Имя автора будет опубликовано после подведения итогов конкурса.

Последний шанс графини фон Цирцер

Очаровательная, изысканная и неприлично богатая графиня фон Цирцер никак не могла выйти замуж. Женихов к ней сваталось достаточно, но она даже не смотрела в сторону баронов, герцогов и заморских наместников. Ей нужен был только принц Айнанэр, не столько прекрасный, сколько престижный. По степени родовитости графиня могла рассчитывать на монаршие регалии, однако принц отличался особым, нерациональным и несовременным подходом к выбору невесты. Он полагался на волю провидения. А воля эта выражалась в идеальном совпадении цвета карнавальных масок на ежегодном весеннем балу, куда приглашалось ровно сто благородных красавиц. Вот так всё, без фантазии и возмутительно-примитивно. Но не просто. Потому что за девять лет ещё никому это не удалось.

Ни догадки знаменитых провидиц, ни подкуп королевских слуг не помогали. В высшем обществе поговаривали, что не обошлось без магии, ведь Айнанэр неизменно появлялся на балу в маске, которая никак не сочеталась с сотней других. Девять весенних ночей равноденствия пролетели в напрасных надеждах. А время-то идёт, красавицы с возрастом не становятся свежее. И новая поросль претенденток наступает на шлейфы бальных туалетов…

***

В канун десятого бала графиня фон Цирцер совсем потеряла покой. Согласно условиям, это был её последний выход в свет, как претендентки на руку принца, потому что ей недавно исполнилось двадцать шесть. Графиня слыла в придворных кругах дамой неглупой. Она бегло говорила на трёх языках, знала на память созвездия зодиака, могла без помощи управляющего посчитать доходы за несколько лет и верила в научную магию. Поэтому она решилась на невообразимый в её окружении поступок.

После заката она оделась в простонародное мужское платье, спрятала роскошные золотые волосы под шляпу, испачкала лицо сажей, сунула в сапог кинжал, а за пазуху увесистый кошель и на беспородной лошадёнке своего зеленщика отправилась за город.

Большой хмурый дом из замшелого кирпича, огороженный забором с такими острыми пиками, что на них, как на вертел нанизывались случайно присевшие птицы, знали все горожане. Только вот по доброй воле мимо ходили разве что дровосеки, и те в светлое время суток. Даже полупрозрачная ольховая рощица рядом с этим домом казалась мрачной чащобой.

В стенах, заросших ядовитым плющом, жил опальный придворный маг и алхимик Бруцилий. Когда графиня была ещё девочкой и не помышляла о браке по расчету, король, отец Айнанэра, выставил Бруцилия прочь за странные опыты над живыми людьми и невыполненные обязательства по поиску философского камня. Маг съехал из дворца и заперся в старом доме, тратил остатки своего богатства на эксперименты и бессильно злился на сильных мира сего.

Поэтому, когда он узнал, чего хочет графиня фон Цирцер в обмен на драгоценности, его глубокие, как крепостной ров, морщины разгладились и старик словно помолодел.

– У меня к вам только один малюсенький вопрос, юная леди, – прошепелявил он, разглядывая содержимое графского кошеля. – Вы любите принца?

– Конечно! – горячо воскликнула графиня.

– Не лгите, от этого зависит качество моей услуги.

– Как можно любить человека, который не снимает на людях маску и сказал тебе от силы несколько слов за все годы этих балов? Я просто хочу на трон!

– Прекрасно, прекрасно! Именно то, что нужно папаше королю, – злорадно хихикнул Бруцилий.

Он убрал кошель в карман бурого засаленного халата и вежливо указал графине на дверь. Она не пошевелилась, лишь повела тонкими бровями:

– Сначала вы мне расскажете, как всё будет.

– Сначала вы мне пришлёте ещё столько же драгоценностей. Маску получите за три дня до бала. В момент прибытия принца нужно оказаться к нему как можно ближе. Ткань маски примет точно такой же оттенок, как та, на которую вы направите свой взгляд. И вы на троне.

Старик, кряхтя, открыл тяжёлую дверь в ночь и нетерпеливо махнул ладонью, будто выгонял муху:

– Прощайте. И не жадничайте, будущей королеве это не к лицу.

***

Маску в назначенный срок доставил неизвестный мальчишка, так похожий на воробья, что поневоле задумаешься об опытах старого Бруцилия. Но графине было не до странного посланника. Она с трепетом раскрыла свёрток и ахнула. Изящная полумаска нежно–бежевого цвета, со вкусом украшенная золотым шитьём и неизвестными мелкими самоцветами, казалась произведением придворного ювелира. Графиня заперлась в будуаре, примерила её перед зеркалом и чуть не потеряла сознания от восторга – до того она похорошела.

Ни секунды не мешкая, графиня фон Цирцер вызвала свою портниху и потребовала в три дня перешить бальное платье с учётом новой маски. Если уж сражать, так сражать наповал вообще всех.

А когда до величайшего события оставалось меньше суток, разразилась катастрофа.

Верный человек при дворе донёс графине, что принц Айнанэр решил устроить грандиозный сюрприз и снять маску прямо на балу. А невестой его станет та, которая угадает, что за изъян скрывал он все эти годы. Самым ужасным было даже не то, что теперь дорогущая магическая маска оказалась не нужна, а то, что лицо принца не имело серьезных изъянов и кроме графини фон Цирцер об этом точно знала баронесса фон Аахнер и графиня Д’Офико. А возможно и ещё кто-то.

Время шло на часы. Бросив всё, графиня фон Цирцер кинулась к Бруцилию.

– Ну… что я могу сказать… это неожиданно, – развел руками старик, не особенно маскируя своё равнодушие.

– Вы не можете так поступить со мной! Вы обещали, что я выйду за Айнанэра!

– Мы уговаривались на подходящую маску, а я сделал её в добавок еще и украшающей. Бесплатно. Постыдитесь, леди! Вам не в чем меня обвинить.

Графиня набрала воздуха, чтобы разразиться гневной тирадой, но… выдохнула и обмахнулась веером. Она не зря считалась умнейшей дамой при дворе.

– Господин Бруцилий, я знаю, что вам не хватает королевского участия и былого влияния. Обещаю вам всяческую поддержку. Могу поклясться на крови.

– А вот это совсем другой разговор, – мелко захихикал Бруцилий. – Есть у меня одна мыслишка…

***

На Бал Ста невест графиня фон Цирцер прибыла в умопомрачительном платье цвета сливочного мороженого. Маску от Бруцилия дополняла крошечная расшитая сумочка, с которой графиня не расставалась, и такие же перчатки до локтя. Если бы принц Айнанэр выбирал себе невесту по внешности и стати, то всем прочим девяноста девяти красавицам можно было бы даже не выходить из карет.

Графиня приветливо отвечала на восторженные улыбки, но в голове её дурными белками метались тревожные мысли:

«Всего две минуты. Он должен выпить зелье. Хоть пригубить. И не позже, чем за полчаса до торжественной речи. Следить. Успеть. Бруцилий, надеюсь, ты всё рассчитал верно.»

И грянул бал. Закружил, очаровал, опьянил, заморочил отражениями в зеркальных стенах. Сотня красавиц слилась в едином порыве блистательного веселья и лишь одна, самая блистательная, ни на секунду не отдалась танцу безоглядно.

Чётко отслеживая очередность танцующих с принцем дам, графиня фон Цирцер вовремя успела наступить на шлейф виконтессе де Гадду. Нежный муар жалобно треснул, и пока виконтесса в полуобмороке ждала, чтобы платье привели в порядок, графиня фон Цирцер спасла положение, заняв её место. Принц ведь не должен ждать!

Остальное было делом чар и притворства. Галантный принц отвел свою даму к столику с шампанским, когда ей стало душно. Он не заметил подсыпанного в бокал зелья.

А ровно через полчаса в зале наступила такая тишина, что случайно залетевший комар стушевался и виновато спрятался в складках портьеры.

Невесты выстроились полукругом, и каждая опустила исписанный клочок бумаги в серебряный кубок, чтобы невозможно было потом откреститься от своего слова. Кубок унесли на ознакомление королевскому совету, а принц Айнанэр вышел в центр зала и неторопливо снял маску.

«Раз, два, три, четыре… и вон, маленький на носу, десять!» – замирая от свершившегося, подумала графиня фон Цирцер. Все десять обещанных Бруцилием лиловых с серебристой каёмочкой прыщей были на месте.

Одна благовоспитанная аристократка может упасть в обморок тихо и даже изящно. Девяносто девять аристократок, рухнувших одновременно, создали изрядный грохот. Графиня фон Цирцер аккуратно переступила через лежащую перед ней баронессу Руиньян и подошла к принцу, в ужасе застывшему напротив огромного зеркала. В руке Айнанэра переливался огненно-красным фамильный перстень, который должно было вручить невесте. Тонкий пальчик, заранее освобожденный от всех украшений, метко и быстро нырнул в сияющее кольцо.

– Дорогой супруг, почту за честь разделить с вами судьбу, – нежно улыбнулась будущая королева.

 


Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 1. Оценка: 5,00 из 5)
Загрузка...