Недостающая деталь

Джон кричал на Сьюзи, да только слов не было слышно. Он обвинял ее в чем-то, наседал все сильней, а она лишь хлопала заплаканными глазами. Вскоре ссора прекратилась и Джон был изгнан в гостиную, чему совсем не расстроился, захватив несколько бутылок пива. Сон навалился неожиданно и опьяненный алкоголем разум не почуял опасности. И вдруг – яркая вспышка света и пронзительный, леденящий душу грохот, разорвали тишину и тяжелый сон. Джон упал с дивана и в легкие его ворвалась смесь из воздуха, дыма и еще чего-то… Похожего на запах газа? Квартира пылала, а он бежал к Сьюзи. Мимо кухни, где прохудившийся газовый шланг давно надо было заменить. Мимо зала, где розетка всегда замыкала. К спальне, к Сьюзи. Но, едва сделав шаг сквозь огонь, он увидел тело Сьюзи и …

Проснулся в машине, весь покрытый испариной. Все тот же ужасный сон, что и последние пару месяцев с момента кошмара наяву. Только в машине он не такой явственный как в сгоревшей квартире. С тех пор и началось это путешествие, чтобы сгладить боль. Его пикап стоял на обочине загородной дороги, а солнце едва поднималось из-за горизонта. Джон нещадно похлопал себя по щекам. Задышал медленнее, успокаивая неистово колотящее сердце. Страшные картинки потихоньку покидали его сознание и Джон, сделав еще несколько глубоких вдохов, приступил к утренним процедурам. А еще месяц назад ему бы потребовалось гораздо больше времени, чтобы успокоиться. Человек привыкает ко всему…

Он вышел из машины и подошел к большой бочке с водой стоявшей в задней части кузова. Проехав более пяти тысяч миль, вдали от больших городов, начинаешь ценить воду. И пусть почти в каждом городе можно заправиться и закупиться, Джон старался объезжать людные места и тем более не заходить в жилые помещения, где червячок страха глубоко внутри начинал копошиться. А после и вовсе превращался в громадную анаконду.

Джон оглядывал окрестности, пока умывался и чистил зубы. Вчера сил уже не осталось на осмотр достопримечательностей. Пейзаж был унылым – серая каменная пустыня. Тоскливо, одиноко. И только вдоль дороги тут и там был разбросан мусор как доказательство существования цивилизации поблизости. Но вот утренние процедуры и небольшая зарядка закончились и он вернулся в машину. Закурил, отодвинул подальше карту, сиротливо валявшуюся под ногами. Не обладая четкой целью, нет смысла строить маршрут. И завел мотор. Да только тот не ответил ему привычным урчанием. Движок всхлипывал, чихал, рискуя рвануть в любую секунду. Джон чертыхнулся и полез под машину – все работало как часы. Порылся под капотом – и снова ни следа поломки. Но стоило запустить двигатель как машина глохла. Пять тысяч миль и первая поломка, а тогда три года идеального брака и первая ссора… Тихо, тихо. Прочь эмоции с щепоткой воспоминаний. Надо искать ближайший город и ремонтную мастерскую. Джон схватил карту и через секунду разочарованно ее отложил. Пройти сорок миль до Дерри представляется задачей невыполнимой. Значит остается только устроить пикник на обочине, надеясь, что скоро кто-нибудь тут проедет… Но тут солнце внесло свою лепту. Его яркие лучи вырвались из плена горизонта, устремившись вдаль. И там вдруг появился город, которого не знала карта.

- То, что надо! - обрадовался Джон. Не долго думая, он закинул в рюкзак самое необходимое и бодро зашагал к цели. Немалое расстояние быстро покорилось и уже через десять минут он подошел к указателю.

- Ну, и кто же ты? Ага, Оуэр-Сити, ровно восемьсот человек. Прям, ни одним больше, ни одним меньше… Негусто, но мастерская думаю тут есть!

Еще сотня шагов и город поглотил его. Маленькие домики ютились поближе друг к другу как щенки в холодной будке. Вереница домов уходила вдаль, вплоть до невысоких – около километра – скалистых гор. А еще дальше возвышался над окрестностями странный шпиль, само собой нерукотворный, но выглядящий как гигантский громоотвод. Джон шагал и глядел по сторонам – вот мэрия, россыпь магазинчиков, банк, да только из-за раннего часа вокруг было безлюдно. Но вывеска с двумя скрещенными гаечными ключами все же бросилась ему в глаза и он заспешил туда. А там работа кипела вовсю. Мужчина средних лет, в промасленном комбинезоне, с огромным гаечным ключом в руке - очевидно, главный мастер - учил уму-разуму юного помощника. Они копались во внутренностях доисторического грузовика и даже не заметили гостя.

- Эм… Доброе утро, - негромко, чтобы никого не напугать, сказал Джон.

Мастер все-таки удивленно ойкнул и обернулся на голос.

- Доброе, - произнес он, разглядывая посетителя. - Да только еще и раннее, а наш городок любит поспать. Значит, Вы тут проездом? Чем могу помочь?

- Машина сломалась неподалеку, буквально несколько миль. Вчера еще гнала под сотню, а сегодня ни с места. Черт бы побрал, этот кусок металла!

Мужчина почесал голову.

- Ну, что ж тут сделать. Уоллис, бери тягач и тащи сюда машину мистера… Ой, я ж и сам представиться забыл. Меня зовут Джефф, а этот балда - Уоллис. А вы?

- Джон Уильямс, - приветственно кивнул Джон и отдал ключи.

Мальчишка рванул к тягачу и шустро покинул гараж.

- Пока суть да дело, мистер Уильямс, можете позавтракать у Хромого Ника, - возвращаясь к грузовику, произнес Джефф. - У него бессонница, так что кафе точно открыто. Обязательно попробуйте яблочный пирог. Другого такого во всем штате не найти. Пару кварталов пройдете и увидите.

- Эм… Ну, ладно. – Джон чувствовал себя неуютно без своего железного коня, ставшего за несколько месяцев домом. – Через час вернусь!

Джефф, не поворачиваясь, кивнул и Джон зашагал прочь.

Яблочный пирог и вправду оказался отменным. Джон съел одну большущую порцию, но и от добавки не отказался. Забегаловка была совсем пустой и Хромой Ник старался ради единственного посетителя. Его жена… или помощница – леди около сорока лет наводила в помещении порядок. Хотя и без этого тут было преуютно. Джон уже и забыл о причине, что привела в это место. Просто небольшой отпуск за городом, чтобы расслабиться. Можно еще половить рыбку, полазить по окрестным горам … Но трель телефонного звонка разорвала эту идиллию. Хромой Ник поспешил к аппарату и, с кем-то поговорив, вернулся к Джону.

- С мастерской звонили. Какая-то деталь в Вашей машине напрочь сломалась. Закажут у токаря, но это на пару дней, мистер Уильямс.

- Как пара дней… - опешил Джон и червячок страха снова зашевелился. – А где мне быть это время, как я…

- Да не переживайте Вы так, - удивился Ник, убирая тарелки. – Есть неподалеку хороший отель. Не пропадете!

- Но я, понимаете, не могу… - Джон еще что-то пытался возразить, но Хромой Ник невозмутимо выпроводил его на улицу и указал направление к отелю. А по поводу счета за завтрак просто махнул рукой, мол, сочтемся, вернетесь еще за пирогом.

В смешанных чувствах Джон стоял перед отелем. Хотя это было слишком громким названием для десятка простеньких комнат. Туристов в этом городке было явно немного. Он постучался в дверь с вывеской «Управляющий» и, подождав пару секунд, зашел внутрь. Но тут же как будто наткнулся на невидимую стену, увидев миловидную девушку, сидящую за компьютером. Ее огненно-рыжие волосы и зеленые глаза лишили его дара речи. Так и прошло несколько мгновений в абсолютном молчании. Наконец, Джон вооружился всеми известными ему красивыми фразами и пошел в атаку.

- Прекрасный денек, мисс. Я хотел бы остаться на пару дней в этом великолепном городе.

Она улыбнулась ему и эта улыбка, надо признать, была обезоруживающей!

- Вот, и я, хм, в общем… Джон Уильямс, - наконец выдавил из себя он.

- Очень приятно, мистер Уильямс, - она небрежно поправила пламенный локон. - Меня зовут Эмма, а это Элизабет – управляющая отелем.

Джон с удивлением обнаружил, что здесь еще кто-то есть. И вправду – за кипой бумаг как мышка сидела худенькая невысокая девушка. Джон ошарашенно кивнул ей и повернулся к Эмме.

- Эмм… - он не знал, что сказать и чувствовал себя идиотом.

- Эмма, не эмм, - снова улыбнулась его собеседница, - Лиз, я забыла, куда записать? А вижу, спасибо. Суббота, второе июня, комната номер один. Вот Ваш ключик, мистер Уильямс, добро пожаловать!

Джон принял ключ, на мгновенье ощутив ее теплую нежную кожу. И пятясь к выходу и бормоча что-то, он выполз наружу. Солнце уже заполнило маленький городок. Неуклюжие домишки, дорога и даже горы вдали стали такими приветливыми.

– Надо бы как-нибудь прогуляться, - подумал Джон, - но все это потом.

Он с опаской зашел в свою комнату и вдруг почувствовал, что его страхи напрасны. Вместо напряжения пришло ощущения умиротворения, спокойствия. Эмоции давно минувших дней и не думали вспыхивать. Джон прошелся по своим временным владениям и осмотрелся – мягкая кровать, телевизор с кабельными каналами, крепкий стол, ванная. Отлично! Ванная? И следующие полчаса он провел в душе, наслаждаясь потоками воды, которые смывали с него былое. А потом… Он просто провалялся остаток дня, смотрел глупые шоу, несколько раз подкрепился у Хромого Ника, отмокал в душе. «Устроил себе разгрузочный день» - успокаивал себя Джон. Но время неумолимо двигалось и день сближался с ночью. Снова сон, снова кошмары… Может ночевать на улице или сбегать в мастерскую и залечь в своем Форде… Перебирая в голове все возможные варианты спасения, Джон переключал каналы и сменявшиеся на экране картинки спутали его мысли. Глаза начали слипаться, а уже через несколько минут он мирно храпел.

Приятное пробуждение… Джон уже и забыл, что это значит. Он проснулся, потянулся, щурясь от солнечного света, разлившегося по полу и стенам. И вдруг понял, что провел эту ночь без кошмаров. Снов не было вовсе. Ничто не тяготило его, призраки прошлого покинули его жизнь. Джон почувствовал такой прилив бодрости, что высунулся в окно и прокричал, что было мочи.

- Я люблю этот город, я люблю Оуэр-сити.

Горы, обступившие город, еще долго странным эхом повторяли внезапный порыв Джона: то громко и раскатисто, словно гром средь белого дня, то робко и еле слышно, будто ребенок несмело напевал песенку. Танец звука в горах все не успокаивался, а Джон тем временем, наскоро перекусив остатками вчерашнего ужина, уже бодро шагал к ближайшему продуктовому. Каково же было его удивление увидеть в этом захолустье не деревенский магазинчик, а вполне себе внушительный супермаркет. Он зашел в лабиринт высоких полок, где шариковые ручки соседствовали со спальными мешками, велосипедами и шампунями. Среди всего этого великолепия он почувствовал жгучее желание накупить побольше всего, как будто начать жизнь заново. Но здравый смысл все же победил, хоть и с большим усилием.

- Итак, Вы берете рюкзак, термос, нарезной хлеб, бекон, ага это же тоже Ваше… - парень на кассе аккуратно собрал все покупки Джона и с улыбкой протянул ему пару пакетов.

– Никак собрались в горы прогуляться?

- Эм, да… - замешкался Джон. - А что так заметно?

- Да Вы не удивляйтесь, - улыбнулся парень, - у нас приезжих видно издалека. И я бы посоветовал Вам взять кроссовки. В своей обуви Вы и полчаса в горах не пройдете.

Джон глянул на свои туфли, уже давно просящиеся на свалку.

- И в самом деле. Где отдел с обувью?

Парень порыскал взглядом среди стеллажей и, не найдя там никого, закричал.

- Фред, ты там опять отлыниваешь от работы? Принеси-ка мистеру горные кроссовки… 43 размер. И пошевеливайся, стажер!

Через пару минут обновленный Джон стоял у выхода и безуспешно пытался заплатить за свои покупки.

- Как это пока не надо? – недоумевал он. – В мастерской, кафе, отеле с меня денег тоже не взяли. Так не бывает!

Но продавец лишь пожал плечами и занялся своими делами. И Джону ничего не оставалось, кроме как покинуть магазин. Шагая по улицам он понял, что еще его напрягало в этом странном городе. Вон, парикмахерская. Пожилая леди стрижет мужчину и рядом бегает ее помощница. Кинотеатр – и в будка билетера сидит парочка. Двое садовников подстригают газон перед зданием мэрии, причем один учит другого. Джон был уверен – стоит зайти в любое заведение и там окажется учитель и ученик… Это странно, но, в конце концов, они же не приносят человеческие жертвы или не вызывают древних чудищ! И, усмехнувшись такой мысли, он вышел за черту города и направился в горы.

Спустя три часа Джон лишь немного приблизился к странному шпилю, но чувствовал, что до него еще далеко. Хотя даже издалека было видно, что около отвесной, как ножом обрубленной скалы темнели червоточины-пещеры. Еще два часа прошло в пути, но цель не приблизилась ни на йоту. Джон уже выдохся, съел всю купленную снедь и с ужасом думал о дороге назад. А когда стало темнеть он совсем запутался – в горах, говорят, время течет по-другому, но не настолько же. Окрестности быстро погрузились в полумрак, ему то и дело казалось, что какие-то тени мелькают на самой грани видимости. Он присел на камень перевести дух и краем глаза увидел свои часы. Постойте-ка! Всего три часа дня! Он плеснул остатками воды себе в лицо, яростно протер глаза и шлепнул по щекам. Полумрак не исчез, но голова заработала как надо. Джон еще раз осмотрелся – шпиль был всего в сотне метров, у его подножия зиял провал. Он встал с камня, служившего ему креслом и понял, что тот не так-то прост – плоский, гладкий камень площадью в несколько квадратных метров… на что же это похоже? И только увидев разбросанные человеческие кости, Джон понял, что здесь происходило что-то страшное. Алтарь, жертвоприношения, массовые самоубийства? Сотни черепов, больших и маленьких, усеивали землю вплоть до пещер. Джон еле сдержал рвотные позывы и попятился спиной назад. Стоило ему посмотреть в сторону города как снова все вокруг заполнил солнечный свет и ноги сами понесли его прочь. Через пару минут Джон бросил быстрый взгляд назад – до шпиля было не меньше нескольких километров. И Слава Богу!

Вернулся в город он совсем уставший и по ошибке вломился не в свой номер, а в кабинет управляющей. Эмма сочувственно посмотрела на него и уверенно заявила.

- В горы ходили, мистер Уильямс? Давайте чаю попьем? Лиз, можно я сделаю перерывчик, пожалуйста?

Джон без сил упал на стул, а Эмма, практически из воздуха материализовала поднос с горячим чаем, печеньем и конфетами. Ароматный напиток был так хорош, что Джон мгновенно забыл об увиденном в горах. Магия, да и только! Они с Эммой говорили… Так ли важно, о чем говорят двое, когда горят их глаза и каждый с жадностью хватает слова друг друга. Потом они ходили смотреть на звезды, снова чаевничали и Джону стоило большого труда пожелать своей прелестной собеседнице спокойной ночи и отправиться в номер. Он добрался до кровати и уснул, наверное, еще не успев лечь.

Спал он плохо. Снилось, что его догоняют тени, увиденные на горе. Они были повсюду, куда бы он не направился, а в конце концов понял, что бегает кругами вокруг того самого шпиля. А вокруг только пустота. Он сделал шаг в бездну и в тот же момент проснулся. Все тело болело как после настоящей пробежки. Джон повалялся еще полчаса и справедливо рассудил, что состояние точно улучшится после завтрака. Ну, а потом и в мастерскую можно было бы сходить, авось все готово. Проходя мимо кабинета Эмми, он заглянул внутрь, чтобы пожелать доброго утра, но увидев обстановку решил не мешать. Эмма распекала какого-то парня, а Элизабет не было видно. Хотя Джон смутно припоминал, что этот парень вчера стриг газон. И снова червячок сомнений зашевелился внутри, плохое предчувствие владело им по дороге к закусочной, но оно сменилось на удивление, едва он зашел внутрь. Там он увидел Элизабет. Она протирала столы и разговаривала о чем-то с помощницей Хромого Ника. Но та, увидев Джона, тут же направилась к клиенту.

- Доброе утро, мистер Уильямс. Меня зовут Ирма, чем будете завтракать?

- А где сам Ник? Мне бы его знаменитого пирога, - улыбнулся Джон.

- Простите, какой Ник? А пирог я готовлю просто замечательный!

Тут Джон почуял что-то неладное.

- Ну, Ник! Его называют еще Хромой Ник. На прошлой неделе… Вчера я же кушал здесь.

- Извините, но я не понимаю. Здесь работаю только я и моя помощница Лиз.

Не в силах усидеть на месте, Джон вскочил и направился к Элизабет.

- Вы ведь работали вчера в отеле, скажите!

- Я не понимаю, о чем Вы, - задрожал голос у Лиз. - И не надо кричать.

Джон углядел знакомое лицо за дальним столом – это Джефф резво поглощал омлет.

- Джефф, ну хоть Вы меня помните? Как там мой Форд? Когда забирать можно?

Джефф подавился омлетом и удивленно посмотрел на Джона.

- Извините, мистер Уильямс, я в машинах не силен. Вот кино – другое дело. Вторым киномехаником работаю, хорошо, что открываемся к полудню. Спокойно поесть можно.

- Вы что, меня за идиота держите, - разозлился Джон. - Я еще на прошлой неделе заметил, что у всех есть свои помощники. Ну, есть и ладно. А теперь вы меня убеждаете, что с понедельника - бах и новая жизнь? Джефф был главным мастером, а теперь второй киномеханик, Ник - хозяин кафе стал, наверное, помощником в магазине, Элизабет управляла отелем, и вот учится готовить пироги?

Напряженная тишина повисла в кафе, никто из присутствующих не проронил ни слова в ответ. И лица их застыли как маски. В это мгновение Джону очень явственно вспомнился его сон с множеством теней, окруживших его.

- И вы ведь не помните, что было раньше. – зашептал себе под нос Джон. - Круг закончился, все поменялось и так снова. Что за чертовщина… Ну, а если помрет кто-нибудь, или скажем попал под машину человек и все… сломалась система?

- А у нас не было несчастных случаев… уже и не помню сколько, - вдруг заговорила Ирма и остальные тут же зашевелились, вернулись к своим делам. - Уж, если Вам интересны всякие истории, идите к Старику Кристоферу, он в этих делах знаток, а я Вам пирог заверну.

Покосившийся домик Старика Кристофера стоял на самом отшибе. А в тени веранды на кресле-качалке тихо дремал его хозяин, причем выглядел он под стать дому. Старый обветшалый – прямиком из прошлого. Джон долго не решался прервать его сон и наконец легонько кашлянул. Старик посапывал как ни в чем не бывало. Джон прокашлялся как следует. И снова никакой реакции не последовало.

- Здравствуйте, - повысил голос до максимума Джон. - Я… Меня к Вам… направили.

Старик разлепил глаза и подслеповато уставился на него. Но уже через пару секунд лицо его просветлело.

- Мистер Уильямс! Наконец-то! Долго же Вас ждать. Заходите, прошу. И пирога захватили? Пойдемте, пойдемте.

И с несвойственной его возрасту и виду ловкостью юркнул за дверь. Джон последовал за ним и тут же окунулся в уют, как будто вернулся в родительский дом. Все вокруг него казалось близким и родным. Он уселся на большом уютном кресле, но Старик Кристофер прогнал его на стул, а там уселся сам.

- Ну, вижу много вопросов накопилось у Вас. Говорите!

И Джон высказал все, что занимало его разум последние пару дней в этом городе. Странное поведение жителей, поход в горы, перемена рода занятий… А его собеседник только слушал и кивал головой. А когда словесный поток иссяк, удовлетворенно потер руки.

- Правильно Вы все говорите. Надо сказать, Вы очень проницательный молодой человек. Давайте сделаем так. Чтобы понять, что происходит сейчас, нужно знать, что было до этого. Я расскажу Вам историю этого города и, обещаю, Вы найдете все ответы. Но это процесс долгий, поэтому располагайтесь поудобней.

Весь день Джон слушал Старика Кристофера. За окном уже стемнело, а история и не думала заканчиваться. Горло рассказчика пересохло, он все чаще прикладывался к фляжке, но вскоре силы оставили его.

- Уф, давайте продолжим завтра, мистер Уильямс, - предложил Старик, - тяжеловато мне разглагольствовать уже.

Джон молча кивнул головой и отправился в номер. Все, что он узнал сегодня было интересно, но пока ничего не объясняло. Но вот, наверное, завтра… Так все и завертелось. Джон целыми днями просиживал у Старика, потом встречался с Эмми, которая теперь была управляющей отеля и могла сама распоряжаться своим временем. Они гуляли допоздна и расходились – он в отель, она к себе домой. День за днем, круг за кругом. Он успел уже познакомиться со всеми местными жителями и стал почти своим. Неделя подошла к концу и утром воскресенья Джон пришел по проторенной дорожке на новую лекцию. Но в этот день Старик был сам не свой. Он то и дело заговаривался, застывал безмолвно на некоторое время, а потом выдавал огромные тирады. Джон едва мог понять что-то из этого бессмысленного бормотания. И вдруг глаза Старика расширились, он пристально поглядел на Джона и схватил его за плечо.

- Вспомнил, вспомнил все-таки. Та гора – Башня Дьявола. Вы ведь ходили туда. Все сами видели, там был алтарь индейцев Вельвехо! Жертвоприношения, да-да, много жертвоприношений.

Руки Старика дрожали как и голос. Глаза его смотрели куда-то вдаль, сквозь стены. В сторону той самой горы.

- А все подножие там усыпано пещерами. Они идут так глубоко, что никто не смог определить насколько. Говорят в самый ад. Туда кто-то спуститься пытался и что? Только теней прибавилось…

Старик произнес последние слова и замолчал. Глаза его устало закрылись. Джон соскочил со стула и подбежал к старику. Сердце его едва билось, а грудь все реже вздымалась. Не зная, чем помочь, Джон рванул к телефону, но тот не работал. В поисках аптечки Джон перевернул весь дом, пробежал по всем комнатам. И тут услышал как старик зовет его.

- Мистер Уильямс, подойдите. Еще немного осталось. Итак… Все началось в пятьдесят шестом, - начал он, - сюда приехали ученые. В горах что-то замеряли. Ходили разные слухи… Мол город на каких-то особых линиях стоит, воздействует на пространство. Одна экспедиция туда залезла и пропала. Вторая тоже исчезла как сквозь землю провалилась.

Старик закашлялся и долго не мог остановиться. Голос его звучал все тише.

- И военные решили – если непонятно, что это, то надо взорвать. Их отряд постарался на славу – под землей сильно тряхнуло и из всех пещер полетел пепел, он накрыл город. Люди, машины, дома – все было усыпано пеплом. Над Башней Дьявола появилось странное свечение как северное сияние. Военные испугались и, быстренько погрузившись на машины, сбежали из города. Сдается мне, своим взрывом они потревожили кого-то … что-то неизведанное. Вот с этого времени все у нас и закрутилось.

Сказав это, Старик попытался улыбнуться, но улыбка быстро сползла с лица. Тело его обмякло, он сделал последний вдох и умер. Джон ошарашенно смотрел на тело и не знал, что сделать. Он чувствовал, что нет смысла звать на помощь, звонить в скорую. Все уже было кончено. Тут его размышления прервала резкая трель телефонного звонка. На ватных ногах он подошел к аппарату и снял трубку.

- Привет, Джонни, это Уоллес. Можешь забирать свой Форд! Пришлось детальку вытащить из другой тачки. Зато теперь работает как надо. Хе-хе.

Услышав короткие гудки, Джон повесил трубку и вышел из дома. Проходя мимо сада и сарая он приметил лопату, лежавшую на ворохе старых простыней. Дорога до мастерской не задержалась в его памяти, он кивнул Уоллесу, пожал руку Хромому Нику. Машина завелась от первого же касания. Теперь в путь!

Кладбище как и следовало ожидать оказалось у подножия горы. Ни надгробий, ни памятников. Только холмики и кое-где наскоро сделанные кресты. Джон предал тело Старика Кристофера земле и, не оглядываясь, уехал оттуда. Уже в городе напряжение слегка спало и, увидев прогуливающуюся по улицам Эмми, он притормозил рядом.

- Ого, у тебя и машина есть, Джон, а ты молчал, - игриво начала разговор Эмми, - о чем еще не рассказывал? Может ты миллионер, да еще женатый?

- Ну, нет, - улыбнулся ей Джон. Хорошее настроение снова к нему вернулось. – Небогат и никогда не был женат. Покатаемся по городу? И вообще переезжай ко мне. Только что поселился в домике у горы.

Ее не пришлось долго уговаривать и они наскоро перевезли вещи в новый дом Джона. Приятные хлопоты по обустройству затянулись до вечера, плавно перетекли в романтический ужин и страстную ночь вдвоем. Вот только сон не продолжил тенденцию приятности и подарил Джону странное видение.

Он находился в кухне какой-то неизвестный квартиры. Перед ним стояла газовая плита и внутренний, но все же чужой голосок, настойчиво шептал ему на ухо. Джон делал шаг вперед, чтобы оторвать газовый шланг, но тут же, спохватившись, отступал. – Давай, сделай это, она тебе не нужна, - шептал противный голосок. И Джон, повинуясь, потянулся к шлангу. Резкий рывок и Джон отступил назад, почуяв противный запах. Голосок тут же исчез, получив желаемое, а все вокруг растворилось в огненном тумане.

Джон проснулся и сел на кровати, тяжело дыша.

- Плохо спалось? – Эмма прильнула к нему.

- Ну, не очень хорошо, - Джон помотал головой, отгоняя остатки сна.

- А ты не заболел? Может температура поднялась, а то красный как индеец!

- Я здоров, просто тяжелая ночка. Тем более, уже понедельник – день тяжелый. Хотя, может я индеец из племени Вельвехо, кто знает. Ты будешь моей скво, пойдем снимать скальпы, охотиться на бизонов! Но сначала я захвачу тебя.

Он притянул к себе хихикающую Эмму, но она сумела вырваться и убежать на кухню.

- А знаешь какие-нибудь истории? – раздался оттуда ее голос. – Может расскажешь что-нибудь интересное пока будем завтракать?

Через минуту она вернулась с тяжелым подносом, заполненным вкусностями.

- Итак, - задумался Джон, принимая стакан горячего чая. - С чего бы начать? Давай с самого начала. Давным-давно эти земли принадлежали племени Вельвехо, которые…

 

А на въезде в город все так же красовалась табличка с количеством жителей – восемьсот человек. Ни одним больше, ни одним меньше!

 


Оцените прочитанное:  12345 (Ещё не оценивался)
Загрузка...