Мотель желаний

Я всегда мечтал попасть в мотель мечтателей. Но особо себе в этом не признавался. Говорят, что все твои заветные желания исполняются, пока ты оплачиваешь биллы за суточные. И вот об этом местечке мне рассказала шлюха. Она курила и пьяными слезами размазывала тушь по лицу.

- А ведь я была ланью…

- Что за чушь ты несёшь? – я лениво налил себе виски.

- Да, таким как ты не понять… - она втянула сигаретный дым. – Такие как ты, уверены, что можете оттрахать всё. Накоплю ещё денег и отправлюсь туда снова подальше от вас.

Скорее всего я бы остался уверенным: девка несет бред. Но название мотеля меня остановило от диагнозов в адрес шлюхи.

- Мотель мечтателей? – переспросил я.

В детстве я видел одну старуху. Не помню, откуда она появилась: то ли сон, то ли реальность. Но туманным воспоминанием, без декораций, было лицо чернокожей женщины, которая говорила:

«Три раза ты услышишь про мотель мечтателей. И после третьего – найдешь его!».

В старшей школе мой приятель в классе по биологии рассказал мне об этом месте. Мол кто-то нашёл его, побывал: все его мечты о самом главном сбылись. После этой поездки чувак якобы вернулся счастливым и жил мыслями вернуться туда снова. Второй раз информация о мотеле нашла меня в колледже. Еще один парень, как мне казалось, отрешенный от социума, рассказал всем, что уедет в мотель мечтателей. Все стебали пацана. В один день он пропал. Его искали родители, полиция, но никаких концов. Только записка: не ищите. Я уехал в отель мечтателей.

И вот третий раз – пьяная проститутка, которая рассказывает об этом странном месте. Совпадение?

- Да, милый, именно он. – она уставилась в окно. – А, что? Не веришь? Мотель, в котором исполняются твои самые спрятанные желания, о которых ты сам не знал.

- И ты, дура, мечтала стать ланью? – с сарказмом спросил я.

- Я мечтала… Ты не поймешь ни слова. Мой тебе совет: соберись и сам сгоняй туда.

- И дорого стоит эта авантюра?

- Зависит от того, что ты считаешь платой.

Не смущаясь наготы, она села напротив меня на кровати и докуривая продолжила:

- До сих пор не могу отказаться от денег. Приятные вызывают эмоции. А секс, который приносит бабло… Ну, вот, короче: ими и плачу. А кто-то появляется в мотеле, оплачивая аморфными вещами. Честные ребята. Но надо знать, что там у тебя открывается не только свобода желаний. Многие удваивают свое дерьмо и... Но для меня это место, где я могу быть счастливой и… чистой.

- Чушь. – я встал, натянул джинсы. – Вот тебе полтинник сверху за сказку на ночь. И не кури.

Сам не понимая почему, скомкал пачку сигарет и выкинул в мусорку возле двери.

Моя машина встретила меня на парковке у гостиницы. Но решил не брать её, так как виски ударило в голову. Теплый вечер, набережная рядом, много людей прогуливаются, а до моей квартиры минут пятнадцать. Я никогда не любил посторонних дома, поэтому всегда арендовал для нужд недорогой мотель.

Улица шептала прибоем и всхлипывала иногда далёкой сиреной полицейских машин. Мысли о Мотеле мечтателей не выходили у меня из головы. Я понимал, что мне было бы интересно оказаться в этом чудном месте. Но страшным, казалось, узнать, чего действительно хочет моя душа. Я и так порочный во всех смыслах, а появиться в таком месте? Сомнительно…

Долгие размышления увели моё тело слишком далеко. Совершенно забыв о своем адресе, я просто шёл. Думал и двигался.

- Молодой человек, извините, - услышал я позади.

- Извините, мне не хватает на пиццу, - появилась женщина.

Я узнал её сразу. Эта та самая чернокожая старуха из моих воспоминаний. Она настолько испугала меня, что тело моё оцепенело.

- Какого…

- Я тебе говорила: три раза! – она хохотала жутко, не по – доброму. – Я предупреждала тебя! Но ты топтался на месте.

Старуха достала нож и кинулась на меня. Хорошо освещенная улица вдруг растеряла всех прохожих. В одиночестве я бежал от женщины с ножом.

Дорога вдруг оборвалась. Ночь уничтожила свет. В темноте я увидел очертания здания, а затем уже выплыла вывеска: Мотель Мечтателей.

***

Женщины не было. Но я и не пытался искать её или идти назад. Теперь уже только вперед в мотель. Двери задрожали, тишину разорвал звук колокольчика. Я вошёл. На ресепшене – чёрный ворон. В ожидании я замер. Ворон харкнул в бокал и спросил:

- У вас бронь?

- Простите? – я не ожидал, что это говорит птица и искал глазами человека.

- У вас бронь или вы по факту прибытия? – клюв ворона шевелился.

- Эээ… брони нет… Получается по факту прибытия. – мямлил я.

- Имя. – строго каркала птица.

- Уил…Уил Уолсон.

- И что вы мне рассказываете, что вы без резервации? Только время моё тратите. У вас бронь с восемьдесят шестого года висит. На сутки.

- Что? – я спросил в шоке.

- Так, прошу вас, ваш номер 000. Вот программа на завтрашний день. Прошу вас, не опаздывайте на завтрак.

Как в тумане, не веря происходящему, я отправился на поиски своего номера. Денег у меня не попросили. Только выдали ключ с брелоком в виде якоря. На брошюре был слоган: «Никогда не теряй якорь! Держись покрепче!»

Мотель казался небольшим и грязным. Я бы назвал его клоповником. Зеркало в лифте покрыто липкой пылью. Стены серого цвета. Старая мебель годов создания семидесятых – не позже. Мой номер – крошечный с запахом чужого пота. Захотелось сразу уйти. Я осмотрелся, повернулся к выходу и замер.

«Нет Уил, ты не пойдешь отсюда. Ты хочешь узнать, что это за мотель. И раз такая дрянь с тобой приключилась, то осмотрись.»

Из окна не было видно даже признаков света на горизонте. Я удивился: обычно город вдалеке даёт о себе знать неспящим электричеством. Кровать была грязной, простыни скомканы. Сидя в зеленом потертом кресле, я попытался дозвониться до рум сервиса. Тщетно. Рассматривая брошюры мотеля, я незаметно для себя уснул.

- Вставай! – стучали в дверь. – Тебе же сказали не опаздывать на завтрак!

Я вскочил. За дверью стояла красивая девушка с золотыми волосами. Она недовольно тарабанила пальцами по грязной стене. Не глядя на меня, она сказала:

- Я Гретта. Пойдём. Тебя все ждут.

Вбивая в пол каблуки, в белом брючном костюме серьезная Гретта быстро зашагала вперед. Лифт, первый этаж, ни слова.

Мы вошли в большой зал. Я ужаснулся. Если ворон на ресепшене был единичным странным явлением. То теперь на меня в молчании смотрели десятки странных глаз.

Сидя за круглыми столами, это были различные существа. Кто-то был животным: оленем, медведем, рыбой. Кто-то человеком, но странного вида. Один, например был без лица, но с отверстием вместо рта, другой же прозрачный, как будто не имел тела.

— Вот, друзья, - громко кричала басом Гретта. – Это новый гость.

Все замолчали.

Гретта повернулась ко мне. Я не знал, что делать. Немного поклонившись, решил представиться.

- Уил Уолсон.

Один мужчина встал и надменно спросил:

- Ну? И долго нам ждать ещё? Когда он модифицируется?

Гретта подняла бровь.

- Действительно, юноша. Мы не можем вас ждать бесконечно. Время, оно-то не резиновое.

- Извините, - скомкано произнес я, - но что я должен сделать?

Вдруг влетел ворон.

- Так, - каркал он, - уважаемые гости! Не всякая модификация очевидна. Потому, прошу вас продолжить трапезу. У вас у каждого насыщенный день. Так, госпожа Франклин, позвольте молодому человеку присесть слева от вас. Он не доставит вам неудобств.

Я вдруг увидел женщину, которая была абсолютной копией Бенджамина Франклина. Но, что самое удивительное – её цвет. Она была зеленой. Недовольно сморщив лицо, госпожа Франклин кивнула на свободный стул. Я замешкался. Гретта закатила глаза и недовольно фыркнула:

- Очередной Кант пожаловал. Сил на вас нет.

Тарелки были пусты, но все принялись что-то жевать. Я долго пытался понять, что же все поглощают. Госпожа Франклин меня игнорировала. Человек без лица слева от меня - пугал.

- Я ЗигЗаг. – представился тот, что был напротив.

Он постоянно дёргался в воздухе, тело его было прозрачным.

- Ты ешь, силы тебе понадобятся. Надолго ты тут?

- Вроде как на сутки.

- Так ты пробник! О, чего они сразу не сказали. И что? Будешь открывать своей потенциал?

- А что значит пробник?

- Раз в квартал турагенты приводят сюда триал посетителей. Кто-то запугивает, кто-то рекламой с двадцать пятым кадром, кто-то за руку тащит. Но суть в том, чтобы про мотель потом ползли слухи, народ нёс свои богатства, дары и силы.

- А для чего? – наклонился я, чтобы словить движущего собеседника взглядом.

- Как для чего? – смеясь спросил он. – Взамен ты получаешь то, что хочешь.

- А чего я хочу?

— Вот, философ… Гретта была права: новый Кант. – слышно было, как ЗигЗаг жевал что-то. – Ты сам увидишь, чего хочешь. Но обычно суток мало, потому тебе придётся вернуться снова. Я вот всегда хотел обрести здоровую независимость от материи. Не потерять связь, но не зависеть. Это мой десятый заезд в мотель.

Я молча рассматривал человека без лица.

- Не смотри так на Брюхо. Он обидится. – ЗигЗаг подпрыгнул над столом. – Опа, отвлёк я его. Он может тебя сожрать, если разозлить. Не пялься: у него цель не есть, а питаться. Тут он не видит, а жует только то, что может. Поэтому вежливо смотри в противоположную сторону.

- А что все едят? – прошептал я.

- Каждый своё. Откуда же мне знать. У меня, например, щавель с куркумой. А вон ворон шампанское пьёт. Госпожа Франклин, у Вас что на завтрак сегодня?

- Яйца Мон Страуса, - надменно, с эхом как из трубы, ответила она.

- О, видишь, как важно иногда знать правильные слова, - едва сдерживал смех ЗигЗаг. - А у тебя, брат, пусто…

 

Ворон шептал что-то на ухо Гретте, пил шампанское. Гретта смеялась. Вдруг ворон захлопал крыльями.

- Все в оранжерею!

Вместе с толпой постояльцев мотеля я вышел в оранжерею. Зал был занят огромным количеством растений. Было душно, пахло землёй.

- О, сейчас будут сажать семена любви. Каждую среду рассаду плодоносят.

Ворон прополоскал клюв шампанским и плюнул в бокал.

- Итак, уважаемые. Многим из вас уже известно: сегодня будут высаживаться семена любви. Для новоприбывших поясню.

Ворон лениво погасил желание зевнуть.

- Никакого пафоса, мы высаживаем то, что надо. Ясно?

Я впервые улыбнулся: краткая инструкция, добавить нечего.

— Вот семя, - ворон крыльями держал зерно.

Вдруг послышался звон колокольчика. Семя упало.

- Твою мать! Снова заселяться приехали. Гретта! Воткни это в горшок. Я на ресепшн оформлять новых. – Ворон нервно улетел. Одно перо его упало у выхода: торопился.

- Ну, что ж, - строго начала Гретта, - уважаемый Ворон улетучился в связи с неотложными делами, а мы продолжим. Вот семя, вот земля!

Она воткнула семя и ничего не произошло (для меня). Плотно зарыв его в горшке, полила водой. Гости ахали, многие даже принялись кланяться, ЗигЗаг гладил как будто что-то в воздухе. Я уныло наблюдал за процессом. В голове уверенность: наркотические вещества. Всех накрыло по-разному. Уил – беги.

 

После оранжереи нам позволили полчаса провести по своему усмотрению. ЗигЗаг пригласил к себе на кофе.

Номер его отличался от моего. Казалось, это вовсе был другой мотель. Огромная кровать, отличные чистые простыни, рум сервис в белых перчатках принёс кофе и круассаны.

- Субъективное восприятие, - подмигнул Заг, когда заметил моё удивление.

- Ты, наверное, дорого заплатил… - догадался я.

- Ага, эгоизмом, - улыбнулся ЗигЗаг. – А на кой чёрт он мне сдался? Хотя бывшая жена всегда повторяла: здоровый эгоизм — это хорошо. Но она только и думала, что о себе и шмотках. Послал её и стал заниматься собой.

- То есть ты хочешь сказать, что ты совсем отказался от эгоизма? – я жадно кусал круассан.

- Они приняли в качестве платы 65%. Ворон сказал, что я умру, если не оставлю себе немного. Но я думаю, хитрая птица понимает: бизнес есть бизнес. Если я не буду обладать эгоизмом совсем, то перестану отдаваться желаниям. Им невыгодно. Такие как я навеки возвращенцы сюда.

- Кабала… - я глотнул кофе.

ЗигЗаг принес мне подушку.

- Прости, я не могу смотреть, как ты сутулишь спину.

- Говоришь всего 65%? – улыбнулся я.

Он засмеялся.

- Итак, расскажи мне, что здесь происходит, - откинувшись на подушку, спросил я.

- Ты действительно думаешь, что вот так в двух словах можно объяснить? – ЗигЗаг летал параллельно полу. – Я такой же лошара как и ты. В мире я обычный бизнесмен. У меня сеть магазинов с товарами для быта. Попал сюда по наводке падлы Ри.

— Это твой помощник?

- Нет, падла Ри, это агент мотеля. Лучший их представитель. Потому, что он может за несколько дней притащить сюда хорошего потенциала. Агрессивный продавец и падла. В прошлый раз, когда я приезжал, так меня раздели на патриотизм. Теперь во мне ноль связей с Родиной. Это плохо.

- Зато незаметно. Если бы деньги отобрали, хуже.

- Так ты Кант или фрезеровщик? – засмеялся ЗигЗаг. – Потому что, если ты решил искать нравственность – это одно. А если ты за бесплатным мясом – это другое.

- Да я вообще не за чем. Тут же мотель желаний. Только всё слишком тоскливо: какие-то поиски себя, потенциалов, черт. Я сколько ни слышал, то все говорили: здесь исполняются мечты. Ну? И? Хочу клубники – где она?

Во рту у меня вдруг оказалась клубника. Сочная. В точности, как описал мне её мой мозг.

ЗигЗаг посмотрел на меня:

- Вникаешь по тиху, ну-ну. Дожёвывай и пойдем. Если Гретта придет нас проверять, выбьет дверь.

 

***

ЗигЗаг парил в воздухе, здоровался со всеми. Я шел рядом, рассматривал порванные плакаты полуголых баб на стенах, чувствовал запах никотина и алкоголя. Странные, даже жуткие гости стекались вниз в лобби. Я заметил, как из соседних комнат вышли госпожа Франклин и Брюхо.

Лобби. Ворон снял круглые очки и поднялся над гостями.

- Сейчас по плану у нас Чтения. Прошу всех проследовать в нашу замечательную библиотеку. Настоятельно рекомендую не пропускать литературный час, даже, если вас раздражают буквы. Вы увидите, ваши мечты рядом. Главное – не теряйте якорь с реальностью!

Брюхо шел рядом. Я услышал, как он застонал, но подумал не стоит ни о чем спрашивать.

Мы вошли в длинную, словно бесконечную комнату. Низкие потолки изуродованы шатающимися лампочками. Замотанные в пыль, они освещали помещение.

- Библиотечная кишка, - назвал ЗигЗаг.

- Чего бы это ни стоило, не продавай им сарказм, - шепнул я.

-ТИШИНА! – рявкнула Гретта.

Я взял с полки первую попавшуюся книгу. Ради интереса посмотрел на название: «Робкий мир узника».

Не собираясь читать, я пролистывал страницы. Текст утащил моё внимание в середине книги:

«…узник настолько устал от оков, что перестал сопротивляться. Глазами он больше не искал выхода. Не было смысла пытаться не верить. Проще было даже не смириться. Теперь он был рад тому, что он узник, а не червь. Что он существует».

 

Я вдруг подумал о системе строения социума. О том, как всегда, меня напрягали псевдоцели, без которых ты не выживешь в современном мире.

Когда я поднял голову, библиотека была пустой. Я был очень доволен тем, что увлекся чтением и остальные вышли вон, оставив меня в покое.

Я встал и хотел было выйти в лобби. На полу бездвижно лежал полупрозрачный ЗигЗаг. Резко влетел ворон.

- Ты его убил. – твердо обвинил он меня.

 

***

Мой новый приятель действительно был мёртв.

 

- Я не знаю, чего Вы действительно хотите, но ваши средства слишком… уникальны, - проскрипел ворон.

Он наклонился над бездвижным прозрачным телом. Я вдруг испугался, что птица начнет клевать ЗигЗага, как стервятник. Но ворон посмотрел одним, потом вторым глазом и отпрыгнул.

- Мистер Заг был одним из наших лучших... постоянных клиентов.

Я глотал воздух, и отрывочно лепетал:

— Это не я, я просто читал, вы сами сказали «литературный час». Потом встал, а он лёжа тут…не я.

Гретта молча вошла, натянула на лицо белую маску и принялась осматривать лупой мертвое тело. Ворон летал под низким потолком, задевая лампочки. Матом он плевался в описании своих эмоций.

- Что будем делать? – спросила Гретта.

Птица в полете сбросила пометом в меня и села на плечо к золотовласой Гретте.

- Я не знаю, это так утомительно, - нежно склонив голову, говорил он. - Идиотов стало больше, чем в прошлом десятилетии. Все эти субъективные поиски себя. Давай убьем этого Уолсона и закроем дело.

Я в панике стал оглядываться. Никакой дельной мысли в голову не приходило. Мне, которому всегда казалось: я король любой ситуации. Все и так понятно. Теперь это сумасшествие заставило меня не просто ослабнуть, но замереть в любых побуждениях к действию.

- Убить… - задумалась Гретта. – Это невыгодно.

- Выгодно. Такой как он сюда не вернется. Только будет трепаться …

У меня тряслись руки. Сердце выпрыгивало. Ведь я ничего не делал. Было страшно. Кому я пытаюсь доказать? Птице и его бабе? Это же бред. Меня убьют за преступление, которого я не совершал. Вот какой смысл был этой турагенту столько лет мне капать на мозги и тащить сюда? Не просто не выгодно, но и бессмысленно. Хотя какая к чертям ей разница? Агент эта работает на проценте, ей до звезды, как я тут окучиваюсь.

Злой, я уже не слышал, как они обсуждали детали моего уничтожения.

- Я никого не убивал! – мой голос оглушал даже меня. – И я докажу вам!

- Слишком много «я», - сказала Гретта ворону.

Не слушая больше этих двоих, я выбежал их «библиотечной кишки». Мысли о смерти ЗигЗага меня заставляли трястись. Меня раздражала ситуация и хотелось орать: не я! Не я его прикончил!

Постояльцы мотеля спокойно обедали. Пахло супом и рыбой. Я твердо направился к выходу. Но напротив респешена не было ни одной двери, которая бы вывела меня вон из этого адского места. Тогда я направился обратно в дайнинг. За столом, где мы сидели утром не было никого. Ни госпожи Франклин, ни Брюха, ни…ЗигЗага. Присутствующие словно не слышали меня. На все мои нервные вопросы: где выход? – оставались не отвеченными.

«Где выход!» - кричало у меня в голову. Я обязан выкарабкаться и забыть. Я не убивал его. Не убивал!

В бешенстве я ворвался в свой вонючий номер под тремя нулями. Здесь как будто кто-то прибрался. Нет, запах пота и пыли стоял всё также. Но простыни аккуратно застелены, подушка на зеленом кресле стоит аккуратно, шторы ровной стеной закрывали черную дыру окна.

На столике карточка мотеля: Мотель желаний. «Никогда не теряй якоря. Держись покрепче.»

-Ну-ну, - я нервно плюнул на пол от прочитанного, совсем как ворон.

Видимо, это проявление эмоций в отношении всего происходящего в этом месте.

- Они придут за мной. Убьют. Все сумасшедшие. Нет. Я обязан доказать всем – моей вины тут нет. Убивал не я. Так… хорошо… – я шептал свистом сам себе. – Если это сделал не я, то кто? Думай, Уолсон, думай.

Я сидел на полу у кресла и грыз ногти.

- Итак, я не убивал – это факт, - повторил себе шепотом, - за столом в ресторане не было Брюха и этой госпожи Франклин. Вооот, ты умница Уил, всё и так понятно. Затаились суки! Да, конечно, Брюхо сожрал ЗигЗага, а остатки оставил на полу. Какой уж тут обед. Прекрасно. Подставили меня! Мне надо доказать, что убийца один из этих и меня не тронут. Отпустят. Я же нормальный парень, как все. Зачем мне кого-то убивать.

Из меня вырвался смешок психа.

 

Вспомнил, как мы выходили из номера ЗигЗага перед библиотекой. Госпожа Франклин жила напротив, Брюхо в конце коридора. Значит, пойду прямо к ним.

***

Уже точно зная, где номер Брюха, распахнул дверь. Брюхо водил руками в воздухе, словно играл на скрипке. Госпожа Франклин сидела напротив и обмахивала себя веером из купюр. Они замерли и повернулись ко мне.

Нервно, срываясь на крик, я вещал:

- Вы где были во время обеда? Где? Аааа, молчите, я знаю, вы убили его. Ты! Брюхо сидел в библиотеке рядом, а потом проглотил. Ты!

Госпожа Франклин округлила глаза и как рыба принялась глотать воздух.

- Не надо, вы прикрываете ситуацию наигранным удивлением. Ясно же: убийца и его подсобница. Всех вас надо посадить. Нет… я так просто не сдамся. Вы убили ЗигЗага! А зачем? Вот что в нем такого? Он эгоизм продал, от него оставался почти идеальный человек. А вы… Это вы меня подставить захотели. Я вижу, всех вас вижу насквозь.

 

Брюхо, видимо, был не намерен больше продолжать случать мой монолог. Госпожа Франклин прикрылась веером, некоторые купюры упали на пол. Брюхо наклонился ко мне.

- Сейчас сожрет, - понял я.

Закрыв глаза, я слышал урчание из его желудке.

- Только дай ему переварить, - услышал я голос ворона. – Информацию.

Когда открыл глаза, надо мной парил ЗигЗаг. Живой и невредимый. Госпожа Франклин обмахивала шуршащим веером, а Гретта била меня по щекам.

Я сел. Брюхо виновато отвернулся.

- Ты жив? – спросил я негромко ЗигЗага.

- Уже да, - ухмыльнулся он.

Ворон каркнул:

- Вы знаете, я сторонник стандартных методов. Человек – желание – поднос – результат. А ваши эти позы, вовлечение посторонних, убийства. Так же и бизнес можно потерять.

- Не ваш же бизнес, - ЗигЗаг подлетел к Ворону.

- Не мой… Но контролирую его я.

- Не расстраивайся, мой воробушек, - сказала Гретта. – Ты самый лучший директор мотеля.

Я встал.

- А чей это бизнес, - холодно спросил я.

- Какая разница, главное результат, балда, - ответил ЗигЗаг.

- Да пошёл ты. - резко ругнулся я.

Брюхо подошел и, кивнул. Злой, я вышел вон из номера.

- Эй! – ЗигЗаг полетел за мной. – Ты что обиделся?

Я остановился.

- Зачем эта постановка была?

- О чем ты?

- Зачем ты представился мертвым, зачем меня чуть не прибили? Я через такой ужас прошел.

- Я? То есть ты всех вовлек в свой сценарий, меня убил, орал тут, доказывал что-то, выход искал, перепугал бедную Франклин, и еще недоволен. Нет, ты не Кант, ты Вася.

- Как это я убил?

- Как-как, молча. Взял и раздавил руками. Уж не знаю, что ты там себе исполнял, но спасибо бы сказал. Хорошо еще, что жизнь моя на страховке, так легко восстановили. Всё это чертов эгоизм: продал большую часть, теперь не могу отказать ближнему. А ворон? Бедолага же не привык к новым методам страхования: бедолага обязан заметать негативные следы. Доставил ты ему … нервотрёпки.

Ворон и Гретта вышли из номера и наравились к лифту. Перед тем, как уехать вниз ворон каркнул:

- Уолсон! У вас сегодня чекаут.

И громко добавил Гретте:

- Понаедут, потом то заказывай морг, то отменяй.

- Ну не расстраивайся, голубочек мой.

Я услышал музыку в номере Брюха. Госпожа Франклин жалела Брюхо и гладила по безликой голове. Скрипка играла на весь коридор. ЗигЗаг подлетел прямо к моему лицу:

 

- Брат, мы здесь все со своими зехерами. У тебя видимо желание доказать миру, как ты во всем кардинально прав и не виноват. В целом, у тебя это получилось. Только подзатрахал ты многим мозг в процессе. Удивительный подход у тебя: сам создай проблему, на её же фоне ори, бегай, а потом апофеозом – умри за правду.

- Зиг, я тебя не убивал.

- Еще как убивал, встал и лопатами своими меня задушил. Главное, что ловко схватил так. Орал про бессмысленность приоритетов.

- Но я не помню ничего… - я наблюдал, как вдоль плинтуса пробежала серая мышь.

«Субъективизм восприятия,» - вспомнил я.

- Ты знаешь, когда я в первый свой пробный день здесь побывал, то как и ты особо не шарил: где там мои настоящие желания. Мне все казалось, вот, сча мне девок, тачку, бабло. А вот те ноу! Оказывается я еще с детства хотел, чтобы меня простили. Так я тоже косячил, бегал тут всех умолял меня извинить. Ворон кряхтел, но дерьмишко моё со стен соскребал молча. Работа…

- То есть ты хочешь сказать, что я хотел тебя убить?

- Я не могу утверждать, это же твои личные забубоны. Но тебе страсть как хотелось миру что-то доказать. То ли глобальное: ваша циничная материя – суки – ложь бытия. То ли что-то более примитивное: в тапки насцал не я. В любом случае, грандиозненько вышло.

- Но это бред…

— Вот зеркалу это и расскажи.

Музыка из комнаты Брюха умолкла. Госпожа Франклин уснула, а Брюхо чавкал её купюрами.

- Идиллия, - улыбнулся ЗигЗаг.

Я прошел к лифту и нажал на кнопку.

- Ну, что, Уолсон. Я наверх через стены просочусь, - сказал ЗигЗаг, - Будешь заселяться в следующий раз – приходи на кофе, я бы с тобой подольше поболтал. Только без убийств – мне дороговато выходит. Провожать не буду, мне пора: приземляться чего-то начал.

 

 

Меня быстро отправили вон. Ворон поставил печать на ваучер: в следующий раз комплиментари шампанское.

- Была бы моя воля, всех после 90ых сюда не пускал. Как начнут тут… - ворон плюнул в бокал и отвернулся.

Гретта средним пальцем указала мне на дверь.

Выход - и я оказался на улице. В новом для себя состоянии стоял и смотрел в никуда. Тень неагрессивно наседала на мотель, его вывеску, кусты вокруг. Поймал себя на мысли, что надо бы вернуться и узнать, как попасть обратно в случае чего.

Я сделал шаг в сторону мотеля. Голос ворона вырвался наружу:

- Мест нет!

В этот момент всё исчезло. Дорога демонстрировала только путь к городу, к знакомой набережной. Я думал о том, что непонятные события как пыльным мешком огрели мою голову. Теперь я стал обладателем нового ощущения: сомнения? Удивления? Нет. Желания! Мотель закинул в меня удочку, теперь не спрятаться ... от себя.

«Как же глубоко в своих поисках зашла проститутка, если стала ланью.» - думал я.


Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 7. Оценка: 3,43 из 5)
Загрузка...