Кабочар < Fancon.ru - форум Арт-пространство «Понедельник»


 
 Ответ
 Новая тема
 Опрос

> Кабочар, Дуэль 39 (Пиковая дама vs Германн) Masha Rendering
   Сообщение № 1. 14 июня 2021 г. в 09:37, TbMA пишет:
TbMA ( Offline )
чайный тлен Коза Ностры

*
Автор
Сообщений: 1148
профиль

Репутация: 580
На создание Кабочара Джо потратила всё лето.

Смешала во флаконе шесть ингредиентов, а выбор седьмого, последнего, оставила мне.

Злость


По Ардо давно ползли слухи, что мадам Грёз — следующая, кого заберут «железные когти». Чистокровная ардорианка и сильный донор для военных машин бруггов, она к тому ж не боялась открыто продавать Кабочары в своей парфюмерной лавке.

А кто в тяжелые времена позволит спускать бесценную магию в склянки с духами? «Железные когти уж расстараются — найдут ей другое применение», шептались соседи.

Из чердачного окна хорошо просматривалась наша улица: в ту ночь была моя очередь караулить, и я первой заметила на дороге «Пантеру». Я видела, как свет ее фар, отразившись в пустых витринах кондитерской, выхватил из тени «крест» на аптечной вывеске и застыл прямо перед нашим крыльцом. Машина притормозила рядом с лавкой мамы Грёз.

— Кто там приперся? — зашептала Джо, зачем-то расстегивая ремешок на босоножке, — комендантский час разве не начался?

Нет, Джо не глухая — просто предпочитает не слышать. Ни сирены, вой которой только недавно рвал горло громкоговорителя; ни разговоров о когтистых лапах бруггов, уже тянувшихся к нашей матери. Даже гадости о себе самой, мол, старшая дочка Грёз — паршивая овца в стаде, предательница, Джо пропускала мимо ушей.

— Джо, ты совсем идиотка? — Очевидно, ответ Майклу не требовался и, оттолкнув меня плечом от окна, он сразу высунулся наружу.

Я проверила, заперта ли дверь. Так, на всякий случай — и эту дверь, и чердак, и окно сложно обнаружить невооруженным глазом. Если, конечно, не знать, где искать. А все благодаря прадедушке Грёзу, который, как чувствовал — при строительстве дома вложил в эти стены Кабочар.

На чердаке воняло табачным дымом. Последнюю сигарету Джо чуть не затушила о лицо Майкла — тем летом они каждый вечер ссорились. Едва не дрались из-за того, что Майкл, по словам Джо, такой принципиальный «гусь», а Джо, по мнению Майкла, беспринципная «курица».

— Четверо, шофер в машине, — мрачно проговорил Майкл, — И что делать? Спустимся?

Я замотала головой: Майклу нельзя — он полукровка, бругг по матери, пусть и живет после ее смерти в нашем квартале. Если в департаменте узнают, что по ночам он путается с кем попало — не видать ему ни университета осенью, ни хорошего места в столичном архитектурном бюро.

Со мной еще хуже — после войны джипси формально больше не существуют. У меня, само собой, есть разрешение, но проверять, липовое оно или настоящее, мне совсем не улыбается.

Нам с Майклом лучше бы оставаться тут. На нашем чердаке.

В летний полдень воздух здесь горячий и влажный, дышится примерно так же «легко», как индейке в нагретой духовке. К вечеру температура под крышей падает — становится прохладно, ноги мерзнут от холода, но это не важно. Самое главное, чердак — это наше, наше безопасное место. Здесь наверху мы можем быть, кем угодно: Майкл — умником, я — красоткой, Джо стервой.

А вот внизу...

От резкого хлопка входной двери в старом буфете за спиной Джо задребезжали стекла. Пузырьки и мензурки устроили на полках перезвон. Джо тоже вздрогнула, рванула ремешок на лодыжке, и он лопнул.

— Ай, фердорри, — выругавшись на ардо — языке, который теперь запрещен везде, кроме подвалов и чердаков, с досадой скинула обувь и отряхнула платье от пепла, — Ну что, снайперы, дострелялись?

— Они к маме, — возразила я, чувствуя как от этих слов внутрь пробирается холод, — за мамой.

— Лу, глупостей то не говори, — отрезала она, — У мамы связи. У нее все офицерские жены закупаются, и все такое. Может, как раз какой-нибудь к ночи... приспичило. Ничего ей не сделают, а вот вас как следует выпороть — это пожалуйста.

Джо против охоты на стальных свиней, хотя в нашем районе их не калечил только ленивый. Они безобидные — устаревший, ненужный образец, до которого дела не было даже создавшим их бруггам. Вот свиньи и бродили, скрипя проржавевшими конечностями, и распугивая в комендантский час с улиц зевак.

Кто-то из соседей пробовал их поджечь, ударить по тупому носу молотком. Даже отец Майкла однажды воткнул в свиное ухо железный прут— «пусть не подслушивает», а сперва тоже сомневался, думал, что они немного... живые. Что-то чувствуют.

Мы по ночам с чердачного окна кидались в свиней камнями.

— Так, я проверю, — сказала Джо уже на первой ступеньке лестницы, — Сидите тихо и не высовывайтесь.

Когда ее шаги стихли за дверью, я спросила Майкла:

— А зачем Джо сняла туфли?

Возможно, Майкл плохо понял и на вопрос ответил невпопад:

«На «когтей» лучше сверху-вниз не смотреть».

Что-то вроде того.

Я ухмыльнулась. Ага, как же: если б Джо заставили ходить по Ардо босиком, она бы все равно оказалась выше на голову любого встречного бругга. А «Железные когти» и есть бругги, только военные... «ученые-испытатели».

«Все дело в генетике», сказал как-то Симон, отец Майкла, а Майкл потом добавил: «Джо такая каланча, цапля, шпилька (и, возможно, выскочка тоже), потому что ее предки — чистокровные ардо, из тех, что по легенде спустились с небес и основали у подножия этих гор одноименный город.

— Если ардорианцев не любят за то, что они высокие, то почему... ненавидят джипси? — тронув Майкла за плечо, снова спросила я.

На чердаке разливалась липкая и горячая, как то лето, тишина. Майкл молчал.

— Потому что никакой джипси не пройдет мимо потерянной кем-то на дороге монетки. Не удержится и подберет, — ответил и подмигнул правым глазом.

Майкл, конечно, не слишком похож на бругга — светловолосый, светлокожий. Умный, талантливый — за десять минут нарисует ваш портрет. Но и в его голове ворох предрассудков и бесполезных (по нашему с Джо мнению) вещей. Об истории, политике. И о войне с Ардо, которая не успев начаться, кончилась... оккупацией, капитуляцией и еще каким-то резким, точно взмах ножа, словом...

Майкл нахмурился.

А потом внизу закричала Джо.

Боль


Мы с Джо не настоящие сестры — подкидыши, чьи-то чужие дети.

Но мама Грёз утверждала, что внутри мы все одинаковые, потому что в каждом, даже в металлической свинье, теплится частичка магической силы — Кабочар, кем-то вложенный, или свой собственный.

Талант из обыкновенных делать «волшебные» вещи-кабочары, придавать им новые свойства, усовершенствовать или «оживлять», вкладывая в них свой Кабочар, у бруггов был развит плохо, поэтому-то им и понадобились такие, как мама — доноры.

В городе ее знали, наверное, все. Богатые, скучающие в Ардо, где из светских развлечений осталась только фермерская ярмарка, да лодочная станция, жены бруггов готовы были платить большие деньги за пузырьки с её Кабочарами.

И не удивительно. Хочется на море? Раскаленный песок под ногами, прохладный морской бриз — вот же они, во флаконе под названием «Пляж Сен-Малло».

Если больше по душе городские развлечения, танцы, музыка, пузырьки шампанского на языке, восторг, радость, кураж, тогда лучше выбрать «Кабаре Брависсея» или «Театр Сан-Жерме». Незабываемые впечатления!

Вкус имбирного печенья, запах хвои, предвкушение праздника — в «Рождественском ужине», шуршание шелковых простыней, прикосновение кожи к коже, дрожь от первого поцелуя в «Ночной страннице». Сотни подобных иллюзий, оживших воспоминаний, ощущений, пускай недолгих — пока аромат не выветрится, продавались в бутике «Мадам Грёз».

Теперь за прилавком — никого. После ухода мамы даже мерцание жидкости в пузырьках, казалось, потускнело.

Та ночь почти кончилась.

Мы лежали вместе с Джо на ее кровати: я смотрела на паутинки потолочных трещин, считала про себя «раз-два-...десять...раз-два-три», так по кругу, и все равно не могла унять молотящий в груди барабан. Джо гладила меня по волосам, пыталась успокоить.

— Она вернется, Лу, ну не плачь, ты же не маленькая. «Когти» заберут то, что нужно для их военных зверюшек, и вернут маму обратно, — от кожи Джо пахло мятой, горькой травой — клевером, полынью и... враньем, — А пока будем приглядывать за лавкой. Продадим, что есть, а потом я тоже попробую... может. как у мамы и не выйдет, плевать, научусь кабочарам — ардо я или нет? Как-нибудь проживем.

Лу... Лу? Лу!

Заберут, а потом вернут? Как-нибудь проживем?
Джо, ты совсем рехнулась?


— Никто оттуда не возвращается, — сквозь зубы, процедила я, — Завтра с гор повалит черный дым, вот увидишь. Джо-зефи-на.

Она посмотрела на меня большими, чуть раскосыми, светло-голубыми глазами и отвела взгляд. Я уже говорила — Джо предпочитает не слышать, не видеть, не знать.

Я могла бы разозлиться на нее, как вечно злился Майкл, даже ударить, выдрать клок ее светлых волос, расцарапать физиономию — сделать ей хоть что-нибудь, чтоб хотя б на секундочку, на короткий миг, она снова стала настоящей, правдивой Джо. Но я так устала, и поддалась — прижалась к ее хрупкому, гладкому телу и позволила ей слизать с губ всю мою соленую злость.

— Разве они послу..., — зашептала она мне на ухо.

Лу... Лу?... лу...

Я закрыла глаза.

Бери, что хочешь, Джо. Главное — отвяжись.

На рассвете я задремала, но слышала, как Джо поднялась, поцеловала меня в лоб и, закутавшись в одеяло, на цыпочках выскользнула из спальни. Наверняка, дальше она спустилась в магазин, оттуда, через подсобку — юркнула в аптеку и поднялась на жилой этаж. И также осторожно, как закрыла мою, приоткрыла другую дверь — в комнату Майкла.

Джо сложно терпеть — это правда, но не любить, наверное невозможно. Никакой это не секрет.

Стыд


По воскресеньям после обеда я подрабатывала натурщицей. Точнее, по пять часов проводила полуголой, борясь то с затекшей ногой, то с диванной пружиной, упиравшейся мне в задницу. За «натуру» Майкл мне еще ни ливра не заплатил. Я интересовалась, где мои деньги, он ответил, внимательно глядя на холст:

— Сначала обустроюсь в университете, потом свожу тебя в Дейт. Там как раз недалеко. Вот на площади Дейта есть фонтан желаний, — карандаш в его пальцах скользил по холсту, — в него бросают монеты и...

— Майкл, опять ты со своими шуточками! — По чердаку носился сквозняк, поднимая невесомые облачка тополиного пуха. В нос мне попала пылинка — хотелось чихнуть, горло першило, и я морщилась, стараясь не дышать.

— Не шевелись, — улыбнувшись мне, он снова уткнулся в рисунок, — плохо получишься.

— Ради чего я мучаюсь хоть? Покажешь, чего там выходит? — поправив сползший с плеча узел тоги-занавески, я пошевелила пальцами на правой ноге, — Опять какая-нибудь трехэтажная табуретка с сиськами?

— Не табуретка, а храм с головой святой Иоанны на вершине, — поправил Майкл, — не переживай, сегодня обойдемся без... эмм, архитектурных фантазий. Я же обещал.

От характерного хлопка автомобильной двери я подпрыгнула на кушетке.

— Замри, — сказал Майкл, подскочив к окну. От тени, скользнувшей по его лицу, и у меня в глазах на миг потемнело. Он молчал целую вечность, а потом тихо произнес:

— Джо приехала с пикника.

Я не знаю, что хуже — когда люди просто исчезают, или когда тебя заставляют смотреть. Смотреть, как что-то в них, прямо на твоих глазах, сгорает, превращаясь в едкий дым.

И ты ничем-ничем-ничем не можешь помочь.

Тем утром Джо уехала на велосипеде развозить по Ардо заказы — теперь она в магазине за «главную» . В обед позвонила — будет поздно, фро Йессе была «так любезна» пригласить ее на домашний праздник.

«Маленький пикничок-пустячок, ничего особенного, только для своих», трещала телефонная трубка голосом Джо, «сделаю ей скидку она давно намекала а еще... у нее такие красивые платья пропадают прошлый сезон понимаешь? уже немодно а выкинуть жалко... Лу шелковые-шифоновые! если перешить будут в пору, а еще у нее муж в департаменте а еще сын из...»

Я не дослушала — меня уже ждал Майкл, переминаясь рядом с ноги на ногу.

Сейчас он стоял перед окном, как окаменевший старец. Только синяя жилка на шее отсчитывала пульс.

На улице припарковалась машина — не «Пантера» когтей, но тоже большая, шикарная, цвета топленого молока, с откидным верхом и эмблемой в виде трех перекрещенных колец на капоте — в нашем квартале такой ни у кого нет.

Джо курила, прислонившись к машине, рядом с ней молодой бругг, одетый в белоснежную, ослепнуть можно, рубашку и светлые брюки, усиленно жестикулируя, рассказывал Джо что-то смешное. Они оба хохотали. Я вспомнила — я его раньше видела, заходил пару раз в магазин, покупал духи матери, той самой фро Йоссе...

В доме напротив затрепетали занавески, из лавки чуть дальше по улице вышел пузатый бакалейщик, покачал седой головой и ушел снова внутрь, захлопнув дверь.

Они ведь все смотрят, что они думают?
Чувствуют то же, что мы?
Ох, Джо...


Взгляд Майкла скользнул мимо меня и уперся в деревянный столик, в прошлом году сосланный мамой Грёз на чердак.

— Майкл, даже не вздумай, — я была быстрее — схватила оставшийся после охоты на свиней булыжник и спрятала за спину.

— Отдай, — с нажимом произнес он. Глаза у него сделались черными и непроницаемыми, как горная смола, — Отдай по-хорошему.

Как было бы «по-плохому» я не узнала: из Майкла вдруг будто выкачали весь воздух, он сел обратно на стул, посмотрел рассеянно на свой рисунок и сломал карандаш.

— С меня хватит, я больше не могу — пора сваливать отсюда.

— А как же остальные? Университет? Симон? Джо... я?

— Скоро здесь все равно ничего не останется. Ты со мной? Сбежим, а, Лу, милая?


Рисунок Майкла идеально вписался в интерьер бутика «Мадам Грёз». На нем в странно-изломанной позе сидела обнаженная женщина с вытянутыми, непропорционально длинными конечностями. На двух ее шеях болтались головы, одна — похожа на меня, другая — очень детальная копия Джо.

До абстрактного искусства мне нет дела: повесив рисунок на стену, я надеялась, что увидев портрет, Джо... ну, не знаю, увидит его?

Но на следующий день, и днем позже, Джо заворачивала в бумагу покупки, улыбаясь клиенткам «а не хотите то, ой, вам точно понравится это», расхаживала по залу, раздавала визитки — в общем, делала все, как обычно, и не видела ничего.

Отчаяние


К середине лета бругги открыли второй фронт. Война на другом конце материка набирала обороты.

«Железные когти» забрали семью парикмахера, даже младших детей увезли, потом приехали в скобяную лавку, в кондитерскую, в шляпный салон... Симон повесил на стену подсобки календарь, где красными крестиками отмечал дни, когда «Пантера» каталась по городу.

Июль и правда скоро стал одним большим красным пятном.

Полки нашего магазина быстро пустели, кончались деньги, и Джо (не голодать же?) решила добавлять в духи свой Кабочар. Перестала ходить на чердак — не было времени: с утра в бутике, вечером нужно съездить по личным делам в центр Ардо. К ночи возвращалась и сразу спускалась в подвал. Училась там по книгам, записям мамы Грёз высекать из себя искры магии, но не слишком-то выходило — на ее простынях я начала замечать черные кляксы, на лице Джо и ладонях — следы въевшейся гари.


В тот понедельник Джо заболела, проспала полдня, а вечером вышла подготовить заказы на завтра. Стояла, словно сонная муха, шмыгала носом и завязывала бантики на подарочных упаковках.

— Лу, поможешь мне кое с чем? — вдруг спросила, не поднимая глаз.

Я кивнула — конечно... только попозже, а сейчас мне требовалась ее помощь...

Я не знаю, что меня дернуло, мне показалось... Я подумала, что, может, наступил тот самый момент, когда она слабая, бледная, хрупкая и прозрачная, словно льдинка, и они с Майклом перестанут упрямиться, смогут нормально поговорить. Хотя бы просто поговорить — пару слов из себя выдавить.

Я решилась.

Взяла со стола карандаш, накарябала несколько слов на обрезке оберточной бумаге и подсунула его под ладонь Джо.

«Майкеиль хочит убижать из ардо».

Джо поморщилась. У джипси с грамотностью тоже «генетика» — как бы Майкл с Джо не пытались научить меня складывать буквы в слова, собирала я их все равно не правильно.

Джо тоже чиркнула чуть ниже:

«Он придурок? Город закр., на дорогах воен. патрули»

«Черес горы», написала я первое, что пришло в голову и почувствовала, как лицо заливает краска. Ну что я еще могла придумать? Она ведь обязательно попробует его уговорить. Я же знаю.

«Когда?», Джо оглянулась, будто проверяя, не подслушивают ли, хотя магазин был уже несколько часов закрыт.

«Сигодня. Сийчас»

— Принеси мой плащ, — резко сказала она, как будто тоже решилась...Вдруг зашлась в приступе кашля.

— При...неси пла...щщщ... пожа...луйста..., — наконец через силу выдавила она, вытирая выступившие слезы тыльной стороной ладони.

На ватных ногах я бросилась в подсобку, схватив плащ — зачем он, ей холодно? — побежала обратно в зал.

Она уже стояла у двери. В наступающих сумерках ее лицо казалось пепельно-серым. Вытерев губы, улыбнулась мне, и я увидела, как из левого уголка ее рта потекло что-то розовое, красное...

— Джо, — затараторила я, глядя как она засовывает в рукав плаща руку — Подожди, Джо... ты куда? Подожди-подожди, я сейчас за Симоном сбегаю... ты заболела, ты себя в зеркало видела? Нельзя же так. Ты еле дышишь... стой, я сбегаю!

— Потом. Я быстро — туда и обратно.

— Джо, да послушай, подожди, — закричала я во всю глотку, но она уже вышла на улицу, — Да послушай же хоть раз!

Нет, Джо не исправишь — она никого не слушает.


Страх


Думаю, я бы могла ее ударить. Пусть она выше на голову, могла бы как-то вырубить. Что-то сделать, чтоб остановить. Встряхнуть, на худой конец, дать пощечину, лишь бы у нее встали мозги на место. Объяснила бы потом, извинилась.

Но я испугалась, испугалась мою Джо. Наверное, никогда раньше не видела ее такой... чужой, будто бы ускользающей — схватишь, и она рассыплется в труху, словно высохший осенний лист.

Открыв дверь магазина настежь, я села на ступеньку крыльца. Уж полночь близилась, провыла вторая сирена, третья — через двадцать минут, а Джо все не возвращалась.

Куда ты, чокнутая, поехала?

Хоть до утра буду ждать — спать без нее не лягу, пообещала себе, кутаясь в кофту, которую когда-то носила мама Грёз. Считала секунды, сверяя свой внутренний ход по часам, думала сходить за Майклом, позвать Симона, объяснить ему — с Джо что-то странное, он же бывший врач, наверняка, поможет ей. Выпишет лекарство, и она поправится.

Уже поднялась и услышала тонкий всхлип. Скрип велосипедного колеса.

Джо... Джо? Джо!



Помню, в детстве, заметив первые признаки простуды, мама варила для меня свое «волшебное зелье». Добавляла мед и гусиный жир в кипящее молоко и следила, чтоб я выпила все содержимое кружки до капли.

«Настоящее колдовство — вот увидишь, сразу поправишься!».

Фу, гадость была жуткая. Блевотня подогретая.

От Джо, раскачивающейся передо мной, пахло чем-то смутно похожим — противным, приторно-сладким, и жар от нее шел как от того кипяченого молока.

Она села рядом на ступеньку, больше не кашляла, но с каждым вздохом из ее горла вырывался тоненький, будто писк мышки-полевки, звук.

Прикурив сигарету, вытащила из кармана три желтые карточки.

— Для Майкла, Симона... и тебе. Завтра пойдете на автобусную станцию, купите билеты до Дейта. По этим точно выпустят — они именные. Настоящие. Не потеряй, пожалуйста, если нет пропусков — разбираться не будут...

— Джо, а... ты?

Она пожала плечами:

— Я попозже, недели через две У меня еще одно дело сталось, потом тебе расскажу. К тому же, а вдруг мама вернется? Представь, мы свалим, в магазине никого, двери открыты, стекла выбиты... у нее инфаркт случится.

— Джо, я... — захотелось ее обнять, уложить в постель, напоить молоком и следить, чтоб она точно — все до последней капли выпила! Нет, никуда я не поеду, вот выздоровеет и рванем вместе, а Майкл пусть сам думает, оставаться или...

Темноту нашей улицы прорезал свет автомобильных фар.

Гул мотора «Пантеры» не спутаешь, не заставишь смолкнуть, заткнув свои уши, никуда от него не спрячешься и не убежишь.

— Вставай, Лу, ну не тупи, — Джо дернула меня за руку, — Внутрь! Запри дверь!


Совпадение?

Не уверена. То ли все давно было решено, то ли Джо, забрав для нас пропуска у сына фро Йоссе, что-то ускорила, но в ту ночь черная «Пантера» притормозила у дверей аптеки.

Согнувшись в три погибели под подоконником витрины, мы с Джо слышали, как на двери звякнул колокольчик и чужой человек заговорил:

— ...Симон Альмарик?

— Я, — ответил другой. Джо нахмурилась, у Майкла и его отца голоса похожи, но мы-то не спутаем!

Пауза. Шелест бумаг. Вдалеке заходилась лаем собака.

— Позови отца. Уйди с дороги, иначе хуже будет.

— Я вместо него поеду, — едва услышав ответ Майкла, Джо выпрямилась. Я, схватив ее за край плаща, потянула обратно, но она уже стучала по стеклу пальцами.

— Что ты делаешь? — зашептала я .

Чужой голос прикрикнул:

— Му-зель, спать иди. Не на что тут глазеть.

— Отпустите, — громко проговорила Джо, и я на минутку обрадовалась — может, ей стало лучше? Прикрыв одной рукой лицо от яркого света фонаря, она ладонью прижала к стеклу желтые карточки, — Завтра они уезжают. Вот, посмотрите. Только что получили разрешения.

— Оглохла, что ли? — спокойно, даже ласково, проговорил человек, — Иди спать, дурная, или третьей поедешь.

Поколебавшись секунду, Джо на шаг отступила, а потом резко метнулась на улицу.

Джо разозлилась, угрожала, требовала, удивлялась, просила.

«Не понимаете? Я же объясняю... пропуска... Так нельзя, что вы делаете? Отпустите его! Фердорри, да отпустите же!»

Джо кричала, ее перекрикивали. Внутри меня залаяли собаки, билось стекло, спорили голоса, а потом, словно хлопнул воздушный шарик в голове, раздался выстрел.


Ненависть


После выстрела Майкл не упал, из его тела не хлестала кровь, он не бился в агонии, не просил у нас с Джо прощения, не каялся, как принято у героев перед титрами драматических фильмов. Никаких киношных клише и глупостей.

До поворота проводив «Пантеру» взглядом, он спиной оперся о стену, взял у Джо сигарету, улыбнулся мне и, выдохнув в беззвездное ночное небо дым, сказал:

— Лу, да расслабься ты, пули же не настоящие.

— Не-не... настоящие?

— Конечно, а ты что, дурочка, поверила, что когтям доверят оружие? Они ж бестолковые. Во, может, будет синяк, — задрал рубашку — действительно, там ни следа, затем кивнул на другую сторону улицы, — Гляди-ка... свинья!

Она стояла в метрах пяти и не отрываясь смотрела единственным уцелевшим красным глазом в нашу сторону. Повела ушами, подняв пятачок — будто принюхиваясь, хрюкнула.

Как настоящая.

— Пойдем в подвал, — Джо взяла меня за руку и потянула за собой обратно в дом, — Надо кое-что доделать.

Я оглянулась на Майкла:

— Вы идите, я в порядке — тут подожду.

Джо тянула сильней. Я заупрямилась.

— Джо, как же Майкл?

— Лу, милая, все... Майкл умер.


Целое лето Джо готовила Кабочар. Собирала, настаивала.

А в ту ночь на краю осени, она спустилась в подвал и отдала его мне, чтоб я закончила.

Джо сказала:

«Завтра и в «Ночной страннице», в «Береге Сен Мерле», в «Кабаре» и в «Рождественском ужине», и в цветочном поле, и в джунглях и прериях, во всех городах — всюду, куда дотянусь, во всем, что им всем нравится, будет наш с тобой Кабочар.

Наши страхи, сомнения, наша ненависть.

Может, тогда они поймут, что мы чувствуем?

...что мы тоже что-то чувствуем?

Поможешь мне, Лу?
Я одна не смогу...»

— Что нужно сделать?

— Добавить еще один, последний, ингредиент. И готово.


Х


На чердаке мамы Грёз спрятано много волшебных вещи, в каждую из них вложен чей-то Кабочар.

— Что это? — спрашивает Джо, глядя, как Майкл возится с громоздкой штуковиной, пытаясь укрепить ее на длинной треноге. Мы сидим на чердаке, пружина на старой софе мамы Грёз больно впивается в мой зад, но Майкл сказал, нельзя двигаться, и я не шевелюсь — потерплю. Вроде он почти закончил.

Джо смотрит с опаской — больно черная коробка напоминает устройства бруггов, которыми они распознают, фиксируют в вещах Кабочары: прямоугольная, только посередине вместо прорези для руки круглое окошко.

— Фотокамера, — говорит Майкл и улыбается, — Делает мгновенные снимки.

— А зачем?

Он пожимает плечами:

— Память останется. Сфотографируемся?

Джо берет меня за руку.

— Если опять ты из нас каких-нибудь уродин кубических сделаешь — я тебя убью, клянусь.

— Ну, — Майкл нажимает на кнопку и быстро садится между нами, — Это же не рисунок, а фотография. Суровая реальность, понимаешь?

Я смотрю на мигающую красным лампочку и думаю: что там нас ждет в будущем, в той реальности, на той фотографии?

Вспышка!

Джо затягивается, Майкл ойкает — в глаза ему попадает сигаретный дым, я моргаю.

Вспышка!

Наверняка, для реальности вне чердака, мы как этот снимок камеры — как будто не «выйдем», не «получаемся».

Вспышка!

Ну и ладно. Что в этом страшного?



— Я выбрала, Джо, выбрала последний ингредиент, — сказала я ей, но Джо уже не ответила — не мигая, смотрела сквозь меня светло-синими глазами-ледышками.

Почему, думаете, от «Железных когтей» никто не возвращается?

Джо еще повезло — от подобных Кабочар, черных, неправильных, злых, за несколько секунд сгорают до горстки пепла, а вот Джо продержалась целое лето. Но и лето когда-нибудь кончается... Все заканчивается...

Ну и ладно. Ничего ведь страшного?

Объятия мамы, смех Джо, голос Майкла, еще сотню других волшебных вещей — мою любовь, веру, надежду, нежность, все «наше лето» я вложу в свой Кабочар.

   Сообщение № 2. 16 июня 2021 г. в 21:54, Тэхсе ан Фогейр пишет:
Тэхсе ан Фогейр ( Online )
sealgair neonach

*
Мастер Слова
Сообщений: 2894
профиль

Репутация: 637
это крутой рассказ. Он мне немного напоминает Суэнвика, и к жанру ромфанта относится, кмк, примерно никак) Мне вообще нравятся такие штуки - странные, ломаные и при этом внутренне логичные миры, чувство против реальности, яркие вспышки в темноте. Единственное, что чуть покоробило - не любить Джо нельзя, а позволить ей выжечь себя - можно?) Впрочем, героиня изначально если и предлагает сопротивление, то пассивное, но, как ни парадоксально, именно любви и надежды мне в этом лете не хватило, кажется. Да, финал яркий, а вон то с фотоаппаратом вообще шикарное, но... вот буквально чуть не хватило, чтобы поверить в то, что в героине и правда всё это было именно на тот момент, что она это всё пронесла через такое камерное лето.
Впрочем, всегда есть шанс, что это я чего-то не понял, потому что остальной-то рассказ прям очень зашёл, и концовка выглядит правильной, от этого "...что мы тоже что-то чувствуем?" Главное-то - что чувствовать, угу, и это перекликается между сценами хорошо. В общем, спасибо, порадовали)

   Сообщение № 3. 17 июня 2021 г. в 05:01, Лютеция пишет:
Лютеция ( Offline )
пум

*
Милашка
Сообщений: 8062
профиль

Репутация: 1433
Блин, вчера ещё хотела написать. Но случайно забрела в тему сезонных битв критиков с критиками за критику ради критики.
Но это не важно.

Автор, на картине должно быть не только две головы, но и два сердца и одна аорта.
Но это мне так кажется, как большому понимаю абстрактного искусства.

Это собственно всё, что я хотела сказать.

Ну и дуэльные рассказы мне редко когда нравятся.
Этот да.
В нём есть, что обсудить, и есть, что поковырять.
Значит - удался.


   Сообщение № 4. 17 июня 2021 г. в 07:49, Евлампия пишет:
Евлампия ( Offline )
Электрофея

*
Мастер Слова
Сообщений: 2048
профиль

Репутация: 437
Автор, я тоже прочитала рассказ.
Весь бы ромфант был таким - цены бы ему не было.
Единственный момент, где я выпала из текста, это где умер Майкл:(
Хорошо, что там не было киношных драм и глупостей. Но лучше бы они были, чтобы я могла быть в моменте, а не думать о том, что в тексте нет киношных глупостей:((
А ещё финальные главы заметно короче чем вступительные. Это не ошибка, но я так много раз слышала наставления, что эмоционально сильные и активные сцены тоже надо расписывать, что невольно обращаю на это внимание.
И мне интересно откуда брались камни на чердаке)
А ещё Вы любите интервалы после абзацев))))))

В остальном прекрасно. Да и вообще - просто прекрасно.

   Сообщение № 5. 17 июня 2021 г. в 09:11, Евлампия пишет:
Евлампия ( Offline )
Электрофея

*
Мастер Слова
Сообщений: 2048
профиль

Репутация: 437
TbMA
Вы мне сейчас тааакую теорию заговора разрушили:)

Вообще это не беда, если автор любит интервалы после абзацев, я и сама их люблю.
Но когда их много, они теряют смысл
Я Вас поняла, благодарю за пояснения.

   Сообщение № 6. 17 июня 2021 г. в 12:29, Лютеция пишет:
Лютеция ( Offline )
пум

*
Милашка
Сообщений: 8062
профиль

Репутация: 1433
:mrgreen: :mrgreen: :mrgreen:
Лампусик, просто надо людям верить, когда они те правду говорят. :mrgreen:
Заговоров меньше будет. :mrgreen: :mrgreen: :mrgreen:

   Сообщение № 7. 17 июня 2021 г. в 19:35, Бронзовая пишет:
Бронзовая ( Offline )
Охотница

*
Певец
Сообщений: 356
профиль

Репутация: 94
Доброго, автор!
Гхм, стандартное приветствие с учетом двойной анонимности выглядит еще забавней, но ладно)
У меня есть, что сказать о рассказе, определенно!
А) Это хороший рассказ, побольше бы таких!
Б) Ромфент? Серье-е-езно?

Романтики я тут не увидела вообще. В смысле, нет, есть некая... Невнятица на уровне "кажись так" и "а эмоционально может быть" между тремя героями - причем довольно забавно, что оно все происходит параллельно. Но... Это вот "на уровне ощущений" как раз пинком и выкидывает текст за рамки жанра. Или говорим прямо, или незачет. Тут - незачет полнейший.
Не могу сказать, что это ошибка, просто сугубо в рамках дуэли.
Что касается "двери в лето" - нет, притянуто не за уши, но притянуто, за хвост, кажется. Потому что ну нет ощущения "лета" нигде, кроме финальной фразы.

Что хорошо: при всей отрывочности рисуется вполне себе целая картинка, как в логическом (тут чуть позже подробнее), так и в эмоциональном плане. Я бы даже сказала, что в эмоциональном - куда больше, текст на этом и завязан - на эмоциях.
Чисто по технической логике вопросов нет. В смысле, рабочие блоки расставлены в верном порядке, шестеренки скрипят и вертятся. А вот к формальной логике вопросов до-хре-на. И сразу скажу, я вижу два варианта ответа, какого черта так вышло.
Вариант первый: это "одноразовый мир", придуманный только в рамках рассказа. А значит, не проработанный, местами шероховатый, а местами косой-кривой, как порядком пожеванный и приложенный хвостом рыцарь.
Вариант второй: это как раз большой мир, куда автор решил заглянуть в рамках текущего рассказа, при этом наплевав, что неискушенные читатели деталей не знают и все-все-все понять не смогут.
Склоняюсь к первому варианту, конешн, но не исключаю и второй. А теперь – вопросы!

Чего хотели добиться герои, делая этот кабочар? Ну залили они небольшую территорию концентрированными эмоциями. И шо? Что-то изменится? Сомневаюсь. Наивно и, мягко говоря, бессмысленно. А сил и жизней положено…
Нет, допускаю, что автор и хотел показать эту наивность. Но, в этом случае, оно выглядит затянуто до невозможности. Ну или я слишком цинична нонче, но не зашло вообще.
Сам мир. Он откровенно гротескный и одновременно детальный, но как раз из-за гротескности эта детальность нафиг не упала и наоборот. С одной стороны, все эти детали, типа, кто именно герои по расовой (видовой?) принадлежности, какие-то мелкие детальки внешности, видовая же (расовая?) дислексия… С другой стороны – откровенно «не верю» относительно описываемой ситуации, вот этой всей войны и прочего. Для реализма слишком утрированно, для гротеска – детали не работают на общую картину.
Короче, надо шлифовать или в том, или в другом направлении, потому что одно другому откровенно мешается.

Подход к магии, вот этот вот кабочар – весьма понравился, хотя опять же, колебание между гротескностью (злой кабочар – фу-фу-фу, смерть сразу) и реализмом (описание что к чему пояему с этими самыми чарами) делает мне немножечко шта. Ну вот не могу уложить в голове, где серьезно, а где фактурными мазками, чтобы работало на идею, а на остальное – забить.

В общем и целом читать было интересно, но осталось ощущение недотянутости именно из-за того, что автор никак не мог решить, писать ему серьезно или же забить на серьезность и строить на ярких образах эмоциональный сюрреализм.

   Сообщение № 8. 18 июня 2021 г. в 12:54, пилигрим пишет:
пилигрим ( Offline )
Странник

*
Сказитель
Сообщений: 553
профиль

Репутация: 216
Я прочитал рассказ «Кабочар».
Моё мнение ошибочно и субъективно.

Соответствие жанру «романтическое фэнтези» – жанру соответствует.
Обязательная фраза: «Уж полночь близится, а …» – фраза обнаружена.
Соответствие теме – все события происходят летом (упоминается 9 раз, для особо внимательных). Думаю, теме соответствует.
Как мне привиделось: история жизни в оккупации. Некая аллюзия на захват Франции нацистами. Может я и ошибаюсь.

Деление столь малого рассказа на части я не особо приветствую, но это моё личное мнение, и на восприятие данной истории это не влияет.

Злость – эмоция для изменения существующей ситуации, объекта или субъекта контактирования. Эмоция поддерживает закрытость и целостность границ.
Появления «пантеры» внесло изменение в привычный уклад. Нарушено обычное течение событий. Соответствует.

Боль – защитный сигнал организма
Утрата госпожи Грёз. Разрушение привычного мира. Соответствует.

Стыд (отвращение к себе) – отвержение какой-либо части своего «Я». Социализированное отвращение к себе. Это энергия для изменения и преобразования своего «Я».
Джо сделала свой выбор. Лу – не смогла его принять. Лу стала на сторону общества, отвернувшись от Джо. Они ведь все смотрят, что они думают?
Соответствует.

Отчаяние – следствие влияния негативных событий или мыслей.
Безысходность. Распутье.
Соответствует.

Страх – отрицание настоящего, игнорирование реальных возможностей и ресурсов. Это знание о вредном и разрушительном прошлом, стремление избежать опасного опыта в будущем.
«Пантера» опять перетасовывает карты. Всё летит вверх тормашками.
Соответствует.

Ненависть – деструктивное чувство отвращения к объекту.
Думаю в этом разделе, нет соответствия между содержанием и названием. Ненависть упоминается, но никак не раскрывается, не проявляется.
Не соответствует.

Х
Последний раздел, думаю, можно было бы назвать «Надежда». Хотя, могу и ошибаться.


Пара моментов:

Цитата
«По Ардо давно ползли слухи, что мадам Грёз — следующая, кого заберут «железные когти»
. Чистокровная ардорианка и сильный донор для военных машин бруггов, она к тому ж не боялась открыто продавать Кабочары в своей парфюмерной лавке.» – Один абзац. Два предложения. И туева куча непонятных слов: Ардо (город в Центрально-Африканской Республике, страна, планета, сообщество хиппи в Южной Калифорнии? итальянский бренд бытовой техники? или последний король вестготов?),
мадам Грёз (имя, профессия, эротическая фантазия?), «железные когти» (группировка эмо, бандиты, религиозная каста?),
бругги (соседи, пришельцы, какие-то бандиты, солдаты? немцы, что ли?),
Кабочары (тут, благо, помог пресвятой Интернетий – Роскошный зеленый кожаный шипр. "Кабошар" в переводе означает "Упрямец". "Кабошар" - это сложная парфюмерная композиция, в которой мягкая, уютная кожа и нежный цветочный букет щедро приправлены специями и горьковатыми цитрусовыми нюансами.).
И всё это с первых строк. Зачем?

Цитата
«На чердаке воняло табачным дымом. Последнюю сигарету Джо чуть не затушила о лицо Майкла — тем летом они каждый вечер ссорились.»
– «тем летом» – означает прошлым летом или тем летом, когда всё это произошло?

Цитата
«Со мной еще хуже — после войны джипси формально больше не существуют.»
– это вы о цыганах? Типа, какой-то свободолюбивый народец, отрёкшийся от оков традиционализма и консервативности общества? Какой-то «Карнивал Роу».

Цитата
«— Ай, фердорри, — выругавшись на ардо»
– Закурдан! Райэн акхарава.

Цитата
«Джо против охоты на стальных свиней, хотя в нашем районе их не калечил только ленивый.»
– кто или что такое «стальные свиньи»? Это из разряда «железных когтей» или что другое?

Цитата
«А «Железные когти» и есть бругги, только военные... «ученые-испытатели».»
– О, вот и объяснения подъехали. Теперь всё стало ясно и понятно.

Цитата
«И о войне с Ардо, которая не успев начаться, кончилась... оккупацией, капитуляцией и еще каким-то резким, точно взмах ножа, словом...»
– кто воевал с Ардо? Бругги? Почему Лу говорит о войне с Ардо? Она же живёт в Ардо. С точки зрения читательского восприятия, моего личного, кажется, что это Лу воевала с Ардо.

Цитата
«Не табуретка, а храм с головой святой Иоанны на вершине»
– намёк на Жанну д’Арк?

Спасибо за историю.

Пы.Сы. Во время чтения не покидало чувство, что Джо – это некая версия Рози Бетцлер (Скарлетт Йоханссон) из фильма «Кролик Джоджо». Это хорошо.

   Сообщение № 9. 18 июня 2021 г. в 18:59, Евлампия пишет:
Евлампия ( Offline )
Электрофея

*
Мастер Слова
Сообщений: 2048
профиль

Репутация: 437
Я одним глазком заглянула в комментарии.
И у меня в голове появилось несколько совершенно глупых и никому не нужных мыслей, которые никому я думаю не нужны, но как парочка назойливых мух утром, когда ты ещё спишь, а они уже бодры и полны сил топать по тебе лапками, при чём по самым чувствительным местам.
Это всё следует понимать не буквально. Это просто пояснение, почему я всё таки решилась написать.
Не обессудьте!

У меня вопрос к претензиям по формальной логике.
Точнее это не вопрос.
Есть два типа построения логики.
Первая, когда автор всё продумывает, и всё ей соответствует и одно вытекает из другого.

А есть, такая логика, как в этом рассказе.
Если читали Вокзал потерянных снов, то наверное меня будет легче понять. Она децентрализованная.
То есть где-то наверное есть механизм, по которому выстроена логика этого рассказа.
Но этому рассказу этот механизм не нужен.
Потому что автор не пытается его раскрыть, он просто показывает отдельные части и показывает как эти части работают.
Мы видим бегущие стрелки, видим цифры, слышим тиканье, но шестерёнок не видим. И не знаем они там вообще есть или там внутри время само крутит стрелки сделавшись субстанцией похожей на воду.
Очень хорошо сказано, что рассказ пользуется методами реализма.
Но при этом используемый метод не спорит с фантастичностью рассказа, он просто таким образом показывает эту самую логику.
Не объясняя.
Те же свиньи. Ни к чему знать как в этом мире устроены механизмы.
Можно просто очень подробно описать этих самых свиней.
Как часы в нашем мире свидетельствуют о том. что люди научились измерять время, так и свиньи свидетельствуют о том, что чары работают.
Как работают не известно, но вот пожалуйста свинья - отличный, живой пример именно работы чар.

Средства реализма уже давно используются для создания таких вот алогичных с непонятно работающей логикой миров.
И Мьевиль, мне кажется, довольно яркий тому пример.
Может есть и другие, я просто не знаю.


   Сообщение № 10. 18 июня 2021 г. в 19:17, Евлампия пишет:
Евлампия ( Offline )
Электрофея

*
Мастер Слова
Сообщений: 2048
профиль

Репутация: 437
Мне кажется, что автор не просто так выбрал именно такое построение логики, а это обосновано героем, точнее героиней.

Тут выбрана довольно сложная форма повествования - автор-персонаж.

При этом герой довольно странный, изолированный.
И который почему-то умалчивает о том, как сработал этот их кабочар, а просто рассказывает, что было там, когда-то, позволяя читетелю догадаться, что раз автор сам про себя рассказывает, значит он остался жив, и последствия именно для него не были очень уж трагичными.
А вот что стало с Джо это большой вопрос.


Понятно, что всё это было сделано сознательно. Что автор выдаёт себя за не очень надёжного персонажа, именно для того, чтобы облегчить себе задачу.
Но мне кажется, что про себя Лу могла бы знать больше. Понятно, что она в потоке воспоминаний, что скрывает многое, но на мой взгляд не может так легко реагировать на исчезновение мамы. Ведь она сама говорит, что "глухая" у них Джо. Не может знать маму, только как некое механическое невидимое существо, которое делает кабочары.
Даже если мать приёмная, она должна знать её как человека, а не как функцию для сюжета.
Мадам Грёз не может быть в рассказе просто удобно удалённой с доски пешкой, чтобы вывести Джо, мне кажется, она должна быть ещё кем-то, для человека, который её называет мамой и подчёркивает, что отличается от Джо. А по итогу оказывается самым ярко выраженным эмпатом в троице.
Но именно с эмпатией видятся проблемы.
Почему-то самый эмоциональный и эмпатичный персонаж проявляет их очень слабо, не в плане построения текста, а именно в плане внутренних переживаний.
Мне кажется что все переживания Лу больше как раз таки сосредоточены на внешнем.
Поэтому немного сюрпризом звучат последние слова.
Но это только для меня разумеется.

Добавлено через 7 мин. 46 с.

А мир.
Мир в рассказе выполняет свою роль от и до.
Он создаёт некую иллюзию узнавания, у меня тоже были ассоциации с немецкой оккупацией севера Франции.
Он заставляет героев двигаться и двигает сюжет с помощью этих самых стальных когтей.
И герои рассказа зависят от этого мира.
В остальном же мне кажется, что если браться и показывать весь механизм работы этого мира, то писать надо не рассказ.
Но мир атмосферный, максимально экстремальный, поэтому да по нему много ещё чего можно писать.

То что он рассказе развивается на микроуровне отношений трёх людей, так это как раз соответствует заявленному жанру.
Просто так бывает, что любовь - это не только когда мж, жж и мм, но и множество других вариантов.

Очень здорово, что текст хоть и об отношениях этих людей, тему не педалирует, а позволяет ей просто быть и жить в деталях.

Добавлено через 10 мин. 38 с.

Извините, что я тут расписалась.

Если автору это причинит какие-то неудобства, я этого не хотела.
Просто рассказ понравился. А раз понравился то и породил кучу всяких мыслей.
Они наверное отличаются от мыслей автора, но это совсем не значит, что я хочу как-то не так вывернуть рассказ.

   Сообщение № 11. 21 июня 2021 г. в 23:01, Табита пишет:
Табита ( Offline )
Labor omnia vincit

*
Архонт
Сообщений: 1519
профиль

Репутация: 251
Здравствуйте, автор! Ваш дуэльный рассказ прочитан.

Конечно, первым делом я загуглила название)) Сразу стало понятно, что это духи. А из одной статейки, узнала, что этот аромат появился одним из первых у бренда Gres, а автором композиции была Madame Gres. Буквальный перевод даётся, как «упрямый, своевольный».
С таким базовым знанием я погрузилась в рассказ))
Что сразу помешало? В первом же абзаце первой главы много информации, непонятной читателю:
1. Ардо. Некое место. (Читатель, конечно, предполагает, что это город).
2. Мадам Грёз. Второе упоминание имени (после Джо в первом предложении). (Кто это? Но я подготовилась: парфюмер)
3. «Железные когти». Некие люди. (Читатель предполагает, что это некая группировка. Только кто? Криминал? Официальное объединение?)
4. Чистокровная ардорианка и сильный донор для военных машин бруггов. (Ардорианка – жительница Ардо. Чистокровная… Обычно для обозначения принадлежности к городу говорят, коренной… Вот смутило это. И бругги – какая-то нация? Что значит сильный донор для военных машин?)
5. Не боялась открыто продавать Кабочары. (Некие духи, как понимаю я).
Цитата
А кто в тяжелые времена позволит спускать бесценную магию в склянки с духами?
И вот, с одной стороны, вроде, мир описали, ввели в курс дела. С другой, слишком много вопросов.
Потом вводится ещё одна нация? Джипси.
Запрещённый язык – ардо. Так же называется город (страна?)
Уже позже читаем про то, что «железные когти» - бругги («ученые-испытатели»), а чистокровные ардо
Цитата
из тех, что по легенде спустились с небес и основали у подножия этих гор одноименный город.
Намного позже даётся пояснение, что
Цитата
Талант из обыкновенных делать «волшебные» вещи-кабочары, придавать им новые свойства, усовершенствовать или «оживлять», вкладывая в них свой Кабочар, у бруггов был развит плохо, поэтому-то им и понадобились такие, как мама — доноры.


Это то, что смутило при погружении. Сам рассказ понравился. Свой мирок, который сталкивается с враждебным миром. Три героя, которые живут на чердаке. Описание персонажей, кстати, тоже даётся много позже. По тексту «разбросаны» светловолосый, светлокожий (Майкл); большие, чуть раскосые, светло-голубые глаза (Джо) и т.п.

Главная героиня Лу показалась слишком отстранённой для такой чувственной истории.
И именно она заканчивает Кабочар, который всё лето готовила Джо.
Вот они шесть ингредиентов, которые настаивала Джо:
- Злость,
- Боль,
- Стыд,
- Отчаяние,
- Страх,
- Ненависть.
Последний ингредиент от Лу – «наше лето».
Цитата
Объятия мамы, смех Джо, голос Майкла, еще сотню других волшебных вещей — мою любовь, веру, надежду, нежность, все «наше лето» я вложу в свой Кабочар.

Кажется, что в Лу нет той силы, да и не показано было это лето с этими «волшебными вещами». Думаю, если бы параллельно с главами-ингредиентами Джо проскакивали ярче «объятия мамы» (может, стоило, всё же, показать мадам Грёз в первой главе?), «смех Джо» (который я так и не «увидела» в тексте) и другие «волшебные вещи», то концовка была бы эмоциональнее. Да и весь текст стал бы «стройнее».

- Стальные свиньи – это интересный элемент. Казалось бы, ну почему свиньи-то? Есть же ещё животные, вид которых можно было бы использовать для слежки на улицах. Собаки, например. Но тут свиньи, которые уже брошены за ненадобностью и бродят по городу и скрипят проржавевшими конечностями. Прекрасно (я в восторге). Честно.

- Бругг – город в Швейцарии.
Ливры – денежная единица Франции.
Ну и
Цитата
К середине лета бругги открыли второй фронт. Война на другом конце материка набирала обороты.
И о войне с Ардо, которая не успев начаться, кончилась... оккупацией, капитуляцией и еще каким-то резким, точно взмах ножа, словом...
Конечно, это по аналогии с французской оккупацией во Второй мировой войне.
Это ни хорошо, ни плохо. Просто узнаваемо.

Перейду к теме дуэли. «Дверь в лето».
Не совсем. Лето присутствует. Дверь тоже. (Упоминаются много раз)
Но «двери в лето» не случилось. Есть двери, через которые проходит Джо от Лу к Майклу.
(У Хайнлайна с котом дверь в лето выглядела гармоничнее)))

Обязательная фраза: «Уж полночь близится, а...» имеется.
Цитата
Открыв дверь магазина настежь, я села на ступеньку крыльца. Уж полночь близилась, провыла вторая сирена, третья — через двадцать минут, а Джо все не возвращалась.
(Может, в этой фразе сразу два зайца?))

Указанному дуэльному жанру соответствует.

Итог: Спасибо! Рассказ понравился. Правда,кмк, истории немного тесно в миньке.

   Сообщение № 12. 25 июня 2021 г. в 02:31, Джени пишет:
Джени ( Offline )
Странник

*
Лорд Хаоса
Сообщений: 3975
профиль

Репутация: 725
Это потрясающе. Очень сильная вещь, прочувствованная, живая, полная любви и боли.
Я только что дочитала, под огромным впечатлением, поэтому пока трудно писать развернутый отзыв.
Просто хочу сказать спасибо.
Очень понравилось.

1 Пользователей читают эту тему (1 Гостей и 0 Скрытых Пользователей);



Яндекс.Метрика Астрель-СПб rpg-zone.ru Конкурс иллюстраций Штрихи Пролёта - art.fancon.ru