Какая-то история

 

Лишь тонкая едва различимая в наступающих сумерках тропа помогает ему сохранить дух и не кинуться, потеряв рассудок, в глубину чащи сплетённых между собой сухих деревьев. Холодный ветер раскачивает мёртвые стволы, бросает в лицо морозную крошку, от чего путник поднял воротник куртки почти до глаз. Среди густого мёртвого леса, среди ветра и мороза, среди пожирающей пространство темноты есть лишь эта тоненькая дорожка, едва различимая по лежащим на земле мелко сломанным веткам. Там, где эта ниточка засыпана землёй или развеяна порывами ветра, путник невольно закрывает глаза. Невыносима даже мысль оторваться от этого пусть ненадёжного, но ориентира. Страшно открыть глаза и не увидеть впереди ничего, что даёт надежду выйти хоть куда-нибудь. И надежда тает также быстро, как расширяется и разливается по лесу темнота…

 

— Зачем так мрачно? Почему я не могу появиться в лучах восходящего над морской гладью солнца? Зачем лес, холод и темнота?

— Хочу, чтоб тебе начали переживать с первых же строк! Кому интересен герой, греющийся на солнышке?

— Мне! Давай заново.

— Хочешь на солнышко? Ладненько…

 

… Полдень. Жаркий, иссушивающий полдень. И ни капли воды в бессознательно сжатой рукой фляге. Ноги, обмотанные обрывками рубашки, чтоб защитить их от раскалённого песка, увязают всё глубже и глубже. Каждый шаг даётся с трудом. Для измождённого пустыней путника весь мир сжался до маленькой точки впереди. Оазис ли это или мираж, до него ещё нужно добраться. Ветер бросает в лицо раскалённые песчинки, из-за чего путник обмотался обрывками всё той же рубашки почти до глаз…

 

— Так, стоп! Ты опять начинаешь?

— Начинаю. Заметь, за короткий абзац я уже выполнил все твои пожелания.

— С лихвой! Эдак у тебя ни одного героя не останется. Неужели сложно начать с белоснежного фрегата, лёгкого бриза, богатого города за тихой гаванью с рыбацкими лодочками и чайками?

— Скучно.

— А если у белоснежного корабля сотня пушек и команда головорезов под моим командованием?..

— И сразу же сделать из тебя антигероя? Нет, не пойдёт.

— Ладно… А можно я просто буду идти?

— Просто идти? Без всяких эмоций, не вызывая переживаний, вот так просто и банально идти?

— Вот именно!

 

…Невысокий молодой паренёк в оборванном кафтане и нелепых по своей ширине грязных шёлковых штанах, шаркая по пыльной дороге сбитыми башмаками, перешёл через подъёмный мост через ров и подошёл к страже перед воротами…

 

— Почему невысокий? Почему не высокий, а?

— Маленькие слабые герои вызывают больше жалости…

— Да наплюй ты на жалость! Сделай меня высоким!

 

…Путник подошёл к страже, слегка присел и сделал жест, словно снимая с немытой головы воображаемую шляпу…

 

— Не делай меня шутом…

 

…Стражнику пришлось задрать голову, чтобы вперить в глаза молодого человека пристальный взгляд:

— Эй, дылда! Куда собрался?..

 

— Во-первых, это грубо! А во-вторых, а как меня зовут?

— А придумай сам!

— Придумывать – не моя забота.

— Кааак хочешь.

 

…Паренёк широко улыбнулся:

— Вы знаете моё имя! Моя слава идёт впереди меня!..

 

— Ну знаешь!

— Сам виноват.

— Хорошо, пусть будет Гектор, ладно?

— Занято.

— Хм… Лестат?

— Что?! Шутишь? Занято.

— Спартак? Леонидас? Ганнибал?

— Давно занято! Персонажами куда более колоритными, чем ты.

— Агравалс?

— Ммм…? Ты хочешь стать Агравалсом?

— Скажешь – занято?

— Не занято, но…

— Что «но»?

— Да потому и не занято, что «но»! Будешь просто – Валс.

 

…Путник снял котомку с плеча и опустил её перед собой на землю:

— Валсом меня зовут. Иду в город – припасы пополнить, на девиц ваших посмотреть.

Стражник оскалился:

— Девицы у нас – за год не насмотришься, но в город тебя не пущу. Не знаешь разве, что за ужас в нашем городе творится?

— Сам я из далёких земель, а на моём пути путников мало встречается. Не расскажешь ли, что ж тут у вас происходит, что усталого путника за воротами оставляете?

Стражник вздохнул и поудобнее опёрся на копьё:

— Не со зла же оставляем. Сам благодарить будешь, что не пустил, когда узнаешь.

— Узнаю? И что же я узнаю?

С небес раздался оглушающий рёв, и облако пробил огромный красный дракон.

— Дракон!! – закричал стражник, ринувшись к ближайшей башне с катапультами…

 

— Дракон??

— Дракон!

 

-Дракон? – юноша задрал голову и, открыв рот, смотрел на стремительно приближающееся к городу чудище. Ярко красный окрас горел пламенем на полуденном солнце. Взмах широких крыльев прижимал молодые деревца к земле и сбивал с ног бегущих кто куда людей. Чудище подлетело к стене и ухватилось за зубцы огромными лапами, во все стороны полетели обломки камней. Люди в панике забегали в дома, сталкиваясь с теми, кто в панике выбегал из домов, слепо надеясь, что снаружи безопаснее. Стражники разбегались по башням, на которых стояли катапульты и огромные арбалеты. В это время осколок стены ударился о землю совсем рядом с Валсом, расплющив его котомку, и укатился в сторону. Некоторое время паренёк ещё стоял без движения, пытаясь разглядеть в яме, так неожиданно возникшей прямо перед его ногами, остатки котомки. А потом со всех ног бросился вслед за стражником на башню. Дракон раскрыл пасть, и яркое пламя перекрыло свет от солнца. Несколько домов загорелось.

— Куда бежишь, болван? – шлем у стражника съехал на бок, и уже сложно было понять – этот ли стражник приветствовал Валса у ворот, либо кто другой.

Рёв вырвался из пасти чудища, на время оглушив Валса и не дав ответить, дракон взлетел, посбивав людей с ног, и стал кружить над башнями.

— Ах ты ж тварь! – прокричал охранник на ухо оказавшемуся рядом с ним Валсу, — знает, откуда ему отпор можем дать!

— Катапульты? – паренёк не слышал собственного голоса, поэтому кричал со всех сил.

— Болван! Стреляли бы мы с катапульты, разнесли бы весь город – арбалеты! Вот чего он боится.

В доказательство этих слов ящер приблизился к одной из башен с арбалетом и выпустил струю пламени. На месте стражников остались лишь сплавленные куски железа, что ещё миг назад служили им надёжными доспехами. Со всех стен и уцелевших башен лучники пускали в ящера стрелы, не причиняя особого вреда. Несколько воинов заряжали большие арбалеты, натягивая на верёвку с механизмом длинную и широкую, с руку, стрелу.

— Вставай! – вне себя от творящегося вокруг безумия прокричал Валс, — вставайте все! Заряжаем!

Четверо уцелевших стражников с трудом поднялись на ноги и принялись помогать заряжать арбалет.

В это время дракон пролетел прямо над ними, мощные потоки воздуха ударили по башне, и стражников унесло в сторону.

— Заряжай! – стараясь не обращать внимания на ушибы по всему телу и невыносимую боль в ушах, продолжать кричать Валс, с трудом поднимаясь на ноги. Но на башне остался только он. Беспомощно оглянувшись, убедился, что и на других башнях положение дел ничем не лучше. Стиснув зубы, Валс ухватился руками за тяжёлый механизм и развернул его в сторону ближайшей целой башни.

— Должно повезти… — процедил он сквозь кровоточащие зубы…

 

— Хорошо, хорошо! У меня только один вопрос – зачем?

— Что именно – зачем?

— Зачем мне возиться с арбалетом? Зачем терпеть рёв и огонь, если я могу просто убежать, откуда пришёл. У меня ж здесь дома нет, мне цепляться, как тем бегущим во все стороны, кроме нужной, людям не за что.

— Ну, во-первых, сделать это не так просто, во-вторых – ты же герой!

— И-и-и… что?

— А то, что сейчас дракон подлетит к той башне, на которую ты нацелился, чтоб её сжечь, а ты выпустишь стрелу из этого огромного арбалета, случайно пронзишь глаз дракону огромной стрелой, из-за чего тот умрёт, и станешь героем для всех этих людей!

— Вот так просто?

— Это не так просто, как кажется… просто… тебе повезёт.

— Почему?

— Да потому что главный герой – ты! Был бы героем кто-то из стражников – повезло бы ему! Понимаешь?

— Понимаю это, но не понимаю – зачем мне убивать дракона, зачем становиться героем?

— Эм… Ну, у тебя должна быть какая-нибудь цель. Большая светлая цель. Спасти кого-нибудь: человека, город, мир, в конце-концов.

— А другие цели для героя есть?

— Жениться на принцессе, получить полцарства или даже всё целиком, стать королём?

— Принцесса… это хорошо, царство… тоже неплохо. А без дракона можно как-то обойтись? Он ведь и зацепить может, зачем королевству и принцессе калека?

— Может… Я тебе больше скажу – зацепит! Но не волнуйся. Всё продумано до нас – дракон делает твоё сватовство к принцессе интересным для читателя, а я уж постараюсь не отдать тебя ему в пасть.

— Ладно… ты принцессу хоть посимпатичнее опиши!

— Это уже как получится.

 

…Дракон сделал очередной виток и оказался прямо над башней, куда и нацелился Валс:

— Получай, чудовище! – крикнул он, спуская верёвку, сдерживающую механизм арбалета.

Сделав это, он в беспамятстве рухнул на камни рядом с орудием.

Очнулся он, утопая в мягком шёлке простыней. Дракон, разбитые улицы, сожжённые стражники – всё это осталось позади, где-то далеко, лишь слегка отдаваясь болью в затылке.

— Герой уже проснулся?

Валс открыл глаза и увидел необыкновенной красоты девушку…

 

— Больше подробностей!

— Наоборот! Эта сцена ужасна, банальна и невыносимо скучна! Давай я её пропущу.

— Эй! Эй! Как пропущу? Я ж дракона убивал ради этой необыкновенной красоты девушки!

— Ну и убил. И красавицу получил. А писать про это, а тем более – читать – скучно! Поэтому

 

…И жили они долго и счастливо!..

 

— Э нет! Зачем было создавать героя для всего лишь одной битвы с драконом?

— Ну… не сказал бы, что я тебя так уж и создал – слегка только описал.

— А теперь подробно опиши!

— Зачем? Если истории конец.

— А чтоб читатель знал, с кем имеет дело!

— Ладно…

 

…Валс — высокий юноша с ясными добрыми зелёными глазами. Светло-русые волосы его всегда всклокочены, как бы усердно он их ни приглаживал гребешком…

 

— Что ещё?

— А это что – всё? Опиши характер.

 

…Весёлого нрава, добрый и отзывчивый к нуждам людей…

 

— Привычки? Особенности? Одежда?

— Привычек нет, особенностей нет, одежда – по времени года!

— Ну как – без особенностей? Надо ж интересовать читателя!

 

…На левой щеке у него большой шрам, оставленный разъярённым вепрем, когда Валс был ещё ребёнком…

 

— А давай без шрамов, а?

— А давай без особенностей тогда, а? Всё.

— Всё? Вся история? Пришёл путник к городу, победил дракона, непонятно зачем летающего там, и встретил красавицу?

— Это стандарт для большинства известных мне историй.

— И чем моя история отличается от всего большинства?

— Незамолкающим героем, который постоянно перебивает автора и вносит свои поправки! Работать невозможно!

— Требую необычной концовки! Чтоб ни один читатель не мог догадаться, как история закончится!

 

…И упала на город большая звезда, горящая подобно светилу…

 

— Это ещё что?

— Необычная концовка. Достал ты меня! Конец истории.

 

читателей   648   сегодня 4
648 читателей   4 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Ещё не оценивался)
Загрузка...