Имя автора будет опубликовано после подведения итогов конкурса.

Ууя Мантр и дракон во дворце

Давным-давно, одна тысяча девятьсот лет от сотворения мира Владычицей и богом Грёз, в цветущих землях под названием Лаюань, на острове Зуо Ян, который находится северней Туманных остравов, родился мальчик, среди беззаботных представителей народа Сан. Мальчик этот был весьма необычен – он был полубогом. Легенды гласили, что однажды под это небо сойдут семеро полубогов, – Ууя Бан Шен, - и окончится власть Владычицы в мире смертных.

 

Но это лишь легенды. Правда они или же чей-то вымысел - мальчик и сам не знал. Он казался необычным ребенком: худым, высоким для своих лет, с совершенно белой кожей и волосами. В глазах его, казалось бы, отражается вечно хмурое Туманное море, ибо они были такого же сине-серого цвета. В народе и раньше рождались дети-альбиносы, но этот ребенок еще и не был похож на остальных представителей Сан – темноволосых, с кожей, будто топленое молоко, с узким разрезом глаз, скрывающимися под нависшим веком. Нигде в мире больше не найдешь людей, им подобных; такие живут лишь на восточных островах.

 

И в чем-то мальчик был на них похож, однако лицо его, хоть и детское, было узким и бледным, а глаза – открытыми, большими, казавшиеся местным круглыми, ибо темная радужка очень сильно выделялась на белом лице. Появление такого ребенка в изолированной от остального мира земле казалось очень странным, и сначала местные жители не знали, что делать с ним, однако позже оказалось, что этот мальчик умеет исполнять желания.

 

В мире было множество разных чудес: огромные твари, чудовища, волшебство, да и само явление мира, как таковое, однако подобного никто нигде и никогда не видел. Мальчик исполнял самые разные желания и брал плату, в зависимости от просьбы. Вскоре у него появились почитатели, и ему даже стали поклоняться. У юнца появился свой собственный настоятель по имени Лю Дяо, а жить он стал в роскошном храме, который построил на подаяния и деньги, данные в уплату за исполнение желаний. Звали этого мальчика Мантр, и он действительно был полубогом – бессмертным, способным творить самые разные чудеса по воле одной своей мысли.

 

Он ни в чем не нуждался, зато многие люди нуждались в нем. И Мантр прекрасно это понимал. Люди приходили с разными просьбами, и мальчик считал, что это самая главная его роль в мире – сделать каждого человека счастливым. Однако, чем больше у него появлялось еды, золота, украшений и прочего, тем больше ему хотелось, поэтому он очень грустил, когда никто не приходил к нему, ведь так он не становился богаче.

 

Однако Мантр не был самым богатым человеком в городе. Да и, сказать по правде, большая часть богатств уходила не ему, а служителям храма и настоятелю Лю Дяо, который просто создавал видимость того, что мальчик несказанно богат. На самом же деле он просто делал так, чтобы паренек чувствовал себя таковым.

 

А еще большая часть денег уходила в налог генералу Боджинг Чжао. Вот его-то дворец действительно заслонял собой небеса. Он был возведен на высокой горе, подъем на которую занимал как минимум часа два, поэтому генерал достаточно редко спускался к обычным жителям. А еще он был одним из немногих людей, которые никогда не посещали храм Мантра и не просили его исполнить желание.

 

Однако, даже для генерала Чжао всё же настал такой день.

 

Мантр, несмотря на свое высокомерие и детскую жадность, был добрым ребенком. Он всегда старался сделать так, чтобы желание человека было выгодным не только ему, но и загадывающему. Необязательно в плату брались деньги, это могло быть что угодно, даже нечто нематериальное, однако цена должна соответствовать желанию, иначе мальчик просто не сможет его исполнить.

 

Некоторые желания Мантр не мог исполнить и вовсе. Не потому что невозможно, а потому что цена была слишком высока. К сожалению, в силу своего возраста, он не мог просить жизнь за жизнь и прочее, ведь это казалось ему чем-то диким и страшным. Пожалуй, мальчик в свои девять лет мыслил уже совершенно не по-детски, когда дело касалось исполнения желаний, разве что в своей душе, манере и поведении он оставался ребенком.

 

Конечно, Мантру было запрещено играть с другими детьми, ведь они считались недостойными такого высокого божества, как он. Хотя мальчик часто думал, а что бы было, если бы он был простым ребенком, а не каким-то там полубогом. По большей степени, он даже и не знает, чего от него ждут с таким-то званием. Что, если бы он рос среди обычных детей, играл с ними, жил беззаботной жизнью и не думал о проблемах других людей. Порой он завидовал детворе, играющей у храма. Мантр садился у окна и смотрел, как они развлекаются, сражаясь на деревянных мечах, бегая во дворе и стреляя из рогатки.

 

Жаль, что всё это ему недоступно.

 

Он понимал, что является всего лишь инструментом в руках богов, и это было несколько несправедливо, ведь он всё еще ребенок, и подобные мысли очень сильно угнетают его. Когда-нибудь он действительно станет вершить правосудие, творить неведомую магию и прочее, однако сейчас он слишком молод для этого. Жаль, что настоятели храма этого не понимают.

 

И всё бы продолжалось в таком же темпе, если бы не случилось нечто ужасное.

 

В один пасмурный день, - в сезон дождей, - небо озарили тысячи молний. Крупные капли дождя забили по каменной кладке дорожек городка Юсэ Шан. Страшный гром ревом раздался над крышей замка генерала, и вскоре все поняли, что это не просто гром, а действительно рык некого огромного зверя – столь страшного и свирепого, что голос этой твари перекрикивал звук грозы, сея ужас в сердца жителей городка.

 

Вскоре народ услышал не только жуткий рев, но и взмахи огромных крыльев. Крылья те взрезали небо и ветер, словно нож кромсает плоть врага. То был полет дракона – одного из самых страшных и чудовищных созданий великой Владычицы. Однако, в отличии от иных существ, драконы обладали разумом, подобному человеческому, а потому обуздать их было сложнее, нежели виверн, гигантских змеев, тигров и прочих. Дракон – коварный, жадный и жестокий, а также хитрый зверь. Его не просто сложно убить, но и практически невозможно убедить в чем-либо.

 

Крылатый змей пронесся над городом Юсэ Шан, будто вихрь, но не люди и не звери привлекли внимание дракона, а золоченый дворец генерала: роскошный, высокий, манящий своим величием. Драконы, как известно, очень жадные существа по своей природе. Ходят легенды, что Владычица создала драконов, дабы оградить людей от ненасытной жадности к роскоши, а потому эти змеи отнимают всякие богатства, в разы превышающие нужды простого человека.

 

Дракон пронесся над позолоченной крышей и дыхание его, словно сильный порыв ветра, снес ряды стражи у входа во дворец. Кто-то успел спрятаться под крышей, за колоннами и деревьями, но прочие получили страшные увечья, упав с горы. Следующее нападение не пережила уже половина стражи, а затем и её остатки, пытающиеся стрелять в чудовище из луков. В конце концов остались только те, кто спрятался в стенах дворца, и сам генерал со своей прислугой и свитой. Поняв, что выхода у них нет, и никто не способен победить дракона, они в скором времени бежали из замка, кое-как уцелев от последующего нападения крылатой твари.

 

Одержав победу, дракон разломал крошечные для его тела двери, заполз в главный зал, отделанный нефритом, и устроился на полу, среди украшений дворца и роскоши. Лишь храп его раздавался над всем селением.

 

Генерал был не просто озадачен или же огорчен. Он был нескончаемо зол на существо, вторгнувшееся в его обитель, забравшее его богатства, выгнавшее его на улицу под проливной дождь. Боджинг Чжао был огорчен поражением своей стражи. Что люди могут сделать против дракона, одержимого жаждой богатства? Ничего. Также, как и сейчас генерал не мог ничего сделать.

 

Опечаленный, он укрылся в одном из постоялых дворов на ночь, а на утро, узнав, что дракон так и не покинул его обитель, решил перейти к радикальным мерам, а именно – пойти в храм Мантра и приказать полубогу избавить их селение от страшной напасти, в виде крылатого змея.

 

Когда Боджинг Чжао оказался у дверей храма Мантра, все служители приклонили колени в почтении пред великим генералом народа Сан. А что касалось самого служителя Лю Дяо, так тот вообще упал в пол, забившись лбом о землю, так сильно он хотел услужить господину Чжао.

 

Вскоре ворота храма были открыты перед генералом, и тот ступил на священную землю. Боджинг Чжао не имел какого-то глубокого почтения пред богами, а Ууя Бан Шен для него так вообще были наравне с людьми.

 

Тем не менее, генерал удивился убранству храма. Оказавшись в зале желаний, он обомлел от количества золота. Казалось бы, из него было сделано практически всё: столы, стулья, колонны и даже шелка, будучи разных цветов, отливали золотом. За длинным золоченым столом на красной шелковой подушке сидел мальчик и писал некие письмена. Как и иные дети, он учился грамоте, и это было своеобразное задание по каллиграфии, однако каждый приходящий в храм гражданин считал, что Мантр пишет какие-то божественные письмена, суть которых способен понять только величайший в мире мудрец. На деле же мальчик описывал на листе бумаги своё сегодняшнее утро, и то, как птицы за окном мешали его сну.

 

Обычно всякий приходящий в храм человек падал в пол, бился лбом о сверкающий пол и просил дозволения обратиться к полубогу, однако Боджинг Чжао не делал ничего подобного. Генерал по-хозяйски зашел в зал желаний, посмотрел на мальчишку, чиркающего кистью по бумаге, и удивился, почему полубог не соизволил обратить свой взор к столь уважаемому господину, как Боджинг Чжао. Он громко прокашлялся, и только потом Мантр отнял взор своих туманных глаз от текста и взглянул на генерала.

 

- Добрый день, - пропел юноша своим детским голоском, укладывая кисть на подставку и улыбаясь посетителю. – Рад видеть вас в своей обители, кем бы вы ни были, - сказал мальчик, хоть его и огорчило отношения мужчины, не соизволившего представиться.

 

- Ты и есть тот самый мальчик, обладающий божественной силой? – молвил генерал, так и не поприветствовав юношу.

 

- Да, именно так и есть. Меня зовут Мантр, а вас? – по-детски наивно заговорил мальчик.

 

- Я достопочтенный генерал Боджинг Чжао, властитель Зуо Ян и управитель этого города. Ты – мой непосредственный подчиненный, и я приказываю тебе, Ууя Мантр, встать и пойти в мой дворец, дабы изгнать из наших земель лютую тварь – дракона, отнявшего у меня мою обитель.

 

Мальчик тяжело вздохнул и встал с шелковой подушки. Сверкающие одеяния шлейфом покатились по блестящему полу вслед его шагам, а длинные волосы в свете свечей засияли золотом, отчего лик его казался еще светлее, чем прежде. Однако генерала вид юноши не прельщал, в отличии от служителей, которые в восхищении преклонили головы пред восставшим со своего места полубогом. Казалось, каждый в зале желаний благоговеет перед видом мальчишки, кроме Боджинг Чжао, который смотрел на Мантра с неким укором.

 

- Меня печалит твоё горе, Боджинг Чжао, - сказал мальчик, глядя в глаза генералу. – Но ты не можешь требовать что-либо у меня, однако мы можем заключить договор. Я исполню твоё желание, в обмен на плату.

 

- Вздор! – господин Чжао взмахнул рукой, и брови его сердито сдвинулись к переносице. – Я не стану заключать договор с кем-то, вроде Ууя Бан Шен, ибо опасны твои чары! Коли ты не желаешь защитить свой народ от дракона, ты будешь объявлен предателем и убит на главной площади!

 

По коже мальчика пробежались мурашки. Всегда он держался, когда его осыпали угрозами, укорами, проклятьями всякие безумцы и прочие, однако сейчас он здорово испугался. Убит? Но за что? Он ведь не может просто так убить дракона, да и как? Ведь Мантр всё еще просто ребенок.

 

Но всё переменилось, когда в зал забежал Лю Дяю. Он бросился к ногам господина Чжао, забился лбом об пол и стал приговаривать:

 

- О, простите его, господин, он лишь невинное, глупое дитя, не знающее своих прав и приличий! Прошу вас, не велите казнить его!

 

Лю Дяо, конечно, не питал такой большой любви к мальчишке. Просто он знал, что если его убьют, то храм закроют, люди перестанут исполнять желания и приносить деньги, а значит, он перестанет их получать и лишится работы. Поэтому сейчас настоятель пытался всеми силами спасти свой источник дохода. Благо Боджинг Чжао понимал, что перед ним ребенок.

 

- Тогда прикажи мальчишке исполнить мою волю! – воскликнул генерал, обращаясь к Лю Дяо.

 

- Конечно, мой господин, конечно! Прошу извинить меня и этого мелкого… выродка! – приговаривал тот, поднимаясь и отходя от генерала ближе к мальчику, при этом не отворачиваясь лицом от Боджинг Чжао. Однако мальчика весьма оскорбило то, как обозвал его настоятель. – Ты! Как ты смеешь так обращаться к достопочтенному генералу?! – не стесняясь, Лю Дяо заехал рукой по голове мальчику, отвешивая ему подзатыльник. Ранее Мантр никогда не получал каких-либо физических увечий, и очень сильно испугался. Лю Дяо первый, кто осмелился поднять руку на полубога. Затем мужчина схватил его за ворот шелкового ханьфу и прошептал прямо в лицо: - Слушай сюда: или ты исполняешь волю господина Боджинг Чжао, или тебя располовинят прямо на главной площади, или закопают живьем! Тебе всё ясно?!

 

Мальчик очень сильно испугался, услышав подобные слова. Располовинят? Закопают?! За что? Тем не менее, он инстинктивно кивнул, и вскоре Лю Дяо отпустил его.

 

- Он согласен на все ваши условия, мой господин, - до противности услужливо проговорил настоятель, обращаясь к генералу. – Прошу вас, велите ему всё, что вздумается вашему сиятельству!

 

- Хорошо. Ты, Ууя Мантр, должен убить дракона, который захватил мой дворец! – повторил свой приказ Боджинг Чжао.

 

- Но… я никогда не убивал драконов, я не… - однако Лю Дяо не дал ему договорить, закрыв рот мальчика рукой и продолжая приговаривать:

 

- Не слушайте его, господин, всё будет так, как вы того хотите! Для Ууя Бан Шен и тысяча драконов не помеха!

 

- Но… - было хотел возразить мальчишка, как настоятель снова грубо прервал его:

 

- Заткнись!

 

- Раз так, то пусть он принесет мне голову этого дракона на постоялый двор! – громко объявил Боджинг Чжао, по-прежнему сурово сдвигая брови. – Я хочу посмотреть в глаза этой твари!

 

От слов господина Чжао у всех присутствующих по спине побежали мурашки, однако Лю Дяо вновь приветливо улыбнулся генералу, сурово взирающему на настоятеля и мальчишку, а затем спустился с пьедестала, на котором обычно за столом восседал Мантр. Он проводил генерала до дверей, закрыл их и повернулся к мальчику. Лицо настоятеля теперь исказилось в злобной гримасе.

 

- Да кто ты такой, чтобы сметь дерзить достопочтенному генералу?! – он вновь поднялся на пьедестал и дал пощечину мальчику. – Ты хоть понимаешь, что будет, если он решит закрыть наш храм?! Он и так ненавидит всё, что связано с богами, а тут еще и ты смеешь дерзить ему!

 

Мантр впервые видел настоятеля таким злым, и мальчик даже опешил, не зная, что можно возразить. Теперь он действительно понял, что всё это время был лишь пешкой в руках Лю Дяо, и не имел какой-либо власти.

 

- Но я никогда не убивал драконов! Я вообще никогда никого не убивал! – залепетал мальчишка. В уголках его глаз появились слезки. – Я не смогу! Тем более, без заключения контракта!

 

- Жалкий негодник, ты хоть понимаешь, как опозорился, требуя от генерала подобное?!

 

- Но почему генерал сам проявляет неуважение ко мне? Я же полубог Ууя, я не обязан ему подчиняться!

 

- Пока ты сидишь на его земле, ты обязан ему всем, Мантр! И это не обсуждается. Ты сейчас же пойдешь и убьешь дракона, тебе ясно?

 

- Да я даже не знаю, как он выглядит! – закричал мальчик. – Никуда я не пойду! Вы не имеете права так говорить со мной! И за дверьми ждут люди, жаждущие исполнения желаний! Я не могу отказать им.

 

- Ах так… - долго уговаривать настоятеля Дяо не пришлось. Отойдя от юноши, он направился к дверям. Выйдя за двери храма, он обратился к людям и сообщил о том, что Великий Ууя Бан Шен Мантр уходит биться с драконом.

 

Сам же мальчишка, подойдя к дверям, подслушал его объявление, и мурашки с новой силой побежали по его спине, слезы покатились по щекам, а ноги и вовсе подкосились от страха. Когда настоятель вернулся в зал храма, Мантр не придумал ничего лучше, чем обнять Лю Дяо крепко-крепко и просить его о пощаде:

 

- Прошу тебя, драгоценный Лю Дяо, не отправляй меня на смерть! Я буду просить у людей больше денег, только избавь меня от этого! Я сам схожу к генералу и скажу, что не могу, потому что я… не могу! Я не могу убить дракона!

 

Он рыдал, и слезы его постепенно пропитывали ткань одеяний настоятеля, но как бы горестно не плакал ребенок, его муки не вызвали у Лю Дяо никакого сочувствия. Он отпихнул ребенка от себя и пошел прочь.

 

- Куда ты? Куда ты?! – мальчик побежал за ним, ничего не понимая.

 

- Соберу тебе еды в дорогу, раз ты так ждешь моей заботы, - пояснил настоятель, - а ты иди переоденься в дорожную одежду. Биться в церемониальных одеяниях с драконом недопустимо.

 

Но Мантр не смог и сдвинуться с места после его слов. Мальчик упал на пол и еще сильнее разрыдался. Слезы его капали на блестящий пол зала, и глаза совсем покраснели. Он понимал, что эти слезы ничем не помогут ему в борьбе с чудовищем, но больше ему ничего делать не оставалось. Настоятель не хочет его слушать, и не понимает, что у мальчика нет таких сил, чтобы противостоять дракону.

 

Вскоре он вышел из зала и отправился в свою келью. Кое-как отыскав дорожную одежду в ящиках, Мантр принялся одеваться. Правда, у него совершенно не получилось завязать шнуровку, поэтому пришлось звать прислугу. Милая девушка, поправив одежду мальчику, завязала его длинные белые волосы в пучок и одела на голову бамбуковую шапку, из-за больших полей которой было сложно увидеть лицо Мантра.

 

Вскоре он оказался у выхода из храма. Мальчишка смотрел на двери так, будто бы за ними его ждет мгновенная и неминуемая смерть. Один шаг – и он пропал навеки. Вскоре за спиной его появился Лю Дяо и тоже подошел к дверям, открывая их. Во дворе храма никого не было – все жители разошлись по своим делам. Мантр смотрел за изгородь – на дорогу, ведущую в гору, на которой расположился дворец генерала. Ему в один момент стало так страшно, что он не мог и сдвинуться с места, однако настоятель подтолкнул его к выходу.

 

- Иди! Народ жаждет подвигов! – сказал тот.

 

- Что-то я не вижу этого народа…

 

- Потому что все в ужасе спрятались в домах! – теперь Лю Дяо окончательно вытолкал его из храма во двор. – Всё! Иди отсюда! И без головы дракона не возвращайся!

 

Двери храма захлопнулись, и мальчик остался стоять на пороге совершенно один. С собой у него не было никакого оружия, если только не получится закидать дракона яблоками и хлебом, которые ему в качестве обеда настоятель положил в сумку.

 

Он даже ножа ему никакого не дал.

 

Что ж, выйдя за ворота храма, мальчик определил для себя первую цель – нужно найти оружие. Вот только где, и как он его донесет? Порой к нему приходили воины, и на поясе у тех висели огромные, широкие мечи, которыми Мантр не то, что не мог бы орудовать, он даже не смог бы их поднять. А дракона, возможно, и не всякий меч возьмет, поэтому стоит сразу пойти к лучшему кузнецу в поселении.

 

Оказавшись в городе, он сразу же увидел кучу людей. Не так уж сильно они и боятся дракона, раз продолжают заниматься своими делами, как ни в чем не бывало. Дети так же прыгают по лужам, оставшимся на дороге после недавнего дождя, а взрослые занимаются ремеслом. Торговцы разложили товары на лавочках, предоставляя во внимание кучу всяких разных продуктов, однако Мантр так и не увидел в ассортименте какого-либо оружия.

 

- Подходи ближе, мальчик! – заговорил с ним один торговец. – Коли есть деньги, то сможешь позволить себе любую безделушку.

 

- Деньги… - тут мальчик подумал, что у него, вообще-то, нет денег, однако для него это никогда проблемой не было. – А… ну… вообще-то, я ищу немного другой товар. Вы не знаете, где можно в этом городе найти кузнеца?

 

- Кузнеца? А не маловат ли ты для меча? – усмехнулся мужчина, пытаясь заглянуть в лицо мальчишке, однако у него ничего не вышло, ибо Мантр всё продолжал прятать глаза за шляпой.

 

- Это моё дело! – возмутился мальчик, пытаясь сделать голос максимально грозным, что получалось у него, конечно, плохо. – Просто… просто скажите, где найти кузнеца, - он прокашлялся, а затем добавил, чуть выглянув из-под шапки: - пожалуйста.

 

Торговец чуть посмеялся, а затем сказал:

 

- Ну так и быть! – мужчина посмотрел на дорогу и, жестикулируя, начал объяснять мальчишке, как пройти к кузнецу: - Значит так… иди прямо по дороге до третьего поворота; потом поворачиваешь налево и идешь до конца улицы. Справа будет большое каменное строение – там и найдешь кузнеца. Зовут его Бо Чу. Скажи, что ты от Лан Сина - это я, - он сделает скидку.

 

- Большое спасибо! – сказал мальчик и поклонился торговцу. – Желаю вам хорошего дня!

 

- И тебе того же! – ответил ему Лан Син, когда Мантр уже побежал дальше по улице. – Эх… ну вот так ничего и не купил…

 

Тот бежал по дороге, кое-как придерживая свою шапку, чтобы та не слетела. Когда он добежал до нужного поворота, то увидел группу мужчин, стоящих рядом с очередным прилавком. Кажется, что они о чем-то спорили с торговцем, а тот и боялся им слово поперек вставить. Когда мальчик подошел ближе, он смог расслышать детали их разговора:

 

- … Так что или ты платишь нам процент, или же мы прикрываем твою лавочку, всё ясно тебе?!

 

- Но… я же столько не зарабатываю, мне же нужно еще платить рыбакам за их труд, что я могу…

 

- Меня это не волнует! Или ищи другое место для торговли, или плати!

 

Вскоре они развернулись и ушли, оставляя бедного торговца одного. Кажется, у мужчины действительно было некое горе, и Мантру очень захотелось ему помочь, поэтому он, несмотря на срочное дело, подошел к нему.

 

- Кто это такие? – спросил мальчик. – Чего они хотели?

 

- Эх… малыш, если бы ты знал... Это сынок семейства Кси и его банда. Когда-то этот город был их, пока не пришел генерал Боджинг Чжао. Люди перестали платить им налоги, и поэтому их доход сильно упал. Вот поэтому Чан Кси и пытается выбивать деньги из честных торговцев.

 

- А почему вы не обратитесь к властям?

 

- Да что они могут сделать? Боджинг Чжао плевал на просьбы простого народа, в общем-то, поэтому никто и не шелохнулся, когда его дворец занял дракон. Так ему и надо.

 

Тут Мантр задумался. Голос торговца на улице – это голос народа. Да и самому мальчику генерал показался не самым добрым и понимающим человеком, раз он не захотел его слушать и отправил сражаться с драконом.

 

- И никто ничего не делает? – продолжал удивляться такой ситуации Мантр.

 

- Нет, мальчик, тут ничего поделать нельзя…

 

- А почему вы просто не уедите?

 

- Чтобы уехать, нужны деньги. А у меня их, как ты можешь понять, нет, ведь Чан Кси всё отнимает… Да и кто будет поставлять в город рыбу, если не я?

 

- И то верно, - тут он задумался над тем, чем можно помочь бедному торговцу. – Может быть, мне поговорить с главой дома Кси?

 

- Тебе? А что ты сможешь сделать? – тот аж засмеялся. – Нет, ну попробуй, если ты, конечно, давно пинков не получал. Вряд ли тебя даже во двор пустят, ха-ха.

 

- Возможно, но попробовать стоит, - серьезно молвил Мантр. – Где его дом?

 

- А вон – крыша виднеется! – мужчина показал на крышу большого дома, примерно через два дома по главной дороге. – Но знай, что я не в ответе за твои злоключения! Меня не приплетай!

 

- Хорошо, буду иметь в виду, - он было хотел уже пойти, как вспомнил, зачем он вообще здесь. – А… не подскажете, правильно ли я иду к кузнецу?

 

- Да, правильно. Иди прямо и не сворачивай, там в конце улицы кузня.

 

- Большое спасибо!

 

И вот Мантр отправился дальше по дороге, и действительно, вскоре он увидел большое здание кузни. Не такое большое, как его храм, конечно, однако вполне себе пристойное. Говорят, что здесь живет лучший кузнец на всём острове, а то и вообще на всем архипелаге Лаюань.

 

Мальчик зашел в кузню и удивился тому, какая сильная в помещении стояла жара. До ушей его сразу дошел звук постукивания молота по наковальне. Кажется, мастер за работой. Пройдя дальше в кузню, Мантр наконец-то смог рассмотреть помещение получше: всё было слегка припылено сажей, кругом было множество всяких инструментов и уже готового оружия. За столом, недалеко от входа, сидел юноша, года на три-четыре старше самого полубога, и затачивал клинки, параллельно полируя сталь. Кажется, это был подмастерье кузнеца.

 

- Добрый день, - поприветствовал его Мантр. – Где бы мне найти мастера?

 

- Зачем он тебе? – ломающимся хриплым голосом спросил его юноша. – Какое у тебя к нему дело?

 

- Мне нужен меч, такой, с которым можно пойти на дракона.

 

- Таких у нас хватает, но, я надеюсь, тебе есть, чем заплатить?

 

- Ну… в общем-то, да.

 

- В общем-то?..

 

- Просто дайте мне меч.

 

- Что такое? Посетитель? – из-за стены вышел наконец-то сам кузнец и посмотрел на мальчика. – Мальчишка? Что тебе нужно? Пришел забрать заказ?

 

- Нет, я хочу купить меч, которым можно убить дракона, - ответил ему Мантр. – Я заплачу.

 

- Правда? Хорошо, - мужчина подошел к стене, на которой висело множество мечей, и начал искать нечто, подходящее для убийства дракона. – А почему твой хозяин или родитель сам не пришел за мечом? Ведь оружие нужно прочувствовать лично.

 

- Дело в том, мастер, что я беру меч для себя, - пояснил мальчик. – Я иду бить дракона.

 

Кузнец и его подмастерье рассмеялись.

 

- Ты? Ха-ха! Ну и глупости! Разве что ты полубог? Слышал такую глупость, что генерал Боджинг Чжао поручил Ууя Мантру убить дракона! Ну и глупость! Он же ребенок!

 

- К сожалению, - грустно сказал мальчик и снял шляпу, демонстрируя свою белую голову кузнецу, - так и есть.

 

Одно мгновение, и кузнец выронил меч, который только что снял со стены и упал на землю, кланяясь полубогу.

 

- О, прошу простить за мои оскорбления, милостивый Ууя Бан Шен Мантр! – он рукой показал подмастерью, чтобы тот тоже упал и кланялся полубогу, и юноша быстренько упал на пол в поклоне. – Я не хотел обидеть вас, но просто вы… вы…

 

- Я ребенок?

 

- Да… ну, то есть, нет… то есть, да, но…

 

- Вы правы. Я не могу убить дракона, но мне приказали, и теперь я обязан это сделать, - мальчик тяжело вздохнул и наклонился, поднимая с пола меч. – Думаю, этот вполне подходит.

 

Он взял его в две руки, хоть это оружие и задумывалось, как одноручное, слегка помахал и подумал, что, если изловчиться, то им можно орудовать. Конечно, он был всё еще очень тяжелым, но Мантр хотя бы мог его поднять, что уже хорошо. Благо мальчик был выше, чем его сверстники, хоть и очень худым.

 

- Возьмите его в дар, господин! Для нас честь – оказать услугу самому Ууя! – сказал кузнец.

 

- Ну, нет. Давайте, я чем-нибудь заплачу вам. Исполню желание, например. Чего вы хотите? – спросил Мантр, убирая меч в ножны и вешая за ремешок на плечо.

 

- Что пожелать?.. – мужчин застопорился. – Я слышал о волшебной руде, которую добывают на Западных островах. Когда-то, будучи ребенком, я видел мечи из такой стали. Белолицые торговцы привозили из-за Туманного моря. Я хочу несколько образцов такой руды.

 

- Что ж, тогда договорились, - мальчик протянул ему руку, и кузнец пожал её. – Посмотри на заднем дворе.

 

И действительно, когда кузнец вышел на задний двор, то увидел большую гору темной руды.

 

- С ума сойти! Спасибо вам, Ууя Бан Шен Мантр! Теперь и мне есть, чему поучиться.

 

- Желаю вам хорошего дня, да прибудет с вами благословение Двенадцати Небес!

 

С этими словами Мантр покинул кузню и направился дальше. Он было хотел уже пойти ко дворцу, как вспомнил еще об одном деле. А именно, он хотел разузнать, что такое происходит в городе, раз обычных торговцев заставляют платить незаконные налоги. Выйдя на главную дорогу, он прошел мимо нескольких домов и добрался до дома того самого семейства Кси. Мальчик спокойно зашел за ограду и постучался в массивную дверь, поправляя шляпу.

 

Спустя несколько мгновений дверь открылась и перед ним предстал невысокий, немолодой мужчина с очень-очень узкими глазами, которые недовольно взирали на мальчика, который побеспокоил его и отвлек от работы.

 

- Кто ты такой? В чем дело? – спросил мужчина.

 

- Здравствуйте. Мне нужно поговорить с господином Кси. Это очень важно.

 

- Пошел прочь, щенок! – сказал мужчина, уже закрывая дверь.

 

- Постойте! – воскликнул мальчик, успев подставить в дверной проем ногу, больно прищемляя её.

 

- Пошел прочь, кому говорю?! – громко закричал тот. – Я сейчас метлу достану!

 

- Но это правда важно! Я не уйду, пока не увижу его!

 

- Да ты… - он было отпустил дверь, и мальчик почти даже успел зайти в дом, однако тот и правда взял метлу из угла и принялся дубасить Мантра ей. Тот продолжал терпеть, пока вдруг метла не проехалась по шапке, сбивая её с головы. Увидев белые волосы мальчика, мужчина перестал его дубасить и упал в пол, кланяясь и приговаривая:

 

- Простите! Простите меня! Простите меня, о Великий Ууя Бан Шен! Если бы я знал, что это вы…

 

- Начинаю задумываться, зачем я вообще взял эту дурацкую шапку, если без нее меня сразу все узнают и кланяются в ноги, - он отряхнул её и повесил за спиной на веревочке. – Что ж, теперь вы проводите меня к господину Кси?

 

- Право, мой господин сейчас очень занят. Он велел мне никого не пускать, без его дозволения.

 

- Это очень важное дело. Скажи ему, что пришел сам Ууя Бан Шен Мантр и требует аудиенции.

 

- Конечно-конечно! – мужчина, пятясь, покинул холл и оставил мальчика одного. Тот принялся рассматривать убранство их дома. Не сказать, что их семья была уж такой бедной: кругом висело множество красивых картин, статуэток, фарфоровых изделий и прочих украшений.

 

Спустя некоторое время, слуга вернулся и открыл дверь.

 

- Прошу вас, господин Мантр, проходите! – он снова слегка покланялся и позволил мальчику войти в комнату. В большом зале убранство было еще более богатым, чем в холле. Статный мужчина стоял у окна и поглаживал длинную бороду, недалеко от него стоял тот самый человек, который приставал к торговцу на рынке. Теперь Мантр мог лучше его рассмотреть – это был юноша лет двадцати, широкоплечий, высокий, как и его, судя по всему, отец. Уж очень они были похожи.

 

- Ты можешь идти, Чан, - сказал грубым голосом мужчина, и парень, развернувшись, покинул зал. Теперь же господин Кси обратил свой взор к Мантру и слегка преклонил голову, на что мальчик ответил ему тем же. – Приятно видеть столь важное лицо в моем доме, господин Ууя. Но, позвольте узнать, почему вы в дорожной одежде, и какая нужда привела вас в мою скромную обитель? Гуй, - обратился он к слуге, - принеси чаю нашему гостю.

 

- Конечно, мой господин! – ответил ему тот, и тоже покинул зал.

 

- Спасибо за гостеприимство, господин Кси.

 

- Пожалуйста, присаживайтесь, - предложил ему мужчина и сел на диван. Мальчик присел в кресло напротив.

 

- Благодарю. Извините за то, что явился без предупреждения, но дело не требует отлагательств, ведь, возможно, это последний день, который я проживаю под этим небом.

 

- Я слышал о вашей проблеме, господин Ууя, но, к сожалению, ничем не могу вам помочь.

 

- Если вы о приказе генерала Боджинг Чжао, то я не за этим здесь. Хотя… - Мантр подумал, что это можно использовать. – Скажите, господин Кси, почему ваш сын позволяет себе грабить бедных торговцев на улице?

 

- Он уже получил наказание за этот поступок. Это моя вина, что я позволяю ему подобное, прошу простить меня за столь непозволительное поведение моего сына.

 

- Ваша семья действительно переживает не лучшие времена?

 

- Можно и так сказать… - мужчина тяжело вздохнул. – К сожалению, мы терпим убытки. Я обычный госслужащий, но тоже вынужден платить налог, как и все остальные. Раньше мы правили этой долиной, но теперь, когда у власти этот идиот Боджинг Чжао, страдают все. Он просит непосильную плату, как с нас, так и с обычных граждан. Я уже задумываюсь о переезде.

 

- Хм… а если мы заключим сделку? Я исполню ваше желание, и вы перестанете нуждаться в деньгах, - предложил ему Мантр, и брови хозяина дома слегка сдвинулись к переносице, выражая долю раздражения. Господин Кси не верил мальчику.

 

- А что взамен? – спросил он.

 

- Кто-то должен помочь мне разобраться с драконом. Пошлите своего самого сильного воина.

 

- Нет.

 

Ответ звучал очень твердо и непоколебимо. Господин Кси, кажется, вообще не собирался что-либо делать на таких условиях.

 

- Почему же? – Мантр даже слегка расстроился.

 

- Во-первых, у меня нет таких достойных воинов, способных справиться с драконом, а во-вторых, я не могу пойти на эту сделку из личных принципов. Меня веселит факт того, что дракон выгнал генерала Боджинг Чжао из его обители, и решение его проблем мне радости не принесет.

 

- Но ведь вы будете богаты и независимы, вы сможете уехать, и Боджинг Чжао перестанет быть помехой.

 

Тут господин Кси поднялся со своего места и подошел к окну. Он осмотрел торговую улицу, главную дорогу, людей, детей, пускающих воздушных змеев.

 

- Я люблю этот город. И не хочу его покидать. Но есть другой вариант, - он повернулся к Мантру. – Я отправлю с тобой своего сына. Приди к дракону, и скажи ему, что семейство Кси просит дозволения править в городе от его лица.

 

- Что? – Мантр не понял просьбы мужчины и нахмурился.

 

- Драконы – посланники богов. Немногие помнят легенду об их создании. Владычица населила наш мир множеством чудовищ, однако бог Грёз предложил ей создать и более разумных существ – людей и драконов. Драконы же были не столь многочисленны, как люди, но обладали бессмертием, и стали верными слугами Владычицы, наблюдая за людьми и верша правосудие. Теперь же их считают дикими зверьми…

 

- Я не знал об этом…

 

- Дракон не просто так выгнал Боджинг Чжао из его дворца, он недоволен его правлением.

 

- Мне никогда об этом не рассказывали. Но это значит, что… Владычица знает обо всех наших грехах?

 

- Давно уже драконы не служат ей, как и не служат богу Грёз. Ныне они вершат свою правду, когда считают это необходимым. А потому, если ты хочешь жить, но и так же, как и я, любишь эту долину, ты должен согласиться на мое предложение.

 

Мантр не сказал ему ни слова. Он лишь встал со своего места, подошел к мужчине и протянул руку. Господин Кси пожал ладошку мальчику, и теперь договор был в силе.

 

- А что, если… ты не справишься? – решил уточнить мужчина.

 

- Ну, в лучшем случае договор просто будет расторгнут, и всё вернется на круги своя, а в худшем… - он нервно посмеялся. – Ваш сын и я… мы умрем.

 

Господин Кси сглотнул.

 

- Я буду молить все Двенадцать Небес о твоем успехе, - дрожащим, но серьезным голосом сказал мужчина.

 

Чан Кси был крайне недоволен тем, что его заставляют отправиться в какой-то поход, да еще и неким мальчишкой. Юноша мало что понимал в святости и даже Ууя Бан Шен не был для него авторитетом. Он видел мальчишку, который ведет его на верную смерть, но противиться приказу отца Чан Кси тоже не мог.

 

- Какая глупость! – злился юноша. – Из-за тебя меня отправили разговаривать с драконом! С драконом! Если что-то пойдет не так, знай, я убью и тебя и дракона.

 

- Если у нас не получится, то мы оба можем умереть под силой договора, который я заключил с твоим отцом, - пояснил ему Мантр, когда они уже покинули город и шли в гору. Она казалась очень высокой, но на самом деле это было далеко не так, иначе генерал никогда бы не согласился тут жить.

 

- Мне плевать! Это его проблемы, а не мои!

 

- Если ты и впредь будешь вести себя неразумно, то рискуешь остаться без наследства.

 

Тут Чан Кси рассвирепел и схватил мальчика за грудки, рыча оскорбления ему в лицо:

 

- Наглый белолицый ублюдок! Да что ты можешь знать об этом?! Ты бы стал терпеть вечные упреки и разговоры о том, каким я должен быть умным и справедливым?! Да мне плевать на всё это! – он резко отпустил Мантра, от чего тот упал на землю. – Стану я наследником, или нет. Я уже понял, что мой отец хочет просто от меня избавиться.

 

- Почему ты так думаешь? – спросил Ууя, поднимаясь с земли и отряхивая одежду.

 

- А ты что, еще не понял? Он отправил нас на смерть! Будто бы есть какие-то шансы, что мы выживем.

 

- Это не так. Твой отец очень испугался, когда узнал о том, что мы можем умереть. Непохоже, что он так уж жаждет твоей смерти. Думаю, он отправил тебя в этот поход, чтобы ты показал дракону свою доблесть, и дракон признал, что ваш род достоин управлять долиной.

 

- Это всего лишь приторные речи… Уверен, дракон убьет нас, как только мы зайдем во дворец.

 

- Что ж, посмотрим.

 

Они снова отправились в путь, созерцая красоту горного склона и город, кажущийся таким маленьким свысока. Тем не менее, уже сейчас хотелось туда вернуться.

 

Пожалуй, за это стоит сражаться.

 

Наконец-то они, запыхавшись, дошли до дверей во дворец, но, оказывается, не они одни пришли в гости к дракону.

 

У дворца стояла стража генерала Боджинг Чжоу, и они все встрепенулись, когда Мантр и Чан Кси подошли к ним.

 

- А вот и Ууя Бан Шен! Теперь можно идти на битву! – громко заголосил командир этого отряда.

 

- Что?.. На битву? Что вы здесь делаете? – удивился мальчик.

 

- Мы решили, что один ты не справишься и уговорили генерала пойти за тобой и помочь полубогу убить дракона! Эта битва станет легендарной!

 

- Легендарной?.. Но… позвольте, я сам всё решу. Оставайтесь здесь и ничего не делайте, - кое-как попытался упросить их Мантр.

 

- Что ж, раз уж сам Ууя Бан Шен просит нас остаться… то мы останемся.

 

Мальчик кивнул ему, а затем подозвал Чана Кси к себе. Они прошли мимо выломанных драконом дверей и зашли внутрь дворца. Окружение было по истине величественным: все отделано золотом и нефритом, на стенах развешаны гобелены, а мебель покрыта шелком самых разных цветов. Мантр мог сравнить красоту этого дворца разве что со своим храмом, и то он был далеко не таким же роскошным, как это место.

 

Они прошли дальше по залу и вскоре услышали, как эхом по всему дворцу раздается тяжелое дыхание. Похоже, это храп дракона, обитающего здесь. Чан Кси схватился за свой меч, ожидая опасности, но Мантр жестом указал ему, что не стоит, и они пошли дальше.

 

Вскоре они открыли двери, ведущие в основной зал и увидели, как на большой площадке на круглом каменном столе лежит дракон и крепко спит. Он был воистину ужасен и прекрасен одновременно: чешуя его переливалась золотом, как и когти, казалось, блестящие в свете ламп. На пол сползали его длинные усы и хвост с кисточкой шерсти на конце. На голове дракона виднелись такие же золотые рога, а на спине острые крылья. Тело его было длинным, как у змея, а пасть просто огромной.

 

Где-то в груди у обоих гостей застыл ужас, и они минуту не могли сдвинуться с места, лицезря это существо.

 

Но вдруг дракон почувствовал их присутствие и открыл глаза. Пасть его злобно исказилась, и он тихо рыкнул на присутствующих, осматривая их затем и поднимаясь на своем пьедестале.

 

- Кто вы такие? – рычащим и утробным голосом спросил змей. – И как посмели явиться в мою обитель без приглашения?!

 

- О, прости нас, великий дракон! – сказал Мантр и сел на колено, преклоняясь перед змеем. – Мы не собирались вредить тебе и твоим владениям!

 

- Тогда почему у вас мечи? – тонко подметил дракон.

 

- Это меры предосторожности, не более, - сказал мальчик и снял меч с плеча, откладывая его в сторону. Чан Кси сделал тоже самое.

 

- Хм… - дракон слез со своего пьедестала и прошелся вокруг посетителей. Он был достаточно большой, но не такой огромный, как казалось Мантру изначально. Кажется, в длину змей достигал метров сорока, но голова его возвышалась над гостями метрах в четырех-пяти, в зависимости от того, выпрямлялся ли он. Если же змей встанет на задние лапы, то и вовсе будет огромным. – Для меня честь, мой бессмертный брат.

 

И тут дракон сам поклонился мальчику, демонстрируя своё почтение. По коже Ууя пробежались мурашки, и он обомлел от такого. Чан Кси так вообще открыл рот от изумления, ибо сейчас понял, что он грубил мальчику, пред которым склонил голову сам дракон.

 

- Д-для меня тоже… - заикаясь проговорил Мантр.

 

- Ты пришел, чтобы выгнать меня из этого замка? Но разве ты считаешь, что его бывший хозяин достоин владеть им?

 

- Нет, я пришел, чтобы просить тебя дать власть… семейству Кси. Это Чан – сын господина Кси.

 

- Ты… - дракон присмотрелся к испуганному юноше. – Я вижу в тебе большой потенциал, но не вижу и доли мудрости.

 

- О, господин дракон! – Чан Кси упал на колени. – Я научусь! Я всему научусь! Мой отец учит меня мудрости, но я слишком глуп! Позвольте, я исправлюсь!

 

На морде дракона появилось что-то, вроде ухмылки.

 

- Что ж, ты мудрее того остолопа, правившего этой землей до моего прихода. Твой отец прислал тебя сюда?

 

- Да, господин дракон, - Чан наконец-то осмелился поднять голову.

 

- Что ж, тогда он будет править по уму.

 

- Наша семья правила этими землями до прихода Боджинг Чжао, но…

 

Но вдруг двери в помещение отворились, и в зал залетел отряд генерала. Они набросились на дракона с копьями и стрелами, благо, не попадая в Мантра и Чана Кси.

 

- Нет! – закричал Чан Кси и поднял меч Мантра, вставая лицом к отряду воинов. – Не смейте причинить ему вреда!

 

- Что?! – командир не на шутку разозлился после таких слов. – Что ты себе позволяешь, мальчишка? Убери меч, дай нам убить змея.

 

- Вы не посмеете убить его, - грозно сказал Ууя Мантр, подходя к воинам. – Иначе вся долина погибнет под гнетом генерала.

 

- Да как ты смеешь?! Ты сам обещал ему убить дракона!

 

- Э-э-э нет, - Мантр улыбнулся. – Ничего я вашему генералу не обещал. Он отказался заключать договор, так что я ничего ему не должен. И вообще, как я, мальчик, могу убить столь величественное существо? – он указал на дракона, который молча наблюдал за нарушителями.

 

- Ты не обещал… а вот нам он платит за работу. Так что отойди, или вы умрете вместе со змеем!

 

Но тут дракон выпрямился и заревел:

 

- Ах вы, грязные крысы, прочь с моих земель! И скажите вашему генералу, что он здесь больше не хозяин! – в следующий момент дракон так сильно дунул на неприятелей, что двери отворились, и весь отряд вылетел из дворца прямо на лестницу, покатившись вниз.

 

Однако воины не собирались сдаваться и вернулись во дворец, снова набрасываясь на дракона и его помощников. Мантр кое-как смог спрятаться за драконом, пока тот, вместе с Чан Кси, отбивали нападение. Он забрался на спину змея и подлез к его уху, предложив договор:

 

- Давай так, ты признаешь власть дома Кси, а я отправляю их к генералу?

 

- Что ж, я признаю власть их дома в любом случае. Мальчишка неплохо дерется. Лучше давай так: я признаю власть Чана Кси, а ты отправишь к Боджинг Чжао нас всех?

 

- Что ж, раз так, то хорошо!

 

Когда дракон откинул воинов в сторону очередным своим движением, Мантр спрыгнул с его плеча, оказываясь прямо перед змеем. Тот протянул ему лапу, и мальчик пожал её. Одно мгновение, и все они оказались в зале постоялого двора прямо перед генералом, который аж упал на землю, завидев дракона. Тут же в зале каким-то чудом оказался и старший господин Кси.

 

- Ну что, Боджинг Чжао, ты хотел посмотреть в глаза дракону? – усмехнулся Мантр, поворачиваясь к генералу. – Так смотри же! Я принес не только его голову, но и всего его целиком!

 

Тот же не мог поверить в происходящее. Здесь чудом оказался весь его отряд и дракон, вместе с мальчишкой.

 

- Ныне внимай мне, ты, жалкий генерал Боджинг Чжао! Я дракон Жу Фенг! Давным-давно, когда на Лаюань еще не приплыли люди, моя власть царила на этих землях. И моя власть по-прежнему остается здесь самой главной по велению императора людей. А потому, слушай меня, Боджинг Чжао, теперь ты не правишь этой долиной, эту обязанность я вновь возлагаю на семейство Кси, ибо ты опозорил себя и бежал, как жалкий трус из своих владений. Раз ты не готов сам защищать свой дом, значит, ты не готов защищать и долину.

 

- Но… - генерал поднялся. – Но… но я послал отряд! Послал полубога, чтобы отвоевать свой дом!

 

- Полубога? Ты послал мальчишку, который только учится быть божеством, а потому позор на твою голову ложится вдвойне! В отличии от тебя, даже юнец из дома Кси показал себя с лучшей стороны. Да и сам Мантр, - он теперь повернулся к Ууя. – Благодарю тебя, юный ворон, за то, что ты сделал для этого края… и для меня. Теперь я могу быть спокоен за эту землю.

 

- Не благодарите меня! Без мудрости господина Кси мы бы ничего не добились.

 

Дракон повернулся к старшему господину Кси. Он посмотрел на него оценивающе, а тот лишь преклонил голову в почтении.

 

- Для меня честь встретиться с вами лично, господин Жу Фенг, - сказал мужчина.

 

- За тобой должок, Яозу Кси, - дракон заулыбался, хоть это и было достаточно трудно определить по его морде, – но ты правильно сделал, что послал письмо императору. Тот, конечно, сомневался, думал, что ты просто хочешь вернуть власть. Я решил проверить, так ли это. И… я увидел истину.

 

- Так это всё ты! – генерал Боджинг Чжао выхватил меч и бросился с ним на господина Кси, осознав, что дракон прилетел не просто так, а по его просьбе. – Я убью тебя, червь!

 

Господин Кси даже не успел среагировать, чтобы взяться за свой меч, да и никто не успел, даже дракон стоял слишком далеко от них, и не смог бы остановить разъяренного генерала. Однако, замыслу Боджинг Чжао не суждено было сбыться, ибо его удар, который должен был прийтись прямо по плечу Яозу Кси, был отражен ударом другого меча – того самого, который ковал кузнец Бо Чу. Это Чан Кси решил защитить своего отца.

 

- Чан… - удивленно прохрипел напуганный Яозу. – Ты… спас мне жизнь…

 

Чан Кси пнул ногой генерала в живот, и тот, растерянный, снова упал на пол.

 

- Конечно, ты ведь мой отец. И раз мне потом будет суждено управлять городом, то ты должен будешь многому меня научить, - он улыбнулся и подошел к отцу. Они крепко обнялись, и с этими объятиями мир наконец-то окончательно пришел в долину, да и на весь остров Зуо Ян.

 

Семейство Кси заняло дворец на горе. Его немного перестроили, и оборудовали сад специально для дракона Жу Фенга, дабы тот смог прилетать в гости. Налоги снова вернулись к привычным нормам, а Мантр, как ему и следовало, вернулся в свой храм, дабы снова принимать посетителей, мечтающих исполнить своё желание. Свой меч же он в качестве подарка отдал семейству Кси, дабы те передавали его из поколения в поколение.

 

Лю Дяо же выгнали прочь из храма, когда узнали о том, что он поднял руку аж на самого Ууя Бан Шен, да еще и заставил мальчика подчиниться генералу и пойти на смерть. Вместо него назначили другого настоятеля, с которым Мантр сразу же поладил.

 

Теперь же юный Ууя стал чаще выходить из храма и даже поднимался ко дворцу наместника, дабы выпить с ним чаю. А уж когда он узнавал о прибытии дракона, то вообще бросал все свои дела и убегал на гору. А еще ему больше никто не мог запретить играть с другими детьми, поэтому у него появилось множество друзей, среди сверстников.

 

В самой же долине стало появляться больше людей, даже белолицых с западных островов. Все хотели повидаться с Мантром, погулять по прекрасному городу, сковать чудесное оружие в кузнице Бо Чу. Тот теперь закупал новую руду с запада и ковал необычайно прочные мечи. А еще большинство людей шли сюда, дабы увидеть дракона, ведь иначе его можно увидеть только лишь в зале самого императора – тот в тайне правит вместе с Жу Фенгом прекрасной и цветущей землей народа Сан.


Оцените прочитанное:  12345 (Ещё не оценивался)
Загрузка...