Солнце Героев - Солнце Отступников

Огромная статуя с грохотом повалилась на гранитный пол, разбрасывая вокруг мелкие осколки мрамора. У великого воина древности отломилась рука, и голова повисла на бронзовом каркасе. Атор чудом успел отпрыгнуть в сторону. Острый кусочек камня, пролетая, мимолетом прошел по его щеке. Свежий порез тут же засочился алой кровью.

- Гать, черт тебя дери! Прикрывай! - проревел он куда-то в сторону завалов. Оттуда тут же высунулось веснушчатое лицо молоденькой девушки. Она вмиг оценила обстановку и деловито кивнула. Ее тонкая рука изогнулась в неестественном жесте; с кончиков пальцев брызнули во все стороны белесые молнии. Гатрикс усилием воли свела их в единый луч и швырнула направляющую в сторону сваленных в кучу балок и камней. Последовал взрыв и люди, скрывавшиеся там, спешно перебежали за другую кучу. Но, судя по протяжному вою, убежать смогли не все.

- Красавица моя! - выкрикнул Атор и бросился бежать к ней, выбрасывая на бегу алые сгустки пламени. Он подобно лисице прыгнул головой вперед и нырнул в образовавшуюся между глыбами щель. Гатрикс сидела там.

- Сколько их? - с трудом переводя дыхание, произнес он.

- Десятка два, - ответила девушка, - У нас чуть меньше половины. Со стороны входа Керн со своей шайкой. Бьются с остальными. Страшно бьются.

Атор сплюнул на пол и стер рукавом кровь со щеки.

- Красиво будет смотреться? - он повернул пораненное лицо к Гатрикс, криво улыбаясь, - За такой шрам я бы ему даже приплатил.

- Нашел время царапинами щеголять!

Тем временем противники оправились от удара. С их стороны полетели огненные шары, взрываясь от столкновения с камнем. Клубы пыли заполнили пространство. Гатрикс поползла наружу. Атор тут же понял ее замысел. Он насчитал пятерых, поэтому действовать нужно быстро. Мозг усердно заработал, выбирая самые молниеносные заклинания. Гать будет бить с Ядочар, в этом он был уверен. Ее род Людей с болот поднял эту магию из гниющего торфа, разбудил и приручил тысячи лет назад. И они были ее полноправными хозяевами. Гатрикс родилась с этой магией в крови.

Атор размял пальцы. Он слышал тихий стук мягких ботинок Крестолицых, уже прикинув расстояние до врага. Тут из клубов едкой пыли, словно звон стекла, прозвучал тонкий голосок:

-Атти, бей!

Он не заставил себя ждать. От мощного древнего заклятия Эйрхорна, воздух словно разлетелся на осколки. Эхо отразилось от монолитных стен, чуть не сбив его с ног. Наконец, он их разглядел. Один из Крестолицых лежал на спине, раскинув изломанные руки и ноги. Второй корчился от боли неподалеку, закрыв руками уши. Высокий детина, с бордовой краской, перечеркнувшей лицо, зажег в руках Кинжалы Сна и бросился врукопашную. За ним побежали еще двое, но один как то неловко споткнулся и упал, хрипя и кашляя. Гатрикс обошла их сзади.

Атор призвал Меч Воеводы, бесплотная рукоять которого все же плотно легла в руку. Бородатый бросился вперед, надеясь быстро сократить дистанцию. Этого Атор не мог ему позволить. Полшага назад, обманный выпад и молниеносный удар по ногам. Призрачный меч оплавил грубый камень пола, но Крестолицый словно ждал этого. С ловкостью обезьяны он подпрыгнул, поджимая колени к животу и не теряя энергии разгона, мощно пнул Атора в челюсть. Он услышал хруст, похожий на треснувшую ветку. Боль красным дымом затуманила взор. Чертова челюсть! Он попытался сомкнуть ее и едва не потерял сознание. Сломал.

Крестолицый издевательски усмехнулся. Он не станет убивать его магией. Жажда крови сильнее осторожности. Каждая капля, выпитая из тела поверженного врага – это жертва их отвратительному богу - Хазатту. Так и есть. Грязная рука с изломанными ногтями на пальцах потянулась за пояс. Жертвенный клинок Крестолицых вызвал в душе Атора омерзение, несмотря на боль. Проклятые кровожоры, извратившие чистую магию! Они не заслуживали жизни, только небытие. Только забвение. Но сейчас чаша весов склонилась на сторону врага. Атор попытался подняться, но тут же получил не менее сокрушающий удар в ребра. Умри достойно, Брат – Резектор. Солнце Героев ждет твою душу.

Гатрикс бежала со всех ног. Она видела, как Атор упал. Крестолицый с шаманьей повязкой на поясе готовился выпить его кровь. За свои семнадцать лет она видела это слишком много раз. Полностью поглощенная мыслью о спасении друга, она поздно заметила второго кровожора, который поджидал ее за большим обломком стены. В последний момент девушка успела сплести блокирующее заклинание, но атака была настолько мощной, что ее отбросило в сторону. Сплевывая слюну вперемешку с кровью и пылью, он поднялась на ноги. Сегодня она не проигрывает схваток. Только не здесь. С момента их прихода Гать почувствовала под ногами Мать. Древнее болото спало где-то в глубине, под слоями камня и глины. Давно иссохшее, но все также источающее силу. Девушка глубоко вдохнула, ощущая, как в жилах разливается магия. Враг выбросил вперед длинную колдовскую плеть, которая издавала жужжащий звук, ни с чем не сравнимый и ужасный. В Братстве Резекторов ее называли Гадюкой. Одно касание и с тебя сорвет кожу, вытянет кровь, и тело твое рассыплется прахом. Гатрикс до хруста костяшек сжала кулак. Враг не знает, что сегодня ее день.

Плеть свистнула, описывая в воздухе широкую дугу. Девушка отклонилась в сторону, пропуская пучок ядовитых лиан над головой, и изящным движением руки выпустила во врага Мушку. Та, долетев до красной и потной физиономии Крестолицего, сразу забралась ему в ноздрю. Враг закашлялся. Забыв о противнике, он стал ковырять в носу пальцем, чесать горло. Его тело пробила крупная дрожь. С каждым вдохом его кашель становился все надрывнее, и с ним из его глотки стали вырываться клубы болотно – зеленого дыма. Вскоре дым уже выходил из ноздрей и ушей. Магия Торфа в деле. Крестолицый плашмя рухнул на пол.

Гатрикс снова бросилась к Атору, но то, что предстало ее взору, заставило девушку остановиться как вкопанную. Атор стоял на ногах, вытянув руку вперед. Бородатый висел перед ним в воздухе, и вокруг него стремительно собиралось облако пара из миллиона крошечных алых капель.

- Атти, неееет!!! – крик летел, словно замедленный. Атор даже не повернул головы. Девушка попыталась сбить его руку магической волной, но промазала. Он завершил заклятие и Крестолицый разлетелся на кусочки, разбрызгивая кровь.

Она не могла поверить своим глазам. Атти променял Солнце Героев на Солнце Отступников.

- Гать, - едва шевеля сломанной челюстью, прохрипел Атор, - Я не смог.

Он тяжело сел на грязный пол.

- Что со мной станет?

Она не ответила. Все было ясно без слов. Нельзя колдовать на крови – первый закон Братства. Никто не может противостоять этой злой магии. Одно заклинание, даже самое незначительное, ввергает человека в кошмар, из которого нет выхода.

- Ты пил его кровь? – ее голос дрожал.

- Не знаю, - Атор провел тыльной стороной ладони по губам, - Моя кровь или его – какая уже к черту разница. Я не смог умереть как герой.

- Ты не один из них! – откуда-то появилась горькая злость в ее душе, - И никогда им не станешь!

- И что, ты убьешь меня теперь? Я испугался смерти. Сил не оставалось. А для этой чертовой магии сил не требуется. Только кровь. Вот теперь моя судьба!

Он выставил перед собой надкушенное запястье, из которого еще сочилась бурая влага. Кровь за кровь. Хуже нельзя было и представить.

Гатрикс подошла к нему, присела рядом. Древняя Мать все еще питала ее. Она бережно провела по его лицу. Челюсть немного схватилась.

- Уходи! – резко сказала она, подняв глаза, - Я слышу голос Керна, они скоро будут здесь. Беги Атти!

Стук его ног отдавался эхом от сводчатых стен разрушенного храма еще пару мгновений. Чистые слезинки оставляли след на испачканных пылью щеках Гатрикс.

***

- Поторапливайтесь! – капитан Гатрикс Локс, прозванная Болотной ведьмой, героиня битв при Ориксе, Локтауне и на плато Карабан, вела ветеранское крыло Братства. В этот отряд не попадали просто так. У каждого брата или сестры за плечами сотни битв, а на лицах отметины, которые магия была не в силах скрыть. Но все они беспрекословно подчинялись Болотной Ведьме. Весь день они шли по взгорьям, дорога то шла на подъем, то спускалась вниз бесконечными волнами. Радовала только лишь погода. С самого утра небо затянуло тяжелыми тучами, воздух пронизало прохладным ветром.

- Когда чертова телепортация избавит нас от прогулок на природе? – пробурчал седовласый Хогар, сильнее натягивая лямку заплечного мешка.

- Как только ты придумаешь ее способ, не высасывающий силу из половины Братства, - парировала Гать, - Чего ты ворчишь, старик?

- Хм, старик? – усмехнулся тот, - Дайте мне добраться до ближайшей харчевни. Я покажу вам старика.

Отряд дружно загоготал.

- Упиться и напрудить в штаны – велика наука! – прокричал кто-то сзади. Хогар перестал улыбаться.

- Бейтс, это у тебя что-ли голос прорезался? – в ответ снова прозвучал дружный хохот.

- Уважаемые ведь все люди, - вздохнула с усмешкой Гатрикс, - Ветераны! Старше меня, а мальчишки мальчишками.

- Капитан!

Но предупреждения уже не понадобилось. Гатрикс итак все видела. Из-за края густого леса показались первые дома. Деревня. Смешки и голоса мгновенно умолкли.

- Хогар, наболтался? Поведешь первое отделение. Пройдите в лес, займите позицию. В деревню без нужды не входить! Следите за эфиром! Если будет бой, ваша задача не дать им скрыться в чаще. Братство подозревает, что в ней подземные ходы, так что будьте осторожны.

Тот приложил кулак к груди и слегка кивнул в ответ. Отделение из двадцати человек последовало за ним по узкой, поросшей редкой травой тропе в направлении деревьев.

- Агата, у деревни разделимся. С тобой второе отделение. Проверить все дома. Жителей не трогать. Ищем след. Заметишь присутствие культа, подай сигнал. Драться поодиночке запрещаю. Это невероятно сильная шайка.

- Так точно, капитан! – Агата, суровая девушка со шрамом от ожога на щеке перестроила свое отделение.

Они вошли в деревню порознь. Второе отделение с Агатой во главе занялись осмотром дальнего края, где дома были больше и новее. Гать с третьим направились в сторону старых, полуразвалившихся лачуг. Вокруг стояла мертвая тишина. Ни лая собак, ни звона молота из каменной кузни. Странный сон объял все вокруг. Но она нутром чувствовала их. Древний культ Крестолицых за десять лет разросся до угрожающих масштабов. Теперь они звали себя Народ Ульдро, оставаясь по сути теми же грязными чернокнижниками, помешанными на силе крови. Протекторат Братства давно следил за этим краем, подозревая присутствие мелкой ложи культа. Когда опасения подтвердились, Гатрикс получила приказ на зачистку.

Они проверяли дома, один за другим. Не встретив ни души, продолжали двигаться навстречу отделению Агаты. Дома явно не были заброшены, несмотря на их состояние. Посуда, домашняя утварь. В некоторых даже была свежая еда. Будто хозяева вышли ненадолго. На отшибе деревни Гатрикс увидела старую мельницу, лопасти которой медленно вращались под напором ветра. Решив осмотреть ее в последнюю очередь, она собралась перейти к последнему дому, как вдруг раздался тонкий звенящий вой. Сигнал Агаты!

- За мной! – она первая бросилась на зов. Следом за сигналом раздались хлопающие звуки заклятий. На них напали!

Внезапно, перед бегущими взметнулся взрыв, вырывая солидные куски почвы и глины. Все, как один упали на траву. Сквозь пыль Гатрикс увидела бегущих им навстречу врагов.

- Занять оборону! – ее крик почти утонул в визге молний и грохоте огненных сгустков. Враги атаковали. Отделение уже приняло бой. Кровожоры не пожалели сил на первый удар. Каждое заклятие просто звенело от мощи нечестивой магии. С таким они еще не сталкивались.

Она ударила волной огня по ближайшему врагу, но тот ловко уклонился, выставив незримый заслон. Пущенная в ответ струя багряного света больно обожгла капитану предплечье. Неизвестные чары, она ощутила неприятный холодок в животе. Значит, Протекторат ошибался насчет мелкой ложи. Культистов здесь было куда больше. Вот только такого не ждал никто. Она искренне считала, что магию Крестолицых давно разобрали по кирпичикам ученые мужи из Риториса Братства.

Гатрикс молниеносно отбросила в сторону Фантома. Точная ее копия имела силу на одно простое заклинание, но этого было достаточно для отвлечения внимания. Девушка воспользовалась мимолетным замешательством противника и нанесла свой удар. Ядочары пронзили грудь противника, в мгновенье ока превратив того в иссушенную мумию. Не теряя времени, она метнула Призрачное копье в спину чернокнижника, который магией поднял над землей Бейтса, намереваясь разорвать его надвое. Она успела – лысый кровожор громко вскрикнул и упал замертво. Они и не заметили, как звучавший все это время сигнал Агаты, вдруг резко оборвался. Потом наступила ночь.

Так им показалось. Небо заволокло неестественно - черными тучами, и из-за мельницы вышло нечто страшное. Невообразимый монстр в три человеческих роста медленно приближался. Его курчавую голову венчали три белых костяных рога, один из которых рос изо лба. Длинные руки почти волочились по земле, царапая ее острыми серповидными когтями. Гребень на хребте был похож на ряд заточенных сабель.

- Это что еще такое?! – один из выживших ветеранов побледнел лицом. Вокруг раздались победные крики Крестолицых. Бой замер.

Гатрикс не могла поверить своим глазам. Из каких кошмарных миров они вырвали это чудовище? Заклинания призыва требовали нечеловеческих усилий и повсеместно были признаны невозможными. Чудовище приближалось, а Крестолицые перестали атаковать, отступив и отрезав им путь к отходу. Гатрикс вытянула из кожаного чехла на поясе деревянную трубку, запечатанную с одной стороны воском. Резким движением она сорвала печать, и в воздухе раздался мелодичный свист, который услышали только ветераны Братства. Она надеялась, что Хогар не будет мешкать.

- Солнце, - прошептала она едва слышно, - Солнце Героев ждет нас.

Она ударила всем, что оставалось у нее в запасе. Где-то в глубине Гать почувствовала, как что-то оборвалось, высасывая из тела жизненные силы. Древняя Мать уже не могла наполнить ее, пустота пожирала изнутри. Рядом с ней начал дымиться от запредельного напряжения Бейтс. Их осталось пятеро выживших, и каждый теперь умирал, стоя с ней в одном ряду. Магические лучи сошлись в одной точке. В одной ужасной, замедлившейся, но все же неумолимо приближающейся точке. Магия покидала их окончательно. Когда силы ее оставили, она поняла, что это конец. Монстра им не победить. Он был уже так близко, что она смогла разглядеть эти уродливые витые рога, черную кожу, покрытую жесткой сизой щетиной, клыки и губы, измазанные свежей кровью. Она вмиг поняла, куда пропали люди, в памяти всплыла мельница, ставшая им братской могилой. Гатрикс видела бурые пятна на лбу, подрагивающие уши, белый след от шрама на щеке. Она видела глаза, налитые злобой, предвещающие смерть. Глаза врага. Она видела глаза полные боли и отчаяния, знакомые и так и не забытые. Глаза Брата.

- Атти… - имя будто выпало из пересохших губ.

- Хазатт, Хазатт! – кричали позади Крестолицые.

То, что десять лет назад было Атором, просто отмахнулось от докучающих лучей. Воздух в груди Гатрикс замер камнем, словно от удара под дых. Небрежными движениями монстр уничтожал то, что осталось от ее отряда. Славные ветераны разлетались ошметками плоти, но их кровь не пролилась на землю. Она стройными потоками летела к воплощению Хазатта, который впитывал ее всем телом, где бы она его ни коснулась. Когда он приблизился к Гатрикс, она лишь слабо улыбнулась. Солнце Героев уже грело ее кожу ласковым светом. Монстр замешкался. Девушка видела, как запертый где-то в глубине Атор пытается остановить собственное кошмарное тело, но у него это плохо получается. Умирая, она поняла, что ее кожу грел не луч Солнца Героев, а луч, упавший с небес и погубивший их всех.

***

Она стояла в мерцании света, сердце ее переполняло торжественное спокойствие. Солнце Героев мягко переливалось впереди. Манящее мерцание наполняло ее силой, в которой чувствовалось присутствие всего доброго и счастливого, что она знала в жизни, всех жертв, что она принесла. Гатрикс владела своей душой, и играючи могла управиться с ее титанической мощью. Магия теперь не искала шанса ускользнуть из ее рук. Она стала похожа на обожающего своего хозяина пса, ластящегося и лижущего руки. Кожа Гатрикс излучала тот же свет, что и само Солнце. За спиной переливались серебряные крылья, которые медленно обвились вокруг ее тела, превращаясь в прекрасные доспехи. Она обернулась.

Перекресток таинственной дороги был заполнен людьми. Гатрикс молча смотрела на них, потому что слова были не нужны. Мимо нее в объятия Солнца Героев, улыбаясь, прошла Агата во главе своего отделения. Она едва заметно кивнула. За ней шел печальный Хогар. Он вышел из шеренги и подошел к Гатрикс.

- Прости, капитан… - слезы стояли в его выцветших глазах, - Нас зарезали кинжалами. Блокировали всю магию какими-то заслонами…

Он осекся. На лице вдруг появилось изумление.

- Капитан… Ты! Светлейшая! Как я смел…

Девушка улыбнулась в ответ, обняла старого ветерана. Легкий поцелуй оставил след прощения на его грубой щеке.

- Иди, и обрети там покой.

Хогар побрел, не оборачиваясь, тихо плача.

Следом бодро шли двадцать Братьев из Протектората. Они чеканили шаг, будто для них это было обыденным делом. Они приняли смерть за свое дело, и были счастливы. Луч, ударивший с небес по Хазатту, вернулся к ним с десятикратной силой. Но такова была цена, и они ее уплатили. Старший Протектор, не сбавляя шага, поклонился Гатрикс.

- Светлейшая! – хором поприветствовали ее остальные. Она улыбнулась и им.

Перекресток опустел, когда она увидела его, стоящего на коленях у начала совсем другой дороги. Оттуда тянуло холодом и отчаянием, Солнце Отступников выделялось чернотой даже на фоне бесконечной тьмы. Гатрикс подошла к нему. Он не постарел. Даже шрам на щеке все еще выглядел свежим. Атор поднял красные уставшие глаза.

- Гать… - она с трудом расслышала, но слова теперь не значили для нее ничего. Она понимала куда больше без них.

- Я не смог противиться, - он зарыдал, скрипя зубами, надрывно и горько. Она это прекрасно знала. Никто не смог бы.

- Как ты стал Темным? – голос ее звучал подобно музыке.

- Я сам пришел на зов. Перестал быть себе хозяином. Они ждали меня, проводили свои гнусные ритуалы, а потом.… Представляешь, каково быть пленником в своем собственном теле? Словно пришел его новый владелец, а ты просто молишься о спасении, видя, что он творит твоими руками!

Он заплакал еще горше, обхватив ее колени руками. Она гладила его волосы, с ужасом понимая, что проклятый холодок вновь появился в ее желудке.

- Что... Что со мной будет? – шептал он, - Скажи, что?

Шесть всадников уже неслись во весь опор по призрачной дороге от Солнца Отступников. Они хохотали, гикали на скаку, подначивая друг друга. Со свистом вертелись на их головами ловчие сети и арканы. Острые волчьи зубы обнажились в хищном оскале.

- Боги…. Вечные Загонщики! - Атор в ужасе попятился, пытаясь подняться, но вновь упал на четвереньки.

Гатрикс знала, что есть Пустоты Потерянных, не принадлежащие ни одному из Солнц. Знала о тех, кто прятался вдоль Пути. Она не могла сказать, сколько он может там продержаться. Но проклятый холодок уже жег сильнее кипящей лавы, дрожащая рука сама вынула золотой меч из ножен и тут же прекратила дрожать. Она знала – враги сильны, но сомнения уже унесло куда-то в вечность.

Девушка шагнула на дорогу к Солнцу Отступников навстречу Вечным Загонщикам. Обернулась на секунду, занося меч перед битвой:

- Уходи! – когда она бросилась на врага, подобная молнии, ветер донес обрывкам, - Беги, Атти!

 

 

 


Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 3. Оценка: 3,00 из 5)
Загрузка...