Дольче Вита

Аннотация (возможен спойлер):

В мире есть десять обладателей фантазаров (посредников между реальным миром и миром фантазий, мечтаний, страхов). Эти счастливчики - подростки с Ненормальной улицы. На этот раз, одному из них, Тимофею, придётся «нырнуть» в свои воспоминания, чтобы с помощью Фантазариума разобраться в своих чувствах.

[свернуть]

 

Тимофей еще раз критически оглядел себя в зеркало. Очень даже неплохо. Рубашка выглажена, на брюках - стрелки, на волосах — пробор. Он удовлетворительно кивнул и, сунув под мышку перевязанную ленточкой цветную коробку, вышел из дома. Конечно — это очень волнительно, когда тебя приглашают на день Рождения, в чужую компанию, в другой двор. Но не пойти он не мог. Ведь это же Аня... Очаровательная блондинка с соседнего двора, в которую были влюблены все мальчишки в округе, не иначе. Подпольная борьба за ее внимание разворачивалась ежедневно. И каждый раз находился счастливчик, отмеченный очаровательными ямочками на щеках и взмахом длинных ресниц. О, за такую награду многие готовы быди потрудиться не на шутку! Тимофей не был исключением.

Встречая Аню, Тима часто становился сам не свой — от усидчивого мальчишки, который мог часами наблюдать за божьей коровкой, не оставалось и следа. Чего он только не вытворял — и колесом ходил, и песни орал, и даже ранцем по голове один раз её стукнул: все, конечно от глупости, но ведь и от любви - такое непростое это чувство, уж будьте уверены. Красавица часто смеялась от его выходок, но никогда особого повода познакомиться ближе не давала. А вот вдруг — бац! И пригласила к себе на дэрэшку.

Тима в очередной раз с улыбкой вспомнил, как это было. Девчачья компашка остановилась прямо возле гряды кустов на углу, активно обсуждая распределение ролей на новую театральную постановку в лицее. В основном, девчонки были расстроены — в пьесе было много животных и неодушевленных предметов, и только одна человеческая женская роль принцессы. Эта роль, естественно, досталась Ане. И она теперь пыталась успокоить подруг, говоря, что сыграть лягушку или многолетнюю иву ничуть не хуже, чем какую-то там принцессу. Признаться, выходило у нее не очень убедительно, и подруги хмурились и ворчали все больше... Пока на выручку к будущей приме не прискакал принц на белом коне, или, вернее, Тима на старом синем скейте. Он, естественно, сделал вид, что просто ехал мимо по очень важным делам, но вынуждено спешившись перед девчатами (чтобы никого не сбить с ног на крутом вираже), активно вмешался в беседу. Через десять минут все девчонки покатывались от хохота — так смешно Тима показывал им и обезьяну, и кошку, и лягушку, и даже всё ту же многолетнюю иву. Назревавший конфликт рассеялся, а Аня сквозь слезы смеха произнесла заветное: «Ну ты юморист! А хочешь, приходи ко мне на день Рождения в следующую субботу... Давно так не смеялась!». Тимофей конечно хотел. И вот - костюм был готов, подарок тоже, осталось только лишь достать цветов.

Тимофей заскочил в цветочный киоск рядом с домом. Сравнив цифры на ценниках с мелочью в кармане, выскочил оттуда, как ошпаренный. Нет, это не выход... А без цветов тоже нельзя. «Эхх», вздохнул он удрученно, «Давал себе слово - не портить клумбу... Но сегодня такой день, что никак нельзя сдержать свое слово, каким бы самым важным словом оно бы ни было». Цветы на клумбе были свежие и безумно красивые. Тима понимал всю преступность своих действий, однако в два счета собрал чудесный букетик, яркий и пахучий, такой, каким и должен быть букет для самой прекрасной именинницы в мире.

С трепетом ожидая, когда отворится дверь его музы, он повторял поздравленческие слова, которые выдумывал весь вчерашний вечер. Хотелось сказать что-то искреннее, и вместе с тем запоминающееся, но и чтобы не сопливое, а то еще подумает о нем невесть что. Компромиссом оказалось небольшое стихотворение. Ведь про стихотворение всегда можно сказать, что его написал Аполлон Зареченский в девятнадцатом веке, если вдруг оно почему-то не понравится. Ну а если понравится, тогда другое дело... Тогда можно и о поэзии порассуждать, а это занятие ух какое любопытное! Наконец, заветная дверь открылась, но на пороге оказалась не Аня, а какой-то паренек, его лет, в яркой цветастой рубахе.

- Ого! А это кто у нас? Ань, ты это откуда вырыла? - паренек захохотал с порога, даже не удосужившись познакомиться с Тимофеем. - Эй, тут мистер «дедовы штаны» пришел! Хотите приколоться? Скорее, пока не убежал!

Тима и не думал убегать, но все-таки слегка опешил. Никак не мог понять причины такого обращения — что он сделал этому цветастому парню, что тот хохочет над ним во всю глотку?

- Я к Ане пришел. Она меня на день Рождения пригласила, - сказал Тимофей и попытался заглянуть за плечо парня в квартиру.

Тут из комнаты, где кажется уже вовсю шло гуляние, высыпали еще гости, человек шесть или семь. Они все уставились на Тимофея и как по команде принялись смеяться.

- Мистер «дедовы штаны» - это ты точно подметил, Лёха! - держась за живот выдавил из себя блондин с золотой сережкой в правом ухе. - У него и рубаха из прошлого века, про ботинки — молчу!

- Настоящий винтаж! Отпад, я вас умоляю, - заламывая руки в неестественные позы, причитал еще один набриолиненный парень, в темно-красной рубахе и стильном кожаном жилете.

- О, да! Ань, ты где такого подобрала? - затрещала накрашенная подружка Ани, кудрявая Софочка. - Это что — сын консьержки?

- Да это же — мистер лягушка, вы что забыли девочки? - нотой выше застрекотала еще одна подружка Ани, имени которой Тима не знал. - Он же уморительно разыгрывает животных. Ну покажи им, что ты стоишь? Покажи, это же просто абзац!

- Но я тебя предупреждаю, Ань, на подарок он не скидывался, поэтому то, что мы подарили - это только от нас, - зачем-то объявила во всеуслышание Софочка, сделав вид, что не узнает Тиму, и совершенно не желает смотреть ни каких животных. Ей, кстати, в лицейской постановке предстояло сыграть роль старой пингвинихи, о чем она, по всей видимости, совершенно не хотела вспоминать здесь, на гулянке.

- У меня свой подарок, - машинально ответил Тимофей, уже понимая, что тут ему делать нечего.

Чувствовал он себя преглупо. И уж конечно, не собирался сейчас, в чистой парадной одежде, ползать на коленках и показывать этим … ребятам... забавные сценки. С первого взгляда было понятно, что Анины гости из очень обеспеченных семей. Купить такие джинсы, какие были на Лёхе или такую серьгу, которая была в ухе блондина, у Тимы не было никакой возможности — сам он пока не зарабатывал, а маминой зарплаты едва хватало, чтобы обеспечить его обучение всем необходимым. Тима и сам никогда не просил ничего лишнего — он довольно рано усвоил, что есть необходимые вещи, а есть баловство. Что и говорить, у них в доме и телевизор появился , когда ему уже стукнуло восемь. Нет, до этого тоже был, но очень старенький и жутко барахлящий. Когда он сломался, мама сказала, что чинить его нет смысла, дешевле новый купить. Вот они и «покупали новый» целых четыре года.

Никогда раньше ему не было так стыдно за себя, за свой внешний вид. А ребята Аниной компании продолжали наперебой обсуждать его «суммарную стоимость». Они сыпали обидными словечками, как из рога изобилия. Прошлись по всему: от сравнения их мобильных телефонов со старенькой Нокией Тимы, оттопыривавшей карман (без телефона мама ему категорически запрещала уходить далеко и надолго), до самых оскорбительных предположений, на предмет содержимого его коробочки, перевязанной праздничной лентой. Тиме уже давно надо было развернуться и уйти, но он все-таки ждал Аню. Хотелось хотя бы вручить подарок. И стихотворение прочесть... Хоть он сейчас и не представлял, как осмелится сделать это в такой обстановке. Аня появилась мельком, вышла из комнаты в ослепительном платье, таком красивом, что дух у Тимы перехватило, а сердце застучало, словно отбивая барабанную дробь. Она окинула взглядом сложившуюся ситуацию, и тут же исчезла на кухне, пробормотав что-то невнятное. Тимофей на лету поймал Анин взгляд — в её глазах он прочел то ли извинение, то ли сожаление.

- Ань! Я вот... Я подарок тебе принес! - крикнул Тима ей вдогонку, но девочки уже и след простыл.

- Да, понятно — он сюда поесть пришел! - продолжали глумиться ребята из Аниной компании. - Дайте поесть человеку, не видите, как отощал!

Пока Тимофей продолжал соображать — уйти ему с подарком или попросить кого-то передать, он вдруг почувствовал, что в карманы его брюк упало что-то холодное. Тима опустил глаза и понял, что блондин с Лёхой набивают карманы его брюк кусками торта, при этом загибаясь от смеха.

- Да что вы... - слезы сами брызнули из глаз Тимофея. Со злостью бросив букетик цветов прямо на пороге квартиры, мальчик опрометью побежал прочь.

Он бежал и ревел прямо на ходу, от обиды, жуткой обиды. «Я же ничего им не сделал! Я же нормальный человек, что они?...». Ярость колотилась в его груди.

Тима с разбегу нырнул в заросли сирени возле сарая. Там, между тугих прутьев, находился проход, известный лишь особо посвященным. Следуя определенной траектории, можно было протиснуться в самый центр, где чудесным образом образовывалась малюсенькая комнатка. В ней дворовые ребята постелили плед и положили два валика со старого выброшенного дивана. Прекрасное местечко для тех, кто захочет вдруг посекретничать, средь бела дня. Тимофей кинулся ничком на плед и зарыдал уже во все горло. Он бы мог проплакать тут и до вечера, если бы снизу, через материю пледа, прямо ему в нос не стукнула чья-то мордочка. «Уйди, проклятый крот!», Тимофей даже не удосужился напрячь руки, пытаясь лбом вдавить беспокоившего его гостя назад, в земляной тоннель, по которому тот сюда добрался. Но гость уходить не собирался, и уворачиваясь от Тиминой головы, прорыл себе траншею вдоль его лежащего тела. Теперь он настойчиво колотился в грудь мальчика. «Нашел время ластиться! Уйди, прошу же!». Тима поднялся с пледа, рывком откинул его с земли, чтобы глаза в глаза объяснить настырному гостю всю неподходящность момента. Из земли на него требовательно смотрела мордочка... Или клювик... Или лицо... Да это был его фантазар — Стеша! Стеша всегда принимал разные облики, особенно, когда волновался. Сейчас же он был обеспокоен чрезвычайно, и помимо нестабильного внешнего вида еще и усиленно мерцал красным контуром. Не успел Тима откинуть плед с земли, как тот котенком прыгнул к нему на руки, и заурчал, пытаясь успокоить хозяина. Мальчик погладил Стешу. На сенсорном экране фантазара горела буква «Ф» в кружочке, и Тима знал, что она означает. «Режим «ПРОШЛОЕ» - выдал ему фантазар.

- Ты хочешь, что я еще раз все это прожил? Боюсь у меня не столько мужества, как ты думаешь... Ты слишком высокого мнения обо мне.

Тима отложил фантазар, обернув его несколько раз тканью пледа, чтобы тот не вздумал продолжать настаивать на своем. Но фантазар считал по-другому. Острейшими резцами искромсав плед (Толян будет зудеть полгода, это, мол, был его любимый плед, он его сам вязал, из шерсти носорога, и тому подобное), Стеша вырвался наружу и уже рассвирипевшим тигром кинулся на грудь Тимофея, уложив того на обе лопатки. Тима никогда не видел своего фантазара в таком состоянии.

- Ну ладно, ладно! Я нырну. Успокойся. Но когда я вернусь оттуда — дай слово, что ты от меня отстанешь, даже если ничего хорошего у нас не выйдет! Фантазар одобрительно рыкнул. Тиме не нужно было дополнительно сосредотачиваться для подключения — все унизительные картины получасовой давности кружили перед его мысленным взором, словно стая надоедливых бабочек.

- Что ж, мучайте меня, - страдальчески протянул Тимофей, глядя на столбик загрузки подключения. - Только Аню не трогайте...

Эта благородная мысль была последней, которую родило его раздраженное сознание перед «нырком».

 

***

 

Несколько раз нажав на кнопку дверного звонка Тима отступил на шаг, чтобы открывающий случайно не попортил букет. О, букет! Произведение искусства! Таким букетом можно было бы восхищаться вечно — настоящее чудо флориста! Дверь открыла не Аня, а все тот же Лёха. Тима смерил его презрительным взглядом и кинув едкое «подвинься», выдвинул из прохода шапками невероятной красоты цветов. Пройдя в переднюю он остановился возле обалдевшего парня и тщательно вытер подошвы своих начищенных эксклюзивных туфель о тряпку, валявшуюся на полу. Или это была Лёхина куртка? Неважно, сейчас это было совсем неважно. Тима специально несколько раз повернулся кругом, чтобы Лёха смог разглядеть все ярлыки и лейблы на всех элементах его костюма. Эффект был достигнут - Лёха так и завис, открыв рот, не веря своим глазам.

- Ань! Прости, я узнал о твоем дне Рождении только позавчера. За два дня уже было не успеть достать настоящих английских «роз Джульетты». Но из тех цветов, которые сюда привозят, мне собрали лучший букет — по крайней мере, это слова продавца. И хоть эти нежные орхидеи и недостойны тебя, но все же они могут стать скромным украшением сегодняшнего праздника, подчеркивая твою красоту, а не затмевая её!

Речь Тимофея была воспринята восторженно подружками Ани — они глупо захихикали и сразу все очень застарались понравиться Тимофею.

Тима шикарным жестом уложил цветы на стол. Тряхнул шевелюрой: о да, прическа с обложки «HAIRS» - это вам не парикмахерская за углом. Сейчас, когда величественный букет перестал закрывать его внешний вид, замычали уже и остальные парни. Гости Ани явно были знатоками моды и понимали цену одетого сейчас на Тимофее белоснежного костюма-тройки от Александра Амосу. Тима огляделся.

- Ань, а кто эти?... Коллекция ночных клубов — две тыщи восемнадцать? - жесткий взгляд Тимофея уперся в блондинчика с золотой серьгой в правом ухе. - Один другого краше. Прямо общество любителей безвкусно одеваться, честное слово!

Аня покраснела, кинув сердитый взгляд на позоривших ее друзей, но предпочла не акцентировать на них внимания. Она подошла к столу, предлагая Тиме сесть рядом с собой:

- Это мои одноклассники по лицею. Мальчики есть мальчики, никогда не думают, как нужно прилично выглядеть. А ты... Я и не думала, что ты такой... Когда мы встречались на улице, по тебе и не скажешь... Хочешь здесь сесть?

Тима испытывал какое-то совершенно необъяснимое чувство от происходящего, его прямо распирало. Однако он бы сейчас не смог поклясться - хорошее это было ощущение или плохое. Необычное — это точно!

- Да я на минутку. У меня для тебя есть подарок, но я бы не хотел дарить его при всех. Не хочешь прогуляться?

- Я?.. А что! Вы же подождете меня, да? - подружки Ани скорчили недовольные мины, а парни и вовсе насупились. Им было не по душе происходящее. - Мы недолго!

- А что за пижон-то, ты хоть познакомь, - блондин с серьгой подключился к беседе. - Что-то я его не припомню в нашем лицее. Ты откуда, хонурик? Не слишком ли борзеешь, а?

К блондинчику подтянулся парень в кожаном жилете, и еще двое в одинаковых пулловерах, как будто купленных в одном магазине. Парни все до единого поджали губы и никак для себя не могли решить — оскорбляться ли им новым знакомым или восхищаться? С одной стороны — чужой, незнакомый. С другой стороны — крутой, клёвый.

- О! Как невоспитанно! - поморщился Тимофей. - Вы же в гостях, на дне рождении, между прочим! Придётся поучить вас уму-разуму, если у вас такие бошки бестолковые.

Тима щелкнул пальцами и тут же за его спиной возникли две огромные фигуры телохранителей. Они с трудом протиснулись в дверь именинницы и остановились в передней, в ожидании указаний от Тимы.

- Пойдем, Анют, не будем смотреть на процессы человекообразования, - улыбнулся Тима, и, нежно подхватив Аню под руку, повел ее к выходу.

Телохранители двинулись в направлении тут же притихших ребят. Больше перечить не смел никто. Тима нарочито медленно шел мимо застывших физиономий и прислушивался к своим внутренним ощущениям. Вот сейчас, должно быть, придёт чувство эйфории, полёта. Но нет, пока он испытывал только какую-то неуклюжую неловкость. «Зато я иду с Аней, и она идет сама со мной! И сейчас я, наконец смогу ей прочесть тот стих, который вчера...»

Ничего прочесть Тимофею не удалось. На пороге квартиры вдруг возник Лёха, исчезнувший сразу после прихода Тимофея. Лёха предстал перед парочкой в шикарном черном смокинге, расшитым алмазными стразами. Его новый образ производил впечатление - вызывающая взъерошенная прическа, типа «теннис», под Брэда Питта, спичка в зубах и ослепительно сверкающие камешками бриллиантов часы на правой руке. Он закрыл проход, облокотившись о дверной косяк.

- Далеко собрался, Джеймс Бонд? Кажется, ты тута лишний...

Лёха неуловимым движением разъединил Тиму и Аню, и глядя Тиме в глаза произнес сквозь зубы, не вынимая спичку изо рта:

- Не хотел понимаешь, сразу все выпаливать... Так-то и у меня для Ани кое-что найдется...

Затем Лёха резко, даже немного нервно, хлопнул в ладоши и замер в ожидании эффекта. Телохранители Тимы вопросительно глянули на босса, готовые в любой момент приступить к воспитательным действиям. Тима остановил их жестом. Что-то шло не так. А именно — Аня... Она теперь не сводила глаз с Лёхи.

- Глянь в окно... Сюрприз, понимаешь? - Лёха вел себя вызывающе.

Тима первый обернулся к окну. В раскрытых створках прямо в воздухе парил сногсшибательный букет цветов, вдвое, втрое, в десять раз превышающий размеры и ценность букета, подаренного Тимофеем.

Аня и ее подружки ахнули. Такого, конечно, тут никто не ожидал. Друзья Лёхи приободрились, и, счастливые за своего предводителя, в привычной манере смотрели на Тиму — мол, съел, дружок?

«Опять Фантазариумные штучки... Ну, ок! Если это - вызов, то он принят», подумал Тимофей. Он не собирался отступать.

- Ах, как же неловко сейчас получится! - воскликнул он с притворной жалостью. - Но в следующий раз, вы, мистер Цветочник, заказывая цветы к окну, осматривайтесь получше. Места в воздухе так мало, того и гляди, что-нибудь, да случится! Ань, мы собирались прогуляться... Карета подана, прошу!

Тима неожиданно пошел не к двери, а наоборот - в комнату к окну. В следующий миг что-то рухнуло сверху, прямо на парящий букет, в миг уничтожив его. Этим чем-то, оказалась причудливая раскладная лесенка с маленькой посадочной площадкой на конце. Все гости, во главе с хозяйкой, подбежали к окну, задрали головы в небо и не смогли удержаться от восторженного вздоха. Прямо над Аниным домом, величаво пристроился шикарный воздушный шар, на котором громадными буквами было написано «ВСЕ ДЛЯ ТЕБЯ!».

Тима вскочил на площадку лесенки и подал руке Ане.

- Прошу на борт! Прокатимся, воздухом подышим. А то тут... несвежо, - подобрал он слово, кинув его в сторону позеленевшей от злости Лёхиной компании.

Аня со слезами счастья на глазах приняла предложение Тимы. Не отрывая своего взгляда от прекрасного шара, она взошла на трап. Тима аккуратно держа девочку под руку, помог ей подняться в перламутровую корзину. Как только Тима с Аней оказались на борту, шар, автоматически сложив замысловатую лестницу с площадкой, взмыл в небо.

Тима с замиранием сердца смотрел на счастливые Анины глаза. Аня вдыхала свежий воздух и махала руками далеким-далеким и малюсеньким-малюсеньким прохожим. Тимофей уже почти приготовился к тому, чтобы вручить подарок и сказать наконец свои заготовленные слова... Теперь он был гораздо ближе к эйфории, хотя что-то не давало ему почувствовать настоящего счастья. Как будто рассеянный портной забыл где-то в дорогущем костюме пару булавок, и теперь они нещадно кололи Тиму изнутри. «Ничего, это с непривычки», подумал Тима. Пора было решаться на главную часть его приготовленной программы. Но вдруг весь романтический настрой сбила громкая танцевальная музыка, появившаяся непонятно откуда. «Не может быть! В небе???...» Тимофей повернул голову.

К их воздушному шару на всех парах приближался громадина-дирижабль. Баллон летучей посудины был украшен разноцветной надписью «САМОЕ ЛУЧШЕЕ — ТЕБЕ!». На открытой палубе с легкостью можно было разглядеть всю Лёхину компанию, которая расположилась за столом, ломящимся от явств и угощений. Фрукты, торты, газировка, конфеты, и все это посреди воздушных шариков, серпантина и игрушек разных форм и размеров. Совершенно поражали воображение огромные ростовые куклы, которые двигались как живые, возможно, из-за подсаженных в них специальных людей-аниматоров. С палубы дирижабля на борт корзины воздушного шара лёг легкий, но прочный бамбуковый мостик, по которому уже бежал, раскинув руки в стороны и качаясь, словно Джек Воробей, Лёха в своем черном смокинге.

- А что грустим? - Лёха впрыгнул в корзину шара, где втроём сразу стало тесно. - От бедноты и скуки? Не желает ли дама поразвлечься в свой лучший день в году? День рождения надо праздновать шумно, не так ли?

Лёха насмешливо глядел на Тиму, понимая, что этот раунд точно будет за ним. Тима глянул на Аню — она оторваться не могла от дирижабля Лёхи. Ох, как ей хотелось туда — к накрытому столу, к игрушкам и дискотеке! Она колебалась, не зная, как это озвучить, чтобы не обидеть Тиму. Тут Лёха разрешил её сомнения - уверенным и наглым образом он схватил Аню обеими руками, закинул на плечо, и рысцой побежал обратно к своим по мостику. Аня безвольно повисла на нём, то ли не имея возможности, то ли не имея желания, сопротивляться.

- Стой! Как ты смеешь? - Тима побагровел от бешенства. - Аня! Не ведись! Я ещё... Не подарил тебе подарок!

Аня приподнялась на плече у Лёхи, вопросительно сдвинув брови.

Тима нащупал свою коробочку, перевязанную ленточкой, заготовленную еще со вчера. В голове всплыли вымученные строки.

- Я хочу подарить тебе...

Аня смотрела на него выжидающе. Лёха тоже. Вдруг, неожиданно для самого себя, Тима изменил тон.

- Тебе же хочется повеселиться? Ты получишь больше, чем просто веселье! - Он опять заговорил не своим голосом, как и в квартире, снова почувствовав при этом уколы булавок растяпы-портного. - Глянь-ка вниз!

Все ребята, которые сейчас внимательно следили за очередным «ходом» Тимы, перегнулись через бортики палубы дирижабля, чтобы рассмотреть то, на что указывал Тимофей. О, да! Посмотреть было на что!! Прямо под их воздухоплавательными суднами раскинулся грандиозный Парк Аттракционов... Чего там только не было — карусели, качели, комнаты смеха, комнаты страха, машинки, тиры, животные... Помимо стандартного набора Луна-Парка, ребята ошалело разглядывали неведомые им доселе развлечения — полеты на драконьих упряжках, погружения в морскую пучину на батискафе, дворец для тотальных разрушений, съёмка собственного клипа на любую музыку с профессиональной аппаратурой! Даже те, кто был верен Лёхе с самого детства, готовы были сейчас на мимолетное предательство, ради часика полной свободы в этом волшебном местечке!

- Видишь это Парк Аттракционов? - Тима был доволен произведенным эффектом. - Он теперь твой, Ань! Хорош ли подарок, а?

Последнюю фразу он сказал, с торжеством глядя на Лёху! Вот уж уел, так уел! Это действительно, щедро и необычно! Сделано дело! Состояние эйфории подкатилось близко-близко, но почему-то все никак не наступало.

Аня вскрикнула и схватилась за голову от вскружившего её подарка! Подруги девочки по очереди падали в обморок прямо на палубе дирижабля, пытаясь хоть таким образом привлечь внимание Тимы. Но тот, словно капитан Грей, стоял на борту корзины своего воздушного фрегата, и грелся в лучах... Нет, не грелся. Мучительно старался не замечать уколы костюма, которые становились все больнее и больнее.

- Не торопись! - крикнул Лёха вслед Ане, которая, забыв про страх, соскочила с его плеча и рискуя свалиться с такой огромной высоты вниз, уже неслась по бамбуковому мостику назад в корзину Тимы. - Парк развлечений — это недурно. А что ты скажешь насчет целого Города Развлечений, а? Прямо сейчас, на твоих глазах, я покупаю этот город! Весь! Он твой — лови!

Лёха уверенными движениями произвел какие-то манипуляции с телефоном, отправив куда-то изрядную сумму со своего (или папиного) банковского счета. И в руках у него вдруг оказался Сертификат на владение Городом, находившегося прямо под ними.

- Ах вот ты как запел! - в сердцах воскликнул Тимофей. Лёха издалека вертел Сертификатом у себя над головой, злорадно хохоча. - Тогда я покупаю всю страну! Она моя, вместе с твоим прекрасным Городом развлечений! Как тебе такой подарок, Аня?!!

Тимофей полез в телефон, чтобы совершить финансовую операцию по переводу денег.

- Поздно, друг! - Лёха разгорячился не на шутку. Он отбивал какие-то цифры натруженными пальцами и получал все новые и новые Сертификаты. - Я предвидел твой поступок! Так вот, слышь? Я! ТОЛЬКО ЧТО! КУПИЛ! ЭТУ! ПЛАНЕТУ!

- Дааааа? - Тимофей уже совсем не узнавал своего голоса. Ему казалось, что он потерял контроль над самим собой и теперь только наблюдал за происходящим: за теми манипуляциями, которые совершало его тело, в ответ на манипуляции разбушевавшегося Лёхи. - Ань, а как насчет новой Солнечной системы? Я покупаю тебе новую систему, где таких планет, как Земля будет десять, нет, двадцать штук! Мы переселимся туда и будем каждую неделю перелетать с одной планеты на другую, и везде будем тусить не по-детски!

- Ого! Тогда я...

Раскрасневшийся Лёха продолжал что-то кричать, видимо озвучивая новую покупку чего-то еще сверхдорогого и сверхценного. Но Тима, почему-то перестал его слышать. Он видел открывающийся рот Лёхи, видел свое тело машущее руками и противно визжащее, видел наблюдателей, которые пребывали в состоянии легкого шока. Видел, наконец, Аню, которая, сидя на бамбуковом мостике между дирижаблем и воздушным шаром, зарделась в счастливом осознании вещеобладания...

«Так-то может бесконечно продолжаться... Нет-нет-нет! Я совсем не этого хотел. Я же просто хотел увести Аню в тихое место, подальше от глаз этих однолицейников. Я просто хотел подарить ей свой подарок и прочитать свое стихотворение — это было моей самой большой мечтой. Я хотел, чтобы она узнала меня по-настоящему... А в итоге — мы уже битый час только и делаем, что ругаемся и занимаемся не днём Рождения, а какими-то глупыми вещами! Всё этот Лёха со своей компанией! Нет уж, я больше под вашу дудочку плясать не намерен. Если ваш мир — это мир, где вещи важнее людей, то мне там точно места нет».

Тима ещё раз взглянул на Лёху, который сотрясал воздух какими-то очередными Сертификатами. Стараясь не привлечь к себе внимания, он аккуратно вылез из своего белоснежного костюма-тройки. К его изумлению, никто особо и не заметил отсутствия Тиминого тела. Костюм совершенно самостоятельно продолжал отчаянно торговаться за право на Аню. Тима отошел к краю корзины шара. Оттуда он попытался окликнуть девочку, зажав в руке свой драгоценный подарок, перевязанный ленточкой.

- Ань! Ань! Посмотри на меня, я здесь! - Тима махал коробкой, пытаясь привлечь внимание именинницы, но абсолютно напрасно. Аня глянула в его сторону, как будто услышав свое имя, скользнула взглядом, и тут же вернулась к баталиям Лёхи и его несдающегося костюма от Александра Амосу. Тима узнал этот её взгляд - грустный с нотками извинения и сожаления...

Тима спустил трап с корзины. На землю он сошел в своей обычной, не дорогой, но такой удобной и родной одежде. Это действительно было ощущение эйфории - он как будто вернулся к старым, несправедливо покинутым им друзьям. Он погладил свою рубаху и «дедовы штаны» рукой. «Вы не предадите...».

Тимофей еще раз задрал голову вверх. Поединок между белоснежным костюмом и Лёхой продолжался, конца ему видно не было. Но почему-то Тиме не было до них никакого дела. «Пусть они будут там, в облаках. Им вместе есть о чем поговорить. А я хочу домой».

 

***

 

Во дворе Ненормальной улицы громовыми раскатами сотрясал воздух детский смех. Вжжик! Мяч мощным ударом врезался в кучку сидящих по центру ребят. И там и остался - длинному Максу удалось своими загребущими ручищами поймать его, прижав к груди. Есть! Теперь по правилам «картошки» (так называлась эта игра) — все кто сидел в центре были свободны и могли встать назад в круг. А в центр, на «расстрел», садился Пуф, ведь это его неумелый «гас» оказался в руках у Макса. Пуф не любил сидеть в центре — но играть он любил больше, поэтому что-то ворча себе под нос, он все же устроился в гордом одиночестве прямо посреди круга ребятишек, перекидивающих мяч друг другу волейбольными пасами. Игра затягивала, и безумно смешила. Особенно смешны были комментарии остроумного Сергея Николаича, да и Сиго часто подливал масло в огонь. Тима счастливо смеялся - нет больше удовольствия, чем классная игра со своими друзьями.

- О, гляди, попугаи с лицея! - Сиго кивнул головой в сторону группки вызывающе разряженных ребят. У Сиго к этим «попугаям» были свои счеты, поэтому провожал он их взглядом недобрым. Тима тоже посмотрел на проходящих.

Лицеисты, видимо насидевшись за столом в Аниной квартире, шли смотреть кино. Парни сгрудились вокруг Лёхи и заглядывали на ходу в его смартфон — тот на ходу показывал им какую-то приколюху. Девчонки шли отдельно от ребят, каждая сама по себе, с наушниками в ушах, наслаждаясь любимыми песнями любимых исполнителей. Одна именинница шла без наушников, держа в руках деньрожденческий шарик и пытаясь делать очень радостный деньрожденческий вид. Выходило это у нее неважно, но старалась она вовсю. Заслышав очередную порцию смеха сумасшедших «картошечников», Аня повернула голову и в очередной раз, в третий за сегодня, встретилась глазами с Тимой. Да, ошибиться было невозможно. Это опять был тот самый взгляд, грустный с нотками извинения и сожаления...

 

***

 

- Ты славно потрудился, Стеш, спасибо, - Тима похвалил фантазара, который, чувствуя разбитое состояние хозяина, весь вечер терся рядом, не зная, чем еще помочь. - Фантазариум, действительно, помогает решать проблемы. Волшебная машина. Она делает нас умнее, она дарит нам опыт, который позволяет понимать природу и суть вещей. Но сейчас, я не хочу ничего понимать. И умнее быть тоже не хочу.

Тима закрыл глаза и унесся по волнам своего воображения туда, где все подчинялось только ему. Одному. Окончательно и бесповоротно.

 

«- Какая красивая! Где ты такую достал?

- Я сделал её сам, своими руками... для тебя!

- Ого! Но это же... так долго... и так трудно...

- Да, но это стоило того. Я очень рад, что она тебе понравилась и буду еще больше рад, если она тебе пригодится... С днём рождения!

- Спасибо, Тим! Мне еще никто не дарил ничего сделанного своими руками.

- А я никогда бы не подумал, что способен на такое, ради какой-нибудь другой девчонки...

- Ты... такой... замечательный.... что...

- Тшшш. Тише. Вот послушай, это я написал специально для тебя:

 

«Человек возвеличен собою.

Он — венец, он — творец, он — судья.

Он оценивает остальное,

Из чудачеств своих исходя.

Это важно, а это — неважно.

Это ценно, а то — чепуха.

Это - хайпово, это — продажно,

Это — дешево, фу! Шелуха!

Он вопросом одним озабочен

Всю свою беспокойную жизнь:

Все ли цены расставил он точно

Всё по полочкам ли разложил?

Но как можно, конкретною цифрой,

Оценить перелёт мотылька?

Посчитать как мурлыканье тигра?

Запах как рассчитать у цветка?

Разве есть цена легкой походки?

Как оценку дать искоркам глаз?

Дорожает ли смех от щекотки?

Или губы от сказанных фраз?

Можно ли расписать цену чувствам,

Что рвут сердце, надежды круша?

От которых мучительно грустно?

Или счастьем объята душа?

Сколько можно отдать за секунду

Проведенную вместе с тобой?

За возможность к волнующим кудрям

Прикоснуться дрожащей рукой?

И отбросив отважно сомненья,

Я тебе в честь столь важного дня

Осознанье дарю, что бесценна...

Что бесценна ты, Ань... для меня»

 

ПРИМЕЧАНИЯ:

«Фантазариум» — машина, созданная людьми и первейшими цифрами. Работает с человеческими эмоциями, материализуя все самые сильные воспоминания, мечты, страхи. Способна погрузить человека в специально смодулированный для него мир, чтобы он мог там столкнуться со своими самыми необузданными фантазиями.

«Фантазары» — существа с человеческой душой и неограниченными цифровыми возможностями.

Каждый фантазар создан для одного хозяина, только ему он служит и подчиняется.

В цифровом мире они могут принимать любой физический облик, и часто превращаются в образ, нафантазированный их хозяином.

В реальном мире фантазары выглядят, как гаджеты. С виду это - обыкновенные планшеты, плоские, с большими сенсорными экранами, заключенными в яркую, оригинальную оболочку. Оболочка формируется в зависимости от личных пристрастий хозяина. Фантазар может иметь форму лошадиной головы, если хозяин увлекается лошадьми, или стать игрушкой, если хозяину нравятся игрушки, или принять форму, скажем, Леонардо да Винчи, если хозяин является ярым его поклонником.

 

Фантазары выполняют две основных функции:

 

1) Обычная функция - функция личного проводника в интернете.

Попадая в интернет с его помощью, можно не беспокоиться ни за здоровье, ни за разум, ни уж тем более - за жизнь. Ни один фантазар никогда не даст в обиду своего хозяина.

2) Магическая функция - функция подключения хозяина к Фантазариуму.

 

Важная информация!

О возможностях и способностях фантазаров известно лишь особо посвященным.

Счастливым обладателям фантазаров следует тщательно скрывать от непосвященных людей их магические способности.

 


Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 2. Оценка: 3,00 из 5)
Загрузка...