Магия

 

Двери учебного класса приветливо отворились, и ученики быстро заполнили места за столами, ожидая профессора Верхора, и первого в их жизни урока магии. Верхор не заставил себя долго ждать. Послышался лёгкий хлопок, и профессор появился прямо в классе у своего стола. Сине-зелёная мантия распространяла приятный аромат цветов. В руке у Верхора была трость, которой он обвёл аудиторию, и двери класса закрылись, а окна распахнулись, запуская лучи утреннего солнца в класс.

Профессор обвел взглядом аудиторию.

— Скажите, вы знаете, что такое магия? — спросил он у ребят, восхищённых его внезапным появлением.

— Это волшебство!

— А что такое волшебство? — улыбнулся профессор.

— Это когда вы появляетесь из воздуха!

— Собираете разбитый стакан!

— Достаёте свою трость из ниоткуда!

Хором заговорили ребята.

 

Профессор улыбнулся и помахал тростью в руке:

— Друзья мои, в магии ничего не может взяться ниоткуда и исчезнуть в никуда. Всё взаимосвязано и понимание, и умение управлять этими связями сделает из вас хороших магов.

— Вот смотрите, — Верхор подошёл к столу и налил в стакан до половины воды.

— Вот видите, — обратился он к ученикам, — этот стакан наполовину пуст, но с помощью магии можно сделать его, — профессор провёл рукой над стаканом, вода в нём начала медленно подниматься по стенкам вверх и дошла до краёв, так, что на дне образовалась пустота, а верхнюю часть стакана наполняла поднявшаяся вода, — наполовину полным!

Улыбнувшись, Верхор убрал руку, и вода опять перелилась в нижнюю половину.

— Это может сделать любой из вас, достаточно запомнить простое правило магии «ничего не берётся из ниоткуда и не пропадает в никуда». Я не поднял воду в верхнюю часть стакана, я просто поменял воду и воздух местами. Если бы воздуха по каким-либо причинам в верхней части стакана не было, мои усилия были бы напрасны.

— И мы сможем делать так? — с изумлением спросил сидящий на за первым столом Скрей, не отводя глаз от стакана.

— Конечно. И не только это! Вот смотрите.

Верхор провёл рукой над стаканом и поднял её вверх. Вода, отделившись от стакана, поползла вверх по воздуху к его руке.

— Смотрите, я не поднимаю воду, я просто подгоняю воздух по неё, это требует некоторых усилий, и сразу сделать это смогут не все.

Профессор поднёс вторую руку под водяной шарик и хлопнул одной об другую. Вода моментально испарилась. Удивлённые ученики вздрогнули и, как по команде, подняли головы вверх, провожая взглядами исчезающие клубы пара.

— И это сможем?

— Конечно, Скрей. Здесь я использовал энергию, которая получается от удара и взял немного теплоты от нагревшейся на солнце стенке шкафа, кстати, теперь она прохладная, хоть на неё по-прежнему попадают солнечные лучи. Соединив тепло и энергию я заставил воду испариться. Теперь, используя холодную поверхность той же стенки шкафа, можно вернуть воду на место в стакан.

С этими словами Верхор положил одну руку на стенку шкафа, а второй взял стакан и поднял вверх. Ученики заворожено смотрели, как из воздуха начали появляться капельки воды и медленно соскальзывать в стакан, наполняя его. Когда стакан опять наполнился на половину, профессор поставил его на стол и с улыбкой обвёл взглядом открывших рты учеников.

— Видите?! Я не беру воду из ниоткуда, она была там в виде пара, воздух сначала собрал воду, а теперь отдал её назад. При желании и ещё одной холодной поверхности, можно попытаться высушить воздух и наполнить стакан полностью, но в этом нет необходимости.

Скрей поднял руку.

— Слушаю тебя?

— Скажите, профессор, а какая необходимость делать эти вещи с водой? Почему сразу же не сделать ледяные шары и не отправится на битву с драконами на Синей горе, как великий Белый Эвас?

Ученики согласно загудели.

— Ну-ну, не всё же сразу. Всему своё время. — Профессор улыбнулся. — Это основы, без этого вы не сможете овладеть тайнами владения огнём, землёй и другими стихиями, не научившись управлять самой податливой и одновременно самой сильной стихией, вы не сможете овладеть остальными. А ледяные шары и огненные стрелы вы ещё научитесь делать. Для этого надо много сил, много энергии. А чтобы бросить эти стрелы в дракона нужно и того больше.

— Скажите, профессор, — спросил Манг, сидящий рядом с Скреем, — а Белый Эвас, победивший Великого Зелёного Дракона, тоже был таким учеником как мы?

— Да, мои дорогие, таким же учеником, также учился управляться с водой и такими же глазами смотрел на клубы пара, взлетающие к потолку.

— Но он смог набрать силы для борьбы, чтобы сражаться с Великим Зелёным Драконом 3 дня и 2 ночи, пуская стрелу за стрелой и ледяные глыбы, пока не уничтожил дракона, значит и мы сможем?

— Сможете, конечно сможете, — серьёзно сказал Верхор, но глаза его улыбались. — Будут и на вашем веку битвы, а пока что даю вам задание. До завтрашнего дня научитесь делать из полупустого стакана полуполный. Если будут трудности, воспользуйтесь вторым свитком «Начальной магии». А сейчас ваш первый урок магии закончен.

Верхор хлопнул в ладоши и исчез. Ребята изумлённо вскрикнули и побежали на место, где только что стоял их профессор, но его не было, и только аромат свежих цветов снова наполнил учебный класс.

— Как думаешь, — спросил на обратной дороге домой Манг у Скрея, — и мы сможем такое делать?

— Наверно, — задумчиво ответил Скрей, — уж очень не терпится сразиться с каким-нибудь драконом и стать таким же великим как Белый Эвас.

— Да, хотелось бы, говорят, месяц назад семья Троберов видела большого дракона, пролетевшего над их домом в сумерках. — Вот им-то мы и займёмся, а пока что до завтра.

— До завтра, Скрей!

 

Скрей повернул по тропинке к дому и поднялся к себе в комнату, прихватив стакан и кувшин с водой. Поменять воду с воздухом местами оказалось не так легко. Не помогли ни тайные заклинания, заученные в детстве со старой книги сказок, ни свиток «Начальной магии». Вода упорно не желала подниматься вверх и спокойно заполняла нижнюю половину стакана. Просидев безрезультатно до вечера, Скрей спустился на ужин, где за столом собралась вся семья. На печи аппетитно пахла приготовленная еда. Мать расставляла тарелки и разлаживала приборы, а отец со старшим братом Скрея обсуждали хозяйственные дела. Скрей устало облокотился на стол и задумался. В его воображении он был Белым Эвасом, из его рук вылетали огненные стрелы, обжигая крылья, на воображаемого дракона сыпался град камней, а ледяные шары замораживали языки пламени из распахнутой пасти Великого Зелёного… из раздумий его вывел громкий крик матери и звук бьющейся посуды.

— Опять эта крыса! Да уберите же её отсюда, она весь день меня преследует, а сейчас решила напасть!

— Ну успокойся, это просто маленький крысёнок, — Отец Скрея, громко топая, выгнал крысу в подвал и закрыл дверь. — И он не собирался нападать. Ему понравился запах каши, могла бы насыпать и ему порцию.

— Ещё чего?! — возмутилась мать, — может и за стол его посадить? Убейте его!

— Хорошо, обязательно, только после ужина.

— Не волнуйся, мама, — Скрей потёр руки, — я с ней справлюсь, нас научили нескольким страшным и могущественным заклинаниям замораживания как раз для таких случаев.

— Ох, не доведёт до добра эта школа магии. И откуда у тебя эти способности?

— Ну что ты, школа магии — отличная школа, и Верхор уважаемый и сильный маг, плохому не научит, — заступился Отец, — а способности… ну что ж, это хорошо, что они есть, глядишь и вырастет ещё один Белый… Скрей, — с улыбкой закончил он.

— Глупости, — мать устало опустилась на стул, — не хватало ещё на нашем веку драконов!

Поужинав, Скрей выскочил из-за стола, схватил кувшин с водой и сухари, и спустился в подвал на битву с первым в его жизни чудовищем. В воображении всё выглядело весьма внушительнее и маленький крысёнок был огромным монстром, а сам Скрей самым великим магом, спасающим жителей его деревни, как некогда Белый Эвас.

Скрей положил сухарик на пол возле небольшой норки, которое было логовом этого страшного зверя, и стал ждать. Через некоторое время показался нос крысёнка, затем голова, а затем он осторожно вылез полностью и подбежал к сухарю. Скрей внимательно следил за его движениями и, сосредоточившись, пытался поднять воду из кувшина, и обрушить её на чудовище. К его удивлению и радости вода начала подниматься. Сначала несколько капель, потом больше и больше и вот уже между рук Скрея висела большая капля воды. Скрей собрал все силы и бросил эту каплю в крысёнка. Но сил не хватило и капля просто упала на пол, а до крысёнка долетело лишь несколько капель, что, конечно, не победило его, а просто испугало, заставив убежать обратно в норку. Скрей был расстроен. Его сил не хватило на большую каплю и водой вреда не причинишь. Вот ледяной шар, замораживающий всё, во что попадёт… воздух в подвале был достаточно холодным. Надо было сосредоточится и попытаться заморозить каплю. Крысёнок снова выглянул и с жадностью принюхивался к оставленному в бегстве сухарику. Затем, поборов страх, вскочил из норы и принялся за прерванную трапезу. В это время Белый Скрей собрал воду и потихоньку замораживал каплю. Небольшое количество воды собралось легко, но вот замораживаться она никак не хотела. Через несколько минут усилий, когда что-то начало получаться, Скрей глянул на крысёнка и на сухарик, но увидел только пару крошек — всё, что осталось от приманки. Лёд, на который было потрачено много сил, упал и разбился на множество кристалликов. Скрей чувствовал, что сил хватит только на 1 попытку. Он взял новый сухарик и положил на тоже место. Сам отошел, чтоб собрать остатки воды с кувшина. Крысёнок выглянул сразу же. Новая порция сухаря лежала перед ним и от неё было невозможно отказаться. Он выбежал из норки и с удовольствием принялся за него. Скрей уже поднял всю воду и начал замораживать её, но это оказалось слишком тяжело, последним усилием, он кинул недомороженную каплю воды, но по пути она распалась, и крысёнка обдало брызгами, от которых он зачихал и начал быстро чистить мордочку, и сушить шкурку, не переставая чихать. Обессиленный Скрей присел на пол и, глядя на старания чихающего крысёнка, весело улыбнулся, а затем и вовсе засмеялся. Крысёнок прекратил чиститься и с любопытсвом посмотрел на мальчика. Затем подбежал к нему, обнюхал руку, которая пахла недавно подаренными ему сухариками и присел рядом с ним. Скрей весело улыбался, он не стал Белым Эвасом и не победил чудовище, но, кажется, приобрёл нового друга. Он достал из кармана ещё 1 кусок сухаря и отдал крысёнку. Крысёнок обнюхал аппетитный кусочек и посмотрел на мальчика. Скрей приветливо улыбался, протягивая ему сухарик и крысёнок вдруг, как показалось магу, улыбнулся ему в ответ. Затем безбоязненно забрал угощение и, вильнув на прощание хвостиком, скрылся в норке.

 

На следующее утро он поразил не только профессора и ребят в классе своими умениями при действиях с водой, но и самого себя. Это давалось ему легко и не требовало больших сил. Профессор только улыбался и одобрительно кивал головой, смотря на его действия. После урока, Скрей подошёл к Верхору и тихо спросил:

— Скажите, профессор, а крысята умеют улыбаться?

Верхор вдруг неожиданно серьёзно посмотрел на мальчика.

— Ты видел улыбающегося крысёнка?

— Да, профессор, вчера во время битвы с ним, я не смог победить его, я не смог собрать ледяной шар и запустить его в крысёнка, который испугал мать, чтоб заморозить его, но я не жалею об этом. Теперь он мой домашний крысёнок и воевать с ним ни к чему. Я облил его водой и он стал так уморительно умываться, что я не выдержал и улыбнулся. А он посмотрел на меня и улыбнулся в ответ. Ну мне так показалось. Скажите профессор, разве крысы умеют улыбаться?

— Все умеют, мой мальчик, даже драконы, даже Великие Зелёные Драконы…

Скрей с удивлением посмотрел на Верхора. И вдруг у него промелькнула мысль, а что если…

— Да, мальчик, Великие Зелёные Драконы умеют улыбаться. И я узнал об этом несколько десятилетий назад, когда ко мне прибежал взволнованный и испуганный фермер и срывающимся голосом сообщил, что видел дракона на холме недалеко от деревни в тени большого дерева. И меня, как лучшего, хоть и тогда ещё единственного мага в деревне, просил убить его, пока он не разорил поля, и не сжёг деревню. На следующее утро я и четыре моих помощника…

— Четыре? — Скрей не мигая смотрел на своего профессора, боясь пропустить хоть слово.

— Да, четыре. Я шёл не один, Великий Белый Эвас был 17-ти летним юнцом и сил его не хватало, чтоб нести в руках четыре факела и четыре ведра с водой для создания шаров льда и стрел из огня, чтоб победить дракона. К полудню мы подошли к холму и тому высокому дереву, под которым и видел его фермер вечером. Дракон был там. Он спал, прикрыв морду крылом. Увидев живого дракона, мои помощники, да и я сам затряслись от ужаса, но пришлось взять себя в руки. Я сконцентрировался и поднял воду с первого ведра, воспользовавшись холодом от земли под деревом, которая всё время находится в тени и не нагревалась солнцем, я создал первый ледяной шар. Дракон проснулся, встал и посмотрел на нас. Это был ещё маленький дракончик, ему было не более шести месяцев. Сюда он прилетел скорее из любопытства, чем от желания напасть на деревню, но тогда я над этим ещё не задумывался. Я поднял Ледяной шар повыше и запустил его в дракончика. Шар ударился о кожу шеи, покрыв её инеем. Он замотал головой и издал громкий крик. Мои помощники побросали факелы и вёдра с водой и бросились бежать, оставив меня без возможности создать новый шар. Из одного непотухшего факела, я собрал стрелу и снова запустил её в испуганного не меньше меня дракончика. Всё, что сделала стрела, это растопила иней на его шее. Дракон с недоумением, как мне показалось, рыкнул и заковылял ко мне. Я испугался ещё сильнее, но отступать было глупо. Потратив последние силы, я вобрал из земли пролитую воду, но заморозить или ошпарить дракончика паром уже не смог — из моих рук вылетели брызги и обдали его полностью с головы и до лап. Такой неожиданный подарок в виде душа в жаркий полдень от непонятного существа, кидающего какие-то льдинки и огоньки, дракончик никак не ожидал, он заурчал и с удовольствием подставил морду в ожидании новой порции. Я улыбнулся. Моих сил не хватило. Белый Эвас, как меня называли с детства, когда я в 8 лет спас деревню от пожара, засыпав её снегом в середине лета… Так этот великий Эвас не смог победить дракона, а смог только искупать его в прохладной воде. Я поднял ещё каплю и снова обдал его водой. Он довольно зафыркал и принялся отряхиваться, поглядывая, не готовлю ли я ещё воды. Тут я не выдержал и захохотал, видели бы жители сейчас Белого мага, купающего дракончика, которого пошёл убивать страшными шарами и стрелами. И тут дракон снова глянул на меня, посмотрел в глаза и… улыбнулся. Просто открыто, весело улыбнулся мне. С этим дракончиком я знаком и по сей день, его недавно и видели вечером семья Троберов, он прилетал навестить меня.

Скрей сидел с открытым ртом и широко раскрытыми глазами. Значит его учитель — это великий маг Белый Эвас, но его битва с драконом была не величнее его вчерашней битвы с крысёнком.

— Да мой друг, великий Эвас не настолько велик, людская молва за десятилетия сделала историю такой, какой ты её знал ещё утром. Возможно, этой историей я разочаровал тебя, но я хочу, чтоб ты знал, каждый из вас уже сейчас настолько велик, как и воспетый когда-то Эвас. главное, помнить главные законы магии.

— Ничто не берётся из ниоткуда и не пропадает в никуда. — Пробубнил Скрей.

— Верно, но есть ещё один. Магия — великая тайна. Иногда не нужно ни льда, ни огня, ни земли, ни воздуха для борьбы со своими страхом, достаточно просто улыбнуться ему, а магия закончит остальное.

читателей   413   сегодня 1
413 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Ещё не оценивался)
Загрузка...