Мизерикорд

 

Килгор сбросил с плеч плащ. Белая рубаха, словно парус, наполнилась дыханием осеннего ветра. Юноша поежился. По спине забегала кавалькада мурашек, зубы принялись выстукивать походный марш инфантерии. Чтобы скрыть дрожь, он вытащил из ножен шпагу и несколько раз рассек блестящим клинком зыбкий предрассветный воздух.
— Побереги силы, парень, — хмыкнул из-за его спины Хорхе. Его секундант стоял в тени горбатого карагача и разглядывал кончики своих стоптанных сапог. Майор его больше не отговаривал. То ли смирился, то ли искал доводы поубедительнее предыдущих. Килгор больше склонялся к первому, поскольку на небритом, изрезанном морщинами лице Хорхе застыло выражение безмерной усталости и обреченности.

Килгор стиснул зубы.

— Отец будет отомщен.

— Твой отец умер, парень, и…

— Его убили, — резко перебил его Килгор. — Чуешь разницу? У-би-ли.

Майор пожал плечами.

— Ты знаешь, как все было на самом деле.

Ванкостиган уже натягивал перчатки. Он и его секундант стояли на противоположном скате оврага, окруженные огненно-рыжими березками. На его противнике была красная мундирная рубаха со стоячим воротничком и черные, с синими лампасами штаны, заправленные в сапоги. Лысеющий со всех сторон головы Ванкостиган даже отсюда выглядел собранным и решительным. Шпага в посеребренных ножнах буднично торчала из под его правой подмышки, сверкая блестящей рукоятью.
Похоже, что он ни капли не волновался.

— Сволочь, — пробормотал Килгор и тоже принялся натягивать на руки кожаные перчатки.

— Килгор Асунсон, князь Йеловарника и Месковаца, флигель-адъютант пятого инфантерского полка Её Величества, — ровным голосом начал Хорхе, — требует Красной сатисфакции у Йона Ванкостигана, капитана пятнадцатого лейб-драгунского полка Её Величества. Причина дуэли была указана в письме и принята секундантом господина Ванкостигана — полковником Рокли.

— Подтверждаю. — Рокли важно кивнул.

Килгор почувствовал, как его ноги наливаются свинцом, а в низу живота начинает расти горячая опухоль страха. Неужели струсил? Испугался?

— Господин Ванкостиган, вы не отказываетесь от своих слов?

Капитан покачал головой.

— Не отказываюсь.

— Господин Асунсон, вы не отказываетесь от своих слов? — голос Хорхе невольно дрогнул.

Килгор про себя грязно выругался.

— Не отказываюсь.

Хорхе обвел обоих дуэлянтов печальным взглядом и сказал:

— Тогда я попрошу вас отойти друг от друга на семь шагов и…

Килгор отсчитал семь шагов, развернулся. Ванкостиган смотрел на него бесстрастными серыми глазами.

Глазами убийцы, подумал юноша. Правая рука до боли в пальцах стиснула рукоять отцовской шпаги. Ноги вновь налились силой, твердо уперлись в землю.
«Все нормально, отец. Я справлюсь».

— …и сказать несколько слов, посвященных своему противнику. Такова традиция, господа.
Когда Ванкостиган закончил свою речь, Килгор смачно плюнул себе под ноги.
— Ложь, — бросил он им всем одновременно. — Самообман. Бесплатная индульгенция от самого себя.

Рокли нахмурил брови, затем открыл рот, собираясь что-то сказать. Килгор его опередил.
— Этот человек, — он указал клинком на Ванкостигана, — убил моего отца. Своего товарища, который воевал с ним плечом к плечу и не раз спасал тому жизнь.
Капитан драгун напряженно слушал, поигрывая желваками на высоких, покрытых белой щетиной, скулах.

— Убил только потому, что мой отец был ранен и не мог идти дальше.

— Остатки полка уходили от погони, — хмурясь произнес Рокли. — Твой отец понимал, чем это чревато для его людей и сам, лично попросил Йона о мизерикорде. Это очень тяжелая ноша, но капитан Ванкостиган не отказался от неё и…

Килгор нервно рассмеялся.

— И со слезами на глазах пронзил сердце отца кинжалом. Господи, какая чушь!
На этот раз Ванкостиган едва сдержался. Капитан дернулся, тонкие, обветренные губы разошлись в яростном оскале, обнажив желтоватые зубы.

— Щенок, — прошипел он. Острие его шпаги смотрело юноше в лицо. — Рикардо Асунсон сказал мне, что хочет…

— …чтобы это сделал ты, Ван. — Асунсон улыбнулся. Его зубы покрывала розовая пленка, кровавые пузыри лопались в уголках рта, словно кто-то невидимый выдувал их изнутри в деревянное колечко. Лейтенант побледнел еще сильнее, темные круги под его глазами напоминали жерла пушек.

В носилках, наспех сделанных из двух пик и плаща, хлюпала кровь. Йону казалось, что её там собралось пинты четыре, не меньше. Она была темная, густая, словно кисель, с фиолетовыми сгустками и прожилками. Всем было ясно, что рана Рико Асунсона смертельна и жить лейтенанту осталось еще недолго.

Где-то в глубине души, Йон даже надеялся на то, что его друг умрет раньше, чем он согласится на удар милосердия. В том, что проявить милосердие придется ему Ванкостиган не сомневался.

— Из двух друзей лишь один друг другого, — пробормотал он.

— Вот именно, — Рико улыбнулся еще раз. — Все… понимаешь…

Он закашлялся. Несколько багровых капель, вырвавшихся из его рта, упало Йону на кирасу.

«Эта кровь будет на тебе всю оставшуюся жизнь, — сказал ему внутренний голос. — Подумай дважды».

Дважды… трижды… к дьяволу все! Ему вдруг сильно захотелось встать и в одиночку пойти навстречу наступающему врагу. Сталь мерцает, глаза сверкают, стылый золяйнский ветер хлещет в лицо… будь что будет. Так просто.

Рико, видя сомнения на лице друга, схватил его за руку и крепко сжал пальцы.

— Рисковать всеми ради одного — признак хорошего человека, но не хорошего солдата.
Йон вздохнул, коротко кивнул.

— Твоя правда.

Откуда-то с юга накатывали звуки яростного боя: лошадиное ржание, грохот железа и раскатистое крещендо пистолетных выстрелов. Арьергард встретился с преследователями. Сколько у них времени? Пять минут? Десять?

Он повернулся к своему адъютанту.

— Отходите к Чайке. Я догоню.

Юноша в мятой кирасе отдал честь и ловко взлетел на коня. На его лицо читалось плохо скрываемое облегчение.

— Поооооолк, отходиииим! Левое плечо, вперед! Правое… — громкие и понятные команды неслись по полю.

Драгуны вокруг зашевелились. Кони зафыркали, зазвенели удила и вензеля.
— Из этого парня выйдет толк, — хрипло произнес Рико. — Орет так, что пчелы в Креспо мед роняют. Фокли, да?

— Рокли.

— Точно, Рокли.

Они замолчали, слушая удаляющийся перестук копыт.

— Ребята Отилича, похоже, отвоевались, — произнес через некоторое время Рико.

— Похоже на то, — согласился Йон.

Бой на юге действительно стих. Наступающих эльфов было слишком много.

— Тогда действуй, Ван.

Рико протянул ему свою шпагу в потертых, украшенных лишь серебряной заколкой, ножнах. Он называл её Змея.

— Сыну.

— Сыну, — механически повторил Ванкостиган.

— Когда-нибудь он станет воякой получше нашего и утопит всех этих мразей в собственной крови, — Рико неискренне рассмеялся. — А теперь не тяни, Ван.
Мизерикорд лежал в голенище правого сапога. Йон нащупал рукоять.

— Прости, — сказал он, чувствуя на щеках соленые дорожки слез.

 

Килгор фехтовал по-антрицкертски, пряча атаки за ворохом финтов и часто меняя стойку. Его противник предпочел «ладью», армейскую школу фехтования, практикующую минимум лишних движений и стойку с прямой спиной.

Первая кровь была за Ванкостиганом.

Он поймал Змею на кончик своего клинка, резко отвел её в сторону и кольнул Килгора в левое плечо. Рана оказалась неглубокой, но сильно кровоточила. Красная клякса быстро расползалась по белизне льняной рубашки.

Килгор старался о ней не думать и кружил вокруг убийцы отца, подбирая момент для очередного выпада.

 

Финт, выпад, вольт. Шаг назад. Еще финт. Два быстрых шага вперед. Жухлая листва под ногами шуршит, словно подол платья первой нулнийской красавицы. Еще удар. Отбито. Выпад, выпад. Мимо!

— Ох…

Килгор схватился за запястье, которое расчертила еще одна красная линия.
«Не доглядел. Пропустил. Спишь, парень, спишь!»

Он увидел, как Хорхе, стоявший за спиной Ванкостигана, закусил губу.
— Проклятье! — юноша сделал несколько яростных выпадов, нацеленных в грудь и правую руку капитана.

Тот как-то неловко их отбил, потерял равновесие, закачался. Килгор заметил крупные капли пота, сползающие с его лба на виски и переносицу.

— На!

Килгор скакнул вперед и по-простецки, слева на право, рубанул противника шпагой. Ударил так, словно фехтовал не легким, идеально сбалансированным клинком, а массивным, в человеческий рост, мечом доппельзондера.

Капитан едва успел подставить левую руку. Полоска узкой стали вонзилась в его плоть на дюйм и встретилась с костью. Брызнула кровь.

— Щщщенок…

Железо еще несколько раз столкнулось и рассталось под скрежещущее «вжэу».
Они выжидательно замерли друг против друга. Облачка пушистого пара клубились вокруг их раскрасневшихся лиц. Капли крови исчезали на ковре из красных и медных листьев. Мокрые от пота рубахи липли к телу.

— Неплохо для сопляка, — растягивая слова произнес Ванкостиган. — Рико бы понравилось.

Он сплюнул красным.

— Ванкостиган, я тебя ненавижу.

Капитан в первый раз позволил себе улыбнуться.

— Не может быть.

Он сделал шаг вперед.

Килгор двинулся ему на встречу.

 

— Один из них пощады никогда не попросит. Второй её никогда не подарит, — сказал Рокли. — Кто-то обязательно умрет.
«Мечты стареют куда быстрее мечтателей» (с) Стивен Кинг, «Ловец Снов»

 

читателей   355   сегодня 2
355 читателей   2 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Ещё не оценивался)
Loading ... Loading ...