомнил, было уже поздно. Я сидел в подвале замка, не имея возможности попасть в свой домик.

Но наверное, я родился под счастливой звездой. Как-то вечером произошла крупная заварушка среди охранцов. Один из хемов обозвал девдема остолопом и сказал, что силёнок у него не хватит пробить дыру в стене замка. Рассвирепевший девдем тут же начал крушить стены замка, ударяя своей лапищей по белым кирпичам. От его удара часть стены обрушилась, образовав небольшой проём в углу подвала. Долохарм выглянул в окно, чтобы узнать о причинах сотрясаний стен и жутко разозлился. А когда чёрный властелин злится, уж лучше не попадаться ему под руку. Спорщики разбежались в разные стороны.

Вот тогда-то я решился сбежать через эту дыру, пробитую глупым девдемом. Темь стояла непроглядная, пришлось ползти в темноте, на ощупь. Почти весь сад был уничтожен. Вот я ползу, а сам плачу. Погубили злодеи все деревья! Попробовали бы что-то вырастить. Мой домик встретил меня сломанной дверью и полным беспорядком. Войско Долохарма ничего не разграбило, но и целого не оставило.

Под кроватью в чемодане я нащупал заветный сундучок, замотанный в старый плед. Утирая слёзы горести, вспоминал я лицо белой повелительницы, мысленно взывая о помощи. Светлый луч из распахнутого сундучка вырвался в небо и звенящей стрелой улетел вдаль. Кажется, никто меня не заметил.

На мой сигнал о помощи вернулись Алун и Озина. Заклинаниями они растопили туман, и солнечный свет смог пробиться и согреть остывшую реку. Долохарму, проклинающему белых странников, пришлось убираться с войском обратно в свои земли. Озина же разыскала меня и поблагодарила:

— Карин, ты храбрый буули!

Никто, кроме нас двоих, не знал про сундучок. Вот такая история, дружок. Ну а через год мы поженились с твоей бабушкой Лундой. То-то же пирушка была! Сами белые повелители присутствовали на нашем венчании.

Карин добродушно потрепал по волосам Ларина:

— Знаешь, волшебница Озина мне про тебя кое-что открыла. Сказала: «Сундучок отдай первому сыну своего первого сына. Ибо придёт тяжёлое время, а силы твои иссякнут. Но твой внук станет великим».

Ларин вздрогнул при этих словах:

— Тяжёлое время, дед?

Старый буули откашлялся и произнёс:

—Тяжёлые времена всегда наступают. Иначе, не узнавая плохого, не познаешь и хорошего. Не имея опасности, не увидишь и храбрости. А за бессмысленными и безысходными днями нужно отыскать смысл и совершенство. Теперь сундучок твой. Бери. Мы с Лундой переехали с Зарона сюда, в долину Ливы после отъезда странников. С меня хватит и того, что было. А что предстоит тебе, узнаешь сам, дружок.

Ларин оставшийся день провёл в лесу на высокой сосне, где когда-то соорудил скрытый шалаш и играл, наблюдая за маленькими зверьками. Разглядывая сияющие узоры сундучка, Ларин слегка погладил по застёжке-солнцу. Крышка распахнулась, но никакого сияющего света и луча Ларин не увидел.

— Ну вот, — разочарованно протянул буули. — Дед всё выдумал.

Заметив блестящую ткань, которая не походила ни на одну из известных Ларину, буули вытянул её за край. Лёгкая, невесомая материя скрыла руку Ларина.

— Невидимка! — воскликнул Ларин.

Но эта ткань не была невидимой и не делала никого невидимым, но она, как зеркало, легко копировала окружающую природу. Впоследствии Ларин ощутил на себе свойства чудесной ткани, но это уже совсем другая история.



[1] 1 тулей равен 25 см
читателей   859   сегодня 1
859 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 6. Оценка: 3,17 из 5)
Загрузка...