Людмила Назаренко

Последний дракон королевства

Совсем недавно в королевстве Малая Баккария ещё водились слегка измельчавшие драконы, побеждавшие их храбрые рыцари и прекрасные принцессы, всегда готовые полюбить победителей. Со временем чудовищ становилось всё меньше, желание связываться с рыцарями у них возникало реже и реже. Даже за денежное вознаграждение на участие в турнирах они не соглашались. Принцы и рыцари к нынешнему времени тоже растеряли былую отвагу и прежнюю стать. Были они, как на подбор: невидные, неказистые, малорослые, умом не блистающие.

Малая Баккария за последние сто лет потеряла часть территории, солидный и самый сказочный кусок волшебного леса, изрядную долю сокровищ казны. Последний правящий король Огюстин Девятый в экономике и финансах не разбирался совсем и объяснить, куда делись эти богатства, не смог бы даже под страхом лишения короны. Поэтому драгоценное государственное украшение, на всякий случай, хранилось в сейфе до очередного важного приёма или праздника. Королева Амалия и принцесса Себастьяна драгоценности носили фальшивые и в случае хищения заказывали очередные копии.

Однако наследница престола закончила королевскую гимназию и уехала в соседнюю Буржундию, где поступила в университет — изучать экономику и право. Баккарийские развлечения её не занимали, а получить серьёзное образование в родной стране было негде. Теперь местные воры довольствовались похищением бижутерии только королевы-матери.

Нищий государственный бюджет и обветшавшая обстановка дворца не мешали королевской чете радоваться жизни и гордиться национальным достоянием. Для приятного времяпрепровождения в парадной дворцовой гостиной имелся домашний кинотеатр последней модели заграничного производства. По пятницам их величества летали в республику Играндию, что всего в 60 километрах от Дворца. Карточная игра в дурака была известна далеко за границами этого славного государства.

Поводом для гордости был собственный баккарский дракон, которого ежегодно демонстрировали на международном турнире в столице. Рыцарей и принцев у соседних властителей и монархов было полно, а огнедышащее чудище — только у Огюстина Девятого. Премьер-министр королевства Страшин Страхотный гордиться драконом не считал нужным и предпочёл бы продать его за хорошие деньги для пополнения бюджета. Или хотя бы сдать в аренду. Однако другие министры считали, что само правительство существует только благодаря ежегодным рыцарским турнирам, на которые в Баккарию съезжалась вся Европа.

Королевский дракон был редкого вида, но совсем невзрачный: серенький, некрупный, с кривыми зубами и тонким хвостом. Он носил очки, читал боевики в тонких обложках и пил пиво литрами. Но для участия в турнире хорошие манеры и достойный вид особого значения не имели: праздничное шоу требовало огня, рычания и финальной имитации падения замертво. После эвакуации с турнирной площадки «бездыханного» зверя возвращали на специальный полигон, где он мог спокойно целый год тренироваться. Умение изрыгать огонь без практики не даётся.

**

Весна в тот год выдалась тёплая и ранняя, дракон наслаждался покоем и совершенным бездельем. До турнира был ещё целый месяц, о нём можно было пока не думать и физические тренировки отложить хотя бы на неделю. Дракону было скучно: спать не хотелось, телевизор надоел, завтраков у него с утра было уже два. Пиво сегодня привезли не холодное, поэтому его тоже не хотелось. Надо бы поучиться в карты играть у охранника Лео. Как раз его смена сегодня. С этой мыслью дракон отправился к домику охраны.

Строение соорудили из тонких негорючих панелей. В стене, обращённой к полигону, не было окон — это было явной перестраховкой, дыхательного огня дракона едва хватало на разогрев курицы и поджаривания гренок. Кормили здесь хорошо, ведь без обильного питания огонь совсем не вырабатывался.

Сквозь стену слышались голоса, похоже, вчерашний охранник Фредди задержался после смены поболтать с Лео. Или распить с приятелем бутылку пива. «...И теперь на турнире у князя будет настоящее копьё, а не бутафорское», — донеслось до дракона. Он подошёл поближе и прижался к стене большим шипастым ухом. Теперь говорил другой, кажется Фредди:

— И что же нашего Барри могут ранить? Или даже убить?

Надо сказать, что по документам дракона звали Барри-Вилли Баккарский. Удостоверение драконьей личности хранилось в вещмешке в спальной будке. «Хорошо, что я свои вещи в сейф охраны не положил», — подумал дракон, прикидывая, как бы вовремя сбежать.

— Убить-то вряд ли получится, чешуя у него прочная. А вот ранить князь Мартин должен. Иначе принцесса не поверит, что он вообще способен драться, — это уже был голос Лео. — Только ты не проболтайся! Совещание было секретное, а я нечаянно подслушал.

Дальше Барри слушать не стал, он вернулся к себе в будку, проверил в вещмешке документы и банковскую карточку с зарплатой, бросил туда же три пачки печенья и банку пива — разбежался и взмыл в небо над оградой. Летать он немного отвык, поэтому быстро утомился: крылья сводило судорогой, сердце бешено стучало, появилась одышка. Однако сделать передышку дракон решился только на опушке леса. Подкрепиться пивом с печеньем было опасно: с минуты на минуту могла начаться погоня, реакция беглеца должна быть быстрой и точной. До границы оставалось не больше шести километров, перейти в Буржундию можно через лес, а в Играндию — долететь между хребтами Синих и Мальпийских гор. Этот путь показался самым безопасным, ведь дорог там нет, пограничных постов — тоже, альпинистов и вовсе бояться не стоит. Отдохнуть всегда можно на любой вершине, к тому же в горах всегда есть чистые ручьи и родники. За границей Баккарии можно будет подумать, как быть дальше.

**

Пока дракон поспешно покидал территорию родной Баккарии, в стране неторопливо назревал правительственный кризис. Финансы трещали по швам, резервов совсем не было. В отличие от короля, премьер-министр не считал дракона достоянием: затраты на его содержание никто пока не сравнивал с доходами от рыцарского турнира. Зато настоящим сокровищем Страхотный считал её высочество Себастьяну, которая была хороша собой, прекрасно пела, танцевала, играла в шахматы и... Да просто трудно сказать, чего она делать не умела. Разве что украшениями и модной дамской одеждой откровенно пренебрегала, предпочитая носить джинсы и кроссовки. Имелся и серьёзный недостаток: принцесса вот-вот должна была получить университетский диплом. Королевичи же, как широко известно, образованных девушек чаще всего не жалуют.

Премьер был не единственным, кто мечтал устроить выгодный для страны и правительства брак наследницы престола. Именно поэтому многие поддержали проведение совещания по мерам принуждения принцессы к замужеству. Жених был правительством выбран идеальный: наследник богатого княжеского рода, единственный сын правителя процветающей Буржундии. Он был слаб характером и не отличался большим умом. Так что юноша устраивал абсолютно всех кроме её высочества Себастьяны. Как заинтересовать принцессу, нужно было срочно придумать.

Все правительство было в сборе, когда в кабинет премьера пришла срочная шифрованная телефонограмма: «Дракон бесследно исчез. Что делать? Пришлите инструкции».

**

Точно в этот момент уставший от долгого полёта дракон Барри-Вилли приземлился на территории маленькой, но уютной страны Играндии, прямо на берегу небольшой лесной речки. Он, прежде всего, подкрепился печеньем, запил прохладной речной водой — не насытился, но смог уже немного пошевелить уставшими мозгами. В столицу Лас-Мегас придётся наведаться, чтобы снять с банковской карточки накопившуюся зарплату. Потом можно отсидеться в деревне Бандурино, где у дракона жила троюродная тётка. Говорят, в Играндии легко получить вид на жительство, а уж потом можно и на работу устроиться. Охранники огнедышащего типа везде пригодятся. Если повезёт выгодно жениться на приличной незамужней драконихе, то он и фамилию поменяет. Никто его тогда не найдёт.

Дракон Барри приободрился и полетел в сторону столицы, точно по указателю, прибитому на высокой сосне.

**

Чуть раньше описанных событий, охранник драконьего полигона обнаружил исчезновение охраняемого секретного субъекта. Заступивший на дежурство Лео перекинулся парой фраз со сменщиком, съел булочку с маком и решил обойти вверенный ему полигон. Обширное поле, засаженное низким кустарником, выглядело как-то странно. Что-то явно было не так! Охранник особо важного объекта присел на пенёк на самом краю драконьей поляны и запустил пятерню в рыжую шевелюру для улучшения работы мысли. Всё выглядело обычно: две-три бутылки из-под пива, которые не успел убрать служащий на автоуборщике, парочка обожжённых деревьев, на которых дракон тренировал огнедышащую систему. Но чего-то определённо не хватало.

— Ба! — вскрикнул вдруг охранник Лео и хлопнул себя ладошкой по макушке. — Так дракона же не видать! Как это я сразу не догадался?

Он нехотя поднялся с пенька и зашагал по площадке, напряжённо вглядываясь в пространство между редкими цветущими кустиками, сунул нос в спальную будку. Дракон не был совсем уж мелким и спрятаться между карликовым шиповником и смородиной никак не мог. Лео забеспокоился: не иначе, дракон куда-то смылся. Что делать в таких непредвиденных обстоятельствах, охранник не знал. Инструкций на этот счёт у него не было.

Теперь уже Лео встревожился не на шутку: ну как в пропаже дракона обвинят его. Сменщик, сдавший дежурство, ни о чем таком неприятном не докладывал. Значит, дракон тогда ещё был на месте.

Судьба самого дракона охранника не волновала: тот был небольшой, но жилистый и огнедышащий. Заботился Лео исключительно о себе. Он боялся взыскания от начальства. А если дойдёт до министра? Это же страшно подумать, что тогда будет!

Начальник охранного отдела рассказу подчинённого сначала не поверил.

— Ты, часом лишнего пива за завтраком не принял? Чего б ему убегать? Такая жизнь спокойная была: охраняют тебя, пиво выдают по первому требованию, даже телевизор завезли. Гуляй, тренируйся, отдыхай — просто санаторий!

— Может ему скучно стало? — предположил Лео. — Речки поблизости — никакой, даже в жару негде поплавать. Телефона даже не было — с друзьями не поболтать. С тоски помрешь от такой жизни.

— О! Может, он как раз и помер! — обрадовался начальник. — И в этом никто не виноват. И лежит он где-нибудь под кустиком, а ты его просто не заметил.

Он отставил недопитый кофе и бодро пошёл к двери. Охранник поплёлся за ним, хотя надежды на такой счастливый исход уже не было. Не заметить чудовище с длинным хвостом и шипастой здоровенной башкой было невозможно. Через полчаса они выходили с драконьей площадки, поникшие и мрачные. Надеяться больше было не на что. Оба молчали. Лео сказал всё, что знал, а его шеф пока не решил, что делать дальше.

В своем кабинете начальник охраны допил остывший кофе и немного приободрился. Ему пришло в голову, что раз инструкции на случай бегства подопечной твари нет, то и виноват тот, кто не спустил сверху такой документ. Или не принял закон о сохранности чудовищ на отведённых им участках. А это уже обязанности министерства.

**

— Катастрофа! — завопил премьер-министр, получив сообщение. — К чёрту ваши шифровки! Срочно найти дезертира, мы ему жалование за что платим?!

Начальник Департамента противодраконьей обороны Сторожей затрясся от ужаса у противоположного конца огромного стола. Рядом ехидно ухмыльнулась Министр охраны здоровья госпожа Компресса:

— Может он просто помер от недоедания и скуки. У него ведь даже телевизора, наверное, не было.

Сторожей съёжился и помрачнел, потом его вдруг осенило и он выкрикнул:

— Здоровье граждан — ваша проблема! Если они мрут, то вам пора в отставку.

— Звери не по моей части, я отвечаю за подданных, — возразила Компресса, поджав губы.

— Как налоги платить так он гражданин, а как лечить — так зверь. Выбирайте выражения!

И тут раздался телефонный звонок, мрачный премьер схватился за трубку, надеясь услышать, что важное чудище просто отсыпалось и теперь нашлось. Все замерли, а на лице главы правительства поочередно отразились удивление, облегчение и, наконец, явная радость.

— Нашёлся?! — выкрикнули все хором.

Глаза министра сверкнули, он ударил по старенькому столу для заседаний и воскликнул:

— Прекрасная новость! Внутренняя разведка обнаружила в приграничном лесу беспризорного дракончика школьного возраста. Мы сможем предложить ему внезапно освободившуюся должность дракона. И даже зарплату маленькую дать, у него ж никаких денег, наверняка, нет. А велосипед в такие годы купить всегда хочется.

— Откуда вы знаете, что у него есть? — спросила Компресса. — Может он на мотоцикл копит. И кстати, если вы забыли: наши законы запрещают использовать несовершеннолетних на вредных работах без согласия родителей.

— И где мы родителей возьмём, если он из яйца вылупился? Что вредного в гулянии на поляне? Мы можем бассейн ему сделать, а по субботам возить на экскурсии.

— Куда это вы его повезете? У нас кроме дракона и достопримечательностей не было. Кинотеатр всего один остался. В Буржундию по выходным — у вас денег до конца лета не хватит.

В тёмном углу за зала заседаний что-то скрипнуло. Люстру из экономии не зажигали, а боковые светильники были тусклыми. Фигура вошедшего едва угадывалась, но прозвучавший в полумраке голос узнали все, хотя совсем не ожидали его услышать.

— Я всё слышала! — громко сообщила Принцесса. — Пока вы будете искать родителей, подросток поступит под мою опеку.

— Вы на каникулы? — первым пришёл в себя премьер-министр. — Разве экзамены уже закончились.

— Я насовсем — курс обучения уже завершился. Кажется, вовремя. Заняться экономикой родного королевства давно пора. Да и дракончику нужно заняться чем-то достойным. Пока семья за ним не приедет.

— Но ваше высочество! — взмолился министр спорта и развлечений, по совместительству директор банка. — Билеты на бои рыцарей с драконом распроданы еще полгода назад. Зрители съедутся из всех ближних и дальних стран, а оплатить возврат мы не можем — деньги совсем кончилась.

— Мы с драконом откроем казино для детей и взрослых прямо в этом здании. А гостям разошлите извещения о дополнениях к программе. Турнир организуйте на компьютере — каждый участник сможет стать драконом. И победить всех допотопных рыцарей.

— Создать игру тоже денег стоит... — неуверенно промямлил министр-совместитель. — И ремонт ещё...

— Возьмёте кредит. Смету я подготовила. — Её величество извлекла из рюкзачка тоненькую пачку смятых листочков. — Кстати, у меня машина сломалась, а мне срочно нужно в Буржундию по делам. Я поеду на вашей, госпожа Компресса. И состряпайте мне быстренько гарантийное письмо на оплату двух рулеток, карточного стола, пары десятков стульев, господин Страхотный. Пожалуй, фишки мы и своими силами сделаем... Гербовую печать не забудьте шлёпнуть.

— Зачем вам рулетки и вся эта мебель?

— Казино необходимо срочно. Для пополнения бюджета. Ваше управление совершенно бесполезно. Никаких доходов кроме убытков. У меня уже на бензин денег не хватает. Сами видите, зал заседаний вам ни к чему. И от вашего рыцаря все равно никакого толку нет: он труслив и мелок. Так что дракона я забираю однозначно, он будет в казино управляющим работать. Или барменом... Посмотрим, что у него лучше получится.

— У нас рабочих всего две бригады, да и те стадион ремонтируют, — едва слышно сообщил министр промышленности господин Тимотео.

— Стадион откладывается! Потрудитесь организовать ремонт здесь, да люстру вымойте. — Принцесса топнула ногой в модном высоком ботинке. — Так я жду письмо и ключи от машины!

«А ведь можно усилить Королевское отделение полиции, и даже открыть Иностранный полицейский отдел. — Размечтался полицейский генерал Охраниго, не проронивший ни слова во время бурной дискуссии. — Игроков и работников казино охранять придётся. Может, и полицейскую школу откроем, как раньше...»

**

Когда принцесса Себастьяна справилась со всеми делами в Буржундии, она решила сама заехать на пограничный пост за юным драконом. Несмотря на поздний час, в домике-дежурке было полно народа: кроме двух солдат присутствовали два начальника в форме с красивыми государственными эмблемами и девушка-техник, которая что-то записывала под диктовку старшего офицера. Её высочество не успела даже закрыть за собой дверь, как все они смолкли и застыли как заколдованные.

— Ой, ваше высочество! Мы так рады приветствовать вас в этой скромной приграничной хижине! — нашёлся самый главный начальник.

— И я рада бы узнать, что вы тут делаете почти ночью? Мне так интересно посмотреть, как и от кого охраняют нашу границу. А где же дракончик? Надеюсь, в тюрьму его не упрятали?

Воцарилось короткое, но выразительное молчание. Первой опомнилась девушка:

— А-а... мы бы и сами хотели посмотреть на него. Но пока не повезло.

— Что это вы там понаписали? — Себастьяна сделала шаг к девице и протянула руку.

Тут молоденький солдат пришёл на помощь начальству:

— Так это мы, того... не знали что тот Робби — дракончик. Потому начальству и не доложили.

— И этот Робби так не похож на дракона? Куда же он делся?

— Ушёл куда-то, а никто его не спросил, — промямлил старший офицер.

— Давайте свои записки и немедленно везите меня туда же. По дороге напишете, как всё было. Едем на моей машине.

— Но как же мы потом, после... добираться будем

— Как-нибудь. А теперь быстрее, мне некогда тут с вами часами разбираться. Куда едем?

— На... эт-то... драконий полигон. Да лучше я вперёд поеду, ваше высочество дороги не знает.

— В следующий раз я вам навигатор подарю. Если вы в отставку не уйдёте.

**

До полигона добрались за полчаса. Принцесса была здесь в первый раз и про себя отметила, что проверять все государственные объекты впредь ей придётся самой. Не так их и много, чтобы доверять, кому попало. Правда непонятно тогда, чем занимается правительственный аппарат.

На объекте отчего-то были оба охранника, их начальник и сам глава Департамента обороны Сторожей. Охранники сидели на поваленном бревне, руководители расхаживали по поляне туда и обратно безо всякой цели.

— Добрая ночь, господа! Что это вы тут делаете в такой поздний час?

Ответ «господа» не сразу нашли, но Сторожей ловко вывернулся:

— Мы ждём ваше высочество, невозможно оставить без внимания такой важный визит. Нам с заставы позвонили.

— Тогда не будем тянуть никого за хвост, познакомьте меня сразу с юным драконом Робби.

— А нету его уже, — развёл руками чиновник и старательно состроил печальную физиономию. — Не везёт нам сегодня, все от нас бегут. Наверное, драконы хотят развлечений, на которые у нас средств не хватает. Я даже записать его в журнал посещений не успел. Ничего поделать лично я не в силах, увы!

Её величество выразила желание осмотреть недавнее обиталище королевского дракона Барри и отправилась вглубь площадки. У спальной будки девушка притормозила и с интересом заглянула внутрь. Сердце у Сторожея ёкнуло, но Себастьяна равнодушно вышла и с утомлённым видом двинулась обратно.

— Ну что ж, я уезжаю, — сообщила принцесса и отметила неприкрытую радость на лице руководителя Департамента обороны. — А вы, господин Сторожей, доставьте господ офицеров, куда им требуется. Не мне же их развозить.

— Разумеется, ваше высочество. Не будем же мы все ночевать здесь.

**

Принцесса уселась в машину Компрессы и в одно мгновение умчалась по шоссе номер три в направлении на столицу. Через два поворота она съехала на обочину в молодой лесок, погасила фары и стала ждать. Прошло минут десять-пятнадцать, когда мимо пронесся джип Сторожея. Себастьяна подождала ещё минут пять и развернула машину обратно. Дракончик Робби теперь должен быть там, на полигоне. Спрятали его, конечно, после звонка девушки-пограничницы. Рюкзак с заклёпками и паучьими принтами, лежавший в будке, мог принадлежать только школьнику.

Машина принцессы остановилась в ста метрах от полигона, дальше Себастьяна решила пойти пешком, чтобы не разбудить охрану. Высокие ботинки были очень хороши, чтобы идти по влажной траве у края дороги. Вся драконья площадка хорошо просматривалась — крупноячеистая сетка в темноте была совсем не видна. Девушке пришло в голову, что отсутствие средств бывает полезным: на высокий бетонный забор их не хватило. Впрочем, прочная ограда была без надобности, ведь дракон получал жалованье, а украсть его было невозможно.

Света в охранной сторожке уже не было. Видимо, ночью дежурить приказа не было. А на удобном толстом бревне сидел дракончик: не слишком большой, с ярко-жёлтым модным хохолком, кажется,, с наушниками на больших ушах. Это мог быть только Робби. Себастьяна осветила фонариком землю по ту сторону сетки, потом перевела луч на сидящего. Второй раз проделать такое упражнение не рискнула, чтобы не разбудить ненароком охрану. Теперь луч фонаря был направлен на её собственные ботинки, чтобы Робби было видно фигуру у ограды. Принцесса не знала, видят ли драконы в темноте.

Расчёт оказался точным: любопытный юнец и поднялся и подошёл к ограде и спросил:

— Ты кто?

— Принцесса этого королевства, зовут меня Себастьяна. А про тебя я знаю: имя — Робби, сюда тебя доставили пограничники, наверное, работу предложили.

— Не совсем так. Робби Роббинс меня зовут, привёз меня начальник какой-то драконьей обороны. Что-то этакое я слышал. Фамилию не запомнил, я плохо запоминаю непонятные слова. А на работу оформят только завтра, сегодня договор не успели сделать. Хотели мой документ забрать, но я не отдал. Когда кто-то приезжал, велели в лесу спрятаться. Чтоб не арестовали пока я без договора.

— Проверь документ в рюкзаке. Вдруг кто-то нечаянно его забрал.

— Нет, я в карман положил перед тем, как в лесу спрятаться.

— Тогда бери рюкзак и пошли со мной. У меня для тебя есть работа получше, чем здесь. Условия размещения и питания тоже неплохие. А договор мы прямо ночью напечатаем и подпишем.

— Ну, раз вы принцесса, то я пошёл за рюкзаком.

Пока Робби не было, Себастьяна прикидывала: поместится ли он в машину. По всему выходило, что — нет. Придётся ему лететь над машиной. Он ведь должен уметь.

— Ты летать можешь? — спросила девушка, когда Робби вернулся. — Боюсь, что в мою машину ты не влезешь.

— Я очень быстро летаю. На школьных соревнованиях два раза победил, — похвастался дракончик.

— Быстро не нужно — за машиной полетишь. И огнём не дыши, чтоб нас не засекли раньше времени. Нам не нужен их скандал, мы сами его закатим завтра.

— Огнём я не умею, — сообщил Робби. — Этот вид спорта мне не нравится.

**

Утром Робби проснулся в просторной комнате на втором этаже бывшего — до вчерашнего дня — Дома правительства, умылся и вышел на большой балкон. Несколько укрепляющих упражнений придали ему бодрости и аппетита. Завтрак ему обещали в полвосьмого утра, а теперь уже было без двадцати восемь. Раздался стук в дверь, дракончик осторожно заглянул в глазок и увидел худенького юнца в кепке с надписью: «Курьер кафе...» Конца надписи не было видно.

Робби открыл дверь и сразу увидел большую коробку, которую посыльный едва держал в руках.

— Уф, тяжеленный вам завтрак прислали, — пожаловался курьер, вытирая со лба пот рукавом фирменной куртки. — Проверьте наличие по описи и распишитесь.

«Омлет с грибами – 500 г; картофель запеченный с сыром – 500 г; рулет с паштетом и зеленью – 500 г; шоколад мокко – 400 г; термос с кофе – 1 л; круассан с кремом – 5 шт.; сливки – 1 бут. 0,5 л» - перечисляла опись. Если такой завтрак съедать в течение месяца, летать точно разучишься. Но в то утро дракончику очень хотелось есть. И все-таки до круассанов очередь не дошла.

Завтраку нового жителя королевства помешал шум за дверью, он заглянул в глазок — никого. Осторожно приоткрыл дверь и высунулся, на всём этаже не было ни души. Громкие голоса доносились со стороны лестницы. Любопытный Робби осторожно подошёл к широким ступеням, ведущим на первый этаж. Круассаны были забыты.

**

Принцессе Себастьяне выспаться в ту ночь не удалось. Нового служащего ещё не отрывшегося казино, дракона Робби, удалось устроить на ночлег в гостевом номере бывшего Дома правительства. Завтрак юноше был заказан на сайте кафе «Жуть, как вкусно!» Договор найма с первым работником подписали быстро, теперь Себастьяна хотела получить от отца указ об учреждении Королевского игорного дома. Огюстин летними ночами любил сам с собой играть в карты, поэтому застать его бодрствующим в этот час было несложно.

Король-отец сидел на скудно освещённой открытой веранде и скучал. Он уже три раза проиграл сам себе в дурака, покер и бридж. Есть пока было слишком рано, а пить коньяк уже поздно. Вдруг шевельнулась старенькая портьера, отделяющая его величество от тронной залы — она же большая гостиная, она же кабинет — и её высочество Себастьяна совершенно бесшумно явилась тоскующему папаше. Огюстин оживился, предвкушая какое-нибудь щекочущее нервы развлечение.

— Ты всегда меня пугаешь, — весело сообщил король. — Что за каверза у тебя припасена на этот раз?

— Ничего шокирующего. Всего лишь подписать указ об учреждении казино и договор о приёме на работу нового дракона. На этот раз совсем юного.

— А старого куда денем? И до турнира осталось совсем мало времени. Хотя мысль о битве двух драконов совсем неплоха.

— Турнир рыцарей будет теперь компьютерный. Ты, кстати, тоже сможешь побыть рыцарем или драконом, если не боишься. И прежний дракон куда-то сбежал. Похоже, в иные страны, где не заставляют раз в году «помирать» от оружия.

— Как сбежал? Зачем? Мы к нему привыкли, мы его любили...

От огорчения король чуть не расплакался. Дочь попыталась его успокоить:

— Он же не от нас с тобой, а от охраны. Наверное, его там обидели. Может, вернётся ещё... объявление дадим в газету. А новый будет принимать гостей казино, он ещё школьник. Подающий надежды и симпатичный. Посетителям из других стран должен понравиться. И деньги в бюджете появятся. А то их так мало осталось, что скоро вам с мамой на конфеты и мороженое не хватит.

— Что, этот новый... и огнедышит отлично? Или ростом больше старого Барри?

— Огнедыхание в казино не нужно. Зато он неплохо учится и хорошо воспитан. Все гости будут в восторге... Не вздумай отказаться от моего проекта. Пора вспомнить, что игральные карты изобрели наши предки, малобаккарцы. Стыдно, что все традиции утеряны. А главное — вам с мамой больше не нужно будет летать по пятницам в Играндию. Карточный стол всегда будет к вашим услугам.

Король оживился, подскочил с кресла и забегал по веранде. Потом ему пришло в голову, что за такую заманчивую перспективу выпить рюмочку можно и ночью. Дочка знала своего папашу слишком хорошо, поэтому быстро принесла большую королевскую авторучку. Через пять минут все бумаги были подписаны, а отца принцесса заботливо довела до спальни и пожелала спокойной ночи.

— Выспись хорошенько! Утром зайду за тобой пораньше, пойдём смотреть мебель и автоматы для игральных залов. С драконом познакомишься...

**

Утром её высочество Себастьяна привела ещё сонного короля в бывший зал заседаний чуть раньше, чем туда явились члены кабинета министров. Ремонтные работы кипели вовсю, а бригадой рабочих с удовольствием распоряжался сам министр Тимотео, оттеснив в сторону прораба. Его величество Огюстин Девятый удивлённо крутил головой в короне, извлечённой из сейфа по такому важному случаю. Он бы тоже с удовольствием покомандовал рабочими, если бы знал как. Но давать советы по выбору цвета краски и стеклопакетов запретить ему никто не мог.

Из холла послышался голос Сторожея:

— Что за напасть такая? И этот сбежал!

— Кто это опять с вами не ужился? — ехидно поинтересовалась Компресса. — Школьника к работе привлекли в обход законов.

Сторожей немного смутился и решил слукавить, так как выдать его было некому. Во всяком случае, так ему казалось.

— Да мы его в гости пригласили, у нас большая спортивная площадка. А у вас ни санатория, ни оздоровительного детского лагеря нет.

Из зала вышла Себастьяна и безразличным тоном сообщила собравшимся в холле членам правительства:

— У нас тут плановый ремонт первого зала казино, указ о его создании его величеством уже подписан. Так что вы можете устроить себе небольшие каникулы. Или совещаться в сетевом чате.

Ошеломлённые министры долго молчали, потом Компресса неуверенно сказала:

— Так на втором этаже есть большая гостиная в номере для иностранцев. Может мы...

— Номер занят новым работником казино драконом Робби Роббинсом.

— Но как же, ваше высочество?.. Он же...

— Вы с ним знакомы? Вчера уверяли, что он сразу сбежал.

— Доброе утро, ваше высочество, здравствуйте господин министр! — послышался голос спускающегося по лестнице Робби.

Вся компания переместилась в зону ремонта: отношения выяснили, теперь хотелось удовлетворить любопытство. Здесь кипела работа: рабочие укрепляли на стенах вишнёвые панели, разрисованные изображениями карт; крепили лестницу, ведущую на лёгкую галерею по правой стороне зала. Король выбирал по образцам сукно для игрального стола, министр Тимотео давал советы плиточнику, отделывающему зону бара. Принцесса поинтересовалась у руководителя всей промышленностью:

— Вам приходилось иметь дело с рекламой, господин Тимотео?

— Как без неё, ваше высочество?! Пока была промышленность, было и продвижение: сайты, видеоролики. Художники работали, поэты... Эх, было времечко! Теперь разбежались все.

— Прошу вас сделать сайт, мультики, песни, что сможете, — попросила Себастьяна. — Деньги на оплату я найду. Нам нужен успех, и он будет.

**

Прошло всего две недели, а ремонт бывшего Дома правительства закончили и успешно переоборудовали его в казино. Игровые столы стояли под новыми светильниками, рулетку было видно от самого входа, стульев разместили достаточно. Но главным достижением принцесса считала роскошную барную стойку. «На трезвую голову проигрывать труднее, к тому же коктейли любят не только мужчины, — размышляла её высочество. — А чтобы желающих выпить всегда хватало, издадим закон о запрете торговли алкоголем после шести вечера. Нет, лучше сразу после обеда. Бюджет в плачевном состоянии. Надо оздоровить финансы».

Был день открытия первого игрового сектора. Гости съехались со всех соседних стран. Президент Играндии, король Армландии и многие другие первые лица. Прибыл и князь Буржундии с супругой и сыном Мартином. Молодого наследника Робби разглядывал с особым интересом: он уже слышал, что того собирались сделать победителем боя с прежним драконом. По виду молодого князя трудно было представить его даже просто участником турнира, не то что чемпионом. Мартин был суетлив, слишком ярко и странно одет: фальшивая блестящая кольчуга висела поверх атласного костюма ослепительно зелёного цвета. Юноша нервно теребил громоздкое золотое ожерелье с подвеской в виде дракона и не решался подойти ни к одной игре.

Золотистый хохолок Робби мелькал то у рулетки, то у карточного стола — приходилось следить, чтобы хватало стульев, напитков и закусок в баре. Для самых важных гостей имелись электронные карточки заказа с навигатором передвижений заказчика. Одинаковые девушки в кружевных передниках разносили бокалы и стаканы на крошечных подносах. Возле барной стойки разместили несколько столиков: здесь подавали вкусные угощения. Но главной фишкой казино был, конечно, дракончик Робби Робинсон. С ним хотели поговорить, поиграть, сфотографироваться. На вопросы диковинный администратор отвечал охотно — по-баккарски, по-английски, по-французски.

— Ви говорийт француски? — поинтересовалась первая леди Играндии, видимо, владевшая каким-то другим языком.

— В Баккарии все знают французский, — уверенно заявил Робби.

Компьютерный турнир дракона с рыцарем пользовался большим успехом. Робби приходилось подключать всё новые мониторы. Князь Мартин, наконец, тоже решился сразиться с виртуальным врагом. Он протянул руку к дракончику в фирменном жилете, ловко управлявшемуся с техникой и, кажется, понятно объяснявшему правила новичкам.

— Вы не могли бы... э-э?..

— Да, ваше высочество! Хотите быть рыцарем или драконом?

— Рыцарем, конечно! Покажите, что нажимать, куда двигать.

Не прошло и получаса, как князь освоил игру. За следующие полчаса он три раза проиграл бой как рыцарь и два раза, будучи драконом. Мартин приуныл и поднялся со стула, не в силах решить: во что бы ещё... проиграть.

— Ваше высочество, — услышал он негромкий голос дракона. — Предлагаю попробовать наши напитки: специально для вас её высочество Себастьяна приготовила абонемент в бар на три месяца.

И Робби протянул молодому князю синюю карточку с надписью поверх изображения карточной колоды «личная барная карточка».

«Издевается или обрадовался, что я его убивать не буду?» — подумал Мартин и отправился выбирать коктейль. После четвёртого стакана, ему пришло в голову, что драконы тоже могут выигрывать сражения. Выпив ещё рюмку бренди, князь решил открыть собственный игорный бизнес. Ну чем он хуже принцессы?

**

Пока князь мечтал, другие начинали действовать. «Для казино нужен дракон, значит, его надо схватить и увезти! Всё остальное мы и получше сделаем», — решил некто в сером плаще, бросая жетоны в игральный автомат. Он три раза проиграл, на четвёртый выиграл, а когда зазвенел посыпавшийся выигрыш, к нему подошёл другой некто в синем плаще и придвинул ухо поближе к серому.

— Замани дракона к служебному выходу за барной стойкой. Придумай, что хочешь! И возле самой двери скажи погромче, что, мол, вот же она, возле выхода, — зашептал первый прямо в ухо синему. — И толкни его посильнее, а там уже помогут.

**

Её величество Себастьяна с интересом слушала президента Играндии:

— ...Вот так мы и начинали. А теперь такой успех, что вся страна процветает. И кстати с вами можем поделиться технологиями. А теперь я просто покажу вашему высочеству, какие игры можно организовать с помощью....

Президент направился к игровой нише, принцесса последовала за ним.

В это самое время другая пара двигалась в противоположном направлении. Невзрачный человечек в синем быстро шёл к барной стойке, причитая на ходу:

— Эта французская дама упала и сильно ударилась. Вы можете... вы должны её спасти! — Тут он обернулся к Робби, следовавшему за ним. — А у меня даже сил не хватило её приподнять.

— Разве она француженка? — удивился дракон. — Мне показалось, что родной язык у неё совсем другой.

Тут они прошли мимо столиков с расставленными напитками и десертами и оказались возле двери с надписью: «Служебный выход».

— Где же она? — спросил Робби и остановился в двух шагах от двери.

— Вот же она, возле самого выхода! — завопил синий и попытался толкнуть дракона. Тот ухватил заговорщика в плаще за шиворот и потащил к выходу. Дверь открылась, и Робби вывалился во двор вместе со своим пленником.

Шум и возгласы услышали не только посетители бара, но и сидящие за игральным столом. Что-то донеслось и до принцессы, она прислушалась, пробормотала чуть слышно: «Так я и знала!» — и бросилась на звуки у служебного выхода, оставив президента одного.

Мартин всё сидел за столиком в баре, пить уже давно не хотелось, есть — тоже. Но уйти не было сил. Мимо него пронеслись сначала дракон с каким-то блёклым типом, закутанным в плащ, потом Себастьяна

— Эй, Бася! — крикнул Мартин принцессе. — Возьми меня с собой. На воздух. Голова уже кружится от духоты.

Девушка дёрнула его за рукав и потащила за собой, не снижая скорости и ни слова не говоря. И всё же они не успели: у выхода трое мужчин и одна женщина загружали связанного дракончика в микроавтобус. Принцесса втащила своего спутника в первую попавшуюся машину, сама села за руль и рванула авто вдогонку за фургоном, увозившим пленённого Робби в неизвестном направлении.

«Это не мог быть Сторожей, — подумала Себастьяна. — Ему такую машину не достать. И подручных многовато. Сдаётся мне, что они несутся в аэропорт. Такой шайки у нас в стране точно нет. Хорошо, что наш королевский самолёт всегда готов к вылету».

— Тин, ты не струсишь, если я тебя с собой возьму в погоню за похитителями? — вслух сказала принцесса князю, с которым училась на одном курсе университета.

— Я может и двоечник, но не трус, — обиделся Мартин.

— Тогда, слушайся меня, и они от нас не уйдут. Открой бардачок — там должно быть какое-то оружие. Или я совсем не разбираюсь в автолюбителях.

— Есть пистолет. Кажется, «Вальтер». Ну, ты голова!

— Ты ведь стрелять умеешь? Должны были научить, князьям без этого нельзя.

— Точно, заставили предки. А ты что же, без оружия будешь?

— Приёмы знаю, и всякое ещё... Теперь рассказывай, что там было, в баре? — спросила Себастьяна, не сводя глаз с удаляющейся машины. — Мы идём быстрее, может, успеем нагнать ещё на земле... Самолётом управляешь?

— Плохо.

— Я тоже. Но придётся рискнуть.

**

Дежурный диспетчер аэропорта Баккарии слегка задремал. Было жарко, тихо и скучно. На лётном поле находились всего два борта: королевский маленький баккарец Драгон и большой Покер-джет из Играндии. Лететь сегодня ни один из них не собирался. Вдруг один за другим загудели двигатели самолётов, диспетчер подскочил от неожиданности: обе машины поднялись в воздух и взяли курс на Мальпийские горы.

В кабине легкомоторного Драгона её высочество Себастьяна отдавала команды своему спутнику, сидевшему за штурвалом:

— Запускай двигатель, набирай высоту до 6 тысяч. Переключай на автопилот. У нас как раз курс на Лас-Мегас установлен, всего-то лёта 20 минут. Отдышись, и поменяемся местами, я на посадку захожу уверенно. Если повезёт, сядем на стадионе за лётным полем. Пока эти сообразят, мы уже будем в городе.

— А потом в президентский дворец?

— Что ты! Дальше сразу в казино. Возьмём такси, чтобы выиграть время и запутать противника.

— Слышь, а зачем им Робби? Выкуп что ли требовать будут?

— Хотят в казино выручку поднять. Наверное, у них не так хороши дела, как их президент рассказывает... Всё, садимся. Сегодня стадион пуст, никто нас не увидит.

**

Два приятеля-играндца удобно устроились с пивом на полянке за стадионом. Пока один аккуратно открывал большую бутыль, второй подставил стаканчики, взглянул в небо на плотные облака и пробормотал:

— Дождь, кажется, собирается. Эй, а на стадион самолёт падает!

Первый играндец уже справился с бутылкой и тоже поднял глаза.

— Не падает, а садится. Криво немного, но и с площадкой промазал, аэродром пролетел. Балбес какой-то рулит.

А в салоне Драгона Себастьяна продолжала командовать:

— Теперь переодеваемся во что-нибудь неприметное. В хвосте гардероб есть. Выбери себе костюм по размеру.

Если бы два любителя пива взглянули на дорогу, ведущую от спортивного комплекса к городу, они бы увидели странную парочку: мужчина во фраке и спортивных ботинках придерживал под локоть рослую девицу в мешковатом вечернем платье, неловко ковыляющую на высоких каблуках.

— Как только войдём в казино, выброшу эти гадкие туфли, — сказала своему спутнику Себастьяна и вздохнула. — Мимо охраны на входе пройти бы, а дальше всё просто.

**

В казино Бася с Мартином вошли беспрепятственно — контролёров на входе волновали дорогие одежды и украшения клиентов, а не их элегантность. У обоих молодых людей костюмы были класса люкс, на пальцах имелись фамильные кольца с крупными алмазами. На спортивные ботинки юноши никто и внимания не обратил.

— Идём к автоматам, — прошептала принцесса. — В карманах должны быть и деньги, и жетоны, но немного. Я буду играть по-настоящему, потому что умею выигрывать иногда. А ты притворяйся, что изучаешь инструкции. Глазами поищем служебные двери.

Пятнадцать минут за автоматами ничего не дали: полускрытые ниши, плотные складки драпировок и просто дверные проёмы в стенах отсутствовали.

— Пойдём по периметру, якобы искать кафе-бар. Хотя я и знаю, что он слева, — с этими словами принцесса сгребла остаток жетонов и встала с высокого стула.

В самом начале обхода им повезло: у одного стола произошла какая-то перепалка, игра остановилась, крупье что-то сказал подошедшему менеджеру, тот отправился к пальмовому островку у стены. Развесистые листья растений скрывали часть стены от посетителей, но парочке заговорщиков хорошо была видна вся нейтральная зона. Служащий подошёл ко второй справа кадке, провел рукой под керамическим ободком и быстро проскользнул в появившийся в стене проём. Мартин рванулся к быстро задвигающейся панели, но Себастьяна удержала его за рукав.

— Теперь мы и сами войдём туда. Ключ нам известен.

На большом горшке с пальмой обнаружилось две кнопки. Принцесса помнила, что менеджер проводил рукой по часовой стрелке, и точно определила нужную кнопку. За потайной дверью обнаружился недлинный коридор с открытыми проёмами по обе стороны. Откуда-то послышался звук шагов, Себастьяна нырнула в ближайшую нишу в стене и потянула за собой князя. Мимо их укрытия кто-то быстро прошёл. Девушка перевела дух и огляделась: в глубине крошечного предбанника имелась дверца с небольшим окошком сбоку и кнопкой рядом с ним.

— Такое устройство мне знакомо, — с облегчением выдохнула принцесса. — Я заглядываю в окошко, и если Робби внутри нет, идём к следующему. Ты осторожно смотришь, свободен ли путь. Если знакомую рожу увидишь — тихонько пойдём за ней.

Три первых ниши результата не дали. Из четвёртой они снова услышали гулкие шаги, снова мимо них мелькнула тень. Мартин осторожно выглянул и зашептал прямо в ухо девушке:

— Чтоб мне провалиться, если это не фальшивая первая леди. В блестящем чёрном комбинезоне. Остановилась у следующей двери напротив нас.

— Идём за ней. Или кнопка откроет дверь, или нас туда впустят.

У нужного входа Принцесса заглянула в крошечное окошко:

— Он там, мы у цели. Приготовь оружие.

Кто «он» Мартин сразу понял. Кнопка сработала — дверь распахнулась. Принцесса и князь мгновенно вбежали в комнату, но никого, кроме привязанного у креслу Робби, не увидели.

— Обернись и стреляй! — крикнула Себастьяна Мартину и бросилась к дракону.

Выстрелить юноша не успел. Фигура в чёрном метнулась к нему как молния, одним ударом ноги вышибла пистолет и свалила своего противника на пол. От удара Мартин потерял сознание. Принцесса по звукам борьбы поняла, что произошло за её спиной. Но обернуться ей было некогда: она возилась с привязанным Робби, чем-то водила по верёвкам, а потом принялась развязывать узел впереди. Путы не поддавались, но принцесса успела шепнуть:

— Я отвлеку её. Когда подниму руку — вскакивай. Мне она...

В этот момент чёрная леди схватила её, швырнула в соседнее кресло и мгновенно примотала заготовленной верёвкой.

— Ха! Ну и противники мне попались, — радовалась дама. — Дети должны сидеть дома.

Себастьяна уставилась на неё удивлённо и слабеющим голосом пробормотала:

— Но это же жена президента... — тут глаза девушки закатились и она простонала: — Пи-ить.

— Я — секретный агент Играндии Мэри Миги! — торжествующе выкрикнула дама неизвестно кому. Её противники не шевелились.

«Хрен знает, что с этой. Вдруг помрёт. Изводить насмерть инструкции не было, — мелькнуло в голове агентши. — Пусть её, напьётся что ли».

Мэри Миги взяла со стола стакан, плеснула в него минералки из открытой бутылки и подошла к пленнице. Та признаков жизни не подавала.

«Дохленькая она оказалась. Влить что ли воду? А вдруг захлебнётся? — мучительно размышляла агент Миги. — Освободить, может, левую руку? В случае чего успею схватить».

Она осторожно ослабила верёвку у левой руки принцессы — конечность её высочества бессильно повисла. Чёрная Мэри подняла ослабевшую руку, попыталась вложить в неё посудину... Вдруг стакан полетел ей в лицо, а рука, безжизненная ещё секунду назад, полоснула её по телу чем-то невидимым. Секретный агент взвыла от боли, а сзади к ней подскочил Робби с верёвкой наготове.

Через минуту Мэри Миги сидела в кресле, крепко привязанная, и подвывала, глядя на кровь, сочащуюся сквозь прочную ткань её комбинезона.

— Быстро уходим! — крикнула принцесса дракону и очнувшемуся князю. — Пока нас не схватили хозяева этой дамы.

Живописная троица уже вывалилась из потайной двери в зал казино, когда сзади послышался топот. Выбежав на улицу, Себастьяна окинула взглядом припаркованные на стоянке машины. Выбрала самый мощный джип и моментально включила двигатель. Мартин плюхнулся на сиденье рядом с нею, Робби без труда разместился сзади. Уже отъехав со стоянки, принцесса заметила в зеркале выбежавшего из казино типа в сером плаще.

Преследователи на трёх машинах сильно запаздывали. Расстояние между джипом с беглецами и их погоней быстро увеличивалось. Мартин переложил в левую руку прихваченный на ходу пистолет, Робби потирал затёкшие лапы. Наконец князь перевёл дыхание и спросил:

— Чем ты её полоснула?

— Алмазом кольца. У тебя такое же есть. Остальные разговоры уже в самолёте.

**

На стадионе по-прежнему не было ни души, крылатый железный Дракон спокойно стоял там, где его оставили. Беглецы быстро забрались в самолёт, и в эту минуту показалась первая машина преследователей.

— Кто из нас быстрее поднимет машину, как думаешь? — спросила принцесса князя.

— Я это сделаю, — ответил Робби Робинсон. — Меня хорошо научили в школе.

Самолёт поднялся в воздух раньше, чем играндцы вылезли из своих автомобилей. Снизу грозить улетевшим можно было сколько угодно.

Уже над столицей Малой Баккарии принцесса вдруг вспомнила, что её беспокоило в последние минуты полёта:

— Боюсь, это не последняя их попытка. Придётся заказать Робби спец-пистолет с удобной ручкой под лапы. А стрелять тебя Мартин научит.


Оцените прочитанное:  12345 (Ещё не оценивался)
Загрузка...