Старик с востока

Падал снег.

Всё белое от снега. Он сыплется лениво, неторопливо. Ветер играет с вихрями, кружит их в вышине. Завывает метель. Скрипят деревья. Сосульки, свисающие с ветвей, откалываются. Ледяное крошево скользит в незаметные щели, холодит уже отмороженное.

Погодка – что надо. Пару дней стояла оттепель. Ещё вчера шёл дождь. От него насквозь промокли сапоги, одежда зачерствела от мгновенного холода. Терпимо. И всё равно вчера было лучше. Вчера хоть было солнце, хоть можно было не опасаться визита их. Тех самых, которых никто живой ещё не видел. Говорят, они лишь предвестники. Совсем плохо будет, когда явится Старик с востока.

Про него ходит слишком много слухов, но воочию никто не видел. Вроде бы он хозяин вечной мерзлоты, его трон сделан замёрзших мумий – некогда живых людей, волей судьбы заброшенных в его ледяное царство. Ходят слухи, что он стар как сам мир, а в жёнах у него – сама Смерть. Страшная своей неотвратимостью женщина самая что ни на есть пара этому нелюдимому старику.

Время близилось к ночи. Стоило разбить лагерь. Как назло кругом встал редкий лес. Деревья живые и стройные, ещё молодые. Не так давно здесь был пожар. Выгорело слишком много древних красавцев. Пожар тушили несколько недель. Да и то не потушили бы, не затронь он участок какого-то влиятельного лица. Несколько дней ожидания, несколько минут непонятной волшбы, и огонь растворился в песке, насыпанном чародеем.

Пожара могло бы не быть, среагируй местные сразу. Но, увы, не среагировали, за что им сказали «спасибо» дикие звери, наводнившие местные селения лет семь назад. Я помню это. Тогда проходил этими краями, и едва отбился от седого бирюка. Волчара едва не разорвал на куски. Не спасли амулеты, ни железки в виде пластин и переплетения колец.

Сейчас, вроде, всё спокойно. Лес медленно заращивал раны. Выжившее зверьё возвратилось на родину. Лишь климат стал жёстче. Год за годом становится всё холоднее.

С востока подбирается стужа, на юге тоже леса. На западе бескрайные степи, за ними буйное море. А север закрыт горами. Только благодаря им тут можно жить. Только они сдерживают полярный климат.

Ближе к ночи встала ясная погода. На тёмно-синем небе горели белые огни звёзд. Проплывали кляксы облаков, ветер лизал верхушки деревьев, пел гимн владыке вечной мерзлоты, хозяину и повелителю стужи.

– Что готовишь, ты, новый день?– говорил я и глядел, как угасает костёр.

Ночью, сквозь сон, слышал чьи-то шаги, тихие голоса. Они говорили о чём-то своём, пугали своей отрешённостью. Призраки так и не решились меня разбудить. Видно, приглянулся я им. Хороший знак… А может и нет. Неизвестно, по какому поводу они являлись.

Утром обнаружилось засыпанное с горкой кострище. Чёрными угольными дорожками меня просили повернуть назад, не пытаться разгневать его… его жену.

Я не повернул. Назад пути уже не было.

Несколько недель назад пролетел слух, что Старик стал немного сдавать. Якобы можно побывать в его покоях, миновать стражу. Хозяин хором и не узнает о госте, если его не будить. Брехня! Но были и те, кто возвращался с кусочками нетающего льда. Прозрачные кристаллы с красным вкраплениями излучали холод. Их невозможно держать руками, если не хочешь обморозить пальцы. Один такой камешек, и можно забыть про скитания на всю жизнь. Да и что мне терять? Год-два, и дорога закончится ямой, из которой не выбраться. Уж лучше сгинуть или прославиться, чем ступить на кривую дорожку.

Говорят, что войти в вотчину Старика достаточно сложно. Что на границе двух миров творятся чудеса. Пространство там, как лоскутное одеяло. Сделаешь шаг в сторону – и картинка меняется, шаг вперёд – та же дребедень. Сойти с ума просто, сгинуть от холода ещё проще.

Магия в этом пути не помощник. Единственное, что может помочь, это знание правила обратной дороги: вперёд можешь идти сколько угодно, но дорога обратно приведёт в могилу. Простая истина… И к концу дня я переступил незримую границу в мир вечной стужи, в загробный мир с его обитателями.

Ощущение падения стало полной неожиданностью. Вроде сделал шаг, а впереди была твёрдая опора, как всё поменялось. Снег тараном ударил в лицо. Ветер подтолкнул назад. Ветки, что торчали на поверхности, ухватили за ноги. Я упал на бок. Пор рукой очутилась какая-то коряга. Ничего серьёзного: деревяшка тут же с треском разломилась на части. Но ощущение неприятное.

Дальше – больше. Где-то чащобе послышался тихий скрежет. Далёкий волчий вой заставил побыстрее подняться на ноги. Слева раздался треск веток, справа – тихий рык. Воздух за спиной задрожал, вздулся буграми. Из ниоткуда возникли снежные руки, поспешили ухватиться за рюкзак.

«Жизнь дороже вещи!»– проскользнуло в голове, и я сбросил поклажу. Тем более, противник таки успел за неё схватиться.

Не скажу, сколько я бежал. Может минут пять, может несколько часов. Время тянулось удивительно медленно, а пейзаж не менялся. Вокруг бушевал ураган. Снежные стены обступали со всех сторон. Призрачный шёпот волшебства не отставал. Он что-то говорил, просил, повествовал. И, казалось, рассказчик стоит за спиной, и я не убегаю, а стою на месте.

« Куда бежишь? Отсюда нет выхода!»– наконец разобрал я, немного притормозил.

–Кто ты?!– в бешенстве выкрикнул я, оглянулся.

Белая занавеса колыхалась на ветру. Снег как бы застыл в воздухе. В разрыв в облаках проскользнул одинокий лучик уходящей за горизонт звезды. Снег заискрился, вспыхнул красным пламенем. Этот волшебный миг растянулся на долгие мгновения созерцания прекрасного. И я уже тише сказал:

– Покажись.

«Ты меня ещё увидишь…»– проговорил всё тот же голос.

Всё снова забурлило, заклокотало. Рассказчик приблизился. Стали слышны отдельные слова, акценты.

Сквозь снегопад прорезалась вспышка молнии. В густеющих сумерках она обожгла взор. От неожиданности я споткнулся, улетел в кусты. До этого мгновения чертовски везло. Растения словно отходили с пути. Деревья не лезли в лицо заледенелыми ветками, кусты не создавали препятствий.

Значит, удача кончилась. Что же будет дальше?

Гонка продолжилась. Теперь ещё приходилось думать, как бы не угадить в кусты или не зацепиться за дерево. Благо, хоть они появлялись не в последний момент, когда меня уде поздно, а заходя, за несколько метров. Спасибо и на этом, Судьба!

Последнее, что осталось – небольшой камешек синего цвета, который остался в кармане,– стало излучать холод. Чем дальше я продвигался, тем сильнее становилось неприятное ощущение. Родственные стихии наверняка тянулись навстречу друг другу, я лишь препятствовал этому. Не удивительно, что голос за спиной усилился ещё. И к нему прибавились чей-то хрип и рык.

« Быстро же я бегаю,– металась в голове единственная оптимистичная мысль.– И долго. В любой другой ситуации, зверь уже бы догнал и разорвал. А пока отстаёт. Не зря же говорят, что страх даёт крылья. Или это специально надо мной издеваются?»

Ответа не было. Его заменили два огонька впереди. Чуть мерцающие, холодные и злые, они напоминали чьи-то глаза. Хотя почему, чьи-то? Это и были глаза Старика с востока. Только ему подвластны холод и ветер – стихия. Только он способен ими управлять. Человек не способен и помыслить о подвластной ему мощи. Стало быть, где-то рядом бродит и его жёнушка…

Огни приближались, пока своим светом не стали напоминать светило в зените. Холодный свет не дарил радости, лучи пробирали до самых костей.

Не в силах сделать и шага, я остановился, стал ждать развязки.

Неожиданно стена снега застыла. Свет « глаз» померк. Их словно прикрыли тканью. В повисшем полумраке возникла величавая фигура высокого худого человека с длинной белой бородой и кривой палкой в руке. Он медленно подошёл ближе, замер рядом с одним из своих творений.

– Вот я и явился, как ты и просил,– проговорил уже знакомый голос.– Поведай и ты, зачем пришёл?

– Кто ты? Бог холода, хозяин пустошь и вечной мерзлоты?

– Увы, нет,– собеседник склонил голову и тише произнёс,– его нет вообще. Он существует только в фантазии людей. Мистика, магия, вера– они связаны, и они есть только у тех, кто чего-то хочет или чего-то боится.

– Но…

– Знаю. Ты хочешь спросить про меня и про моих слуг. Так вот, ты же сам слышал слова. Я просил. И Он пришёл. Так чего ты хотел?

– Кристаллы…

– Зачем они вам? Не вижу в низ особой пользы. Камень и камень. Их много здесь, они произрастают из самой земли. Но ничего, кроме холода, они не дарят.

– Этого уже достаточно…– будничный тон собеседника вдохновил меня.– Может, ты мне их дашь?

– Дам, но ты этот момент не увидишь. Алчность ослепила тебя, тщеславие заткнуло разум. Я не в праве отпустить тебя, но в праве оставить здесь. Прощай!

Фигура исчезла. Человек просто растаял в воздухе. Вместе с ним исчезли и огни, и снег, и деревья. Я остался в пустоте и темноте.

Частое дыхание заставило обернуться…

Страшный удар разворотил грудь, почти достал до сердца. Я упал, закашлялся кровью. Убийца не поспешил убраться. Он так и остался радом, провожая в последний путь воем.

«Ослепила… Заткнуло…»– мысль ушла в тьму вслед за беспокойной душой…

… Сверху посыпалось ледяное крошево и похоронило под собой свежий труп. Он так и не увидел того счастья, за которым пришёл…

читателей   353   сегодня 1
353 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Ещё не оценивался)
Загрузка...