Башня Вечности

Эйрин и Гордион шагали по проложенной треснутой брусчатке мимо разрушенных домов, их безжизненные останки мрачно освещались редкими вспышками света. Темнота слепила в глаза, ухватившись за рукав Гордиона, Эйрин споткнулась.

— Сложно еще привыкнуть? — спросил он с легким беспокойством.

— Дда, ноги это ведь совсем не то, что хвост, — шаги довались ей с трудом и каждое последующее движение отдавалось болью, видимо за столько лет проживая с хвостом, организм не мог смириться с его хоть и временной, но утратой.

— Ничего, привыкнешь. Знаешь, я помню те времена, когда я был также молод, как и ты, и баловался всякими зельями и магией. У меня, помнится, случился неудачный опыт. Я смешал два зелья, одно из которых меняло облик, а другое продлевало эффект как можно дольше. По моим подсчетам я должен был стать хамелеоном, но кажется либо я что-то сам напутал, либо зелья явно смешивать было нельзя…

— И, и что же случилось? — борясь со смехом спросила Ри ри (Эйрин часто так называли и всё из за того, что папе просто захотелось его сократить, от него привычку переняли абсолютно все живые существа, как будто имя Эйрин очень сложно произносить).

— Ну, у меня пропала часть, кхм…интимного места, знаешь, несмотря на мой возраст, мне все равно неловко об этом говорить. В общем, то, на чем мы сидим, у меня исчезло, — быстро проговорил он.

Эйрин прыснула. Представить себе Гордиона ее возраста, стоявшего с опустошенным стаканом в руках и с ужасом увидевшего всю прелесть проделанного опыта, было невероятно смешно.

Мужчина хмыкнул. Пожалуй, это было не очень удобно. Особенно, если хотелось сесть. Это также вызывало беспокойство и создание в голове ужасных мыслей. Некоторое время мне даже удавалось это скрыть от окружающих. Разве что не от матушки. Она как-то раз ворвалась в мою комнату, а я переодевался, ну и естественно стоял перед зеркалом, все пытаясь выяснить, куда делся мой зад, завидев меня, она ахнула и села прям на пол. Мне же в то время было не очень удобно перед ней за свое нижнее белье…оно было эээ.. с цветочками – смутился Гордион и продолжил, — А когда выяснила, что я сам это все натворил, истошно кричала не менее часа. Мне пришлось тогда лечь в больницу из-за слишком сильного действия двух зелий сразу, все ее испробованные методы не помогли мне. В таком положении я оставался пару месяцев, а когда мне вернули не хватающего… элемента, — при этих словах он по-мальчишески ухмыльнулся, матушка пригрозила, что отнимет у меня все мои книги, пробирки, колбы и запрет меня в самой высокой башне, если я еще раз выкину подобную шутку, все это было интересно…. да. Правда, после мне хватило ума без острой необходимости так не алхимить.

— Значит, в юности Вы были еще тем сорвиголовой? – поинтересовалась девушка.

— О,да. В душе я и сейчас такой же. Ооо… но, вот, мы, кажется, и пришли, он остановился около фонаря. Тень падала на его высокую фигуру. Одетый в великолепную мантию с капюшоном синего цвета, расшитую золотом и гербом-эмблемой на груди, он представлял собой человека с немного грубыми чертами лица, которые совсем не вязались с его добродушной улыбкой, прямым, чуть длинноватым носом и большими голубыми глазами. Их синева была такой глубинной, что Эйрин порой казалась, будто она вновь плескается в волнах океана. Сама же она представляла собой семейство русалочьих. Кожа цвета молока прекрасно сочеталась с ее глазами. Глубина ярко-зеленых глаз излучала сильный магнетизм, а ее чешуйчатый хвост с несколькими слоями ярко-зеленых кристалликов прекрасно дополняли изящную фигурку с очень тонкой талией. Рыжие, насыщенно ярко-рыжие длинные кудрявые волосы были предметом не сколь роскоши, сколько мучений, они всегда путались и лезли и в глаза, и в уши, иногда даже доставалась и окружающим. Правда сейчас она мало походила на русалку, ибо ее хвост исчез, а вместо него появились ноги. Итак, они остановились около фонаря. Повелитель всех добрых духов, маг Гордион, у которого способности в области магии, колдовства, зелий, языков и еще прочих сфер были развиты на самом высшем уровне, учил девушку, которая должна будет пройти испытание, назначенное ей с рождения. Хранитель Чаши Равновесия, перед смертью предсказал по звездам появления на свет ребенка: «И родится тот в царской семье, имеющей злейших врагов и несправедливость, и будет сила расти в нем час от часу, а когда настанет день, перевернет он ход истории, изменит судьбу и избавит от зла все вокруг, но погибнет сам». От этого испытания зависели судьбы не только ее, подводного мира, но и остальных миров. Ибо война, шедшая из покон веков между царством земли и царством подводным начала потихоньку втягивать в себя и остальные. Но испытание, которое ей было уготовлено, не знал при всех своих талантов даже Гордион, тайна, опечатавшая его, вскроется лишь в день вступления в совершеннолетия той, кто станет мечом правосудия в руках Богов. Эйрин никогда еще не видела такого места, она даже не могла точно понять, где они. Здесь не было воды, нигде. Значит это не ее дом. Воздух стоял сухой и легким русалки это не очень нравилось. Хорошо, что я захватила с собой ингалятор, подаренный Гордионом, наверняка он знал, что мне не пойдет здешний воздух. Шумно вдохнув, она использовала ингалятор по назначению. Ммм, она словно вновь окунулась в океан, и наполнила всю себя морской водой. Дышать ей стало в сто раз легче. Так-то лучше! Приглядываясь, она отметила небольшое сооружение, которое огромной тенью нависло над деревьями. Они как будто охраняли его, окружая собой и заслоняя от посторонних глаз. Где то я его уже видела.… Кажется, нечто похожее было изображено на стене в кабинете Гордиона. Интересно… Эйрин все ближе придвигалась к загадочному сооружению, манящему из темноты, как вдруг, ХРЯСЬ!.. ветка дерева ударила ей в лицо. Ой, — воскликнула девушка, — больно же! Шорох мантии раздался, где то рядом. Она обернулась. Гордион стоял, печально оглядывая сооружение. — Что же его так расстроило.… А у нас тоже они есть, – Эйрин указала на деревья, которые резко сомкнулись около того самого здания, будто пытались защитить его, и одновременно потирала ушибленное место. Только они не дерутся, — насупилась девушка, — и сорта немного отличаются.

— Знаешь…. Они не позволяют себе ничего такого без надобности. Деревья часто являются Хранителями Тайн на протяжении многих лет, иногда и веков. Быть может ты хотела узнать чей то секрет? – и вновь этот хитрый блеск в глазах. Деревья в подводном мире, что ж я рад это слышать. Они невероятно ценные создания.

— Создания, но мистер Гордион, разве…. Разве они живые? То есть… они же не умеют говорить, – замялась девушка.

— Эйрин, если они не разговаривают с тобой, это не значит, что у них нет языка. На самом деле они все живые. Просто большинство людей, русалов и прочих существ, предпочитают думать, что они не живые. Но ведь согласись, неживое растение не может расти и давать плоды. Не может давать нам кислород и все прочее. Помнишь, ты мне говорила, что не видела лица некоторых духов, как будто их совсем не было?

— Ну да, — подтвердила Ри ри — Я не видела. И не рук, не ног или хвоста. Только фигуру и капюшон.

— На самом деле они такие же, как я. Просто их время в твоем сознании не пришло.

— Как это?

— Ну, некоторые из наших духов можно увидеть лишь тогда, когда свершаются определенные события. Так же и с деревьями и прочими растениями, вы никогда не обращаете на них должного внимания, поэтому они и делают вид, что немые. На самом деле, они испытывают многие чувства, что и вы. Иногда наступают моменты сближающие Вас. А иногда им приходится погибать молча, унося с собой все тайны и воспоминания, от рук существ человеческого рода. Все это не сложно, хоть и запутанно. Когда-нибудь я расскажу тебе об этом. Сейчас, как ты помнишь, я привел тебя сюда для проверки тех знаний, которые я тебе преподал в прошлые занятия. Не думаю, что это будет легко. К тому же у нас слишком мало времени и как ты знаешь, об этом никто не должен знать. Мне запрещено помогать. Если об этом узнают, мне несдобровать. Впрочем, сейчас тебе нужно сосредоточиться и вспомнить все, чему я тебя учил. А теперь дай мне свою руку и зажмурь глаза. Эйрин выполнила просьбу, сунув свою руку в широкую теплую ладонь Гордиона, она лишь слегка смогла унять дрожь, которая ее начала бить. В голове все сразу смешалось. Отчаянно пытаясь вспомнить все, что она недавно изучала, как назло, кроме Мемори Лавего, заклинания от плохих мыслей, посылающихся не только своей собственной головой, но и чужими, были лишь воспоминания, которые она пережила за время, прошедшее после ее дня рождения. Однако попытки порыться в памяти пришлось оставить, поскольку ее ноги оторвались от треснутой брусчатки и ее завертело, будто вихрь. Через пару минут все успокоилось, лишь сильно кружилась голова, да желудок потихоньку скручивало, но она с облегчением снова почувствовала под ногами, что то твердое.

— Святой Нептун! Что это было???? – и, отвернувшись, она рвотным позывов выплюнула съеденные за час по этого фрукты. Утирая рукой рот, она недовольно посмотрела на Гордиона.

— Прости, Эйрин. Я совсем забыл, что ты не умеешь перемещаться во времени и пространстве, и вообще этого никогда не делала, – оправдывающимся тоном ответил Гордион. Однако лицо его говорило об обратном, будто само собой разумеющуюся вещь приходится рассказывать ребенку.

— Чего во времени?

— Перемещение. Мы умеем перемещаться. Так ведь удобней и не надо много времени тратить на ходьбу.

— Нет уж, я лучше пешком, — пробурчала Ри ри. Хотя ее стопы совсем так не считали. Они горели, словно их обожгли, и кое-где даже выступила кровь.

— Ничего, когда привыкнешь, все будет нормально и с комфортом. Ведь меня же не тошнит, — усмехаясь, ответил он. К тому же иногда приходится прокладывать себя весьма не близкий путь, слишком много сил можно потратить попусту, а там ценится каждый ее грамм. Итак, дабы не привлекать ненужное нам с тобой внимание, я перенес тебя в место под названием Башня Вечности. Здесь нет времени. Это сложный промежуток, в котором время перестает идти. Попасть сюда, скажу тебе открыто, невозможно. Однако мы попали, а значит, может им воспользоваться. Только вот мне нужно кое-что проверить перед началом. Ждите меня здесь. И напевая себе под нос, высокая фигура в мантии удалилась. Когда шаги его резко затихли, Эйрин тяжко вздохнула. Могла ли она еще месяц назад думать о том, где она сейчас. Столько всего произошло. Навалилось на нее такой тяжелой горой, что ей порою казалось, что еще один шаг, и она рухнет под этой тяжестью. Ей хотелось сесть. Ноги ужасно саднили, постоянно отвлекая ее. Вдобавок ко всему, после перемещения помутнения так и остались в ее голове. Может это побочный эффект такой? Поискав хоть какой-нибудь выступ, она нашла небольшой валун и с силой плюхнулась на него. О, да… Наконец-то я села. Интересно, все люди испытывают каждый раз такую боль в ногах? Если да, то, они, точно ненормальные. Так себя истязать.… И в который раз, заскучав по воде, Эйрин взгрустнула. Как там папа, Дия, Клиона. Что они делают? Переживают ли? Так получилось, что очередной сон ее с приходом туда Духа Крокса стал явью. В спальне, где она еще некоторое время назад спала, теперь лежало только ее тело. А душа, совершив сложный обряд Расщепления, в данное время находится в Башне Вечности. Сон, обретающий явь и забирающий душу в другой мир, называется Сном Смертника…. ужасные последствия могут наступить, если с душой что-нибудь случится. В своем сне девушка спокойно передвигалась, в то время как она же спала в своей постели. Только вот разбудить ее никто не мог. Еще она ну ни как не могла понять, почему она себя так отчетливо видит, обычно она думала, что душа нечто прозрачное, а тут как оказалось очень даже плотная…как будто она вся здесь. Эх, и почему это я, а никто-то другое. Сейчас я бы может быть играла со своим медвежонком Буркой (которого папа подарил ей на день рождения) или пила б один из вкусных настоев тети Грейс…

— Воспоминания о родных одно из самых приятных занятий. Однако оно же может здорово подвести в самую неподходящую минуту.

Резко вскочив, девушка изобразила гримасу боли и испуга. — Я вас не заметила.

— В этом моя суть, — подмигнул ей Гродион. Так, так. Что у нас здесь, он внимательно взглянул в лицо русалки. Ага. Кхм. Кажется, нужно это и направил взгляд на ноги Эйрин.

— Как вы это сделали! – воскликнула девушка. Ее стопы перестали болеть и саднить, а раны затянулись. Спасибо! Вы облегчили мои страдания.

— Небольшая концентрация и нужное заклинание, — небрежно ответил Гордион.

Ну конечно, подумала Эйрин. Если с самых пеленок этим заниматься, то может это действительно всего лишь «небольшая концентрация и нужное заклинание». Эта надменность жутко ее злила. Посмотрела б я на него, если бы он попал к нам в подводный мир со своими человеческими ногами и как бы выкручивался. Она представила Гордиона, отчаянно пытающегося устоять на ногах и как из его носа и рта выплывают разных размеров пузырьки. Смешок вырвался наружу, и Эйрин закашляла, сделав вид, будто чем-то поперхнулась.

— Ну что, я вижу тебе уже намного лучше. Значит можно приступать к испытанию. Подойди ко мне, — он протянул руку. Девушка подошла и взялась за вытянутую руку. Итак, тебе придется снова закрыть глаза, пока я буду тебя проводить, и пожалуйста, не открывай их. Тебе нельзя знать, где мы. Это очень опасно, Эйрин. В мире не все такое радужное, как твой внутренний мир. Есть и злые духи. Я не могу тебе все о них рассказать, это долгая история, она требует много времени, а у нас его, увы, нету. Их внешний облик весьма привлекателен. Они могут появляться даже в образе маленького ребенка. Но верить им, запомни, ни в коем случае нельзя. Слушать их тоже нельзя. Они проникают в разум, читают твои самые сокровенные желания и страхи. Манят красивыми речами, вызывают галлюцинации. Им безразлично кто ты. Будь злодей это, преступник или чистой души человек. Они охотятся на всех. А если поймают в свои сети, пытают медленно, жестоко и с удовольствием. Ваши страхи, крики, ваша боль для них все. Они живут этим. Я учил тебя закрывать свой разум, всегда его очищай, защищая заклятием отторжения – Отрего Вильяни! Не забывай и про чужие мысли, они могут послать порчу. Сконцентрируйся сейчас. Вспомни все необходимые тебе заклинания. Не забывай я рядом, но пока ты не пройдешь испытание, я не могу тебе помочь. Все, мы пришли. Дальше ты идешь одна. Можешь открыть глаза. Не бойся того, что увидишь. Не забывай, все вот здесь, — и он притронулся к ее голове. Удачи тебе, Эйрин. Девушка стояла, крепко зажмурив глаза. Она все еще боялась их открыть. Слова Гордиона вновь и вновь звучали в ее голове с нарастающим страхом. Она боялась. Прерывистое дыхание выдавало ее. Так, мне нужно сосредоточиться. Нужно очистить разум. Нужно…. Яяя- нне- ммогууу.… И вздохнув, она разлепила глаза. Ужас вновь окатил ее. Гордиона нигде не было! Она осмотрелась по кругу и позвала его, но кроме гулкого эхо, больше никто не ответил. Значит он ушел. Его слова: «Я рядом» как будто растворились. Ее вновь начали бить дрожь. Он же не сказал мне, что за задание! Что я вообще должна сделать? Звук колотящегося сердца был уже около горло. Стены, покрытые плесенью и чем-то красным, напоминающим кровь, явно не наводили на хорошие мысли. Слабо горевшие свечи лишь создавали обстановку нервозности. Эйрин сделала первый шаг, под ее ногами тут же возникла тропинка, уходящая в темноту. Немного подождав, и потоптавшись на месте, глубоко вздохнув и приказав себе: не паниковать! – она пошла вперед по тропинке. Вскоре перед ней открылся лес. Откуда он здесь взялся, пронеслось в ее голове. Мы ведь в Башне. Как тут он появился. Или я уже не в Башне. Или это не совсем обычная башня.… Как странно.… С гулким сердцем, так и оставшимся стоять у горла, она все дальше углублялась в лес. Сильное чувство одиночества захлестнула ее, она с яростью подумала о Богах, которые сделали ей такой «подарок». Подойдя к ближайшему на вид очень старому дереву, девушка погладила его изрысканную кору, ожидая сближения или хотя бы приветствия, но к ее разочарованию, тишину, стоявшую в лесу, так никто и не нарушил. Она попыталась заговорить с ним, произнося разные слова, но без толку. – Ей так необходима хоть какая-нибудь помощь. — Ну же! Аааа.. Все это глупости! Ничего они не слышат! – рассердилась Эйрин, — Гордион видимо ошибался про деревья. Хруст веток заставил ее резко обернуться. Она увидела существо, абсолютно зеленое с очень длинными и закрученными ушами, когтистыми лапами и узкими щелками, заменяющими глаза. Оно смотрела прямо на нее. – Не паникуй, только не паникуй, — шептала себе девушка.

— Вы зашли в чужие владения! Вам здесь не место. Уходите. – Спокойно произнесло существо, но что-то в его голосе заставило Эйрин вздрогнуть.

— Я…я здесь.. мне….. мне нужно пройти испытание, я не знаю, что оно собой представляет, но я не могу уйти, пока не выполню его, – протараторила русалка.

— Вот как? – и кто же Вас послал?

Эйрин медлила. «Мне запрещено помогать. Если об этом узнают, мне несдобровать» — нельзя выдавать его. – Я не могу сказать Вам.

— Но Вы уже сказали.

— Что??? Я?? Но…. И тут пришло ужасное осознание, мысли… читать…

— Именно. А мне казалось Вы смышлёная. Гордион рассказывал мне, что Вас выбрали. Я думал, он Вас учил.

— Вы знаете про Гордиона? Но как??? Откуда?

— О, это мой небольшой секрет. Так значит, он Вас учил?

— Так и есть! – просто все это так сложно и мне тяжело! – как бы оправдываясь, закончила Ри ри.

— А кому сейчас легко? Вы должны запомнить, кем бы Вы ни были и чего бы Вы не знали. В ваших руках жизни. И если Вы не примете все как есть, а так и будите дальше бояться и не принимать какой бы не была правда…. То мне искренне будет жаль тех, кто возложил на Вас свои надежды, доверив Вам свою жизнь.

Девушка вздохнула. Что-то потекло по ее щекам и подбородку, орошая ноги. – Яя к эээтому нне готова, — тихо прошептала она, шмыгнув носом. Нне готооова, нно спаасибоо. Ммнее ппораа. Двигаясь дальше, и постепенно успокоившись, Ри ри начала очищать свое сознание от мыслей и воспоминаний, шепча заклинания: Мемори Лавего; Отрего Вильяни. Предельная концентрация, вот, что мне нужно! Она резко остановилась. Под ногами был обрыв, еще чуть-чуть и она упала бы. Ужас! Вдалеке виднелась вторая часть леса, а между ними пропасть. Никакого перехода не было. – Как же мне туда попасть? – стоя в нерешительности, Эйрин рылась в своей голове как в картотеке в поисках нужных волшебных слов. На ум ей пришло заклинание сотворения. — Но оно слишком сложное.…  Не каждый маг может его создать… Ладно, все равно выхода нет. Достав с кармана мешочек с черной пылью, она присела на корточки и, набрав горсть черной пыли, изобразила из нее треугольник, закрыла глаза и прошептала: Сотворения из всего – Ничто, Сотворения из ничего – Всё. Иглуари! Раскрыв глаза, ее ждало разочарование. Ничего не изменилось. – Хм.… Не хватает практики, наверное… Я же никогда не пробовала его. Еще три попытки пришлось ей сделать, прежде чем она смогла увидеть результат. Гордо встав на первую ступеньку, сотворенного ею моста, она смело зашагала, отчего то улыбаясь. Эйрин посмотрела вниз, было очень высоко, и внизу текла река. Вода!!! О, Нептун, это же Вода! Её захлестнуло желание окунуться в эту прохладную, свежую воду и почувствовать себя хоть немного как дома. – А вдруг, там русалки водятся, такие же, как я! Вот здорово будет, хотя с ногами я мало напоминаю русалку, но мое знание древнего русалочьего языка смажет этот пустяк. То ли ее желание было настолько сильным, то ли чья-то воля, мост накренился и начал шататься, раскачиваясь из стороны в сторону. Оооо, неееет, — простонала Ри ри, — только не это! Несмотря на желание поплавать, лететь с такой высоты ей казалась малопривлекательным. Еще одно качание и она висит над обрывом, хватаясь одной рукой за веревку мостика. Ууу, я не протяну так долго.… Это слишком тяжело… Лихорадочно заработал мозг. Стараясь при таком сильном раскачивании как можно крепче держаться, девушка потихоньку стала продвигаться вперед. Еще парочку раз, — подбадривала она себя, — ну же. Уф, Хвала Нептуну, я еще пока жива. Без сил она повалилась на траву, предварительно отойдя от обрыва на приличное расстояние. Немного щекотно и колко, но в целом напоминает водоросли. Девушка с любопытством смотрела на траву. Не успев понять, что произошло, с вырвавшемся из ее груди криком, русалка висела вниз головой, ее ноги удерживало что мягкое, но крепкое, ногами шевелить она не могла.

— Так, так, так. Смотрите кто у нас тут. По-моему прекрасный улов.

Эйрин открыла глаза, перед ней стояли зеленые существа, отдалена напоминающие того, которого она встретила в начале пути. Это были существа женского пола со жгуче-черными спутанными грязными волосами, лица испачканы, а одежда больше представляла собой лохмотья, но зубы у них явно острые, отметила про себя девушка, видя их оскалы. В руках нечто напоминающее кинжалы, только рукоятки вычурно изогнуты. – Может, стоит претвориться немой? Закрыв глаза и сделав глубокий вдох, она прошептала заклинания защищающие разум, и вновь открыла глаза. – Она какая-то странная…раздался из толпы голос…. А может она, просто делает вид, что она такая. К ней подошло самое рослое зеленое существо, наверное, вожак, подумала Эйрин, тыкнув ее достаточно больно своим кинжалом. Айй – завопила Ри ри, не надо меня тыкать! Больно же. И вообще немедленно опустите меня вниз.

— Ооо, посмотрите, какова нахалка, еще и командуют, их гогот совсем не понравился Эйрин. Тащите ее к нам в Логово, Цорос сам решит, что с ней делать. То, что еще секунду назад удерживало девушка ногами вверх, со свистом оборвалось, благодаря кинжалу и русалочка, успев подставить руки для защиты лица, упала на траву, потом ее подхватили и, связав, потащили. – Ну вот, только этого мне еще и не хватало. Кажется, я собираюсь стать чьим-то обедом. Как долго ее тащили и куда, Ри ри лишь стоило догадываться. Наконец, вдалеке она увидела странную гору, наваленную сломанными ветками, мхом, травой и прочим лесным хозяйством. Посередине горы зияла дыра. Около нее тоже стояли зеленые существа. – Скорее всего, там вход, в каких там это… Логово, может быть, мне удастся бежать, размышляла она. Ее очень грубо бросили перед дырой, и вожак зашел, спустя пару минут он вышел вместе с тем самым существом, с которым она говорила.

— ВЫ! – выдохнула Эйрин, пытаясь встать, но веревки мешали. Что позволяйте себе Вы и эти ваши… отпустите меня.

— Я же предупреждал Вас о границе. Между прочим.

— Что? Вы издеваетесь надо мной? – злость и раздражение, которое дремало глубоко внутри, вырвалось наружу. Меня приводят в Башню Вечности, говорят про какое то испытание, я даже не знаю, что оно из себя представляет. Тут Вы находитесь вместе со своими владениями и прогоняете меня. Я сворачиваю с тропинки подальше, выхожу в совершенно незнакомую мне местность и опять Вы и снова со своими владениями. Знаете что, позовите Гордиона. Мне порядком надоело слушать указы от непонятно кого! – выплеснув все разом, тяжело дыша, девушка замолчала, сдвинув брови и нахмурившись.

Значит, это Она… Шепот разнесся по существам. ОНА! ОНА! Та, которая может нам помочь? – Тишина! – резко оборвал он. Меня зовут Цорос, я Фавн. Думаю, тебе это незнакомо. Мы оберегаем лес, заботимся о нем и защищаем его любыми силами. Для нас Лес — это сокровище, принадлежащее только Нам! И любой, кто в него вторгается враг нам, даже ты. Однако учитывая обстоятельства твоего особого статуса, я сделаю исключение для тебя, но, ты должна будешь нам помочь…

— То есть в обмен на сохранение моей жизни, я должна выполнить ваше условие? — гневно спросила девушка.

— Именно. Иначе мы тебя убьем.

— Отлично! И что именно я должна сделать?

— О, ну это не сложно. У нас Фавнов есть свои тайны, свои обряды и свои магические предметы. Один из таких предметов был похищен недавно одним из обитателей темных пещер. Мы просим тебя найти его и принести нам. Это очень важно.

— А слов вежливости я кажется от Вас вовсе не услышу, так?

— Так. Мы неблагодарны, это правда. И вновь гогот раздался в лесу.

— Как мило, — с сарказмом ответила Эйрин. Ну, я думаю, что для начало, не помешало бы меня развязать. Звук режущего кинжала и веревки спали на землю. — Так, отлично, и где мне их искать?

— Тебе укажут дорогу лучи солнца. И видя на лице девушки, вскинутые резко вверх брови, Цорон поспешно добавил, тропинка, с которой ты сошла, она приведет тебя к нужному месту. А к ней тебя отведет Ливра. Одна из сотни одинаковых существ в лохмотьях и с грязными волосами, резко схватила русалку за локоть и потащила вглубь леса. Эйрин еле поспевала за своей спутницей, она очень устала, казалось, что с последней минуты разговора с Гордионом прошла целая вечность. Но вот она узнала старое дерево, с которым пыталась поговорить и всю ту же не тронутую тропинку. Ливра быстро исчезла в кустах, бросив на последок: Помни, если что, мы следим за тобой. — Мда, им бы  уроки вежливости точно не помешали. Вновь вступив на тропинку, девушка, не оборачиваясь, пошла быстрым шагом. Ей захотелось быстрее покончить со всем этим. Остановившись передохнуть, она села прямо на землю. Ноги ужасно гудели. Сейчас бы ванну принять с теплой водой, пеной, а потом в кровать и спааааать… Начало смеркаться. Вдалеке что-то блеснуло в лучах заходящего солнца, которого Эйрин при всем своем желании там толком и не смогла рассмотреть, слишком уж приходилось жмурить глаза, вскочив она побежала в сторону блеска. На небольшой полянке стоял огромный шар, входная дверца была приоткрыта. — Так вот что блестело на солнце, интересно, что это. Дойдя до двери и шагнув внутрь, девушка огляделась. Шар напоминал заброшенную лачугу, все предметы покрылись толстым слоем пыли. Хозяин видимо давно уже здесь не живет. Сделав еще один шаг, Ри ри с ужасом обнаружила скелет, сидящий за столом в дальнем углу, он склонился над куском замызганной бумаги, будто хотел поближе рассмотреть ее, больше ей ничего не удалось увидеть. Пол резко заходил ходуном, а потом начал затягивать девушку, словно тягучее болото. Визжа и пытаясь за что-нибудь зацепиться, ее резко дёрнуло, и она полетела вниз с огромной скоростью. Я же разоооооообьююююююсь. Мне нужно вспомнить, как же оно…. И посинев от усилий концентрации, она крикнула: Лекоре Помпадус! Бешеная скорость резко снизилась, но не помогла смягчить падение. Плюхнувшись на скользкий пол, она услышала треск собственной кости и в ее глазах потемнело. Очнувшись от адской пульсирующей боли в руке, Эйрин лежала, вся ее одежда была мокрой, в запах ударил ужасный тухлый запах. Но никого не было. Медленно поднимаясь, чтобы не затронуть искалеченную руку, и приходя в себя, она краем глаза заметила, что находится в пещере, далеко под землей. Пахло сыростью и веяло жутким холодом. Некстати живот начал урчать, требуя что-нибудь съестного. – Отлично, теперь я умру здесь от голода, боли и холода, — с горечью подумала русалка. — И как мне теперь быть? Не припомню, чтобы меня Гордион учил летать или еще что-то в этом роде. Двигаясь маленькими шажками, она на всякий случай вспоминала, какие заклинания ей могли помочь. Надо бы начать с защитного. Глубоко вздохнув, и сосредоточившись, она четко произнесла: Интенсо защита. С ее рта вырвалась серебряная струйка и растворилась, обвиваясь вокруг девушки. — Ну что ж, так намного лучше. В пещере ничего не было, кроме голых скользких стен и факелов. Тишину взорвал резкий хохот смеха, затем он смолк, но отчетливо отрывками доносились слова. Стараясь не шуметь, она как можно ближе подошла к тому месту, где звучали голоса. Заскочив под валун, девушка слега высунулась. Два существа сидели около огромного котла и что то делали. Тошнотворный запах с примесью крови, поджаренного сырого мяса и морских водорослей витал вокруг этих двоих. Но они как будто наслаждались этим. – Видимо готовят себе ужин. Струйки побежали по мерзлой земле от того места, где они сидели.  Добежав до валуна, за которым пряталась русалка, они, побежали дальше. Девушка обмакнула пальчик в струйку и поднесла к глазам. Очень похоже на кровь. Невозможно ошибиться, так и есть, это кровь. Ей стало не по себе. Здесь что-то не так. Запах сильно напоминает морскую соль, водянистые водоросли. Решив ближе рассмотреть, что же там творят эти двое. Она выскочила из укрытия и на цыпочках, не умело покралась в их сторону, вспомнив на ходу заклятие обездвиживания. Но то, что предстало ей перед глазами, даже в самых худших опасениях, мыслях она не могла увидеть. Ее сковал страх. Ужас, смешанный с отвращением вырвался из ее груди истошным криком. Двое существ обернулись, омерзительной внешности с носами-крючками, большими глазами и таким же ртом, они оскалились, направляясь в ее сторону. Эйрин выкрикнула первое, что пришло ей в голову: Затмри! Существ будто приковало к месту, они недоуменно уставились друг на друга, а затем, осознав, что это она обездвижила их, прохрипели: Кажется, волшебница пожаловала к нам в гости, чем обязаны такому сюрприииииизу? И заметив ее взгляд, скользнувший по котлу, проворковали: Решила пообедать с нами? —  хриплый смех заполнил пещеру. Не слушая их издевок, не твердой походкой, забыв совершенно про сломанную руку, с катящимися по щекам градом слезами, она обходила котел, в котором помимо всяких трав, листьев и прочей дряни лежал порубленный русалочий хвост. Ей хватило лишь взгляда, чтобы понять, что это был русал. Судорога пробежалась по ней, рыдания застряли в горле. Вдали от котла лежало бугром накрытое тряпками оставшееся тело, от которого струйками бежала та самая кровь. Захлебнувшись горем, слезами, она упала на пол. Расчлененное тело русала, вот что было их ужином. Кем же надо быть, чтобы совершить такое. Неужели Гордион хотел, чтобы я это видела. Как он мог? Или Фавны, они специально меня заманили. Тошнота подошла к горлу, и рвотными рефлексами девушку выворачивало изнутри, жидкость вытекала с нее. Жестокость, от которой ее всегда оберегали, пока она росла, предстала перед ней во всей своей красе. Война, значит это и есть она? Таким вот способом их убивают. Голова кружилась, ей действительно было очень плохо. Она хотела домой, хотела проснуться и ничего не помнить. Она не хотела быть Избранной. Ей это не по силам. Эйрин от боли прикрыла глаза. Пролежав так бесконечное время, она вновь их приоткрыла. Существа злобно уставились на нее. Обездвижены, медленно до нее вновь начал доходить смысл. Это они! Они убили! Ненависть росла в ней, ей нужно отомстить за смерть русала. План мщения проносил разные картины в ее мозгу. Будто знали, что она думает о них, они вновь оскалились.

– Смотрите-ка, ей стало жалко наш ужин. Может, присоединишься к нему? Мы давно не лакомились юным свежем мясом! Облизнувшись, они жадно уставились на русалку.

— Замолчите! Вы негодяи! — Подобрав не запачканные в крови тряпки, она поочередно засунула их им в рот. От них сильно несло мертвечиной. Их всего двое, значит, где-то есть остальные, а что если они сейчас в это самое время ловят русалок. Мурашки пробежали по ее коже. Не думай об этом. Все обойдется, но мысли, одна хуже другой уже прочно засели у нее в голове. Прочь! – мысленно прогоняла она их. Стараясь не замечать бугор с частью тела, она стала оглядывать эту часть пещеры. Жилище в основном было обставлено странными предметами, не сочетающимися друг с другом. Как будто их украли и просто складывали как трофеи. Она резко обернулась и подошла к одному из существ. Преодолевая отвращения, вытянув из его грязного рта тряпку, она твёрдым голосом спросила: Кто вы? И откуда у вас эти предметы? Глядя ему в глаза, прошептала: Омекус Фециликс, заклинание правды (вызывает говорящего говорить только правду).

— Меня зовут Шмарк, я подземный гном, питаюсь мясом любого из живых существ. Эти предметы были отобраны у наших жертв. Так им и надо! – вырвалось у него, — и рот сложился в ухмылку, обнажив острые черные зубы.

Видимо заклинание ослабевает, я слишком слаба….

— Ты убил Фавна?

– О, да, он был таким вкусным, я даже не стал его варить…

Эйрин поморщилась. Эти слова приносили ей боль. – Где то, что ты отобрал у них? Тишина. – Почему ты молчишь? Снова тишина. Только его взгляд, словно боровшийся с неизвестным противником, уперся, куда-то чуть выше горы трофеев. Ах, да. Ты же обездвижен и указать не можешь.  Девушка прошептала: Сияние Моменто и указала на глаза Шмарка. Они, словно лучи, проложили дорогу к выпуклой стенке пещеры. Ри ри проследовала за ними и, уткнувшись в выступ, надавила, выпуклая стена открылась показ запечатанную небольшого размера дверь. Девушка провела рукой по двери, на ней показались алые буквы, слаживающиеся в слова:

Хранить предметы – моя гордость.

Коль хочешь спрятать – Помогу,

А коли получить желаешь — За это плату попрошу.

Ценю всего дороже кровь я —  Она бесценна для меня,

Коль ты забрать желаешь что-то…

Возьми кинжал — Погладь меня.

Странные слова какие-то… Все же смысл не далеко зарыт. Значит, — рассуждала Эйрин, если я хочу забрать то, что принадлежит Фавнам, мне нужно пролить свою кровь. Ооо, застонала девушка. Как же это сделать. Сломанная рука все так же оставалась под защитой, и даже если это выход, я к ней и притронуться не смогу. Она болит, словно в агонии!…  Думай! Должен же быть выход! Она вспомнила заклятие Рассечения, его она вычитала в книге с черным переплетом. С Гордионом они такое не проходили. Это явно темная магия, она прочитала ее ради любопытства, а теперь выходит и пригодилась, хоть и опасно, но что делать… Больше нет выхода… Направив взгляд на здоровую руку, девушка произнесла: Редуктиво! Не успев понять, что к чему на ее ладони уже зиял глубокий порез, из него текла кровь. Как завороженная, Ри ри смотрела, пока резкая боль не вернула ее в реальность. Дрожа, она несмело поднесла окровавленную ладонь к двери, прикоснувшись к ней, стала мысленно и вслух просить то, что было украдено у Фавнов. – Пожалуйста…. Пожалуйста, мне это очень нужно. Щелчок и дверь открылась. Внутри очень ярко переливалась разноцветными камушками разных размеров поверхность переплета старинной и пыльной книги.  Что-что, а уж этого русалка явно меньше всего ожидала увидеть. Книга??? И ради нее… не может быть. Она схватила книгу и открыла ее на середине, будто хотела найти ответы на вопросы. Язык был древний, она его точно не знала. Что ж, по крайней мере, я сохранила себе жизнь…

— И кто же тут к нам в гости заглянул? От неожиданности Ри ри выронила книгу и резко обернулась. На нее кровожадно смотрел такой же уродливый гном, только размером был он намного крупнее своих собратьев. В руках он держал палку и перехватив взгляд ухмыльнулся. – Ты все правильно поняла. А теперь я думаю мы с тобой развлечемся. Взмах палочки вызвал колебания вокруг того места, где стояла русалка. Еще один взмах и ее отбросило на пол с силой. – Как видишь, твои защитные чары здесь не помогут. А теперь можно и поиграть. Еще один взмах, и протяжный крик заполнил всю пещеру. Эйрин извивалась на земле, от боли она задыхалась. Словно тысячи острых ножей пронзали ее каждую секунду, не оставляя не единого живого места. – Красотка, тебе не нравится? Ну а как на счет этого? —  и он вновь взмахнул своей палкой. Еще истошней крик вырвался наружу. Ее тело словно рвали на куски. Слезы стекали на мокрый и без того пол. Она не могла ничего сделать. Боль затмевала собой все.  «Не забывай, все вот здесь, — и он притронулся к ее голове.» Ри ри вспомнила Гордиона, его слова, я должна бороться…. Боль новой волной окатило ее, но вопль не вырвался. – Что такое, — недовольно проворчал гном. Минутное затишье ввело его в расплох. Это единственный шанс. Нужно сейчас. И не успел гном сделать шаг, как девушка закричала: Норвенто! Из пола вырвались зеленые гибкие водоросли и обвили всех трех гномов. Палка выпала с рук рослого гнома и покатилась.  Она знала, что жить им осталось не долго. Это заклятия тоже было из той черной книги. Умертвляющие водоросли. Не единого сожаления. Они заслужили, — сама себе сказала Эйрин. Девушка подобрала и книгу и палку и взглянув в последний раз на гномов, она с ненавистью произнесла: Регуло Контанте. Как перышко, их поднял ветер к потолку пещеры и пригвоздил.

— Ах,ты, мерзавка! Ты нам еще за это ответишь!!! Ты… ты…

Но Эйрин уже не слышала, она со слезами на глазах бежала оттуда, где смогла разорвать свою душу от боли и жестокости. Ей хотелось просто лечь. Хотя бы для начала. Силы почти покинули ее. Пришлось кляпом, вытащенным из грязного рта гнома зажать рану. Ри ри оказалась права, это была черная магия, кровь лилась, постепенно истощая девушку, а она не знала как ее остановить. Впереди показался слабый свет, значит выход близко! Запах травы, свежести и влажности добрался до носика Ри ри.  Солнце почти зашло, но, в слабой темноте можно было разглядеть их. Взволнованные и ликующий ропот прошелся по лесу, донося отголоски эхо: У нее получилось! Она смогла… Краем уха слушая, Эйрин для себя заметила: Они пришли. Значит, знали, что я смогу. Вспышка радости озарила ее измученное лицо, но миг спустя, покачнувшись, она споткнулась, ободрав об острый камень ногу, сил бороться уже не осталось, и девушка опустилась на колени. Смутно смотря вперед, она видела испуганные лица и паническую дрожь… Звуки стали все отдаленней, изображение расплывалось перед глазами. Эйрин повалилась на землю, крепко прижав к себе запыленную книгу, так необходимую Фавнам. И палку, которая некоторое время назад почти убила её. Испытание пройдено? Где Гордион? – промелькнули мысли в ее свинцовой голове, словно молния и она потеряла сознание…

 

читателей   1291   сегодня 3
1291 читателей   3 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 31. Оценка: 3,61 из 5)
Загрузка...