Имя автора будет опубликовано после подведения итогов конкурса.

Монстры

Я открыл глаза от навязчивой боли в рёбрах. Полный рот песка и солёной воды. Привстал на колени и попытался выплюнуть всё лишнее изо рта, но получилось лишь размазать слюни и песок по подбородку. Дребезжащая картина песчаного берега приходила в покой. Холодные волны накрывали впившиеся в песок пальцы. Я сел на том же месте, где и стоял скрюченной собакой. Отмахнул назойливую палку, устремившуюся вновь ткнуть меня. Наконец-то смог поднять голову. За другой край палки держался мужчина. Нет. Что-то...

Я замер, окаменел внутри и перестал дышать, я врос в проклятый песок и только предательские глаза продолжали ползти на лоб.

Мячеголовое одноглазое существо с парой-другой водорослеобразных волосинок на желто зелёном гладком черепе внимательно смотрело на меня. Его красный глаз нечеловечески моргнул, точно створки окон закрылись и вновь отворились. Существо затрещало и зарокотало, и внезапно раскрыло пасть. Этот уродец мог открывать рот почти на 180 градусов, казалось, что верхняя часть головы и вовсе могла отвалиться, если бы не мешкообразные щёки, растянувшиеся до устрашающих размеров. Четыре? Боги, да у этой твари зубов в шесть рядов. Сотни толстых иголок безобразно вывалились из пасти, а между ними дёргались два раздвоенных языка. Вид твари никак не вызывал доверия или улыбки. Возможно я и обмочился бы, если не одна нелепость, послужившая катализатором к моей неадекватной реакции.

В руках эта страшная жаба держала остриём к себе самое наиобыкновеннейшее копьё. Не знаю, то ли нервное, то ли чёрт пойми что, но я будто взорвался. Мой приступ смеха перешёл в фирменный ослиный звук. Я просто не мог остановиться.

Со щелчком закрыв пасть, жаба, недоуменно, учащённо заморгала.

– Эй! Чего смешного, мать твою?! – заговорила тварь быстро, одновременно высоким и хриплым, человеческим голосом.

Я на секунду затих и ещё пуще заржал. Слёзы текли ручьём.

– Стой, подожди, – существо развернулось и собиралось уходить. – Прости. – Я вытер слёзы мокрым рукавом и только намочил своё лицо ещё больше. – Хотел спросить только – зачем тебе копьё? – Мои щёки вновь надулись от прорывающегося смеха.

Тварь непонимающе хлопнула глазом и уставилась на своё копьё, направленное наконечником вниз.

– Ты дурак? – только и пророкотал демон и зашагал прочь. – И прибьёт же к берегу дебилов всяких... – услышал я его бурчание.

Скоро я всё же пришёл в себя. Потрогал разболевшуюся от смеха челюсть и вытер слёзы вместе с песком.

– Ну и дела.

Положение у меня оказалось не самое завидное. Повезло, что этот уродец оказался разумным и с чувством юмора. Я бы давно сожрал такого идиота, как я, будь у меня подобные зубищи. И копьё, конечно же.

Интересно, где я? Может кто-то ещё спасся? Я смотрел на затухающие волны океана, светлеющие под солнечными лучами. Густой мрак, затянувший небеса, разрывали когти света. Кусок мачты раз за разом прибивало к золотистому берегу.

Ни единой души. Впервые в жизни я столкнулся со столь разрушительным гневом богов. Корабль носило будто бумажный, пока в щепки не разнесло о выросшие из ниоткуда скалы. Нас разбросало по океану, точно жухлую траву по ветру.

Не веря своим глазам, я третий раз ощупывал своё тело в поисках повреждений и переломов. Ничего. Разве это не чудо? Разве боги не даровали мне новую жизнь? Выходит, я неповинен в их гневе. Я один.

Жаль только Марию, белокурую красавицу. Я бы женился на такой не глядя. Чем же она заслужила подобной участи? Боги... На остальных плевать. Рыбий корм – их судьба. И стоило капитану платить столько денег за подобное развлечение? Впервые я не послушал скупердяя, сидевшего внутри.

Начинало припекать. Чёрные тучи, сделав своё тёмное дело, не собирались задерживаться, и подгоняемые ветром, уходили далеко за горизонт, к другим кораблям, к другим людям, нуждающимся в смертоносном уроке. Я ужасно хотел есть, а больше всего на свете – пить. Широкие жабьи следы уходили в густоту тропических джунглей. Пойдём знакомиться по новой.

 

– Заходи, – чёртов демон сразу почувствовал меня или услышал. Хотя ушей на его голове я не припоминал.

– Прости, – надо исправлять ситуацию. Я решил быть вежливым с этой тварью, по крайней мере, до тех пор, пока не буду уверен в собственной безопасности. – Я не хотел обидеть тебя. Просто не самое удачное плавание в моей жизни, как видишь. – Улыбнулся я этому упырю. Хоть по правде говоря, вовсе не до улыбок было.

В его сколоченной кое-как и кое-чем хижине воняло сыростью и тухлятиной. Мой желудок тихо, но настойчиво заурчал, кажется, сейчас и запах тухлятины ему напоминал лучшие в мире угощения.

Точно жаба. И ушей не видать. Перепончатые ласты шлёпали по вскрытым лаком деревяшкам, явно не растущим на острове. Большая часть хижины состояла из ошмётков различных кораблей и лодок. Хижина очень напоминала обыкновеннейшее, малость заброшенное, человеческое жильё. Вот здесь веселье меня вовсе покинуло. Оказывается, я не первый, кого прибило к этому забытому богами берегу. Копьё твари аккуратно стояло в правом дальнем углу.

– Жрать! – вдруг разорвал тишину упыревский скрежет.

Я отшатнулся от его быстроты и напористости. Демон бросил передо мной тарелку с разными фруктами.

– Рыбы нет. Мяса тоже. Так что жри, что дают, – обдал он меня вонью из своей пасти и дальше зашлёпал по своим делам.

Грубовато, конечно, но я и не собирался отказываться от еды. Пусть это была бы хоть прошлогодняя шкура с задницы небритого кабана, я сожру не подавившись. Я набросился на тарелку с фруктами и не поднимал голову до тех пор, пока не опустошил всю. Даже хруст песка под зубами не смог отвлечь меня от чавканья. Что-то оказалось сладким, что-то кислым, а что-то и вовсе безвкусным, но ни один фрукт не был мне знаком.

– Красивая тарелка. Фарфор?

Демон глянул на меня, видно, своим фирменным взглядом, мол – «дурак», но на этот раз словесно не стал подкреплять.

– Меня зовут Брайд. Я из Риндии. Наш корабль держал курс на восток, к Ульрису, но разбился, попав в сильнейший шторм, – снова забыв, я вытер рот влажным солоноватым рукавом и только сильнее испачкался налипшим на него песком.

– Ага. Бывает.

Так и дальше буду тебя называть жабой или ещё чем-то. Интересно, в каких богов верит подобная тварь? Я не стал спрашивать разрешения и снял грязную рубаху, и не найдя, куда её приткнуть, мокрым комком шлёпнул себе под ноги.

– Где я? – здесь-то ты уже не отвертишься.

– На острове.

Вот жабья морда!

– Не очень-то ты настроен помогать, да?

– Что ещё тебе? Вон вода, – уродец ткнул своим длинным зелёным пальцем на стоявший возле меня кувшин.

– Спасибо, – я пару мгновений принюхивался к воде и присматривался, но решив, что я занят самой глупой глупостью, на раз опустошил кувшин. – Значит, ты здесь один? Имя есть у тебя? – жабья ты морда.

– Тродо, если настаиваешь, Брайд из Риндии.

– А остров как называется? Далеко до материка?

– Понятия не имею. Остров и остров. Захочешь жить здесь, будешь рыбу ловить. Я люблю рыбу. Ловить не люблю, – Тродо улыбнулся всем своим жутким веером и вышел из хижины.

Я заворожённо смотрел на копьё в углу, так и не пошевелившись до самого его возвращения.

– Вот снасти! – бросив сеть к моим ногам, вновь жутко улыбнулся монстр.

– Прямо сейчас?

– Можешь отдохнуть немного, а я пока лодку подготовлю. И снасти распутай, чтоб их! И одежду вывесь на солнце! – что-то бурча, демон вновь зашлёпал прочь из хижины.

Смотри на него, раскомандовался. Я глянул на свои лохмотья. Прикасаться к мокрому больше не хотелось. Штаны бы новые. Наверное, я вечность смотрел на выход, куда исчезла жаба. Смотрел и думал:

Вода и еда есть. Лодка есть. Большего просить от вас, боги, я не мог.

Я сглотнул слюну и наконец-то смог вновь улыбаться.

 

– Брайд из Риндии, лодка готова! Спускайся! – кричал Тродо, но ответа не слышал. – Где ты там, уснул, что ли? Говорил немного...

Тродо зашёл в хижину и замолчал. Пусто. Брайд исчез. Оглядевшись вокруг, Тродо начал понимать, куда делся его гость. Нельзя, чтобы он утащил единственную на всём острове лодку. Развернувшись, Тродо бросился к выходу.

В его огромный глаз с хрустом и чавканьем вонзилось копьё. Тродо рухнул, не обронив ни звука. Заскрипели криво уложенные доски, взметнулась пыль. Солнечные лучи пробивались сквозь стены, освещая пустоту воцарившихся звуков и танец пылинок, медленно плывущих от одного лучика к другому.

Брайд улыбнулся, облизал треснувшие пересохшие губы и наклонился обыскать труп.

Затылок разорвала боль. Вкус железа обволок весь рот. Брайд рухнул рядом с бездыханным демоном и не мог пошевелиться. Он чувствовал собственную кровь, льющуюся по щеке, губам и векам. Мир вокруг периодически затягивала чернота. Тело Тродо исчезло. Брайд услышал шаги, увидел чью-то пупырчатую лапу. Сквозь вязкий туман донеслись голоса.

– В следующий раз твоя очередь, Грум. У меня уже голова болит. Это не очень-то и приятно, знаешь ли. И что они все в голову мне целятся?!

– Нет, нет. Это же ты даёшь им последний шанс. Я тебе каждый раз говорю, что все они мерзкие твари и не понимают добра.

– Я думал он не такой, как все. Он даже не испугался меня. Видел, как хохотал при первой встрече? А потом сразу же пришёл, извинился и представился. Имя даже моё спросил.

– Да когда же до тебя дойдет? – вздохнул Грум. – Все они одинаковые. Все! – Он сплюнул в сторону лежащего Брайда и попал ему на штаны. – Не испугался? Истерика у него была, как же, не испугался.

– Это всё из-за того, что мы уродливые и страшные, – с грустью сказал Тродо.

– Будь ты красавицей, ничего бы не изменилось. Разве что... – задумчиво протянул второй.

– Что? Говори же, Грум!

– Прежде он тебя хорошенько оприходовал бы. Ну или после. Кто же их знает, этих мерзких людишек. Ничего святого нет за душой.

– Хорошо, что я не красавица, – сквозь улыбку протянул Тродо, и они оба заскрипели жутким хохотом.

Смех затих и повисла тишина, слышно было только шлёпанье лап.

– Но ты же дал мне шанс, – воодушевлённо воскликнул Тродо.

Грум вновь скверно засмеялся.

– Но я не давал тебе шансов убить меня, – что-то грохнуло. Подул ветерок.

– У нас ещё гости, – запрыгал от восторга Тродо, хлопая в свои огромные ластообразные ладоши.

– Видно с одного корабля.

– Ну эта-то точно нормальная. Смотри, какие у неё добрые глаза. Девушки к нам ещё ни разу не попадали, а Грум? Она-то точно другая.

– Ты неисправимый романтик, Тродо из Риндии.

– Говорю тебе, она точно хорошая! – радостно застрекотал Тродо.

– Может еще одна твоя землячка, а Тродо? Ладно, беги. С этим я сам справлюсь. Только голову не подставляй свою...

Брайда схватили за ногу и его лицо заскользило по доскам, по траве, по земле, по человеческим костям...


Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 3. Оценка: 3,00 из 5)
Загрузка...