Дорога, ждущая каждого

Подъезд многоэтажки выпустил в раннее утро высокого блондина. Расположение дома в одном из элитных районов Екатеринбурга и дорогой костюм выдавали в нем человека обеспеченного. А чуть надменный прищур голубых глаз говорил о высокомерии. Начищенные до блеска туфли отразили солнечного зайчика.

Максим окинул хозяйским взглядом чистый асфальт двора, зеленые верхушки деревьев и безоблачное синее небо. С удовольствием вдохнул утренний воздух, промытый ночным дождем, улыбнулся. Он любил выходить из дома рано, когда толпы еще не подняли пыль. Когда не нужно внимательно лавировать в потоке людей, каждый раз неосознанно напрягаясь, ощутив толчок плечом. Когда можно насладиться глубиной летнего неба, полюбоваться капелькой росы на листке, ощутить прохладный ветер на щеках. И почувствовать, что ты тоже часть природы.

Упругой походкой человека, регулярно посещающего спортзал, он направился к машине. Авто представительского класса пиликнуло трелью сигнализации и приняло Максима в свое комфортабельное нутро. Машина басовито заурчала мотором, словно довольный тигр – хозяин городских джунглей. Разнообразная электроника превращает вождение в удовольствие. Поэтому он небрежно рулил одной рукой, вторую расположив на подлокотнике. Максим выехал с парковочного места, машина резво набрала ход и покатилась по пустынной улице.

Неожиданно справа, из-за припаркованного внедорожника метнулась черная тень. Максим утопил тормоз в пол, захрустела АБС, ремень безопасности больно резанул ключицу. Он среагировал быстро, но полторы тонны металла, стекла и пластика, разогнанные до шестидесяти километров остановить непросто. Авто слегка содрогнулось, послышался глухой стук тела о бампер. Вмиг покрывшийся потом Максим поставил нейтраль, скрипнул ручником и с колотящимся сердцем выскочил из машины. Максим подошел к бамперу и с тревогой его осмотрел. Бампер и фары, все цело – ни трещин, ни вмятин. Он с нежностью провел ладонью по капоту. И только после этого обернулся на лежащую в метре от машины старуху в черном плаще. Судя по оханью и кряхтению, она была жива.

– Какого черта ты лезешь под колеса?! – вызверился на нее Максим.

Старуха, не переставая кряхтеть, встала на нетвердые ноги. Максим не сделал попытки ей помочь.

– Ирод! Чуть жизни не лишил! – гневно зыркнула из-под кустистых бровей старуха.

– Да тебе осталось этой жизни-то, – усмехнулся Максим, почему-то ежась под взглядом старухи. – Учти, ты ничего мне не предъявишь. Это не пешеходная зона.

– Думаешь, тебе много осталось? – злобно проворчала старуха. Но Максим ей не ответил. Он уже прыгнул обратно в машину и резко взял старт под визг покрышек. А старуха прошаркала к тому месту, где он только что стоял, и принялась водить рукой над асфальтом.

Это неприятное происшествие испортило Максиму настроение. Он нервно ускорялся, дергал руль, уже не получая удовольствия от вождения. Но в офис вошел спокойным и собранным. Нельзя показывать свою слабость подчиненным.

С работой Максим справлялся хорошо. За год работы в должности начальника отдела он сумел хорошо наладить дело. Теперь можно осуществлять только периодический контроль. Как сегодня, когда он пришел в офис за час – отметить, во сколько приходят сотрудники. События в конторе шли своим чередом, и работа грозила стать рутиной. Если бы не она. Виолетта. Тонкий стан, пышная копна каштановых волос, карие глаза и темные густые брови. Гуще, чем обычно бывает у девушек. Точнее, чем они обычно оставляют. Некоторые так увлекаются выщипыванием, что опустошают брови до последнего волоска. Наверное, так проявляется свобода эмансипированной личности. Свобода рисования бровей в любом месте лица.

Сегодня она пришла в числе первых, за полчаса до начала рабочего дня. Максима, прогуливающегося у дверей отдела, она одарила очаровательной улыбкой. Долгим взглядом он проводил стройную фигурку сотрудницы. Сама собой, на губах появилась мечтательная улыбка.

В середине дня, под предлогом проверки работы, Максим подошел к столу Виолетты. Он встал рядом с ее стулом и делал вид, что изучает презентацию, которую она прокручивала на мониторе. Встал он немного ближе, чем позволяет простое светское общение. Ненароком прикоснулся коленом к ее стройной ножке. Она ногу не отодвинула, словно не замечая прикосновения. Левую руку он положил на спинку стула так, что слегка касался ее спины. Наклонившись ближе к монитору, Максим мимолетно заглянул за вырез блузки, ощутил аромат ее духов. Ноздри расширились от возбуждения, а дыхание на миг замерло. Говорят, что человек подбирает парфюм, усиливающий естественный запах. Если так, то Максиму определенно нравится запах ее тела.

В последнее время Виолетта чаще обращалась к нему за помощью по разным мелким вопросам. При этом она неизменно восхищалась тем, как блестяще он решает пустяковые проблемы. Похоже, она тоже вела с ним игру. Максим не стремился форсировать события, как какой-нибудь повернутый на количестве самок пикапер. Он наслаждался этой партией, смаковал эмоции, как гурман смакует мастерски приготовленное блюдо. При его доходах, удовлетворить сексуальные потребности просто. А вот такого волнительного общения за деньги не купишь.

Этот легкий флирт приятно оттенил день, но работы сегодня было много. К вечеру Максим чувствовал себя разбитым. Тело словно потяжелело, сил не было и хотелось спать. Вернувшись домой, он решил не ходить в спортзал. Наскоро поужинав, лег в постель и быстро уснул.

Он осознал себя в ночном лесу. Лес этот больше всего напоминает джунгли, которые он видел в каком-то фантастическом фильме. Сквозь переплетение ветвей тускло мерцают редкие звезды. Ветер треплет кроны, покачиваются лианы, свисающие с деревьев. Пахнет прелой листвой. Мелкая живность шуршит в подлеске.

Раздался крик ночной птицы, копошащееся до этого мелкое зверье тревожно затихло. Максим сглотнул комок в горле, нервно огляделся. Появилось ощущение, что рядом опасный хищник. Ночная птаха снова тревожно закричала. В зарослях справа раздался шорох, подлесок колыхнулся, пропуская нечто крупное и, вероятно, опасное. Максим не стал дожидаться этого гостя, помчался прочь, не жалея сил. Он несся сквозь лес, кустарник хлестал его по ногам, ветви царапали лицо и руки. А сзади слышались размеренные шлепки мягких лап, со спрятанными в подушечках когтями. Он не оборачивался – боялся споткнуться, врезаться в дерево. Но больше всего боялся увидеть преследователя. Страх мерзлым комом болтался в животе, сердце громко стучало в груди. Максим перепрыгнул через ручей, стал взбираться на пригорок. И тут зверь настиг его. Острые зубы вонзились в правую ногу ниже колена. Крича, он упал ничком, растопыренные пальцы погрузились в мягкую землю.

Он проснулся и подскочил на кровати с колотящимся сердцем. Руки судорожно сжимали одеяло, а вовсе не землю в лесу. А вот боль, вонзившаяся в ногу сотней горячих игл, была не иллюзорная. Перед глазами встала картина разорванных мышц и оголившейся кости.

Он потянулся к ноге и облегченно выдохнул, нащупав ровную кожу окаменевшей ноги. Всего лишь судорога. Максим скрючился на кровати и, шипя сквозь зубы, пытался размять ногу.

Остаток ночи заснуть он так и не смог. К утру, чувствовал себя совершенно разбитым, словно всю ночь рыл канавы в горах. Еще и голова немилосердно болела. На работу в таком состоянии идти бессмысленно.

– Алло, Сергей Иванович, это Максим. Я приболел. Плохо себя чувствую. Да, пойду в больницу. Спасибо, Сергей Иванович, постараюсь.

Аппетита не было, поэтому завтракать Максим не стал. Он не спеша оделся и вызвал такси. Не хотелось рисковать, садясь за руль в таком состоянии.

***

Анна Семеновна, участковый терапевт, еще раз заглянула в карточку больного, сидящего перед ней. Наследственных и хронических заболеваний не имеет. Температура и давление на момент осмотра в норме. Надо же, парню еще и тридцати нет, а выглядит на все сорок пять. В светлых волосах уже видна седина, под глазами синяки, цвет лица нездоровый. А костюм элегантный, дорогой. И кольца на пальце нет. Наверняка трудоголик. Окончательно себя загонял и живет на работе.

– Максим Николаевич, а когда вы в последний раз были в отпуске?

– Ну… Года два назад, – с видимым трудом припомнил пациент.

– Знаете, судя по симптомам, которые вы описали, у вас переутомление. Я выпишу вам направления на анализы. Возможно, найдем какие-то отклонения от нормы. А вы пока постарайтесь отдохнуть. Хорошенько выспитесь, пропейте курс витаминов.

***

Максим облегченно выдохнул, оказавшись на улице. Воздух в больничных коридорах неприятный. Он становится сухим и горьковатым, пройдя через устройства для дезинфекции. Забавно, эти аппараты представляют собой обычные кварцевые лампы с парой вентиляторов, закрытые пластиковым корпусом. А стоят дороже исходных элементов в несколько раз. Суть этого бизнеса проста – покупаем яблоко, моем его и продаем подороже.

Максим вернулся домой на такси. Поднявшись до своей квартиры на второй этаж, он запыхался. Видимо действительно переутомился. Решив точно выполнить рекомендации врача, без аппетита сжевал пару апельсинов, задернул шторы и лег спать.

Проснулся он только под вечер. Светящиеся цифры будильника показывали семнадцать двадцать девять. Вопреки ожиданиям, чувствовал он себя еще хуже, чем утром. Все суставы ломило. Ныли даже те мышцы, о существовании которых он не подозревал. Максим с натугой сел в кровати и дернулся от резкой боли в запястье. В детстве он ломал правую руку в этом месте. Странно, что травма напомнила о себе сейчас. Максим начал бережно разминать правую руку левой, и замер. Кожа была тонкой и сухой. Он прикоснулся к щеке. Пальцы ощутили дряблую морщинистую поверхность. Не обращая внимания на боль, он вскочил, клацнул выключателем и бросился к зеркалу. Из отражения широко открытыми тусклыми глазами смотрел седой старик. Высокий лоб изрезан морщинами. Уши и нос, кажется, стали больше. Мышцы, над которыми он упорно работал в спортзале, были обвисшими и рыхлыми.

«Лет на тридцать за день постарел. Это сколько же мне осталось теперь?» – прошила ужасом мысль.

Ноги подкосились. Максим свалился на пол, обнял колени и уставился неподвижным взглядом в стену. Лихорадочные обрывки мыслей крутились сумасшедшим винегретом. Он не заметил, сколько так прошло времени. Но в какой-то момент в голове мелькнуло: «Старуха! Это ее рук дело. Чертова ведьма! Уничтожу!». Он ухватился за эту мысль, словно утопающий за руку друга. Ярость исказила черты лица в жуткой гримасе, скрючила пальцы, превращая руки в карикатурные лапы хищной птицы. Кровь прилила к морщинистым щекам. С лихорадочным блеском в глазах, Максим выскочил из квартиры, сбежал по ступенькам и понесся по улице. Им владело только одно желание – найти старуху и придушить. Он не знал где ее искать, но сейчас на это было плевать. Хотелось сделать хоть что-нибудь. И он бежал. Правда, хватило его ненадолго. Всего через пару кварталов силы начали таять. Ярость блекла, уступая место отчаянию и изнеможению. Он замедлил бег, а потом и вовсе перешел на шаг. Сердце оглушительно стучит в груди, грозя разорваться. Воздух царапает горло, иссушенное одышкой, легкие жжет огнем, а глаза заливает пот. Болят и норовят подогнуться колени. В левом боку появилась резкая боль, словно туда вонзила нож предательская старость. Тело будто разваливается на ходу. Бессильно ковыляя, он опустился на скамейку возле какого-то подъезда. Упер локти в колени и закрыл лицо ладонями. Слезы потекли из глаз.

***

На город неспешно опускается вечер. Гул транспорта затихает. Толпы людей, спешащих по домам, редеют. Ветер скоро развеет смог, дав возможность усталым горожанам подышать чистым воздухом.

По двору одного из спальных районов Екатеринбурга вместе с дочерью идет прилично одетая, полная женщина. Выглядит она утомленно после рабочего дня и напоминает теплоход, движимый на тросе маленьким энергичным буксиром. Девочка неутомимо щебечет о том, что произошло сегодня в садике. Неожиданно она прерывает рассказ об игре в прятки, замедляет шаги и отпускает руку матери. Внимание ребенка привлек седой сгорбившийся старик на скамейке возле подъезда. Он сидит, уронив голову в ладони, по морщинистым рукам текут слезы. Сутулые плечи сотрясают судорожные всхлипы.

— Мама, а почему дедушка плачет?

— Не знаю, доча.

— Мам, а давай поможем дедушке! Ты ведь говорила, что к старым людям надо относиться с почт… С почти…

— С почтением. Давай подойдем и спросим, что у него случилось, – мать берет девочку за руку, и они направляются к старику.

Старуха в черном, стоящая за деревом неподалеку, невесело усмехнулась. Что ж, все как она и планировала. Через два дня парень вернется в нормальное состояние. Но этот урок не забудет уже никогда.

 
читателей   1065   сегодня 1
1065 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 2. Оценка: 2,00 из 5)
Загрузка...