Судьбы разных людей

Дорогу почти не видно, проклятый снег заволок собой абсолютно все. Он попадал в глаза, жалил лицо и набивался за шиворот, а из одежды на мне осталось-то: рубаха со штанами. Я из последних сил продолжал идти по едва видимой дороге. Но вскоре я упал, потеряв сознание. Наверное, это конец и родители были правы.

***

Я вскочил, жадно глотая воздух. Я сидел на кровати в незнакомой комнате, на столе, рядом с кроватью, горела свеча.

— О, так ты очнулся.

Я вздрогнул, услышав хриплый голос, только сейчас я заметил фигуру, в темном углу. Фигура поднялась и вышла на свет. На незнакомце был старый потертый доспех, лицо скрывал закрытый шлем.

— Не бойся, я тебя спас, — сказал он. — Меня зовут Кхейн, фамилии нет.

— Я Эйзен Эвельдоут. Спасибо, что спас.

— Так ты из знати. Почему же ты бежал в бурю почти голый?

— Я ушел из дома чтобы стать воином, — гордо сказал я, но потом сник. — На привале меня ограбили бандиты, а дальше ты понимаешь.

Кхейн слушал, не шевелясь.

— Ладно, я куплю тебе дешевой одежды, а потом ты пойдешь и займешь денег в банке, — сказал Кхейн.

— Я твой должник, — поблагодарил я.

— Ничего ты мне не должен, — сказал Кхейн.

— Нет, позволь мне отплатить тебе!

— Ладно, — вздохнул мой спаситель.

***

Винтерхоуп был завален снегом. На улицах было людно, горожане спешили по своим делам. Одежда, подаренная Кхейном хорошо защищала от утреннего мороза.

Меня удивило то, что Кхейн все еще в доспехе. Почему же он не показывает лицо?

Он привел меня к большому каменному дому. На стук в дверь вышла молодая служанка в черно-белом платье, довольно привлекательная, как мне кажется.

— Хозяин ждет вас, — сказала она, кланяясь.

Кхейн и я прошли по коридору, на стенах висели картины и кованные подсвечники, на полу стояли вазы и пара статуй, явно дом принадлежал богатому человеку.

Кхейн толкнул две большие двери. В комнате сидел за столом красивый эльф в черной мантии, он улыбнулся, увидев их.

— Кхейн, как всегда опаздываешь.

— Работа есть?

— Есть.

Эльф взял лист пергамента из стопки.

— В пещере в трех милях от города обосновалась секта Культа Смерти. На дороге часто пропадают люди, но некоторым удалось сбежать, от них мы и узнали, место, где обосновался культ.

— Моя задача уничтожить их?

— Да, а еще принести каменную скрижаль, похищенную ими.

— Ясно, — коротко отвел Кхейн.

— А кто это с тобой? — спросил эльф.

— Я спас его, он хочет мне помочь. Можешь выдать ему снаряжение?

— Конечно. Кстати, вы пойдете не одни. Зайди!

В комнату вошел мужчина лет сорока с заросшим щетиной лицом и взъерошенными волосами.

— Давно не виделись, Кхейн.

— И правда.

— Что ж, удачи вам, — сказал эльф. — Слава королю

— Слава королю! — ответили они оба.

Мы втроем вышли из дома.

— Я Крул — маг, — сказал мужчина и протянул мне руку.

— Я Эйзен Эвельдоут, — представился я и пожал руку. — Кстати, кто вы такие?

— Мы служим королю, — сказал Кхейн. — Уничтожаем сверхъестественные угрозы вроде монстров или культа Смерти.

— Что ж, это… — замялся я, — это хорошо, да.

***

Винтерхоуп лежал в окружении горной цепи. Мы прошли около трех миль по горной тропе. Тропа была извилистой, то поднималась вверх, то круто обрывалась. Вскоре мы нашли узкую щель, скрытую среди скал. Мы по очереди протиснулись в лаз. Внутри пещера оказалась довольно просторной.

Кхейн шел впереди, держа факел, Крул посередине, я прикрывал тыл, в руке у меня так же был факел.

— Мы должны убить их? — спросил я.

— Да, — сказал Кхейн. — Они убивают хороших людей просто так, чтобы принести жертву, чтобы превратить их в нежить. — В голосе Кхейна звучала ненависть.

— Они безумцы, — подтвердил Крул.

— Значит убьем их, — сказал я.

Я заметил движение позади.

— Стойте!

Будто из ниоткуда вышли темные фигуры. Когда они подошли, я у видел, что это ходячие скелеты в броне и с мечами в руках. Они клацали челюстями и гремели кольчугами. Я был ошеломлен увиденным, но быстро взял себя в руки и обнажил меч, свет от факела блеснул на лезвии.

Я кинулся на скелета, занеся меч. Он отвел удар мечом в тонкой руке. Я отрубил ему голову, тело продолжало стоять и занесло меч. Я отпрыгнул от удара, приблизился и с силой пнул скелета, тот упал и рассыпался. Я почувствовал неизмеримую гордость. Родители не верили, что я смогу сделать что-нибудь стоящее. Ха! Видели бы они меня сейчас!

Я разбил еще двух скелетов. Кхейн мощными ударами двуручного меча разбивал сразу по нескольку скелетов. Крул быстро орудовал двумя мечами, отрубая скелетам головы и руки, делал их небоеспособными.

Вскоре все скелеты валялись в виде отдельных костей.

— Это просто, — сказал я.

— Слишком просто, — сказал Кхейн. — Не расслабляйтесь.

Кости задрожали и стали притягиваться друг к другу. Они собрались в одну кучу и будто растеклись, как жидкое железо. Жидкая костяная масса начала приобретать человекоподобную форму.

— Крул, сделай что-нибудь! — крикнул Кхейн.

Крул шагнул вперед и вытянул скрещенные ладони. Руки мага засветились. С оглушительным треском с его рук сорвалась молния и поразила жидкую массу костей. Масса потеряла форму, но тут же принялась строиться заново, от нее отвалился застывший почерневший кусок.

— Бежим, — сказал Кхейн.

Мы бежали по коридору, пол стал деревянным, а стены сложенными из кирпича, мимо промелькнули какие-то двери. Сзади слышались быстрые шаги. Я увидел то, что нас догоняло. Огромный скелет на четырех ногах, напоминающий животное.

— Крул, сколько заклинаний осталось? — спросил Кхейн.

— Восемь.

— А если природной?

— Три.

— Помнишь наш старый трюк? Приготовься. Эйзен!

— Да!

— Когда я скажу, остановишься и кинешь ему в пасть это. — Кхейн кинул мне черный мешочек. — А потом отпрыгнешь назад и упадешь на землю, понял?

— Ч-чего?! Остановиться? Да ты больной!

— Другого выхода нет.

— Ладно, — нехотя ответил я.

Двери стали попадаться все чаще, хотел бы я узнать, что за ними.

— Давай!

Я подпрыгнул и развернулся в воздухе. Я затормозил. Монстр остановился, гремя костями, и открыл пасть, чтобы сожрать меня. В этот момент я кинул мешочек в разинутую пасть. Я отскочил назад и упал на деревянный пол. Все произошло в несколько мгновений но для меня они растянулись на несколько минут. Я еще больше испугался, когда надо мной стремительно пронеслась огромная струя огня. Она врезалась в монстра. Оглушительный грохот сотряс пещеру. Голова монстра и часть тела разлетелась на части, другая часть обуглилась и развалилась от огня.

Я лежал в ступоре может час, а может и несколько минут. Я очнулся сидя возле стены, Крул тряс меня за плечи.

— Эй, ты в порядке?

— Какого черта это было? — спросил я мертвым голосом.

— Мешочек взрывного порошка с запада и природная магия, — сказал Крул. — Обычная магия — это направленный и ограниченный поток природной магии, но это было чистая природная магия без ограничений.

— Вы ненормальные, — пробормотал я. Я уже начал жалеть, что захотел отдать долг. Дьявол бы побрал мою гордость!

Мы направились дальше, вглубь горы. Я из любопытства осторожно открыл одну дверь. Она вела в темную комнату, в ней находились лишь стол и кровать, видимо остальные комнаты такие же, проверять их мы не стали, да и нужды в этом не было.

— Стой! — закричал я и остановил мага. — Смотрите.

Я указал на едва заметную нить, висящую над полом.

— Это ловушка, нам следует быть внимательнее. Отойдите в сторону.

Я разрезал нить мечом и отпрыгнул назад. Из промежутка между кирпичами упало, лязгнув об пол, лезвие, вполне способное разрезать человека надвое. Крул смотрел в ступоре смотрел на лезвие круглыми глазами секунд пять.

— Это могло упасть на тебя, — сказал я и хлопнул его по плечу.

Мы шли по запутанным коридорам. Кхейн помечал дорогу кусочком мела на стене. Шли мы, наверное, несколько часов, даже на привал останавливались два раза. На третьем привале Крул вскочил с места.

— Как я сразу не заметил?! — воскликнул он.

— Что? — спросил Кхейн.

— Мы ходим уже несколько часов и ни разу не сделали круга.

— Странно, — пробормотал я.

— Вот и я о том же. Мы попали в иллюзию.

— Так что нам делать? — спросил Кхейн.

— Сейчас я попробую разрушить ее.

Маг приложил руки к стене, каждый мускул его тела напрягся, он тихо захрипел от усилий. По стене прошла рябь, она стала прозрачнее.

— Боритесь с иллюзией, убедите себя, что все это нереально! — сказал Крул.

Я стал изо всех сил уверять себя что все вокруг ненастоящее, хотя плохо понимал, как это сделать. И действительно, стены вокруг потускнели и стали выглядеть плоскими. А потом они и вовсе исчезли. Мы оказались на месте первого привала. Маг отшатнулся от стены, тяжело дыша.

— Очень качественная иллюзия, — сказал он.

Отдохнув, мы пошли дальше.

Путь нам преградила массивная створчатая дверь с выгравированными на ней узорами и символами.

— Они там, я их чую, — сказал Кхейн. Я так и не понял, как он их чует.

Он распахнул двери. Перед нами открылся просторный зал с каменным потолком, с которого свисали сталактиты. В зале были люди, мало — около двух десятков. На всех них были черные длинные рясы и гладкие бронзовые маски, закрывающие лица. Я достал меч.

***

Я уже знал, кто такие культисты Смерти. Год назад я сам участвовал в облаве на секту. Я собственными глазами видел, что эти твари делают с людьми. Видимо, скелеты, ловушки и иллюзии были их единственной защитой, да, у культистов были мечи, но они явно не умели ими пользоваться. Я убивал их без сожалений. Кхейн делал это жестоко, он сначала ранил их своим зазубренным мечом, лишь потом убивал. Возможно, это была месть. Крул осыпал противников градом молний и огненных шаров, от него было гораздо больше пользы, чем от меня и Кхейна.

Скоро мы окончательно победили. Мертвые тела усеяли пол, кровь залилась в щели между кирпичами. Я заметил небольшую колонну в центре залы. Я подошел к ней, это было нечто вроде алтаря, в центре которого лежала каменная плита, испещренная странными символами. Крул взял плиту и замотал ее в плащ.

— Что это? — спросил я.

— То, за чем нас послали, — зло сказал Кхейн.

Разве нас не культистов убить послали?

***

Кхейн едва не бежал с того момента, как мы зашли в город. Он распахнул двери в дом эльфа, перепугав горничную. Эльф вышел на балкон, который переходил во второй этаж.

— Что это значит?! — яростно крикнул Кхейн. Я был удивлен тому, как он это крикнул, с ненавистью, и я не видел причин для этого.

— Вы выполнили задание, — слегка улыбаясь, сказал эльф.

— Отвечай, Кириндель! — еще злее крикнул Кхейн. — Не уходи от ответа!

— Крул, отдай скрижаль, — сказал эльф.

Крул медленно поднялся по лестнице и вручил Киринделю плиту, завернутую в плащ. Эльф развернул провел руками по символам.

— Прекрасно, — усмехнулся Кириндель. — Слава королю.

— Стой!!!

Эльф скрылся в глубине дома.

Кхейн развернулся и зашагал к выходу, рыча под шлемом.

— Что произошло? — спросил я на улице, вконец обескураженный.

— Нас обманули, — прошипел он. — Это был не культ Смерти, это были кто угодно, но не они.

— Т-то есть… как? — Я пошатнулся, колени дрожали. Это значит, что мы убивали невинных людей. — А… а как же скелеты?

— У всех членов культа есть татуировки черепов на руках, — сказал Кхейн. — Но у них не было. Это не культ. Эти люди охраняли скрижаль, а нас использовали, как цепных псов.

— И что дальше? — спросил Крул, до того молчавший. — Что собираетесь делать дальше?

— Я ухожу из этого города. Нет. Из этой страны, — сказал Кхейн. — Я не собираюсь служить людям, которые способны убивать невинных людей. Когда я нанимался на эту работу, мне говорили, что я служу стране, служу правому делу, служу своему королю. Получается, это все были лишь пустые слова.

— Я останусь, — сказал Крул. — Мне интересно, во что это выльется, и вам советую остаться.

— Я останусь на какое-то время, — сказал я. Я проникся ненавистью к этой стране, хоть она и была моей родиной. — Это неправильно, что такие люди правят страной. Я хотел бы это изменить… но кто я такой? Всего лишь маленький человек, хоть и из богатой семьи. Я, как всегда, бесполезен.

— Вот именно, — сказал Кхейн, — ты человек. Даже один человек способен на многое, если захочет.

Меня захватило отчаяние и этих странных, но казавших такими близкими мне, людей, скорее всего тоже. Я хотел что-нибудь сделать чтобы исправить содеянное, но это невозможно. Я хотел бы отомстить.

***

Я уже неделю жил в Винтерхоупе. Я успел закрыть долги в банке дварфов1, снять самую дешевую комнату в гостинице и купить все самое необходимое. После того, как мы… выполнили задание, ко мне пришел посыльный с деньгами, этого мне хватить на долгое время, если экономить. Я не хотел брать деньги, но другого выбора у меня не было, я старался не думать о том, каким путем достал их.

Я лежал на кровати, обнявшись с подушкой. Я мрачно размышлял над произошедшим неделю назад. Зачем правящей верхушке страны эта скрижаль? Что они собираются делать? После того, как они послали нас убить, скорее всего, невинных людей, от них можно ждать чего угодно. И я не могу как-то повлиять на происходящее. Эта беспомощность меня бесит!

Стук в дверь вырвал меня в настоящее. Я неохотно поплелся открывать. За ней стоял молодой человек примерно моего возраста в дорогой меховой одежде — посыльный.

— Вы Эйзен Эвельдоут?

— Да.

— Вы приглашены на прием во дворец его величества сегодня вечером. — Он вручил мне конверт и толстый сверток. — А это одежда для вас.

— Спасибо, — медленно проговорил я от удивления. Посыльный поклонился и ушел.

В том, что меня приглашают на прием нет ничего удивительного, все-таки я из знати. Странно было, что меня приглашают после того, что произошло. На приеме стоит быть осторожнее.

***

Я оделся в одежду, которую принес посыльный: коричневый дублет2 с вышитыми на нем узорами и белую рубаху с кружевным воротником. К гостинице подъехала карета. Когда кучер открыл дверь кареты, я удивился от того, что в ней в свих доспехах сидел Кхейн.

— И ты здесь, — усмехнулся я, садясь.

Дверь за мной закрылась и карета тронулась под стук копыт.

— Не нравится мне это, — сказал Кхейн. — То, что пригласили тебя — это нормально, то, что позвали меня — как минимум странно.

— Я тоже об этом подумал, — сказал я. — Я взял меч на всякий случай.

— Умное решение.

Вскоре карета снова остановилась. Я еще больше удивился, когда в дверь вошел Крул.

— Так, вот это уже слишком странно, — сказал маг, сев в карету.

— Будьте наготове, может случиться все, что угодно, когда прибудем… — Кхейн осекся. — Если прибудем, не расходимся друг от друга, — сказал Кхейн, и это звучало, как приказ.

Когда карета остановилась в следующий раз, мы прибыли во дворец. Много нарядных гостей сновало по гигантскому залу с белыми стенами, в центре которого стоял стол, ломившийся от разнообразных закусок и напитков, музыканты играли красивую музыку. Но мне было не по себе в этой странной веселой обстановке. Черт, лицо у меня сейчас, наверное, как гнилой баклажан! Мои спутники, видимо, чувствовали то же самое. Крулу явно было неудобно в модной одежде, он постоянно вертелся, осматривая себя и одергивал дублет. Кхейн поворачивал головой в шлеме, осматриваясь, то и дело кладя руку на меч, будто проверяя, на месте ли он.

— Ничего ни есть, ни пить, старайтесь не разговаривать ни с кем, — приказал Кхейн, хотя я и так понимал это.

Вскоре всех гостей позвали в соседний зал, в его центре стоял длинный стол, на котором еды было еще больше, мы сели все рядом. Во главе стола сидел дряхлый старик, его лицо было безжизненным — это наш король. Я заметил того самого эльфа — Киринделя.

— Кто он вообще такой? — спросил я.

— Можно сказать, он правит за короля, — сказал Крул. — Король стар и болен, да к тому же ничего не понимает, что происходит вокруг, он лишь церемониальный инструмент. У короля нет детей и Кириндель метит на пост следующего. А так как он эльф, правление продлиться так долго, пока его не убьют.

Гостей попросили замолчать. Кириндель встал с места с бокалом вина в руке.

— Приветствую вас всех в этот чудесный вечер, — бархатным голосом произнес он. — Вам, наверное, интересно, зачем же вас всех собрали здесь, что ж, пора поведать вам это. — Кириндель выдержал паузу. — Мы с вами создадим новую страну. — Гости зашептались. — Нет, даже не страну. Мы создадим новый мир, лучший мир, но начнем конечно же с нашей страны. Представьте мир, где нет войн и боли и все счастливы. Мы создадим такой мир.

Не нравится мне, в какую сторону клонит эльф. Что-то здесь не так. Но безмозглые дворяне воодушевленно переговаривались.

— И создавать этот мир мы начнем прямо сегодня! — Мягкая улыбка эльфа превратилась в безумны оскал. —НО ДЛЯЭТОГО ВЫ ВСЕ ДОЛЖНЫ УМЕРЕ-Е-ЕТЬ! — прокричал Кириндель и вскинул правую руку. В его ладонь выскочил нож. Кириндель сделал изящный разворот и плавным движением перерезал королю горло. Тело упало на стол, кровь пролилась за край. Кириндель вылил вино на пол и стал собрать кровь в бокал.

Все произошло так быстро, что я даже не успел понять, что произошло. В зале воцарилась гробовая тишина. А потом кто-то закричал. Гости вскочили с мест и ломанулись к выходу, но двери оказались заперты, паника усилилась.

Кхейн встал со стула и обнажил меч, я последовал за ним. Двери на другом конце зала раскрылись, в них хлынул поток людей в черных одеждах, их лица были скрыты масками.

— Культ Смерти! — воскликнул Кхейн. — Так вот значит в чем тут дело.

— Да, Кхейн, — усмехнулся Кириндель. — Культ уже много лет правит страной, и никто об этом не знал. Убейте их всех!

— Защищайте людей! — крикнул Кхейн.

Кириндель скрылся в проходе, из которого вышли члены культа, Кхейн ринулся за ним.

Люди в черных одеждах нападали на гостей. Я ворвался в толпу культистов. Первый упал с отрубленной головой. Мощным разворотом я перерезал горло еще двоим. Один из культистов занес меч над упавшим стариком. Я подскочил к нему и всадил клинок в спину. Культист обмяк и свалился на пол.

От рук Крула пало уже несколько десятков культистов. Дворец содрогался от многочисленных огненных взрывов и молний, горящие тела в черных одеждах кучами валялись на полу.

Через какое-то время все культисты были мертвы, видимо они рассчитывали на безоружную толпу, а не на мага и воина. Силы у меня почти кончились, да и заклинания у Крула тоже. У меня была глубокая рана на левой руке, несколько порезов на ногах и царапина на щеке, но это не опасно.

— Надо вывести людей, пока не прибыли новые, — сказал Крул.

Я подошел к дверям. Люди благодарили нас за спасение. Мой взгляд упал на несколько мертвых тел в дорогих одеждах: трое мужчин и одна женщина лежали в лужах крови. Им уже не помочь. Я ударил ногой по двери, после третьего раза она с треском распахнулась, осыпав пол щепками.

— Идите за нами и не паникуйте, — сказал я.

Люди послушались, мы довели их до выхода из дворца, не встретив ни одного культиста.

— Надо вернуться к Кхейну, —сказал Крул.

— Да.

Мы вернулись во дворец и поспешили к Кхейну.

Когда мы бежали по залу, где произошла битва, Крул вскрикнул и упал. Я остановился и увидел, что из его спины торчит стрела. Я взял себя в руки и осмотрелся у одного из культистов в руках был арбалет, видимо, он претворялся мертвым. Я подскочил к нему и пронзил мечом, теперь он точно мертв.

Я упал рядом с Крулом.

— Эй… — ломающимся голосом сказал я.

— Я знал, что все так и закончится, — сказал он хриплым голосом.

— Я вытащу стрела, не шевелись.

Я потянул за стрелу, та неохотно пошла вверх. Крул вскрикнул от боли.

— НЕТ!!! Стой не делай этого, мне все равно конец. — Крул закашлялся кровью. — Найди Кхейна и скажи, что это одна из девяти скрижалей Ночного Завета.

— Что это значит? Я не понимаю, — надрывающимся голосом сказал я, по моей щеке скатилась слеза, я быстро стер ее.

— Поздно, убегай! — крикнул он. В зал ворвались культисты.

— Я не…

— Беги!

Я уже собрался бежать, но остановился. Я взвалил Крула на плечи и бежал так быстр, как мог. Культисты почему-то не стали меня преследовать.

Я убегал по темному коридору. Сбегал, как трус. Я оправдывал себя, что все равно не смог бы ничего сделать, что просто зря бы умер. Но факт оставался фактом, я просто сбежал.

Я выбежал из дворца и еще долго бежал с Крулом на плечах. Я услышал оглушительный грохот со стороны дворца. Обернувшись, я обомлел от ужаса. Над дворцом сгустились странные фиолетовые тучи, из которых били молнии того же цвета. Крыша дворца обвалилась, часть стены упала. Но больше меня поразили крылатые существа, вылетающие из туч, они ужасно вопили. Я продолжил бежать, охваченный ужасом.

***

Кхейн следовал за Киринделем. В коридоре не было света, но он прекрасно видел в темноте. Его целью было убить эльфа, использовавшего его, Кхейна, в своих играх с культом Смерти. Ненависть направляла его. Кхейн все крепче сжимал рукоять меча.

Он вошел в просторную комнату, в ней явно раньше была мебель, но теперь комната была абсолютно пуста, за исключением эльфа, стоящего в ее центре и культистов вокруг него. В руках эльфа была скрижаль и бокал с кровью.

— Наконец-то ты пришел, — сказал эльф.

— Что ты делаешь, Кириндель, чего ты пытаешься добиться? — крикнул Кхейн.

— Я хочу сделать этот мир таким, каким он должен быть, мир в котором нет смерти, в котором никто не умирает и не страдает. Но, к сожалению, не все хотят создания такого мира.

— И поэтому ты навязываешь этот мир?

— Не навязываю, а создаю.

Эльф поднял скрижаль и пролил на нее кровь из бокала. В этот момент пятеро культистов, стоящих вокруг него, достали из ножен ножи и перерезали себе горло. Кхейн впал в ступор, ноги будто окаменели, настолько его поразило происходящее.

Эльф ухмыльнулся. Скрижаль в его руках засветилась фиолетовым светом, будто исходящим из ее центра. Свет становился все ярче. Раздался оглушительный грохот и здание затряслось. Кхейн упал и это вывело его из ступора. Когда открыл глаза, то увидел, что над ним нет крыши, небо заволокли фиолетовые тучи. Из центра туч вылетели крылатые существа, похожие на людей. Трупы культистов зашевелились. Они медленно поочередно поднялись и замерли.

— Ты хочешь создать мир нежити, — сказал Кхейн, поднимаясь.

— Ты угадал, — сказал Кириндель. — Идеальный мир.

— Ах ты!...

Кхейн занес меч двумя руками и кинулся на эльфа. Кириндель в последний момент резко отскочил в сторону и пнул Кхейна в ногу, тот снова упал.

— Ты самонадеян. — Кириндель ударил Кхейна ногой в лицо, шлем смялся и впился в кожу, Кхейн перевернулся и отлетел. Он не понимал, откуда у эльфа такая огромная сила. — Меня от тебя тошнит! — Еще один пинок, только в грудь, броня также смялась, как если бы та была из алюминия, Кхейн задохнулся. — Всегда такой мрачный и злобный на весь мир. Ты ведь помнишь их? Свою прекрасную старшую сестренку, старшего брата, отца, мать?

Кхейн увидел лица своей семьи. Он увидел их лица такими, какими они были в момент смерти.

— А ведь это я послал культ Смерти убить их, — сказал Кириндель. Кхейна на секунду парализовало. Он медленно поднялся. Кхейн сделал несколько неуверенных шагов в сторону эльфа. В этот момент Кхейн чувствовал пустоту внутри себя, только сейчас он понял, что все, сделанное им ранее чтобы отомстить было пустой тратой времени. Он уже давно был рядом с эльфом, убившим его семью и ничего не подозревал. А теперь Кхейн может отомстить, лучше поздно, чем никогда.

— Не утруждай себя.

Эльф подскочил к Кхейну и ударил кулаком в голову. Кхейн зашатался и упал, боль пронзала все его тело. Кириндель наклонился к нему. Он прикоснулся двумя пальцами к его смятому шлему, на пальцах осталась кровь. Эльф размазал кровь по скрижали, та засияла еще сильнее.

— Зачем… ты убил их?

— Зачем? Для завершения ритуала мне нужна кровь человека, пропитанного праведной ненавистью. Я выбрал тебя случайно, ты никакой не особенный, Кхейн. А теперь ты мне не нужен.

Эльф взял Кхейна за горло и поднял над землей. Он подошел к дыре в стене и швырнул Кэейна в нее. Кхейн падал, казалось целую вечность, но упал и умер, как ему казалось.

***

Я видел, как Кхейн падал из окна. Я оставил Крула в гостинице отправился искать Кхейна, надеясь, что он еще жив. В городе началась паника. Широкие разломы исполосовали город от дворца, до окраин, будто лучи звезды. Крылатые твари нападали на людей, но их было немного. Большую опасность представляли мертвецы, толпами бродящие по городу. Они шли от кладбища, видимо вылезли из могил. Мертвецы ели людей, но были медлительны и тупы, их опасность лишь в количестве. Всего за несколько часов цивилизованный город погрузился в хаос.

Я осматривал место, где приблизительно упал Кхейн. Это было место совсем рядом с дворцом, широкие трещины и обломки усеивали мостовую. Люди сразу же убежали отсюда, город почти полностью опустел, все были на окраинах, бежали из города. Я заметил его, лежащего среди обломков, его доспехи были смяты и окровавлены.

— Кхейн! — крикнул я и упал рядом с ним на колени.

Он застонал, еще жив. Я отстегнул его нагрудник, смятая сталь порезала ему грудь, но это не страшно, ведь ребра, вроде, не сломаны. Я снял и откинул в сторону другие части доспеха. Я аккуратно стянул шлем с его головы. В этот момент я понял, почему он никогда не снимал доспех. Его кожа была красной, на лбу два небольших черных рога. Я удивился, но не испугался.

Кхейн открыл глаза.

— Идти можешь? — спросил я.

— Ты снял мой шлем, — сказал он.

— Мне все равно, как ты выглядишь, — сказал я. — Я не знаю, кто ты, но ты гораздо человечнее многих людей.

— Ты действительно так считаешь? — спросил он.

— Да, а теперь надо уходить. Идти можешь?

— Да, наверное.

Кхейн медленно поднялся. Он что-то увидел среди камней и направился туда. Он подобрал свой меч, как ни странно он был цел.

Мы направились в гостиницу.

— Что там произошло? — спросил я.

— Кириндель использовал скрижаль, мою и королевскую кровь, чтобы превратить всех мертвецов в нежить, а затем и весь мир.

— Теперь понятно, откуда все эти ходячие мертвецы.

После недолгого молчания Кхейн спросил:

— Ты действительно считаешь меня человеком?

— Да. Плевать, что у тебя рога и красная кожа, ты такой же, как и я, как другие люди, лишь немного отличаешься от них.

Кхейн, поджав губы, помолчал.

— Еще никто не называл меня человеком, увидев мое лицо. Спасибо. Взамен я расскажу тебе о себе. — Кхейн задумался. — Я полудемон.

Я слышал о полудемонах, но чтоб увидеть своими глазами…

— Я и моя семья жили в тайном поселении полудемонов. Но потом пришли культисты Смерти и всех убили.

— Мне жаль, — сказал я, но вышло жалко.

— Где Крул? — спросил Кхейн.

— Он… он ранен.

Вскоре мы пришли в пустую гостиницу. Крул лежал в постели на животе.

— Кхейн, ты жив, — прохрипел он.

— Крул, мы спасем тебя.

— Нет. Стрела отравлена, я чувствую это. Кхейн, ты должен знать, это одна из девяти скрижалей Ночного Завета — это печать Смерти.

— Печать? — спросил я.

— Каждая скрижаль является замком, отделяющим наш мир от других, но также является и дверью. Только вы можете остановить Киринделя. — Крул закашлял кровью. — Если вы не поторопитесь, то в наш мир ворвется нечто ужасное

— Что нам сделать?

— Уничтожить печать.

— Печать у Киринделя, он стал невероятно сильным, это почти невозможно, — сказал Кхейн.

— Тогда я сделаю вас сильнее, принеси свой второй доспех и ты, Эйзен, тоже.

Кхейн принес из своей комнаты комплект доспехов, такой же, как и предыдущий. Я принес свои легкие доспехи, выданные Киринделем. Крул попросил посадить его на кровати. Он рисовал на доспехах какие-то знаки собственной кровью. Потом он нарисовал такие знаки на наших лица и груди. Знаки засветились мягким синим светом, а потом потухли. Крул упал на кровать, он больше не мог сидеть.

— Вот и все, — сказал он, улыбаясь. — Это мой вам прощальный подарок. Сделайте так, чтобы моя смерть не была напрасной, убейте Киринделя…

— Нет, Крул, нет, ты не умрешь, — сказал Кхейн.

— Умру. Но теперь остатки моей жизни в вас.

Крул закрыл глаза. Он перестал дышать. Я не могу описать, что я тогда испытал. Я знал этого человека всего неделю, но теперь, когда его не стало, мне было тяжело. Я хотел отомстить за него.

— Пойдем, — сказал Кхейн.

Я поднялся и вышел за Кхейном из комнаты. Я бросил последний взгляд на тело Крула.

— Прощай, — прошептал я.

Мы шли по опустошенному городу, не встретив ни одного выжившего. По пути мы встретили трех бродячих мертвецов. Увидев нас, они зарычали протянули к нам гнилые руки. Мы помчались на них с обнаженными мечами. Никогда я еще не двигался с такой скоростью.

— Дарую тебе милость, — сказал я. Голова мертвеца осталась на месте, а через секунду свалилась, настолько быстро я ее срубил. Также быстро я снес половину тела другого. Кхейн убил третьего

Мы продолжили идти ко дворцу.

— Смотри, — сказал Кхейн и указал на фиолетовые тучи, из которых к земле тянулись гигантские зеленоватые щупальца. — Это ли то самое ужасное нечто?

— Не хочу это выяснять.

***

Во дворце нас встретили культисты, но они нам не ровня. Мы и сами не заметили, как все они упали замертво. Мы продвигались по темным коридорам. Мое сердце бешено стучало в груди о ребра.

Мы повернули за угол. Толпа мертвецов повернулась к нам. Я и Кхейн развернулись и побежали в обратном направлении, а мертвецы кинулись за нами, бежали они быстро, наверное потому что были «свежими».

Особо прыткий мертвец прыгнул на Кхейна, он мощным разворотом с выкинутым вперед мечом разрубил мертвеца напополам.

Мы вбежали в бальный зал.

— Держи дверь! — крикнул Кхейн. Я навалился всем телом на дверь. Мертвецы ударились об дверь, как волна о скалы. Но я продолжал держать. Кхейн толкал к двери тяжелый стол с едой.

— Это их задержит, — сказал он, когда стол надежно запечатал дверь, содрогающуюся под ударами мертвецов.

Мы прошли по коридору без крыши. Я взглянул наверх. В центре облаков открылся огромный зеленый глаз.

— Надо спешить! — прокричал я.

Эльф стоял в центре комнаты с разрушенными стенами и потолком, вокруг него стояли культисты. На полу начертаны светящиеся фиолетовым символы.

— Так ты выжил, Кхейн, — сказал эльф. — Значит я снова убью тебя.

Эльф достал меч и кинулся на Кхейна. Кхейн парировал удар и контратаковал, эльф успел отпрыгнуть, снова сблизился и попытался нанести колющий удар в шею Кхейна. В этот момент я увидел скрижаль, лежащую в центре комнаты.

Я подбежал к культистам и в прыжке снес голову одному из них. Я пронзил второго. Третий культист подобрался ко мне сзади. Я развернулся и отрубил ему руку с мечом, тот даже не заметил рану и взял меч в другую руку. Я убил его быстрее. Оставшиеся три попытались окружить меня. Это было их ошибкой. Я выставил вперед меч и крутанулся, вспоров всех троих, как ранее сделал Кхейн. Я подбежал к скрижали и занес над ней меч. Удар в спину заставил меня отлететь к остову стены. Я попытался подняться. Эльф пнул меня в челюсть. Я беспомощно упал на пол.

Кхейн подскочил к эльфу сзади и размашистым ударом в спину сбил его с ног. Из раны в спине эльфа хлестала кровь, но он, ухмыляясь встал. Рана в его спине затянулась.

— Меня не убить, Кхейн.

— Ты лич3

— Точно!

Эльф выкинул руку вперед, с его пальцев сорвалась молния. Кхейн отпрыгнул в сторону и перекатился. Эльф пускал в него молнии, но те лишь разбивались о стены. Кхейн прыжками из стороны в сторону приблизился к эльфу ударил окованным в сталь кулаком. Кириндель отлетел в сторону.

— Хоть ты и лич, ты чувствуешь боль.

Эльф встал с развороченной челюстью, из которой хлестала кровь. Он с воплем кинулся на Кхейн, размахивая мечом. Кхейн отпрыгивал от этих беспорядочных ударов. Эльф потерял равновесие. Кхейн пнул эльфа стальным сапогом, еще сильнее разворотив челюсть.

Кхейн склонился над эльфом. Сзади на него напало одно из тех летающих существ, похожих на людей. Оно царапало доспехи Кхейна длинными когтями, пыталось прокусить сталь. Кхейн выронил меч. Он бил кулаком существо по звериной морде, кости хрустели, кровь заливала пол. Он не остановился, существо совсем не перестало дергаться.

В этот момент о его доспех с грохотом и ослепляющей вспышкой разбилась молния. Кхейн упал на пол.

— Ты же не думал, что ты сам ранил меня? У меня всегда есть козырь в рукаве, — усмехнулся Кириндель. — Тебе всегда не хватало дальновидности.

Эльф ударил ногой Кхейна в спину, постепенно сминая доспех. Он бил его по рукам и ногам, с хрустом ломая кости. Эльф безумно смеялся.

Неужели так все и кончится? Неужели все кого я знал станут нежитью? Неужели я сам стану ходячим мертвецом? Если даже Кхейн не смог победить этого эльфа, что же смогу я? Я всего лишь жалкая пешка в этой игре. Всего лишь случайный идиот, которому повезло быть спасенным. Родители были правы, я ни на что не годен, и вот мой конец.

Нет — заговорил голос внутри меня. Нет! Ты же ушел, чтобы доказать, что чего-то стоишь. Ты не можешь сдаться сейчас. Кхейн сейчас страдает не меньше тебя, но он не сдается. Кхейна ненавидели всю его жизнь, но это не сломило его. Кхейн нашел в себе силы остаться человеком. Ты должен подняться и бороться, как бы больно тебе от этого не было бы. Вставай!

Я пошевелил рукой, ища опору. Я приподнялся. Боль резала спину, но я продолжал подниматься. Я оперся на стену. Я сделал неуверенный шаг, еще один. Меня поддерживала лишь призрачная надежда дожить до завтра. Я не сдамся.

Я, горбясь, добрался дошел до скрижали, лежащей в центре фиолетовых знаков.

— Эй, ублюдок! — крикнул я.

Эльф обернулся ко мне. Я из последних сил совершил мощный рывок и впечатал скрижаль в прекрасное лицо эльфа. Он, шатаясь, отошел от меня. Он схватился за окровавленное лицо, истошно вопя. По скрижали побежала трещина, точно такая же рассекла лицо эльфа.

— Я так и думал! — воскликнул я, преисполненный решимостью. Я прыгнул к нему еще раз ударил его скрижалью в голову. Эльф еще сильнее завопил. Эльф склонился. Я ударил его снизу вверх в подбородок. Я пнул эльфа и тот упал на пол. Я поднял залитую кровью скрижаль над головой и с силой бросил на изуродованное и покрытое трещинами лицо Киринделя. Печать разбилась на каменные осколки. Эльф нечеловечески завопил.

Глаз в небе закрылся, щупальца затянулись назад, фиолетовые облака растворились.

Эльф схватил меч Кхейна и медленно поднялся.

— Это еще не конец, Эйзен! — крикнул эльф и подался вперед. — Гхаах…

Из груди Киринделя показалось лезвие моего меча. Кхейн стоял сзади него, без доспехов.

— Теперь конец, — сказал Кхейн.

Эльф выронил меч. Я поймал его, развернул и всадил эльфу в грудь. Кхейн обошел эльфа, выдернул из него свой меч и снес его голову. Тело эльфа покачиваясь, стояло. Кхейн пнул его и тело Киринделя упало в дыру в стене и буквально разбилось на осколки, как стекло.

— Мы победили, — в ступоре сказал я. Теперь, когда нет туч мы увидели рассветное солнце, пошел легкий снег.

Кхейн отправил голову эльфа к его телу.

— Ты же ранен! — вспомнил я.

— У полудемонов раны быстро заживают, — улыбнулся Кхейн.

— И что теперь? — спросил я.

— Не знаю. Что ты сделал?

— Эльф стал личем, значит чтобы его убить нужно уничтожить его филактерию4. Вообще-то я просто хотел уничтожить скрижаль, но оказалось, что это и есть его филактерия, я, конечно предполагал это, но не надеялся.

— Ты спас меня и весь мир, спасибо, — сказал Кхейн.

— Мы спасли, — поправил я. — Я нашел силы встать только благодаря тебе. И если бы не ты, он бы убил меня.

***

Мы шли по городу, искали живых. Видимо, после того, как я разбил скрижаль, мертвецы снова стали мертвыми. Я это понял, потому, что все мертвецы лежали без единой раны. Мы искали выживших и говорили, что теперь все в порядке.

По улицам снова ходили люди. Стража собирала мертвецов в повозки и вывозила за город, чтобы сжечь, похоронить их уже невозможно.

Потом мы выкопали могилу в мерзлой земле, недалеко от города. Мне было тяжело смотреть на мертвого Крула. Почему умер такой хороший человек? Мы закопали его и установили шестиконечный крест.

— И куда ты теперь пойдешь? — спросил Кхейн.

— Не знаю, — сказал я. — Возможно, вернусь домой.

— Крул сказал, что скрижалей было девять. Если у них такая сила, она не должна попасть в плохие руки. Я не могу допустить, чтобы такое повторилось еще раз. — Кхейн помолчал. — Я найду и уничтожу оставшиеся скрижали.

Кхейн повернулся ко мне и протянул руку.

— Прощай, — сказал он.

Я нерешительно сжал его руку.

— Прощай, удачи тебе, — сказал я.

Я смотрел на Кхейна, идущего по дороге от города. Я смотрел на него и думал, что мне делать. Я думал о том, что этот человек значит для меня. Этот человек спас мне жизнь, а потом мы спасли мир. Мы вдвоем похоронили хорошего человека. Мы победили зло. Странно, как иногда переплетаются судьбы, казалось бы, совершенно разных людей, и к чему это может привести. Смог бы Кхейн победить без меня? А может он вовсе не случайно встретил меня тогда? Может боги связали нас? Может я должен…

Я сорвался с места.

— Стой! —крикнул я.

Я догнал остановившегося Кхейна.

— Может тебе понадобиться моя помощь? — спросил я.

Кхейн удивленно смотрел на меня. Он засмеялся. Я тоже засмеялся, сам не зная чему.

— Хочешь пойти со мной?

— Да. Мы спали мир, так и уничтожим скрижали вместе. Думаю, мы не случайно встретились тогда. Жаль, конечно, что никто не знает, что это мы спасли всех. Но может быть, мы даже прославимся когда-нибудь.

— Тогда, в путь, — сказал Кхейн.

Мы пошли по оттаивающей дороге. Началась весна.

 

читателей   157   сегодня 2

Примечания

  1. Англ. Dwarf — гном.
  2. Дублет — мужская одежда, плотно прилегающая к телу и доходящая до середины бедра. Был распространен в Западной Европе в 1330—1660 годах
  3. Лич — в современном фентези маг, ставший нежитью, заключив душу в предмет.
  4. Филактерия — предмет, в котором находится душа лича.
157 читателей   2 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Ещё не оценивался)
Загрузка...