Ola S

Питомец

Голые ступни еле слышно шуршали по каменным плитам пола. И от этих тихих звуков сердце заходилось в бешеном ритме. Мия замерла, пытаясь успокоится. Пытаясь подавить сердцебиение. Сейчас она напоминала себе испуганного котенка, который дрожит из-за сильного и частого пульса. Она наблюдала такое состояние не только у котят, но и у других маленьких животных. Она глубоко вдохнула и потом так же выдохнула. Потом еще раз. Стало немного лучше. При этом она все равно вглядывалась в темноту, стараясь рассмотреть хоть что-то. Но темнота не открывала своих секретов. Мия надеялась, что через несколько минут глаза привыкнут и станет легче, но время шло, а темнота оставалась все такой же плотной. Вскоре первый испуг прошел и она начала приходить в себя. Первое, что почувствовала - боль. Отчаянно болело все тело, саднили синяки и царапины, гудела голова. Потом пришел холод. Сначала замерзли босые ноги, стоявшие на каменных плитах пола. Затем озноб прошелся по шее и рукам, а потом холод проник и под ночную сорочку.

Господи, почему же они не дали ей хоть какой-то одежды?

Затем она вспомнила злые лица односельчан и поняла, что ей уже повезло, что не убили на месте. Не закидали камнями или не сбросили с обрыва, как Молли Бенкинс. Ее заподозрили в ведьмовстве в прошлом году. А все из-за того, что Джон Паркинс влюбился в ее подругу Сару, и расторг помолвку. Молли тогда очень переживала, извелась вся, почернела как земля. На лице остались лишь огромные зеленые глаза. А через два месяца Джон пошел купаться на реку и утопился. Сара страшно горевала, а потом распустила слухи, что это из-за Молли. Она ведьма, ведь ночами на полнолуние ее не бывает дома, все сени у нее увешаны пучками сухих трав и у нее есть черный кот с огромными желтыми глазищами. Когда озлобленная толпа с Сарой и родными Джона пришла к дому Молли, та даже запираться не стала. Сама вышла, открыла калитку и сделала шаг на дорогу, к людям. Обвела толпу глазами, и разгневанные люди затихли. Молча смотрели на ее исхудавшее изможденное лицо. Кто-то с осуждением, кто-то с удивлением, а некоторые даже с жалостью. Пока старуха Дженкинс не закричала откуда-то сзади:

- Смотрите какая бесстыдница!!! Джона погубила и глаз не спрячет. К обрыву ее!!!

Старый дребезжащий голос старухи как будто разбудил людей. Из толпы раздались крики, разгневанные люди схватили Молли и потащили ее в сторону утеса.

Мия тогда еще выбежала из дома. Они с Молли жили по соседству и Мия знала, что Молли не может быть ведьмой. Она видела, как по вечерам Молли выходит в сад и тихонько вытирает слезы. Каждый вечер с дня помолвки Джона и Сары.

Когда разъяренная толпа уволокла Молли к обрыву, Мия побежала в поле, к отцу и братьям Молли. Мать Молли умерла еще когда та была девочкой, поэтому никто, кроме Мии не видел, что случилось.

Когда Мия, растрепанная и взбудораженная, без косынки, нашла отца Молли, тот даже расспрашивать не стал. Понял, что что-то случилось с дочерью, подбежал к Мии, заглянул в лицо и спросил: “Где она?”. Мия рассказала, что слышала, как в толпе грозились сбросить ее с обрыва. Это был самосуд, и все хорошо знали о каком обрыве идет речь. Уже не раз оттуда сбрасывали воров, ведьм и других преступников, часто приносили жертвы языческим богам. Когда родные Молли добрались до места, было уже поздно. Все разошлись, осталось лишь тело, распластанное на острых камнях. Мия могла только представить сколько боли было в огромных зеленых глазах и кто именно бросил первый камень, кто толкнул ее. Виновных так и не наказали. Как наказывать, если даже правосудие сжигает ведьм? Отец Лука прочитал короткую проповедь в церкви, помолился о душе Молли и на том все закончилось. Дали небольшое наказание для острастки заводилам, чтобы не оспаривали власть правосудия своими скоропалительными решениями. На том и успокоились. Дом Молли все обходили стороной - ведьма ведь. Отца и братьев сторонились. Семья Молли тоже так и не простила. Их дом стоял на отшибе деревни, а после происшествия они перестали показываться в деревне. За покупками ездили в соседний городок Линн. Мия часто спрашивала себя почему они не отомстили за убийство сестры. Но теперь она так и не узнает что стало с их семьей. Потому что теперь ее очередь заплатить за ведьмовство.

 

Она так и не поняла в чем виновата. Три месяца тому у Дженни Саркинс кто-то украл десять цыплят, но она обвинила во всем бродячего кота. Он не раз уже воровал еду и цыплят. Через неделю то же самое случилось с Роззи Доткинс. Тоже подумали на кота. Но когда у Рема Даррена пропал пес, все поняли, что кот тут не виноват. Потом поросенок у Лилли Мардж, а через неделю теленок у Джека Милтона. Потом все начало ускоряться. Вор уже не мелочился с мелким скотом и перестал воровать. Теперь хозяева находили в хлевах окровавленные остатки своих коров, лошадей и коз. Люди запирали хлевы на ночь, караулили у дверей, но ничего не помогало. Скот жестоко убивали, просто разрывали на куски. Никто не знал как это можно сделать без единого звука и шороха. Ни разу другая скотина в хлеву не подняла крик, не впала в панику. Злодей не оставил ни одного следа, ни одной улики. Ни один из хозяев не догадывался что случилось этой ночью в его хозяйстве. Люди пожаловались серу Донану, феодалу. Тот прислал большой вооруженный отряд и все прекратилось. Через месяц поисков, отряд свернулся и уехал назад в крепость, так и не найдя злодея. И в ту же ночь все повторилось. Только в этот раз пропали близняшки Доренс. Их нашли через три дня в лесу. Мия старалась не вспоминать о том, что осталось от детей. Люди были в бешенстве. Обыскали всю деревню, каждый дом. Посчитали сколько убытков нанесено. И оказалось, что дом Мии, стоявший на отшибе деревни не понес урона. Вся скотина, до последнего цыпленка, была цела. А тут еще и старуха Дженкинс сказала, что видела как Мия вела детей в лес, хоть это и неправда. Мия просто поздоровалась с малышкой Дженни когда утром вела козу на пастбище. Люди были готовы убить Мию и ее мать прямо на месте, несмотря на уговоры отца Луки. Он призывал людей к здравомыслию, говорил, что Мия слишком добра для таких черных дел и что у них нет никаких доказательств. Но люди были неуправляемы. В тот раз повезло - люди сэра Донана вернулись в деревню и пришли к дому Мии как раз вовремя, чтобы прекратить самосуд. Однако слух о том, что Мия ведьма уже пошел по деревне. Теперь все замечали как странно она одевается, как редко выходит в люди, как она молчалива и то, что глаза у нее черные. Те, кто ловил на себе ее взгляд, сразу же плевали через левое плечо и отворачивались. Кто-то вспомнил, что Молли - тоже ведьма, жила рядом с Мией. И злоба односельчан стала такой насыщенной, что ее можно было резать ножом, словно сливочное масло. Мия стала изгоем, однако не это пугало. Пугало то, что отряд сера Донана не будет здесь вечно, а бросить больную мать и уехать из деревни она не сможет. Она понимала, рано или поздно останется один на один со взбешенной толпой, но старалась не думать об этом и отгоняла от себя тревожные мысли.

 

Как-то вечером, после захода солнца, в трактир, где всегда было много людей, пришла Люси, вся заплаканная, с дрожащими руками и растерянностью во взгляде. Она сообщила, что ее муж, Джерри, еще утром ушел в лес за дровами и так и не вернулся. Крестьяне успокоили ее, сказали, что нужно ждать до утра. Никто не пойдет искать его ночью. Все говорили слова утешения, пытались обнадежить ее, но все знали, что что-то случилось. Никто не останется на ночевку в дремучем лесу. И Люси тоже знала это. Она кивала головой, стараясь выглядеть сильной, но в глазах уже поселилась безысходность. Когда сумерки сгустились, все разошлись по домам, чтобы утром начать поиски. Но Джерри все таки вернулся. Среди ночи крестьян разбудил его крик.

- Оно тут!!! Оно тут!!! Оно гонится за мной!!! Помогите кто-нибудь!!! - Кричал Джерри.

Первой на улицу выбежала Люси, узнав голос мужа. За ней начали отворяться двери и на улицу выходили разбуженные криком Джерри крестьяне. Кто-то был вооружен ножами или дубинками, кто-то выходил в ночных рубахах, протирая сонные глаза. Люди окружили Джерри плотным кольцом, расспрашивая что случилось. Но тот не отвечал, он только осматривался по сторонам, глаза его были так широко открыты, что казались выпученными. Он вертел головой во все стороны и твердил, что нужно спрятаться, иначе "оно найдет и разорвет". Джерри отвели домой, усадили на скамью и только когда заперли все окна ставнями, а двери закрыли на засов, он немного успокоился. Он хотел забаррикадировать дверь, "чтобы оно не вошло". Но крестьяне успокоили его, ведь их достаточно много, чтобы убить любого злодея.

Когда зажгли свечи и начали осматривать Джерри, оказалось, что он поседел. Утром он выходил из дома без единой пряди седины в волосах, а вернулся домой седым стариком. Серьезных ран у него не оказалось. Несколько глубоких царапин да ушибов и сильный испуг. Когда Джерри почувствовал себя в безопасности, он наконец начал рассказывать что случилось, но говорить было трудно. Он то и дело закрывал глаза, пытаясь успокоиться, но выходило плохо. Его била дрожь, а голос был сорван от крика. Наконец кто-то дал ему стакан самогона. Джерри выпил залпом и только тогда ему немного полегчало. Он смог рассказать что случилось.

Утром он отправился в лес за дровами. Он был высок и крепок, с топором наперевес, поэтому не боялся никого. Даже злодея и убийцу, орудующего в деревне. Только когда зашел далеко в лес и приступил к работе, ощутил тревогу, как будто чей-то взгляд на себе. Но каждый раз, когда оглядывался, никого не видел. Прошелся несколько раз к тому месту, где ощущал наблюдателя, но никого не нашел. Под вечер справился с работой, сложил кучу дров возле старого пня, отметил место и отправился домой. На следующий день нужно приехать с телегой и забрать все. Джерри вышел из леса, когда уже совсем стемнело. Весело насвистывая представлял себя горячий ужин и стакан вина. Но его глаза скользнули по деревне, он сразу же замолчал. Огромная белая фигура согнулась возле окна Мииного дома и наблюдала за тем, что происходит внутри. Монстр был огромный, не меньше двух метров ростом. С длинными руками и мощными ногами. С огромными когтями и совсем без шерсти. Его голая, мертвенно синяя кожа местами была покрыта чешуей, а местами просто висела струпьями. На нем были какие-то ошметки, напоминающие одежду.

На этом месте Джерри запнулся, люди просто молчали, в напряженном ожидании, а священник тихо прошептал какую-то молитву на латыни. Рассказчик немного перевел дух и продолжил.

От удивления Джерри сначала замер как стоял. Ему повезло, тварь была так увлечена тем, что творилось в доме Мии, что даже не обратила внимания на свидетеля. Джерри тихо, очень тихо и медленно отступил на лесную дорогу и спрятался за деревом. Только тогда он понял какой опасности подвергается. Он выглянул из-за ствола дерева и начал наблюдать за монстром, все думая как же убраться отсюда живым. Внезапно монстр присел и тоже спрятался за угол Мииного дома. Тут уже Джерри пришлось прекратить наблюдение, потому что его укрытие было отлично видно из той точки, где стояло чудище.

Мия что-то поставила на крыльцо дома, Джерри слышал звук. Потом сказала:

- Вот ты мой хороший, ешь давай. А если мало, то ты уж сам тогда, поохотишься. А утром еще дам. Приходи.

И вскоре дверь опять захлопнулась. Джерри стоял пытаясь понять, что произошло. Немного выждал и рискнул посмотреть. Монстр уже не спеша уходил от дома, держа что-то в огромной лапе. Чудище заметило Джерри и тут же остановилось. Джерри не стал ждать. Он развернулся и бросился бежать. Он летел, не разбирая дороги, сквозь кустарник и ежевику. А сзади слышались тяжелые шаги и хриплое рычание, от которого волосы шевелились на голове. Зверь в секунде догнал его и одним ударом сбил с ног. Джерри еле опомнился, в голове гудело, в глазах темнело. Но, подстегнутый страхом он схватился за топор и решил защищаться что есть сил. Только монстр даже не испугался. Он вырвал тяжелый топор из рук и одним движением переломил толстую деревянную рукоять. Джерри понял, что он не выберется из этой передряги живым. Стало страшно и тоскливо. Стало жаль свою молодую жизнь, загубленную ни за что. Он так хотел жить, увидеть Люси, растить детей, встречать рассветы. А теперь ничего этого не будет.

Как на зло, вышла луна и ярко осветила поляну. Джерри рассмотрел чудище. Огромные желтые клыки, длиннющие когти и налитые кровью безумные глаза, как у человека, страдающего от боли. Чудище внезапно замерло, застонало, как от боли, изогнулось и упало. Оно каталось по земле, разрывая почву когтями и дергаясь, как от судорог. Потом вдруг замолчало. И эта тишина была еще страшнее, чем рычание. Джерри замер, перестал дышать, не понимая что происходит. Внезапно чудовище поднялось. Теперь его глаза уже не были налиты кровью и безумием. В них была безнадежность. Монстр отвернулся от Джерри и умчался. Невероятно быстро и ловко. Иногда передвигаясь по земле, иногда совершая невероятные прыжки между деревьями.

Джерри не веря своему счастью, бросился бежать. От испуга он долго блуждал по лесу, продирался сквозь чащу и наконец чудом вышел на лесную дорогу, которую смог узнать и возвратился домой.

 

После рассказа воцарилось молчание. Долгое и тягостное. Никто не мог поверить в такое, но и отбросить все это не мог.

Наконец отец Лука произнес

- Бог да хранит нас всех. Зло среди нас и никто не знает в ком оно.

По избе пронесся шепот и вздохи. Кто-то сказал “Это Мия”. Отец Лука только перекрестился. Крестьяне совещались. Решили пойти посмотреть на следы у дома Мии. Тут всполошился Джерри.

“Нельзя, не сейчас” - твердил он. “Ночью слишком опасно. Сейчас нужно запереться в доме на засов и не выходить. Ни в коем случае. Утром”.

Так и решили. Джерри дали какого-то зелья и он уснул. Тогда Люси накрепко заперла все двери и окна, а возле дома оставила пса. Если чудище явится, пес будет лаять. Люси так и не сомкнула глаз до утра.

 

А утром пошли к дому Мии. Возле окна нашли огромные следы. Как и говорил Джерри. Следы от крыльца дома вели в лес. Тогда Мию вытащили из дома прямо в ночной рубашке и обвинили в ведьмовстве. Отец Лука пообещал отпустить грехи, если она исповедуется и все расскажет. Мия очень испугалась, когда поняла, что чуть не стала жертвой кровожадного монстра. Она не признала своей вины и попыталась объяснить, что ничего не делала. Но никто не поверил, а старуха Дженкинс предложила скормить Мию монстру.

- Она ведь кормила эту нечисть!!! Джерри видел, как она выносила ему еду!!! Это все она сделала!!! Это она вызвала монстра прямо с того света!!!! И теперь он погубит всех нас!!! - Причитала старуха и смотрела на Мию хищными, злыми глазами. - Давайте лучше отдадим ее монстру, может тогда он не будет убивать наших детей.

 

Отец Лука попытался защитить Мию. Он сказал, что нет прямых доказательств, что это Мия. Но тут вмешалась Лора Дорренс, она кричала, что не простит Мии смерть своих близняшек. На людей заново обрушилось страшное горе и все разговоры просто прекратились. Мию осудили без суда и следствия. Ее заперли в погребе Джерри, так как он был самый глубокий во всей деревне и с добротной дубовой дверью. А затем мужчины вооружились ножами и дубинами и отправились по следам ночного приключения.

 

Следы хорошо сохранились - изломанные ветки в чаще, огромные следы на болотистой почве и клочки одежды Джерри в ежевичнике. Нашли поляну, изрытую когтями монстра и топор с переломанным надвое держаком. Выяснить куда же отправился монстр, оставив Джерри, было сложно. Он передвигался огромными прыжками по деревьям и крестьяне потеряли бы след, если бы не старый Майро. Замолоду он был егерем и отменным охотником. Поговаривали, что он знает не только все лесные тропы, но и умеет заговаривать зверя. Он никогда не возвращался с охоты с пустыми руками. И от этих слухов его побаивались. От мрачного и проницательного взгляда охотника становилось не по себе. Поэтому все уважали Майро и не отваживались беспокоить по пустякам. Именно Майро, изучив следы, рассказал, что произошло на поляне, отыскал сломанный топор и нашел следы монстра на стволах деревьев. Майро велел всем держаться на расстоянии семи шагов позади и неспеша, но уверенно шел следами монстра. Шли долго, несколько часов, через самую гущу леса. Наконец Майро вывел отряд в покинутую деревню. Уже много лет никто не жил в этих домах. Когда-то это была большая и богатая деревня, но неведомая хворь выкосила всех от стара до мала. Никто не выжил. Поговаривали, что кто-то наслал порчу на жителей, но конечно, это были только бабские сказки, чтобы пугать детей долгими вечерами. Настоящая причина, по которой деревня опустела не сохранилась в памяти крестьян.

Майро остановился на окраине деревни, под покровом леса и сказал: “Пришли. Он рядом”. Дальше Майро пошел один. Он ступал так тихо, что даже птицы не слышали его шагов. Всего за несколько мгновений охотник как будто растворился в зелени деревьев, шуме ветра и шелесте листьев. Никто так и не заметил того мгновения, когда он пропал из виду. Шло время, проходили минуты. Все ждали, не смея шелохнуться лишний раз, не смея дышать. Смотрели друг на друга, кто вопросительно, кто растерянно, кто напугано, но молчали. Прошла целая вечность и Ларс, главный в их отряде уже решил возвращаться. Все понимали, что такое длительное отсутствие значит только одно - монстр сожрал охотника. И хоть никто не озвучил эту мысль, но все уже согласились с ней. Поэтому когда рядом раздался очень тихий свист, напоминающий голос сойки, все начали оглядываться. За их спинами, на тропинке, ведущей обратно в лес, стоял Майро. Он жестом приказал следовать за ним. Все повиновались, стараясь идти как можно тише. Дорога обратно заняла меньше времени, ведь теперь не приходилось искать следы, да и шли через лес напрямую к деревне, а не пьяными зигзагами монстра.

Когда отошли далеко, все принялись расспрашивать Майро.

Он нашел логово монстра. Чудовище обосновалось в старом склепе на заброшенном кладбище. Майро не решился войти внутрь, так как монстр был в своем убежище, но ему удалось осмотреть место и даже мельком увидеть чудище.

- Мы не справимся с ним… Тут нужно много хорошо вооруженных воинов. Он необыкновенно силен и чуток. Я подошел только к ограде кладбища, а он уже учуял меня. Меня спасла только охотничья чуйка и подветренная сторона. Секундой позже - и он нашел бы меня.

Крестьяне задумались. Если Майро чуть не попался, то они и подавно…

Но самое страшное их ждало в деревне. Вернулись, когда солнце уже начало клонится к закату. Когда вошли в деревню, их встретила странная тишина. Казалось, звуки деревне такие же, как всегда - гоготание гусей и кудахтанье кур, мычание коров, блеяние овец и коз, лай собак. Но что-то было не так. Не хватало человеческих голосов. На единственной улице маленькой деревеньки не было ни души. Дорогу перебежал бродячий черный кот и скрылся за забором старухи Дженкинс, которая жила на другой окраине деревни, тоже немного на отшибе. Такой же кот, как у Молли, мимолетом отметил Ларс.

Калитка ближайшего дома была распахнута настежь. Не выдержав плохого предчувствия, Мартин Дорос бросился к этому дому, ведь это был его дом. Когда он скрылся за забором, Джек Лоренс тоже направился к своему дому, но строгий голос Ларса остановил его.

 

- Никто никуда не расходится. Все идем вместе к трактиру, посмотрим что случилось, а там будет видно. - Сказал Ларс и его командирский тон немного погасил панику.

 

- Нет никого. Дом заперт, но ни Ленни, ни дочери нету. Не понятно почему открыта калитка. - Сказал Мартин, выходя из дома.

 

Вскоре стало ясно куда ушли все жители. Мужчины направились в центр деревни, туда где на маленькой площади стоял трактир и дом старосты. Чем ближе они подходили, тем больше оживала деревня. И теперь сомнений не осталось - что-то случилось. Вскоре послышались крики и плач, мужчины ускорили шаг и в поле зрения показалась толпа, состоящая из тех, кто остался в деревне.

Все стояли у дома Джерри. Когда Ларс спросил, что случилось, голоса и плач затихли и люди расступились. Черным прямоугольником зияла распахнутая настежь дверь погреба, в котором уже не было Мии. Возле погреба лежала Люси в луже крови и без движения. Возле Люси сидела старуха Дженкинс. Она подняла голову, посмотрела Ларсу в глаза и горестно покачала головой. Ларс все понял без слов он направился в дом, где утром оставался Джерри. Тот все так же лежал возле печи, но с изрезанным горлом и весь в крови. Видимо, он даже не заметил, когда Мия прокралась в дом. Все пазлы встали на место. Люси, добрая душа, видимо поддалась на уговоры ведьмы. Может еду принесла или теплую шаль. Мию ведь вытащили из дома в одной ночной сорочке. А Мия сначала убила Люси, а потом прокралась в дом и на напала на Джерри, пока тот спал. Правда непонятно зачем убивать Джерри и как слабой девчонке это удалось, но это же ведьма, ей просто нравится приносить зло всем окружающим и наверное ей помогла какая-то нечисть.

Не прошло и часа, как Мию нашли в лесу.

Сейчас она плохо помнила те события. Помнила, как замерзла в холодном погребе, как Люси принесла воды. Потом начала болеть голова. А потом Люси открыла дверь и что-то сказала. Потянула ее за руку, указывая на лес. Потом все смешалось. Мия шла, пока не устала, а потом пришли крестьяне. Она не могла сказать что от нее хотели и кто именно был в этой толпе. Все смешалось в непонятный калейдоскоп лиц и красок. А потом были крики женщин, наполненные гневом и горем, удары и царапины, чьи-то кулаки. Было очень больно, а дальше - темнота. Мия просто отключилась.

Она пришла в себя уже здесь, на заброшенном кладбище. Кто-то сильно ударил ее по щеке и от этого мир покачнулся.

- Смотрите, она приходит в себя. - Прозвучал надтреснутый голос Сары.

Удар повторился и Мия издала какой-то непонятный звук, а потом уже поняла что это было слово “вода”.

- Она хочет пить!!! - заскрипела старуха Дженкинс и ударила ее снова. - Вот тебе вода и еда!!!

Удары посыпались один за другим. Наконец кто-то остановил безумную старуху и Мия смогла сесть, осматриваясь вокруг. Ужасно болело все тело, но больше всего гудела голова. И еще очень хотелось пить. Жажда была такой невыносимой, что не удавалось даже подумать о чем-то. Однако Мия подавила просьбу о воде. Она оглянулась, пытаясь понять куда попала. Ей не удалось рассмотреть что вокруг, потому что вокруг плотным кольцом стояли крестьяне. Они были злы, но в этот раз не давали волю своей ярости. Что-то сдерживало их. Кто-то сказал.

- Давайте уже отдадим ее монстру, пока он спит и не слышит. А то проснется и мы все тут останемся.

Мия сразу же поняла о чем речь. Они нашли логово чудовища и теперь решили отдать ее нечисти. Потому и не дают волю ярости, боятся разбудить монстра. Она ухватилась за руки Ларса, который поднимал ее на ноги и начала торопливо говорить.

- Не надо. Это не я. Я ничего не делала. Я невиновна. Я не ведьма. Пожалуйста, не надо.

Но уговоры не помогали. Кто-то схватил ее за предплечье и потащил к входу в склеп. Она пробовала вырваться, просила, плакала, кричала, но ее схватили уже несколько человек, подтащили к входу. Сам склеп опускался под землю, а над землей возвышался только простой строгий вход, из которого открывался проход вниз. Рядом стоял огромный валун, когда-то закрывавший вход. Мию толкнули внутрь, она не удержала равновесие и упала. Проехалась по ступенькам, разбив в кровь колени, руки и получив несколько ушибов. Сверху послышался скрежет камня. Она с трудом села. Разбитые руки и колени болели адски, по скуле горячей струйкой стекала кровь. Несколько минут прошли, пока боль немного унялась. Мия провела их, раскачиваясь из стороны в сторону и стараясь не скулить. Когда наконец тупая саднящая боль ослабла, мысли обрели ясность. Она прислушалась. Вокруг стояла глухая тяжелая тишина. Снаружи тоже не было ни звука. Вот и все. С ведьмой расправились. Она горько рассмеялась и этот странный звук показался ужасающе громким.

Несколько минут она еще ждала что они вернутся, откроют выход и заберут ее отсюда. Что все наладится. Но время проходило, а тишина нарастала и становилась только глуше. Мия хотела крикнуть, постучать. Может рядом будет кто-то проходить и услышит ее. Она уже занесла кулак, а потом вспомнила, что это не просто склеп. Это логово монстра. И что он где-то здесь. В этой темноте. Он очень зол, голоден и прекрасно ориентируется даже без света. И наверняка ее неосмотрительный смех разбудил чудище.

Нужно спрятаться. Это ее единственный шанс. Но где? Во мраке ничего не разглядеть. Может подняться наверх, к ступенькам? Нет, это место, куда чудище точно отправится, когда проснется. Нужно отойти в сторону от выхода и ждать когда глаза привыкнут к темноте. Мия попробовала встать. Ладони тут же обожгла боль, но девушка не обратила на это внимания. Она поднялась так тихо, как могла. Голые ступни еле слышно шуршали по каменным плитам пола. И от этих тихих звуков сердце заходилось в бешеном ритме. Мия замерла, пытаясь успокоится. Пытаясь подавить сердцебиение. Она глубоко вдохнула и медленно выдохнула. Потом еще раз. Стало немного лучше. Она отчаянно вглядывалась в темноту, но рассмотреть что вокруг не удавалось.

Она сделала осторожный шаг вправо, выставив руки перед собой. Пустота. Еще один. Пустота. Еще один крошечный шаг. После каждого шага она вслушивалась, пытаясь понять есть ли кто-то рядом. Но ничего, кроме собственного дыхания не было слышно. Вскоре первый испуг прошел и боль вернулась. Все тело болело и саднило. Затем пришел холод. За ним - жажда. Мия наконец нащупала рукой твердый камень. Она даже не пыталась понять что это. Просто опустилась на пол, уперевшись спиной в холодную опору. Навалилась ужасная слабость.

Ей стало все равно где она и что случится дальше. Жаль, что все так вышло. Жалко себя, маму, которая потеряла все, жалко что у нее никогда не будет долгой счастливой жизни. Она никогда не выйдет замуж и не будет счастлива. А вместо этого так нелепо умрет тут по ложным обвинениям. Мия расплакалась. Она плакала сначала тихо, а потом взахлеб, забыв обо всем, громко всхлипывая и вытирая слезы рукавом ночной рубашки.

Ее слезы прервал странный звук, похожий на вздох. Мия затихла и уставилась в темноту. Глаза все таки привыкли к мраку и ей удалось различить что-то светлое в углу. Оно пошевелилось и Мия почувствовала, как от страха шевелятся волосы на затылке. Она попыталась встать, но руки и ноги как будто онемели. Существо приблизилось и Мия закричала, закрыв лицо руками. Существо тут же замерло. Мия поняла, что ничего не происходит и перестала кричать. Она немного опустила руки и взглянула на монстра. Он выглядел напуганным. Конечно, в темноте нельзя было сказать точно, но замершая поза совсем не выглядела угрожающе. Мия смотрела на существо, а оно смотрело на нее. Наконец монстр опустился на пол, и сразу стал казаться меньше и не таким угрожающим. Мия опустила руки, открыв лицо и насторожилась, готовая опять кричать. Но монстр просто смотрел, не делая попыток напасть. Мия наблюдала за ним, тоже не проявляя агрессии. Наконец он сделал маленький шаг вперед. Мия отползла назад, но в этот раз не стала кричать. Существо вытянуло вперед руку, в которой было что-то зажато и очень медленно поставило это на пол. Предмет металлически брякнул. Затем монстр отполз назад в свой угол. Мия немного осмелела, когда поняла, что монстр не собирается ее убивать. Она встала на четвереньки и двинулась к предмету, стараясь не обращать внимания на боль в разбитых коленях. Очень осторожно пощупала вещь. Это оказалась миска, на дне которой плескалось что-то. Она понюхала, затем обмакнула палец и попробовала. Похоже на воду. Она сделала маленький глоток. Вода. Мия забыла обо всем на свете. Она залпом выпила всю воду, немного расплескав. Стало чуть-чуть легче. Мия поставила посудину на пол. И потом хрипло, не узнавая своего голоса, сказала: “Спасибо”.

Из угла послышались только невнятные хриплые звуки. Мия вернулась в свой угол. Она уже привыкла к темноте и смогла немного рассмотреть обстановку. По бокам склепа были сделаны ниши, в которых должны были стоять гробы. В дальнем конце стояли два огромных каменных саркофага, накрытых плитами. На одном из них сидело существо. Оно смотрело куда-то наверх. Мия тоже взглянула наверх, но ничего не увидела. Опять наступила тишина. Тишина все продолжалась, холод усиливался. Наверное наверху уже село солнце, подумала Мия.

Внезапно чудище поднялось. Его голова коснулась потолка, оно за что-то ухватилось и повисло. Раздался ужасающий треск где-то под потолком. Монстр упал на пол, держа в руках что-то. Он отбросил эту вещь и та упала с металлическим звоном. Монстр повторил маневр. И опять выбросил кусок металла. Откуда-то сверху посыпались камни и песок. Мия поняла. Там сверху наверное зарешеченное окно. Она с трудом встала и подошла немного ближе. Монстр снова повторил. С каждым прыжком он отламывал новый кусок от старой и наверное проржавевшей решетки. В склепе стало немного светлее. Наверху был вечер, потому рассчитывать на хорошее освещение не приходилось. Наконец монстр остановился и посмотрел на нее. Мия подошла ближе и взглянула вверх. Между изломанных прутьев решетки зияло отверстие, достаточное чтобы кто-то небольшой смог протиснуться сквозь него. Монстр протянул ей руку и Мия отважилась.

Она выбралась наружу. Над головой сияло звездами бездонное небо. Свежий ветер обдувал лицо. Все тело болело, но теперь она знала - все будет хорошо. Все наладится. Она немного перевела дух, затем наклонилась над решеткой. Монстр смотрел на нее и выглядел удовлетворенным. Он исчез из виду и вскоре появился опять, что-то протягивая ей. Мия взяла предмет. Это была металлическая миска, в которой была вода. Мия поднесла ее ближе к глазам и чуть не расплакалась. Это была ее миска, в которую она налила молоко в тот злополучный вечер, когда Джерри увидел чудище под ее окнами.

- Это же та самая миска. Зачем она тебе?

Монстр прохрипел что-то, а потом очень глухо и неразборчиво сказал.

- Она твоя. Ты мне нравишся.

- Ты умеешь говорить.

Он кивнул. Видимо говорить ему было тяжело.

- Зачем ты хотел убить Джерри? Того мужчину, который видел тебя.

- Он говорит всем. Тебя убьют. Нельзя.

- Так это ты его убил?

Монстр отрицательно покачал головой. И Мия поверила ему. Потому что он был человечнее, чем все ее односельчане вместе взятые. Она задумалась. Она не убивала Джерри, монстр не убивал. Тогда кто? Зачем Люси принесла ей воду с какой-то дрянью, от которой путается сознание? Кто выпустил ее? И зачем убивать Джерри? Монстр прервал ее размышления.

- Уходи.

- Нет, я сначала помогу тебе выбраться.

Монстр яростно покачал головой.

- Нет, нельзя. Мне нельзя.

- Но почему?

- Хозяйка близко. Она скажет убить.

- Но ты ведь умрешь здесь.

Мия хотела сказать, что ему нужно выбраться. Но не успела. Что-то изменилось. Монстр вдруг взвыл, как от страшной боли. Мия отшатнулась от решетки. И вовремя. Огромная лапа чудища полоснула по решетке. Монстр покатился по полу в судорогах. Мия нагнулась над окошком и закричала.

- Что с тобой? Что случилось?

Но монстр ответил только диким истошным воем. Когда он затих, за спиной Мии прозвучал голос.

- Ему больно.

Голос был скрипучий и Мия даже не оборачиваясь поняла кому он принадлежит. Он развернулась и увидела злобный взгляд старухи Дженкинс.

- Он не хочет выполнять приказание хозяйки и потому мучается. Но он скоро сломается и смирится. Как всегда.

- А если нет?

- Тогда он просто умрет в страшных муках. От боли, разрывающей каждый миллиметр его тела. Но он сломается. И тогда тебе конец. - Старуха рассмеялась. Видимо, смерть Мии доставляла ей удовольствие.

- За что?

- За все. За то что ты вмешалась. Ты испортила мое творение. Он должен быть зверем, а сейчас он пес, привязанный к тебе. Слишком человечный, слишком добрый… - Она зло скривилась. Мия отшатнулась, но старуха подошла ближе.

- Но я не…

Вместо ответа старуха сделала какой-то знак рукой и монстр снова взвыл. Он катался по земле там внизу и Мия ощущала, как дрожат стены склепа.

- Я столько времени и трудов потратила на него. Я принесла в жертву сначала Джона, потом Молли, но он все равно вышел щенком, а не волком.

Старуха сделала еще шаг к Мие. Девушка отошла подальше, обогнув решетку.

- Мне пришлось избавится от Люси и Джерри, но они все равно нашли его… Из-за этого противного Майро. Ну ничего, с ним я тоже разберусь. - Она задумалась и продолжила. - Хоть в одном ты пригодилась. Они не стали убивать его, они просто заперли его тут.

Она рассмеялась.

- Но знаешь что? Я придумала кое-что… - Мия ощутила как по спине ползут мурашки. - Если он съест тебя, то обозлится. Даже я не простила бы себе убийство близкого человека, а уж он и подавно. Так что, деточка, ты все таки не так бесполезна, как казалось сначала.

Старуха с неожиданной ловкостью подскочила к Мие. В руках у нее блеснул нож. Мия отшатнулась, а старуха вдруг завопила, схватившись за голову. В воздухе просвистел еще один камень и нож выпал из ее руки.

- Не так быстро, старая ведьма, - сказал Майро, откуда-то из темноты. Он издал какой-то звук и Мия увидела, как Ларс выбирается из густого кустарника. Майро уже стоял возле старухи Дженкинс. Он обыскал ее, отобрал еще один нож, несколько пузырьков и мешочек с травами. Старуха пробовала сопротивляться. Она сделала какой-то знак руками и монстр опять забился в конвульсиях. Но видимо, он упорно отказывался повиноваться, предпочитая боль. Майро спросил:

- Почему, тогда в лесу, Джерри выжил?

- А ты отпустишь меня?

- Отпущу.

- Нет… Обещай это мне. - Она сжала губы, пристально посмотрев на Майро. Тот сказал.

- Обещаю.

Тогда она заговорила. Быстро, глотая слова и как будто боясь прерваться.

- Я не знала, что он нашел моего ммм... щенка.

Майро ничего не сказал. Старуха подобралась.

- А теперь отпусти меня. Ты обещал.

Майро отступил на шаг.

- Обещал. Отпускаю.

- А я не обещал. - Сказал Ларс и толкнул ее вперед, прямо в отверстие из которого выбралась Мия.

Старуха не упала в склеп. Она зацепилась руками за кусок камня, возле решетки. Но обезумевший монстр среагировал. Старуха даже успела крикнуть, монстр потянул ее вниз. Гулкий удар, вскрик, противный хруст и полная тишина. Мия нагнулась над отверстием и позвала монстра. Ей ответила только тишина. Мия звала снова и снова, но никакого ответа так и не получила.

- Пойдем, - сказал Майро. - Он не может жить без своего хозяина. Они связаны.

- Как вы узнали?

- Мы не знали. Ларс увидел черного кота у нее во дворе. И мы решили проверить.

***

Мия положила охапку полевых цветов у камня, лежащего на решетке склепа. Она села возле камня, постучала, прислушалась. Тишина. Она приходила сюда каждый день и каждый раз прислушивалась. Если он вдруг выжил, нельзя дать ему задохнуться там. Но каждый день ее встречала тишина. Он не вижил. Мия встала, вытерла слезы и ушла. У нее будет сегодняшний день - солнечный, теплый и яркий. И она не забудет. Никогда. Друзей не забывают.

 

 

 


Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 1. Оценка: 5,00 из 5)
Загрузка...