О, дивный и новый

 

Грегори в спешке вышел из Центрального Отдела Времени. Чемоданчик, зажатый в левой руке, неудобно бил по ноге, правой же рукой он лихорадочно вытаскивал жетон из кармана. «Нельзя, чтобы меня заметили, пока не поднялась тревога», — подумал он и немного сбавил скорость ходьбы.

В мире, где любой желающий может замедлить время, люди редко переходили с прогулочного шага на более быстрый темп. Опаздываешь на встречу – замедлись, не успеваешь выпроводить внебрачного любимого, когда муж уже подъезжает к дому – замедлись, проспал регистрацию на рейс – замедлись. «Надоела вечная суета и попытки успеть вовремя? – Замедли время и пунктуальность станет твоим вторым именем!» — гласила реклама часов Don’t hurry*. И именно так все и поступали – замедлялись (так это называлось между собой). Хотя лимит замедления был ограничен – не более чем 3 часа в месяц.

Спускаясь по лестнице все же активней, чем положено, Грег обернулся и посмотрел на дверь Отдела. «Пока все спокойно. Нервы ни к черту! Да если бы они уже обнаружили пропажу, сигнал тревоги мигал бы и пищал по всему городу. Да и портрет мой в объемном масштабе уже украшал бы каждый угол, а пока только реклама этих проклятых часов. Жаль, что в радиусе 25 километров от Отдела нельзя замедляться, я был бы уже совсем близко к убежищу».

Буквально за углом находилась стоянка такси. Грегори резким движением загнал жетон в щель, расположенную на двери, и еще раз оглянувшись быстро сел в шарообразный автомобиль.

***

Грег ехал по автомагистрали на максимально возможной скорости, но ему все время казалось, что двигается он очень медленно. «Скорей бы пересечь двадцати пяти километровый рубеж и наконец – то замедлиться, будет хотя бы фора в пару часов. Если агенты ЦОВ успеют заблокировать часы, ох, и тяжко же мне будет», — промелькнула лихорадочная мысль, и он с еще большей силой надавил на педаль, хотя толку от этого уже не было – она была вжата в пол до предела.

Ограничитель скорости, установленный в каждом такси, не давал разогнаться больше официально разрешенной нормы. Но, не смотря на это, при планировании операции Грегори решил, что лучше воспользоваться им, чем обычным воздушным автомобилем. Во- первых, местонахождение любого автомобиля можно было определить в два счета по маячку с особым серийным номером, устанавливающимся в каждый автомобиль при сборке. И во- вторых, такси считалось низшим видом транспорта, и поэтому передвигалось по асфальтированным дорогам, а не по воздушным магистралям, что уменьшало риск попасть в пробку или наткнуться на патруль.

***

Чемоданчик аккуратно лежал на соседнем сиденье и Грег то и время посматривал на него краем глаза. «Стоп! Что-то не так», — взглянув в очередной раз на свой ценный груз, он заметил что-то необычное за окном. Отвлекшись от дороги и устремив свой взгляд сквозь стекло, он увидел на всех зданиях и витринах, мелькавших на его пути, свое собственное лицо, а иногда даже себя в полный рост с надписями, мигавшими красным светом: СРОЧНО РАЗЫСКИВАЕТСЯ!!! ЖИВЫМ ИЛИ МЕРТВЫМ!!! Видимо серена уже работала некоторое время, — «Слава Богу, тут шумоизоляция, это бы сильно действовало на мои и без того расшатанные нервы».

Не успел Грег примириться с этим глубоко удручающим фактом — ведь он планировал уехать гораздо дальше, до того, как это случится – как сзади его протаранил массивный угрожающего вида автомобиль Отдела. «Да чтоб тебя!» — пробурчал он, выравнивая ход машины, — «Быстро среагировали, гады».

«У меня есть только одно преимущество – маневренность, на нем и надо играть. Их автомобили слишком массивны, чтобы тягаться со мной», — решил беглец и резко свернул вправо в ближайший переулок. Надежды было мало, но на всякий случай Грег понажимал кнопку замедлителя. «Конечно же, блокирован, но попытаться стоило», — и еще один крутой поворот не сбавляя скорости.

***

В левом верхнем углу лобового стекла, прямо на уровне глаз, замигало предупреждение о том, что топливо кончается. «Придется искать новый автомобиль, взломать воздушный я вряд ли успею, так что снова такси. Главное во что бы то ни стало добраться до убежища, там они меня уже не достанут». Грегори провел указательным пальцем по стеклу, описывая круг. Перед его взором появилась подробная карта окружающей местности. «Стоянка, где ближайшая стоянка такси» — он лихорадочно переводил взгляд с одного района на другой, при этом успевая следить за дорогой и закладывать виражи по мере необходимости.

***

«Я немного оторвался от них, это мой шанс сменить машину. Парк!» — на карте зеленым прямоугольник была обозначена стоянка такси, прямо у входа в парк. Грегу всего то и нужно было проехать пару кварталов и обогнуть его, подъехав к главному входу. Значок расхода топлива неумолимо мигал красным светом, напоминая, что такси может заглохнуть в любой момент и все его планы покатятся ко всем чертям.

Автомобиль остановился, не доезжая нескольких метров до заднего выхода из парка. «Придется пересечь парк и добраться до стоянки пешком». Грегори схватил чемоданчик, распахнул дверь и что было сил побежал к воротам. Теперь уже можно было не думать, о том, как выглядишь, каждая собака в этом городе знала его в лицо. Не слышные в машине сигналы тревоги резко били по перепонкам и подгоняли бежать еще быстрее. «Кто придумал такие огромные парки? Защитники природы, чтоб вас!» — оглянувшись, он увидел выезжающих из-за угла Агентов Отдела, они подъезжали к заднему выходу. «Отрыв небольшой» — подумал Грег и засунул чемодан под мышку, чтобы хоть как-то прибавить скорости, — «А еще больше половины парка. Нельзя, чтобы они поймали меня с грузом, это сведет на нет многолетнюю подготовку всего нашего клана. Нужно спрятать их, а потом я обязательно за ними вернусь, когда все успокоится».

Не далеко от себя Грегори заметил валяющуюся на земле куклу, прямо под огромным дубом. Немного изменив траекторию своего маршрута, он направился именно туда. «Кто будет искать часы в старой потрёпанной кукле» — подумал он и резко остановившись, упал на колени прямо перед ней. Положив чемодан на землю, он стремительным и уверенным движением набрал пароль, открыл крышку и достал то, ради чего все это и затевалось. Это были небольшие, но довольно увесистые металлические часы с кнопкой, располагавшейся в левой части корпуса. Своим видом они были похожи на секундомер, с одной только разницей в назначении использования.

Прошло не более нескольких секунд, как Грег разорвал заднюю часть куклы, вложил туда часы и прикрыл дыру красным пыльным кукольным платьем. Встав с колен, он взял чемоданчик, заметив небольшое отверстие в стволе дуба, он засунул туда куклу с ценным грузом и бросился со всех ног к выходу из парка. Преследователи не заметили его манипуляций, так как ствол могучего дерева скрыл от них часть происходящего. Поэтому, когда Грег продолжил свое бегство, Агенты, как ни в чем не бывало, пробежали мимо дуба, все еще охотясь за чемоданчиком.

***

Крис, в голубом ситцевом платье и милых белых туфельках, подбежала к дубу. Обогнув его несколько раз для большей уверенности, она села в своем новом платьице прямо на землю и громко заплакала. «Что случилось, милая», — подходя, ласково спросила мама, опускаясь перед ней на колени. «Я нигде не могу найти Долли» — пролепетала Крис, вытирая слезы маленьким кулачком и с надеждой глядя на мать, — «она должна быть где-то здесь, я оставила ее тут всего на минутку».

Мама поднялась в полный рост и, оглядевшись по сторонам, досадливо поморщилась – это была любимая кукла ее маленькой дочки, нужно найти ее обязательно. И тут, она заметила торчащий из дупла, маленький кусочек красной материи. Поднявшись на цыпочки, она достала куклу из недр дерева и показала Крис. «Вот и твоя Долли, интересно, как она туда попала? Ну ладно, пошли домой, скоро уже обед» — сказала мама и взяла свою покрасневшую от слез дочь за руку. «Какая тяжелая кукла, нужно купить Крис новую, эта слишком старая и поношенная» — подумала мама, пряча ее в сумку.

***

«Они слишком близко, — подумал Грег, оборачиваясь, — разница в пару шагов». Выскочив из парка, он сломя голову бросился к стоянке такси. Засунув жетон в отверстие, он распахнул дверь и запрыгнул в машину. Быстро включив зажигание и нажав на ручное управление, Грегори поднял свой взгляд прямо перед собой, готовый рвануть с места в эту же секунду. «Поздно. Не успел» — пронеслось в голове, пока он разглядывал Агента, стоявшего прямо перед машиной, и целившегося ему в голову. «Надеюсь, когда клан узнает, что часов при мне не обнаружено, они догадаются обыскать парк раньше, чем эти кретины в шлемах». Дверь такси распахнулась, Грегори выволокли на улицу и последнее, что он увидел – увесистый кулак, летящий ему в лицо.

***

Грегори очнулся привязанным тугими ремнями к массивному креслу, опутанным проводами. В голове неприятно звенело и мысли то и дело путались. Он находился в темном, подвального вида помещении. Единственным источником света была тусклая лампочка, одиноко висевшая под низким потолком. Железная дверь резко распахнулась, и с трудом сфокусировав взгляд, Грег увидел плотного, высокого мужчину в военной форме. «Небось, не ниже, чем Генерал Временного Контроля пришел меня проведать» — хмыкнул про себя заключенный, в ожидании дальнейшего развития событий.

Генерал медленно подошел к Грегу, оглядел его брезгливым взглядом и гулким басом, отчеканивая каждое слово, будто стрелял из автомата, сказал: «Чемоданчик пуст. Говори, где часы сейчас же или я заставлю тебя это сделать под страшными пытками».

«Ага, часы они не нашли, глупые индюки, значит есть еще шанс, что работа будет доделана и без меня. Ты не услышишь от меня ни слова, товарищ Генерал», — подумал Грегори, подавляя сильное желание плюнуть ему прямо в лицо.

Генерал постоял в ожидании ответа несколько секунд и, развернувшись, вышел из помещения, громко хлопнув дверью.

Через некоторое время тяжелые засовы снова заскрипели, дверь распахнулась, и в подвал вошло несколько человек, в том числе и Генерал. Некоторые из них были с различными приборами и аппаратами в руках.

Грегу к вискам подключили несколько проводов, нажали на переключатель за его спиной и Грегори почувствовал необычную энергию, исходящую от кресла и окружающую его с ног до головы.

«Это прибор для ускорения старения, каждый раз, когда я буду нажимать на эту кнопку, у тебя будут отниматься бесценные годы жизни твоей молодости. Твое тело будет иссыхать, как цветок под невыносимым палящим солнцем, зубы будут крошиться и выпадать с неимоверной болью, глаза будут гореть так, будто их жарят на сковороде, и терять свою функциональность. А в конце ты умрешь даже не человеком, а сморщенным мешком костей. Так что подумай и ответь на мои вопросы прежде, чем я нажму» — сказал Генерал, жестоко глядя прямо в глаза Грегу.

«Так вот как они добывают информацию у своих врагов. Об этом способе ходили слухи в клане, но никто толком не мог ничего ни подтвердить, ни опровергнуть. Что ж, настало время почувствовать это на своей собственной шкуре. Моя жизнь ни что по сравнению с жизнью моих соратников и успехом всей миссии» — подумал обреченный и ухмыльнулся уголком рта.

Толстый палец Генерала опустился на небольшую темную кнопку квадратного прибора, глаза Грегори закатились, все тело напряглось, и он почувствовал, как годы жизни вырывают, будто с мясом из его молодого упругого тела. Мышцы нестерпимо сужались, пальцы скрючивались, не в силах удержать былую форму костей, глаза застелила пелена, теперь все было как в тумане. Было ощущение, будто всю влагу огромным насосом выкачали из тела. Отчаянно силясь удержать в себе возгласы боли, Грег с силой сомкнул челюсть. Но боль была сильнее его. Губы разжались, и он закричал так, как кричит только пойманная антилопа, разрываемая неумолимым хищником. С этим криком он будто выталкивал эту адскую боль наружу из своего тела.

 

Генералу явно доставляло удовольствие следить за мучениями и главное знать, что именно он является их создателем. Он отпустил кнопку и снисходительно посмотрел на узника. «Ну что, ты все еще такой же самоуверенный?»

«Чертов садист» — злобно, будто харкнув ему в лицо, ответил Грег, наслаждаясь секундным перерывом.

И снова волна страданий нахлынула на Грегори с новой силой, и он с нетерпением ждал, когда же потеряет сознание, отключиться от всего происходящего хотя бы ненадолго.

«Генерал, вы так убьете его» — промолвил один из агентов.

«Этот глупец и так ничего не скажет, слишком упертый» — сказал Генерал, не отпуская кнопки и наслаждаясь последней агонией своей жертвы.

Грегори уже даже не дергался – парализованные конечности вяло свисали с кресла. Не было сил даже открыть глаза, да и они были уже слепыми. И только мозг еще вяло работал, стойко перенося пытку.

«Друзья, я верю, что вы найдете часы и измените мир к лучшему» — подумал, а может и произнес в слух Грегори Филиппс, за секунду до того, как сознание навсегда покинуло его тело.

***

Сегодня Крис исполнялось 16. И именно в этот день был назначен переезд всей семьи в другой, более просторный и уютный дом. Поэтому все лихорадочно бегали, собирая остатки вещей и упаковывая их в коробки. Крис уже давно отобрала свои важные вещи и отнесла их вниз, чтобы папа, когда освободиться, погрузил их в машину. Оставалось только наведаться на чердак. Там хранились ее детские игрушки, о которых она давно позабыла. Может, что-то захочется захватить с собой в новую жизнь.

На чердаке было очень пыльно, и повсюду валялся старый хлам. Осторожно пробираясь мимо завалов, Крис наткнулась на коробку с надписью: «Крис – 5 лет». Она открыла коробку. На самом верху лежала давно позабытая, но когда- то ее самая любимая кукла. Кажется, ее звали Долли. Крис взяла ее в руки. Она была тяжелая и совсем не мягкая, какой она помнила ее в детстве. Перевернув ее, она подняла платьице и увидела, что кукла разорвана и внутри нее что-то поблескивает. Этим что-то оказались часы. Но это были не обычные часы, таких она еще ни у кого не видела.

Нажав на замедлитель, чтобы успеть узнать про эти часы побольше, она спустилась с чердака, прошла мимо замедлившегося отца, грузившего коробки. Казалось, что он совсем не двигается, но это было не так, просто все происходило настолько медленно, что глаз не улавливал изменений. Зайдя в свою комнату, Крис подошла к своему старенькому сканеру, подставила часы под лучи лазера и застыла в ожидании. Ждать пришлось дольше обычного, но наконец, сканер отобразил информацию на экране. Информацией оказалась одна единственная статья одиннадцатилетней давности с заголовком: «Неизвестный украл разработку военной важности и исчез в неизвестном направлении».

Там говорилось, что некий неопознанный субъект выкрал единственные в мире часы, останавливающие время из хорошо охраняемого Центрального Отдела Времени. Что потом стало с этим человеком и с часами никто не знает, Агентам так и не удалось его обнаружить. Под текстом прилагалась фотография человека с чемоданчиком в руке, выходящего из дверей Отдела, и рисунок часов. Сомнений быть не могло, это те же самые часы, что сейчас находились в руках Крис.

«Кристин, спускайся, нам пора ехать» — крикнула мама. Крис осторожно положила часы в рюкзачок, отключила сканер и проворно спустилась навстречу новой жизни.

***

У них был гладкий металлический корпус и одна единственная кнопка. Палец осторожно дотрагивался до этой кнопки и резко отдергивался. Страшно. Хотя нет, не страшно, просто волнующе, все-таки она так долго этого ждала.

Это был знойный летний день в середине июля, около 10 утра. Кто-то уже шагал по улицам, отправляясь на ненавистную работу, кто-то только потягивался в кровати, моргая еще сонными глазами, кто-то пил кофе в компании своей шумной семьи или неудовлетворенной жены и наскоро пробегал взглядом первые полосы утренних газет. В общем, это был еще один обычный день в жизни людей этой бескрайней планеты, но только не для нее. Этот день обещал стать концом старого, заурядного мира и началом нового, свободного, идеального. Ее мира.

«Там было написано, чтобы я хорошенько подумала, прежде чем нажимать, ведь обратно ничего не вернешь. Все просто: давишь на кнопку, и время останавливается для всех, кроме обладателя часов. Тоже мне сложный выбор, странно, что он не решился это сделать, иначе, зачем их красть. Что ж, зато теперь это могу сделать я!»

И указательный палец резко опустился на небольшую круглую кнопку.

***

Кажется, ничего не изменилось. «Может, они уже не работают или никогда не работали» — подумала Крис, прислушиваясь к своим ощущениям. Она осторожно вышла из комнаты и направилась на кухню. Там все уже завтракали, все кроме нее. Но только теперь никто не двигался. Они были похожи на восковые фигуры, казалось, еще чуть-чуть и они дальше продолжат заниматься своими делами: папа положит ногу на ногу и сделает глоток своего любимого крепкого кофе, мама перевернет жарившийся для Кристин бекон, братишка засунет в рот ложку полную медовых хлопьев и начнет с удовольствием жевать.

Еще не полностью осознав, что же произошло, Крис почти на цыпочках подошла к столу и помахала рукой перед глазами брата. Ничего. Тогда она похлопала по плечу сидевшего к ней спиной отца. Никакой реакции. Девочка выбежала на улицу и, проходя мимо прохожих, внимательно следила, вдруг кто-то шелохнется, вздохнет, пошевелит ресницами. «Я свободна!» — вырвалось из ее уст, и с заливистым смехом она побежала по дороге, подпрыгивая, от восторга переполнявшего ее. 2 месяца она не решалась нажать на эту кнопку, сидела и часами разглядывала оказавшийся по счастливой случайности у нее механизм. Но вчерашняя ссора с родителями положила конец сомнениям. Она хотела быть свободной и независимой, хотела быть одна в этом мире. Крис использовала этот шанс и была невыразимо счастлива.

***

Несколько месяцев Крис находилась в неописуемом блаженстве – она делала все, что хотела и когда хотела. Никто не останавливал ее укоряющими взглядами и нудными нотациями. С горем пополам она научилась управлять папиным воздушным автомобилем и целыми часами развлекалась на застывших магистралях, даже не вспоминая о каких-либо правилах. Крис также выбросила свой замедлитель, всегда натиравший ей руку – он все равно больше никогда не пригодиться.

Но постепенно тоска начала пробираться к ней в душу. Она скучала по общению, по веселому чужому смеху от удачной шутки, по такому родному шуму города, теперь ставшего совсем безмолвным. Приходя домой, Крис иногда разговаривала со своими родителями, рассказывала, как провела день. Мама все также жарила бекон, а папа пил кофе. Все чаще по ночам ей становилось страшно и неуютно в тишине, окутывавшей ее. Когда такое происходило, она спускалась на кухню, садилась за стол рядом со своим братом и, опустив голову на руки, в конце концов, засыпала.

Жизнь оказалась не такой поверхностной, как она думала. Она все чаще проклинала себя за свой необдуманный поступок, который навсегда забрал у нее всех тех, кого она любила, хоть иногда и забывала об этом. С неимоверной яростью и отчаяньем Крис швырнула проклятые часы в стену. Они разлетелись на множество отдельных частей. К чему они, если пути назад нет.

Она изменила мир, но не смогла изменить себя. Крис рухнула на колени перед своей семьей, застывшей навсегда, и громко, во весь голос заплакала.

 

   

читателей   531   сегодня 1
531 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Ещё не оценивался)
Загрузка...