Мост

Аннотация (возможен спойлер):

История охотника, пытающегося выжить после катаклизма, в одночасье изменившего мир. Как быть, когда ни в чем и ни в ком нельзя быть уверенным, а от твоего выбора зависит не только собственная жизнь, но и судьба маленькой дочери? Когда привычные законы рухнули, а смерть и болезни - лишь предвестники Белого огня?

[свернуть]

 

Сначала горы на востоке озарила вспышка, нестерпимо яркая, ослепляющая. Затем, свет медленно, словно нехотя угас, утопив небо в матовой черноте, и пришел звук. Низкий гул, переросший в колоссальный грохот, расколовший сам воздух. Привычный мир дрогнул, не выдержав чудовищного напряжения, потек, точно расплавленный жаром воск, перестал существовать. Рушились горы, и исчезали реки. Горели под ногами камни, небо затмили тяжелые тучи удушливой пыли вперемешку с паром вскипающего снега, а едкий запах щелочи разъедал ноздри. Быть может буйство стихий продолжалось лишь мгновение, а может быть целую вечность, но внезапно все закончилось, наступила тишина.

С тишиной начались иные кошмары. Выжившие в горниле того, что через века назовут Разрушением, гибли от странных, неведомых доселе болезней. Кто-то сходил с ума от кошмарных видений, кто-то просто исчезал. Неожиданно, внезапно, бесследно...

Так случилось и с женой охотника Орса. Лерна ушла в одну из ночей несколько месяцев назад. Проснувшись в то утро, мужчина сперва не понял, что произошло. Посчитал, что, утомленный очередной неудачной вылазкой в горы, просто не заметил, как жена встала.

- Лер, дорогая? Ты уже проснулась? – Громко позвал Орс, и лишь не получив ответа, по-настоящему забеспокоился.

- Пап, в чем дело?

Сонно завозилась рядом маленькая Варна.

- А где мама?

- Все в порядке, дочь, спи.

Отец поцеловал девочку в лоб, а в голове уже предательски билась страшная догадка. Паника захватывала его. Орс встал, слишком порывисто, резко, еще больше напугав дочь. Быстро заглянул в одну комнату, в другую, и, уже медленнее, зная, что увидит, но, все еще отчаянно надеясь, распахнул дверь в сени, где его ожидал лишь запертый изнури засов.

Лерна стала одной из последних исчезнувших. Орс не задавался вопросом, отчего так случилось именно с ним, не тратил время на жалость к себе: просто не имел такого права. У него на руках маленькая дочь, а мир вокруг их горной деревушки затерянной высоко на склонах Верлиафа, похоже решили перекроить не иначе как сами Темные боги.

И пусть не пылают больше небеса на востоке, ушла загадочная болезнь, а люди перестали исчезать без следа. Да вот только добывать пропитание с каждым днем все тяжелее. Сельские террасы безвозвратно разрушены землетрясениями, большинство домашней скотины погибло, а охотники то и дело не возвращаются с гор. Ненадежными, неизвестными стали скалы, а их обитатели…

Многие не пережили последние месяцы, многие изменились. На последней охоте на Орса и его товарищей напал странный обезумевший ирбис – зверь, как правило, робкий и человека обходящий за лигу. Упокоился хищник лишь после того, как получил четыре срезня в грудь. Осмотр зверя, ничего не дал – мертвый барс ничем не отличался от своих собратьев, разве что десны его у самого основания зубов пульсировали гнилостной чернотой.

Среди односельчан Орса с каждым днем крепли сомнения в том, что им удастся пережить грядущую зиму. Впрочем, не все были настроены скептически, находились и отчаянные оптимисты:

- Да чего нам бояться! – Говорили они. - Не сегодня-завтра воротятся посыльные от Радужной крепости, что у Эхова провала, да приведут подмогу!

- Ну да, может тебе сразу чародеев подать?

- А ну если и чародеев! Прилетят на своих крылатых конях, да одним махом и решат все наши заботы!

- Хорош сказки городить, нету у колдунов никаких крылатых коней! А посыльные твои пропали, как пить дать пропали! Почитай уж как пару недель от них не слуху, ни духу!

Орс был согласен с последними, а потому готовился как можно скорее покинуть селение. Собирал все необходимое: теплые вещи, огнива, снаряжение и провизию. С ней было тяжелее всего. Тогда, решившись, после редкой в последнее время удачной охоты, Орс утаил от остальных часть добытого мяса и спрятал его в приметной расселине. Взбунтовавшую совесть быстро успокоило понимание – иначе никак, у него на руках дочь. Смотреть в глаза уставших товарищей, однако, легче от этого не стало.

Наконец, к походу все было готово. Но Орс тянул, находя новые и новые отговорки: сначала требовалось в очередной раз перепроверить снаряжение, потом, как один из опытнейших охотников, не хотел бросать уже обманутых однажды товарищей перед очередной вылазкой в горы. Конечно же, истинной причиной его сомнений была Варна. Он просто боялся, что с дочерью что-то случится во время перехода, что она не дойдет, что будет тяжелым балластом в предстоящем путешествии. Балластом, из-за которого они оба могут погибнуть. Эта постыдная мысль заставляла мужчину презирать, ненавидеть себя и оттягивать и оттягивать неизбежное.

Свое веское слово сказала погода: мелкая снежная крупа, с утра посыпавшая с неба, к вечеру сменилась крупными белыми хлопьями, а над головой нависли тяжелые свинцовые тучи. Откладывать спуск теперь стало невозможно, и Орс решил выдвигаться ранним утром. Осталось лишь забрать спрятанную в ущелье провизию.

Наказав дочери никому не открывать, под покровом сумерек он тайно покинул деревню, и осторожно двинулся на старый перевал через Верлиаф. Раньше, на его пологих склонах паслось множество муфлонов, привлеченных сюда прекрасными пастбищами. Теперь же всюду были лишь острые пики изорванных буйством стихии скал. Дорога была опасной, особенно на фоне стремительно темнеющего неба, но опытный, не раз бывавший в горах охотник справился. Вскоре, он достиг нужного места, и сердце ухнуло в пропасть.

Прямо у расселины, в которой он спрятал мясо, привалившись спиной к скале и вытянув ноги, сидел человек.

- «Как? Не может быть!» Как они узнали?!» - Заметались в голове охотника панические мысли. Сомнений в том, что сделают селяне с утаившим добычу охотником, у него не было. Мельком подумав о судьбе дочери, Орс приготовился к неизбежному. Однако, человек все еще неподвижно сидел на месте.

С бешено колотящимся сердцем охотник всматривался в силуэт и только теперь понял: мужчина ему совершенно незнаком. Да он вообще не из их деревни! На это явно указывали некогда богатый, а ныне изодранный и грязный камзол, тонкий длинный меч на поясе, да резко выделяющаяся на фоне серых камней бледная кожа горожанина. Судя по всему, незнакомец прибыл сюда с той стороны Верлиафа, каким то невероятным образом преодолев перевал! Лишь для того, чтобы найти свой последний приют среди этих недружелюбных скал.

Орс повел плечами, стряхивая оцепенение, время поджимало. Скоро стемнеет, и нужно как можно скорее возвращаться. Не обращая более внимания на незнакомца, он достал из расселины мясо, спешно покидал куски в мешок, и уже двинулся прочь, когда мужчина издал хриплый стон. Охотник замер, и, подавив желание обернуться, приложил ладонь к груди, где под одеждой был запрятан маленький медальончик из красного оникса. Когда-то, давным-давно, уже, кажется, в другой, забытой жизни, он сделал из найденного кусочка минерала эту безделицу, а затем, расколов на две половины, подарил одну часть Лерне.

- Я обязательно спасу нашу дочь, Лерна, обязательно… - Прошептал охотник, прикрыв глаза, глубоко вздохнул, и решительно зашагал прочь.

Пытаться помочь раненному незнакомцу спуститься в деревню – значит обречь себя на верную гибель. Стремительно темнеет, еще немного и станет совсем ничего не видно. Да, Боги, будь он хотя бы налегке! А так – у них нет никаких шансов. Тащить полумертвого человека с собой – безумие, которое он не может себе позволить. И снова, как и тогда, пряча от товарищей мясо, Орс нашел себе оправдание в лице дочери.

Он уже спускался от расселины, когда услышал хриплый голос:

- Эй..…эй… помогите…

Одно дело тихо уйти незамеченным, когда о тебе никто не узнает и не осудит. Совсем другое дело - хладнокровно бросить просящего помощи человека на верную смерть.

- Проклятье… - тихо выругавшись, Орс полез обратно, ему хладнокровия не хватало.

 

***

 

Чего стоило спустить находящегося в полубессознательном состоянии незнакомца в деревню, знали только Боги. Они же, видимо, и помогали охотнику на этом нелегком пути. И все же в деревню Орс попал лишь поздним утром. Оставив мужчину на попечение женщинам, едва не падающий с ног от усталости, он оправился домой. Его встретила заплаканная Варна:

- Папа, папочка, я думала, что ты … что ты …

- Все в порядке, солнышко, успокойся. Все хорошо, ну не плачь, не плачь. – Он крепко обнял дочь и неловко улыбнулся. – Просто, пришлось немного задержаться…

- Не уходи больше, пожалуйста, не бросай меня, как мама

-Я никогда тебя не брошу солнышко, ни за что свете… - Зашептал мужчина, покрывая лицо девочки поцелуями.

- Ты колючий…

- Колючий? Ну конечно, ведь я страшный злой Колючк! И сейчас я заколючу маленькую Варну

- А! Нет! – Завизжала девочка, и они рассмеялись.

- Я люблю тебя, дочка.

- А я тебя, пап. - Крепко обняла отца девочка.

- Мы сейчас уходим? У меня все готово…

- Нет, не сейчас, не сегодня, малышка. Мне нужно немного отдохнуть…

Совсем скоро Орс лежал в постели, улыбаясь заботливо укрывавшей его дочери, а на душе у него скребли кошки. Сказать, что он был на себя неимоверно зол, значит не сказать ничего! Мало того, что сегодня они уже никуда не уйдут, так теперь еще придется объяснять, какого Темного он делал ночью в горах! И вправду говорят, за добрые поступки надо платить! За этими мрачными мыслями Орс не заметил, как погрузился в беспамятство. Проспал он до глубокого вечера, может быть, мог бы и дольше, но его разбудила Варна.

- Папа, папа, просыпайся, папа! – Трясла за плечо девочка. – Там дядя Ролт, он тебя зовет. Говорит в корчме собрание!

- Собрание? – Недоуменно переспросил тяжело возвращавшийся к реальности Орс.

 

***

 

Чудом уцелевшая в катаклизме корчма встретила его многоголосым гомоном селян.

- Да чего эт такое городит этот проходимец! – Громогласно возопил старый трактирщик Мора. – Уйти из деревни! Дурость какая! Да мы сгинем все, только выйдем за порог. С гор нынче даже опытные охотники не всяк раз возвращаются. Скалы то и дело норовят обвалиться, а он нам к Радужному предлагает переться, Темные тебя забери!

Мора в сердцах сплюнул на собственную стойку, а толпа загомонила пуще прежнего.

- Тихо! Тихо вы, окаянные! – Перекрикивая шум, попытался успокоить людей Увр. – Вы галдеть собрались, али слушать пришлого?

Орс сперва не совсем понял, кого вообще имеют в виду старый брюзга и староста, а когда понял, только глупо приоткрыл рот от удивления.

Незнакомец теперь совсем не выглядел как человек, совсем недавно находящийся на грани смерти. Скрестив руки на груди, и, оперившись спиной о стол, он хмуро смотрел на трактирщика, чуть задрав голову. Бледная кожа, тонкие черты лица, забранные в хвост русые волосы и аккуратная бородка. Да он вполне мог бы сойти за аристократа! Дополняло впечатление исходившее от пришлого ощущение такой силы и власти, что их не умаляла даже простая, походная одежда, которой он сменил свои порванный камзол.

- Он часа через два уж в себя пришел… - Внезапно раздался прямо над ухом голос.

Орс оглянулся и увидел здоровяка Ярга. Они не раз пересекались на охоте, но слишком близкими приятелями не были, так что даже странно, что бородач решил поделиться с ним мыслями.

- И как давай сразу вопить, что всем срочно надо бежать отсюда, что, мол, здесь всем конец… - продолжал объяснять тот, - В общем, такой переполох устроил, что Староста Увр решил устроить собрание.

- Ну, мы и без него знали, что голод скоро погонит нас с села… - Пожал плечами Орс.

- Да, голод на пороге – Кивнул охотник, вперив в Орса взгляд маленьких черных глаз

- Да токмо вот, не в голоде то дело… - Добавил он после паузы.

- Поймите, у вас, к сожалению, нет выбора. Смерть идет сюда со стороны Сайферана, и единственная преграда для нее – Верлиаф.

Гомон селян, перекрыл голос незнакомца.

- Там, за перевалом пылает сама земля, а искажения, создаваемые либрием, порождают чудовищные аномалии. Пока горы защищают вас, но даже они не устоят перед этой грозной силой. Если вы хотите выжить, вам придется спустится к Радужному мосту, пересечь Эхов Провал и бежать.

- Куда?! – Возопила какая-то женщина.

- На запад. – Пожал плечами оратор. – В надежде, что туда разрушения не доберутся.

- Да каки таки разрушения?! Брешет он все! Надо самим сходить за перевал, да поглядеть что к чему….

- Ага, Вал, вот ты и туда лезь, а я ни за какие коврижки не полезу на проклятый Темными пик!

- А вот и полезу, Тур! – Залихватски бухнул по столу пастух.

- Не получится. – Прервал их спор незнакомец. – Я пришел к вам этой дорогой, и уверяю, в обратную сторону по ней не пройти. Скалы ненадежны, готовы обвалиться в любой момент, да и перепады высот слишком большие.

- Мы попробуем. – Возразил охотник Шрат. – Не первый день в горах.

- Это бессмысленно. – Вздохнув, покачал головой пришлый. – Я еще успел проскочить, но теперь обычному человеку там не выжить. Сам воздух стал ядовитым от пылающего либрия, даже Пламень там долго не протянет.

- А как же ты выжил? – Недоверчиво спросил кто-то.

- Повезло. – Пожал плечами незнакомец. – Успел проскочить до того, как земли по ту сторону гор превратились в задний двор Темных богов.

- Что там произошло? – Громко спросил Орс, обратив на себя внимание спасенного им человека. Тот встретился взглядом с охотником, кивнул и ответил:

- Я знаю немного. Но эпицентр этого безумия точно где-то в пригороде столицы. Представители Мастеров Круга несколько лет назад скупили там земли, после чего появились заборы и охрана. Видно, Пламени там нечто тайное замыслили, и это нечто пошло не по плану….

Пришелец на мгновение запнулся, по его лицу пробежала тень, но он тут же продолжил:

- Сначала громыхнуло, и половина Сайферана сразу ушла под землю, и дома и жители. Мне повезло. Я буквально за два дня до этого покинул столицу, и наблюдал разрушения уже с холмов Тиокары. Потом по земле пополз яркий белый огонь. Никто поначалу не понял что это, а когда поняли – было поздно. Либрий уже пылал во всю, коверкая саму реальность…

- Разве минерал может гореть сам по себе? – Нахмурился старый Дрек.

В былые годы он, сперва, простым солдатом, а после и сотником второго полка Имперских пересмешников истоптал половину мира и не раз видел, как чародеи колдуют, заставляя необычное вещество вспыхивать в их ладонях.

- Не может. – Качнул головой пришлый. – Либрий загорается, преобразуя реальность лишь подчиняясь воле Пламеня…

- Так как…

- А вот так. – Внезапно озлился незнакомец. – Не знаю я как! Не знаю. А что знаю точно, так это то, что если вы все не покинете деревню в ближайшие дни, то увидите Белый огонь своими глазами. И это будет последнее, что вы увидите.

И такая уверенность сквозила в его словах, что Олф ему моментально поверил. Поверил, и еще раз проклял себя за то, что пошел на поводу у совести, и спас незнакомца, вместо того чтобы забрать припасы и покинуть деревню уже сегодня. Хорошо хоть, в возникшем от новостей пришлого переполохе пока никто не озаботился узнать у охотника о его тайных ночных походах в горы.

- Безумие какое-то! Я уверена, раз волшебники виноваты, они нас и спасут! – Раздался голос женщины, и толпа согласно загомонила.

- Боюсь, ни один из чародеев не озаботится нашими проблемами, Рулта, и решать нам их придется самим. – Вздохнул староста Увр. – Думается мне, у колдунов нынче проблемы всяк поважнее, чем вытаскивать из пасти Темных селян забытой деревни.

- А что, если Радужный мост рухнул, не выдержав землетрясения?

- Его создали Пламени, я уверен – он уцелел.

Пришлый сказал это твердым, уверенным голосом, но охотник разглядел в его взгляде нечто такое… Быть может, сомнение?

Собрание продолжалось еще долго, но, как и думал Орс, разговоры ни к чему не привели. Трудно заставить толпу испуганных, уставших людей покинуть насиженное и кажущееся хотя бы сколько-нибудь надежным место, отправившись в опасный путь к неизвестной цели. Практически невозможно. Но пришлый, назвавшиеся, как позже узнал Орс, Вильгельмом, все же сумел убедить некоторых. Небольшая группа охотников, включая Ярга с Ролтом и Шрата, да еще пара десятков человек поверили ему, всерьез задумав покинуть деревню. Собирались только основательно подготовиться, а не ломиться вниз по опасным тропам сломя голову. Но, как часто бывает, судьба распорядилась иначе, не оставив людям времени на долгие приготовления. Ночь в тот день так и не наступила – небо за Верлиафом засверкало вспышками белых огней.

 

***

Орс оглянулся назад, туда, где далеко вверху остался его родной дом. Там он провел самые счастливые свои годы, годы с Лерной. За это время он много раз спускался к Радужному мосту, но теперь все было иначе. Охотник понимал, что назад он, скорее всего, уже никогда не вернется. И счастливая жизнь навсегда останется лишь воспоминанием.

Прошел день с тех пор, как их небольшая группа в спешке покинула деревню. Двигались они не слишком быстро, подстраиваясь под женщин и детей, но все же смогли покрыть немалое расстояние. Во многом, благодаря тому, что впереди всегда шла пара опытных охотников, подготавливая по возможности безопасный маршрут: старая дорога к Радужному мосту была безвозвратно разрушена. Лишь местами среди вывороченных скал попадались относительно сохранившиеся участки некогда вполне приличного тракта.

Вильгельм был явно не доволен заданным темпом, но разумно молчал, понимая, что никак не сможет ускорить передвижение их импровизированного отряда. Что до Орса, то охотник считал, что они вполне неплохо справлялись. Переход выдался тяжелый, но, слава Богам, никто не сорвался и не отстал, что уже можно считать большой удачей.

И вот теперь, поздним вечером, уставшие, измотанные дорогой люди разбивали лагерь на небольшой относительно ровной площадке под навесом скал, хоть немного защищающих от ветра и все усиливающегося снегопада.

- Как думаешь, мы не поспешили?

Рядом остановился Ярг. Крупные снежинки застряли в его густой бороде, и охотник периодически собирал их губами.

- Уверен, мы все сделали правильно.

Орс кивнул на чернеющий на фоне ярко-белого зарева пик Верлиафа, скинул заплечный мешок и принялся отвязывать спальные принадлежности.

- Тебе помочь, пап?

Варна выглядела неважно. Не удивительно, даже крепкие, бывалые охотники-мужчины устали, что говорить о малышке. Конечно, отец, не занятый сегодня разведыванием маршрута, старался помогать и поддерживать дочь там, где это только было возможно, иногда даже нес девочку на руках, но скорее больше устал сам, чем облегчил ей спуск – слишком опасный выдался маршрут.

- Нет, спасибо, солнышко, тебе надо отдохнуть, завтра тяжелый день.

- Орс, так ты веришь этому Вильгельму?

- И ты веришь, Ярг, иначе бы тебя здесь не было… - пожал плечами охотник, наблюдая за тем, как собеседник сплевывает снег. Компания здоровяка тяготила его с того самого разговора в корче.

- Да… нам крупно повезло, что ты приволок его в деревню. Проведение Богов, не иначе, да?– Ухмыльнулся мужчина, блеснув глазами. – Ладно, пойду и я, пожалуй, раскладываться.

С этими словами Ярг по-дружески хлопнул охотника по плечу и ушел.

- Чего это он? – Удивленно спросил подошедший Ролт.

- Нервничает, - пожал плечами Орс, - как и все мы, впрочем.

- Ну да… - с сомнением протянул приятель, провожая Ярга долгим взглядом.

- Пап, я кушать хочу. – Отвлекала мужчин Варна.

- Кушать? – Протянул он с улыбкой. – Ну, давай будем кушать!

- О! Это я удачно подошел!

Заговорщически подмигнув девочке, отчего та рассмеялась, Ролт плюхнулся на землю и принялся разбирать свой мешок.

На следующий день, оставив дочь на попечении приятеля, Орс отправился разведывать дорогу, сменив Шрата и с Вуром. В компанию к нему набился Ярг. Орс не возражал: здоровяк был опытным скалолазом, не раз бывал в различных передрягах и его помощь может оказаться совсем не лишней.

- Ты это чего такой молчаливый? – Хмуро спросил здоровяк спустя почти час молчаливого спуска.

- Беспокоюсь за Варну, она тяжело переживает уход Лерны. – Не стал таиться охотник.

- А… - Непонятно кивнул Ярг.

Разговор не заладился и Орс постарался поскорее отбросить посторонние мысли, сосредоточившись на дороге. Поначалу спуск был довольно легкий, и путники практически не использовали снаряжение. Лишь в паре мест укрепили крючья и веревки, чтобы облегчить дорогу основной группе. Ветер затих, перестав швырять в лицо хлопья колючего снега, и Орс уже начал думать, что Боги благоволят им сегодня, как впереди показался разлом, слишком большой и глубокий, чтобы так просто его преодолеть.

- Проклятье, надо возвращаться! – Зло сплюнул Ярг.

- Нет, не обязательно. – Возразил Орс. – А ну-ка, подержи меня.

- Там, внизу небольшая площадка. - Свесившись с обрыва с помощью Ярга, сообщил он. - До нее можно спуститься веревками, а уж оттуда перекинуть лестницу на другую сторону.

- Да? Ну, значит, давай поторопимся, пока окончательно не стемнело.

Охотники разложили снаряжение, и занялись делом.

- Вот, вроде все готово. - Ярг перестал стучать молотком, и поднялся, сплюнув вязкую слюну. – Закрепляй последнюю веревку, да подождем остальных. Все равно без нас им не спуститься.

Орс согласно кивнул, нагнулся к кошке, но внезапно услышал короткий рык и инстинктивно дернулся в сторону, подставив под удар моток веревки. За первой атакой мгновенно последовала вторая, а затем третья и четвертая. Удары сыпались градом. В какой то момент плечо взорвалось болью, но Орсу все же удалось, запутав оружие в веревке, вырвать его из рук нападавшего и отшвырнуть в сторону. Однако, закрепить успех не удалось, - он тут же пропустил сокрушительный удар в грудь и опрокинулся навзничь, безуспешно хватая ртом воздух.

- Мерзкий вор!

В напавшем Орс с ужасом узнал Ярга.

- Что ты…

- Лежи, падаль! – Проревел здоровяк, очередным ударом прервав его попытки подняться.

- Задумал воровать у своих?! Думал, никто не узнает?!

- Ярг я…

Попробовал оправдаться Орс, отползая в сторону, но здоровяк его даже не слушал. Издав сдавленный полу-крик полу-рык, он бросился в атаку, и, быстро подавив сопротивление, принялся душить противника.

- Сдохни, крыса! – Брызгая слюной, шипел Ярг с перекошенным, оскаленным лицом.

- Сдохни….

Пальцы стальной хваткой сдавливали горло, и Орс, и сам не хлипкого десятка мужчина, ничего не мог противопоставить его бешенной силе. Сознание охотника начало меркнуть, когда послышался глухой удар, а Ярг, странно крякнув, внезапно ослабил хватку и завалился вперед, придавив его всем свои немалым весом. Полузадушенный, охотник с трудом спихнул с себя тело и, жадно втянув воздух, закашлялся. - Ты… - Прохрипел, Орс отчего-то совсем не удивившись своему спасителю.

- Ты как здесь оказался? – Вырвалось у него вместо благодарности.

- Решил подстраховать тебя. Как рука?

- В порядке, вроде… он вскользь попал… - Рассеянно посмотрел на плечо Орс.

Вильгельм отбросил окровавленный камень и с усмешкой протянул руку, помогая охотнику подняться.

- Я увидел на привале, что его десны почернели, - он кивнул в сторону Ярга, - верный признак заражения...

- Заражения?

Тряхнул головой все еще не пришедший в себя Орс, но решил не продолжать тему. Сейчас было не время и не место.

- Спасибо… - вместо очередной порции вопросов выдавил он.

- Не стоит, я всего лишь вернул долг. – Пожал плечами пришелый.

- И Орс… Я думаю, остальным не стоит об этом знать…

- Но…

- Ярг вполне мог сорваться…

Хекнув, он ногой спихнул тело в обрыв.

 

***

Удивительно, но в историю, придуманную Вильгельмом, поверили все, за последнее время люди привыкли к смертям, и очередная потеря никого не удивила. Вот только Орс все равно плохо спал по ночам, каждую минуту ожидая, что его схватят и обвинят в убийстве Ярга. Клубок тайн все больше запутывался вокруг него. Охотнику казалось, что своим поведением он вызывает к себе еще больше подозрений, отчего его беспокойство лишь усиливалось. Хорошо хоть Варна всего этого почти не видела. Последнее время она все больше проводила с Вильгельмом. Пришлый рассказывал девочке истории о древних героях и дальних странах, помогая отвлечься от тяжелых будней. Орс был благодарен ему, сам он сейчас был в таком состоянии, что мог лишь измотать дочь еще больше.

- Не стоит тебе себя винить, ни к чему это…

Ролт, как, впрочем, и все остальные, по-своему трактовал поведение приятеля.

- Ты сделал все, что мог. Это – горы…

Охотник обвел взглядом серые скалы.

- И если они решили забрать кого-то, не нам оспаривать их выбор…

- Ты не понимаешь…

- Я все понимаю, - жестоко сказал Ролт, - а вот ты раскис совсем не вовремя. Безопаснее путь наш не стал, погода лучше не стала, и дочь твоя без тебя все также не справится. Так что завязывал бы ты себя винить. Сейчас нам нужно спуститься к Радужному мосту. Это главное, слышишь? А скорбеть будем после.

Еще немного помолчав, товарищ ушел, оставив Орса наедине со своими мыслями и, как ни странно, слова друга привели его в чувства. Нет, никуда не делись переживания и беспокойства, но сковывающий сознание страх от сокрытого убийства понемногу уходил, уступая место былой решимости. Орс в который раз потянул из-за ворота медальон и прижал его к губам, зашептав:

– Помоги мне, Лерна, помоги спасти нашу Варну…

На следующем привале, он направился к Вильгельму. Тот сам в последнее время выглядел все более нервным, и Орс сильно сомневался, что причина этого беспокойства кроется в убийстве Ярга. У охотника накопились вопросы к этому загадочному человеку, и он собирался задать их как можно скорее.

- … Велика была армия Восставшего Короля и ничего не могли противопоставить ей Старшие - бывшие хозяева нашего мира. Их осталось слишком мало, чтобы побеждать в открытых сражениях, а волшебство больше не было им подмогой…

Орс застал Вильгельма и дочь за очередной сказкой. Казалось, они отвлекали не только девочку, сам рассказчик находил успокоение в своих историях.

- Почему? – Нахмурилась Варна. – Ведь волшебством они помогали Богам создавать мир и даже самих людей?

- О, все дело в том, что ко времени Войны Восстания того вещества, что Старшие называли Плоть Мира, а мы зовем либрий, и из которого некогда был построено все сущее, осталось уже очень мало. И чем меньше его становилось, тем больше сил и способностей убывало у бывших хозяев мира, слишком сильно они были связаны с минералом. Дошло до того, что сжигание либрия стало убивать Старших. Потому то и не могли они защититься от армий Восставшего короля волшебством. Бои были тяжелыми, Старшие терпели поражение за поражением, и в какой-то момент одному из людских отрядов, под предводительством Орена, позже прозванного Благородным, удалось захватить в плен Й'Ию – дочь Владыки Й'алле. Восставший король приказал привезти пленницу в свою крепость Вершлиат, чтобы прилюдно казнить ее, но Орен, сраженный красотой и невинностью Й'Ии, пошел против воли правителя, и вернул ее отцу.

- И что произошло потом?

Варна с горящими глазами смотрела на Вильгельма.

- О, увидев, как человек рискует собой ради Старшей, бывшие хозяева Мира поняли, что Последние дети могут быть совершенно разными. Как коварными и жестокими, так открытыми и самоотверженными. И тогда Старшие заключили с людьми Первый Договор. Владыка Й'алле, отец Й'Ию, пожертвовал собой, даровав Орену и его людям возможность сжигать либрий, подчиняя реальность своей воле. Так появились первые волшебники.

- И в ответ Орен помог Старшим выиграть войну с Восставшим Королем?

- И не только! – Усмехнулся Вильгельм. – После падения Вершлиата чародеи, которых потом стали называть Пламенями, направили свои способности в мирное русло. Они помогали восстанавливать разоренную страну, лечили людей, строили города, создавали великолепные сооружения.

- Такие, как Радужный мост?

- Точно, Варна, такие, как Мост. – Улыбнулся Вильгельм.

- Здорово! – Завороженно протянула девочка.

Мысленно она была далеко, там, вместе с великими первыми волшебниками, создавала прекрасные замки и помогала всем нуждающимся.

- Могу я украсть твоего приятеля ненадолго? – Спросил охотник, легонько ущипнув дочь за бок.

- Конечно, пап! – Лучезарно улыбнулась дочь.

- Вильгельм, ты обещал еще рассказать мне историю об Осенней Леди и Песчаных стражах, помнишь?

- Помню. – Рассмеялся мужчина.

- Он обязательно расскажет, а пока беги к дяде Ролту, пускай покормит тебя, хорошо?

- Как скажешь пап! До скорого, Вильгельм!

Чмокнув отца в щеку, Варна убежала прочь.

- Осенняя леди?

- Леди Риолта, властительница Осеннего замка. – С усмешкой пояснил Вильгельм. – В одиночку смогла задержать армии хшиканов до подхода основных войск Империи, создав из песка Красной пустыни несколько десятков волшебных воинов. Она Великий Пламень одна из героев Закатной войны, неужели не слышал?

- Слышал - Буркнул Орс, и тут же помрачнел. – Но сейчас не до сказок о волшебницах, Вильгельм. У меня к тебе есть более насущные вопросы.

- Спрашивай. – Непонятным тоном разрешил собеседник.

- Что случилось с Яргом? – Понизив голос, посмотрел собеседнику в глаза Орс.

- Я же сказал, он…

- Помню, заразился! - Нетерпеливо перебил его охотник, но тут же продолжил куда спокойнее, - Да вот только чем? Объясни толком.

- Хорошо…

Вильгельм пожевал губы, задумчиво глядя на стремительно темнеющее небо.

- Как бы тебе объяснить…

- Да уж как-нибудь объясни… - Начал было Орс, но осекся под взглядом Вильгельма.

- После той… катастрофы, произошедшей в Сайферане, либрий, я имею в виду весь, даже тот, который еще не добыли, ведет себя странно. Невозможно. Часть его пылает, порождая Белый огонь, коверкающий саму суть реальности, а часть… Я полагаю, что часть минерала проникла в нас.

- В нас? – Недоверчиво переспросил Орс.

- Да, в тебя, в меня, в них. – Вильгельм кивнул на отдыхающих людей. – Во всех нас. И не только в людей. В животных тоже, и в растения. Я не знаю как именно, возможно с водой и пищей, с воздухом, а может быть магически, но минерал теперь определенно в каждом живом существе. Неизвестно, как это скажется в будущем, но уже сейчас все реагируют на него по-разному…

- Это как с пламенным даром?

- Да, именно, как раньше было с пламенным даром. Для кого-то либрий был ядовит и опасен, а кто-то мог заставлять его вспыхивать, и подчинять своей воле пространство. Вот только теперь все изменилось. Не знаю, как дело обстоит с одаренными. Знаю лишь, что многие из тех, кто раньше бы умерли от отравления при контакте с минералом, остаются в живых. Кто-то не меняется, оставаясь самим собой, но некоторые…

- Становятся таким как Ярг?

- Не только.

Вильгельм замолчал, глядя куда-то сквозь Орса. Лицо его сделалось жестким, словно от воспоминаний о чем-то совершенно неприятном, но вскоре он сглотнул и продолжил:

- Ваш охотник остался человеком, хоть и стал несколько сильнее и агрессивнее. Я не раз встречал таких, как он, пока добирался до Верлиафа. Их легко вычислить по поведению, или по деснам, чернеющим от отравления. И довольно легко… защититься от них, если готов к нападению. Но есть те, кто много хуже, Орс. Те, кого больше нельзя назвать людьми.

- Так вот из-за чего ты так нервничаешь в последнее время? Считаешь, что мы можем столкнуться с этими… другими?

- Нет… - протянул Вильгельм задумчиво. - Думаю, нет. Мы уже спустились достаточно низко, осталось буквально несколько переходов до Радужного моста. Да и последствий катастрофы по эту сторону Верлиафа куда меньше.

- И все же, - упрямо гнул свое Орс, - я думаю, что людям стоит знать о возможных опасностях.

- Зачем? Чтобы посеять панику? Да и какие у нас доказательства, кроме моих слов? Они просто не поверят нам, Орс.

- Но…

- К тому же, тогда придется рассказать об истинной причине смерти Ярга, а это уже очень тонкий лед. Люди устали и напуганы, в их состоянии выместить на ком-то злость – естественное дело. Особенно если эти кто: убивший их товарища пришелец и крадущий у своих охотник.

Вильгельм поднялся, разминая шею, стряхнул с плеч нападавший снег и внимательно посмотрел на охотника.

- Не беспокойся, Орс, все обойдется. Не думай о плохом.

 

***

 

Они напали следующей ночью.

- Тревога!

Резкий крик часового сменился полным ужаса воплем и резко перешел в хриплое бульканье. Мгновение тишины, и вот ночь взорвалась возгласами людей и странными, похожими на птичьи криками. Орс сам не понял, как оказался на ноги со стрелой в луке, оттесняя дочь под прикрытие скалы.

Вокруг царила паника. Неясные силуэты мелькали в вихре сверкающих в свете костра хлопьев снега, то и дело кто-то кричал, падал. Вот, две тени подхватили истошно воющего человека и уволокли столь стремительно во тьму, что Орс даже не успел среагировать.

- Бей по тем, что на скалах! – Крикнул возникший рядом Вильгельм, и с мечем наголо ринулся прочь.

Только теперь Орс разглядел их: странные, почти прозрачные силуэты, еле различимые на фоне темных скал. С мерцающими бледным огнем глазами, они ловко, точно пауки сновали по каменным склонам, используя все четыре конечности. Вот, одна из тварей, на которую нацелился Орс, замерла, сжалась, словно для прыжка, ее фигура пошла рябью и, прежде чем охотник успел спустить тетиву, гадина толи молниеносно прыгнула, толи вовсе каким-то немыслимым образом перенеслась на добрых два десятка шагов вниз по склону. Еще рывок, и вот уже она сбила с ног отчаянно закричавшего человека, принявшись трепать его, точно матерый пес.

Орс прицелился, выдохнул. Визгнув, срезень унесся во тьму, и, угодив твари в бок, ударил с такой силой, что ту сбросило с жертвы, швырнув на землю. Впрочем, живучая бестия тут же вскочила и яростно завывая, бросилась в сторону обидчика, раскидывая по сторонам снег и мелкие камни. Двигалась она на удивление быстро, особенно, если учесть глубоко засевший в боку срезень. Прежде чем существо успело добраться до Орса, он успел отправить в полет еще две стрелы. Первая угодила куда-то под ключицу, сбив неугомонную тварь с ног, и лишь вторая, попав точно в морду, заставила бестию прервать атаку. Но даже после этого та не издохла, медленно извиваясь в бесконечной агонии.

Не успел Орс разобраться с одной тварью, как откуда-то сверху со скал упала другая. Приземлившись на все четыре лапы, она медленно поднялась, не сводя с них светящихся блеклых глаз. Только сейчас охотник с отвращением понял, что ее тощая, закутанная в обрывки тряпья фигура с длинными редкими волосами, очень напоминает человеческую. Дернувшись всем телом, кошмарное существо клацнуло челюстями и, издав квохчущий звук, бросилось вперед. Орс вскинул лук, уже понимая, что не успевает. Истошно завопила Варна, и тварь внезапно замерла, словно перед пропастью. В следующее мгновение в шею ей вонзился срезень, и опрокинутая на спину гадина забилась в конвульсиях, силясь достать стрелу. Обхватив лапами древко, существо с булькающим верещанием изо всех сил дергало за него, лишь нанося себе еще больше увечий: широкий наконечник срезня цеплялся за позвонки, мешая извлечению. Наконец, после особенно яростного рывка живучая тварь наконец дернулась и затихла, видно сломав себе шею.

Как-то незаметно подошел к концу и бой вокруг, лишь эхом метались среди скал вопли умирающих существ.

С трудом успокоив Варну, Орс оставил ее с Ролтом, а сам отправился извлекать свои стрелы.

- Так будет наверняка.

Вильгельм одним ударом меча отрубил голову первой из подстреленных охотником гадин. Удивительно, но до этого момента она все еще боролась за жизнь, никак не желая издыхать окончательно. Только теперь Орс сумел рассмотреть их внимательнее. Странные, тощие существа с бледной, почти прозрачной трупно-серой плотью, пронизанной грязно-черными венами. Острые кривые зубы, редкие седые волосы, вваленные носы и мутные рыбьи глаза.

- Что это за твари? – Брезгливо поморщился Орс, вырезая срезень ножем. Из ран существа сочилась черная, похожая на деготь субстанция.

- Это люди… - Шепнул Вильгельм, устало вздохнув. – Теперь ты видишь, почему я так настаивал на том, чтобы вы поскорее покинули деревню.

- Они пришли с той стороны Верлиафа? Через перевал?

- Да, твари идут вместе с Белым огнем.

Они подошли ко второй убитой Орсом бестии, охотник присел на корточки, собираясь достать стрелу, и едва не потерял сознание от ужаса. На бледной, испачканной черной жижей коже существа яркой каплей крови алел медальон из оникса…

 

***

Впоследствии Орс считал, что не потерял рассудок от горя лишь благодаря темпу, с которым их изрядно поредевший после ночного нападения отряд спускался вниз.

Оставшийся два перехода слились в один бесконечный кошмарный марафон. На пределе сил, больше не проверяя путь, люди спешили к спасительной крепости, по пути отбиваясь от нападений мерцающих тварей. Днем кошмарные отродья крутились неподалеку, иногда на виду, а порой напоминая о себе лишь блуждающими среди скал криками.

Поначалу, по тварям, бывшим некогда людьми, возможно даже их пропавшими в самом начале всего происходящего кошмара знакомыми, родными и близкими, пробовали стрелять, но, быстро осознав всю бесполезность своих потуг, прекратили тратить понапрасну стрелы.

Страшнее всего было ночью. Хотя, наученные горьким опытом первой атаки люди старались держаться ближе, спали маленькими группами, не жалели дров на костры, проворные твари все равно умудрялись находить себе жертву. Не стало Вура, отбили от группы и утащили во тьму Ролта. Люди слушали их крики, доносящиеся из мрака, и ничего не могли поделать. Тогда Орс зажимал ладонями уши Варне, и шептал, шептал молитвы покинувшим этот мир Богам. Казалось, этому кошмару не будет конца, но в какой-то момент нападения неожиданно прекратились. Твари исчезли, словно их никогда и не было.

- Им пришлось отступить. Они не могут далеко уходить от Белого огня, это убивает их. – Пояснил Вильгельм.

- Значит, они вернуться. – Нахмурился Орс.

- Не так скоро, как ты думаешь.

Вильгельм согнулся пополам и тяжело дышал, опершись руками о колени. Как и остальные он был дико вымотан утомительной погоней, в которой все они участвовали в качестве добычи.

- Считаешь, можно устроить привал?

Орс недоверчиво оглядел скалы, прижимая к ногам волей Светлых богов не пострадавшую в горниле ужаса дочь.

- Далеко до моста?

- Уже нет, он за тем отрогом. – Охотник ткнул пальцем куда-то вниз.

- Отлично, значит, там и отдохнем. – Болезненно скорчившись, выдохнул Вильгельм.

Крепость, как и окрестности совершенно не пострадавшая от катаклизма, встретила их наполовину распахнутыми воротами. Измотанные путники входили в них с опаской, каждую минуту ожидая неприятностей, однако во внутреннем дворе, укрытом толстым слоем не тронутого ни единым следом снега, стояла абсолютная тишина.

Более подробный осмотр подтвердил, что, хотя внешне она выглядела абсолютно нетронутой, людей здесь не было. Равно, как и их тел. Целый гарнизон просто исчез без следа. В столовой осталась недоеденная каша в мисках, в казармах не заправленные койки, в покое одного из офицеров на столе нашлась раскрытая книга и оплавленная до основания свечи. Нетронутым оказался целый склад продовольствия, а за зарешеченной, запертой дверью оружейной можно было разглядеть целый арсенал всевозможного оружия. Задерживаться здесь они не стали. Вроде бы, никакой явной угрозы не было, но находится в пустынных помещениях, хозяева которых, казалось, только что вышли за порог, было неуютно.

Немного передохнув и согревшись, путники покинули крепость и обогнув ее по совершенно нетронутой мощеной камнем дороге, спустились к Эхову провалу.

 

***

 

Вильгельм не верящим взором уставился туда, где когда-то был великолепный, переливающийся всеми цветами радуги мост, созданный Огнем Либрия, а теперь зияла огромная пропасть. В голове не укладывалось, что великое сооружение Пламеней больше не существует. Насколько же разрушительными оказались последствия катастрофы, если даже творение волшебников не устояло перед ними? Потрясение было так велико, что он совершенно не обращал внимания на стенания растерянных, испуганных людей.

- И что же нам теперь делать? Это ведь ты притащил нас сюда.

Один из охотников, Шрат, с силой развернул Вильгельма к себе, вернув к реальности.

- Я не знаю. – Хмуро ответил он.

- То есть, как это ты не знаешь?

Угрожающе прохрипел мужик, и, обведя взглядом собравшихся, продолжил:

- Мы послушали его, пошли за ним, теряли друзей да родных, а он видите ли не знает… Ну уж нет, так не пойдет, пришлый. Ты сюда нас притащил, тебе и вытаскивать.

- И как я должен перенести вас на ту сторону? Летать я пока не умею.

Вильгельм со злостью посмотрел на селянина.

- А вот это мы сейчас проверим…

- Попробуй. – Холодно сказал Вильгельм, потянув меч из ножен. Терпение его подошло к концу. Горечь разочарования, злость и отчаяние, охватившие его при виде обрушенного моста требовали выхода, и он с радостью готов был выместить гнев на этом задиристом болване. Загомонили люди, закричала Варна.

- Тихо! Да тихо вы! Шрат, а ну стой! Вильгельм, убери меч!

Толпу распихал Орс, и встал между селянином и Вильгельмом.

- Отойди… - прохрипел Шрат.

- Зачем? Чего ты хочешь добиться?

Орс не двинулся с места, скрестив на груди руки.

- Разве он виноват в том, что мост рухнул?

- Но это он нас привел… - Возразил Шрат, но жажда крови в нем явно сходила на нет.

- И что? Там, откуда мы пришли, уже ничего нет. Вы сами видели тварей, нападавших на нас…

Орс обвел тяжелым взглядом согласно загудевших людей. Кто-то помянул Темных богов.

- Пришлый подарил нам надежду на спасение, и не его вина, что все так закончилось. – Громко сказал Орс, окончательно сбивая боевой настрой селян.

- Еще ничего не закончилось. - Вильгельм вышел вперед. – Вернёмся к крепости. Там припасы, толстые стены и узкие бойницы. Сможем продержаться долгое время.

- А что потом? Когда все закончится? – Буркнул Шрат.

- Посмотрите в долину, видите огни? Там люди, они наверняка не знают судьбу гарнизона и отправятся проверить. Нас спасут.

Уверенно заявил Вильгельм, отчетливо понимая, что даже если кто-то соберется лезть в горы, то Эхову пропасть спасателям никогда и не за что не преодолеть. Однако, людям нужна была надежда и, получив ее, они потянулись к крепости. Задержался лишь Орс. Вильгельм ожидал, что его охотник что-то скажет, но тот лишь постоял мгновение, вздохнул, и пошел вслед за остальными.

Поздним вечером, когда усталые, опустошенные люди обустроились в крепости и улеглись спать, Вильгельм вновь спустился по дороге к остаткам Радужного моста. Погода, терзавшая путников на протяжении всего спуска, неожиданно успокоилась, перестал идти снег, лишь упруго били в спину редкие порывы холодного ветра. Он разогнал тучи и на небе впервые за долгое время проступили звезды, бесчисленные мириады звезд. Необычное, завораживающее для городского жителя зрелище.

- Мы умрем, да?

Вильгельм вздрогнул. Девочка подошла настолько тихо, что он совершенно не заметил ее приближения.

- Ты как сюда попала?

- Прокралась мимо часовых.

Она скрестила руки и, насупившись, посмотрела на него.

- Умрем? Нет… – Невольно улыбнулся он. – Кончено мы не умрем, Варна.

- Но ведь моста нет, сзади эти… - Девочка оглянулась куда-то за спину. - И помощь ведь не придёт, да?

- О, знаешь, я верю, что помощь всегда приходит к тем, кто в ней действительно нуждается.

- И нас спасут?

-Обязательно спасут, Варна… обязательно...

Он невидящим взором смотрел на мерцающие у подножия Верлиафа огни.

- Обещаешь?

- Обещаю.

Вильгельм встал на колено и, положив руки на плечи девочке, посмотрел в ее большие серые глаза.

-А теперь беги скорее в крепость. Не то отец проснется, не увидит тебя и станет волноваться.

- А ты пойдешь? Помнишь, ты обещал рассказать мне об Осенней Леди…

- Я тебя догоню, постою только еще немного, хорошо? А теперь беги, я скоро…

Варна кивнула и поспешила прочь, а Вильгельм улыбался, провожая ее взглядом. Впервые с того момента, как произошел сбой в работе Белого трона, призванного дать Мастерам из Круга Огня полный контроль над либрием, уподобив их Страшим, ему стало легко и спокойно. Нет, конечно, им, Разрушившим мир, закончившим Эпоху процветания, ради собственных, пускай и самых благородных амбиций никогда не искупить вины. Им? Ему. Ему, виновному больше прочих, последнему, оставшемуся в живых Великому Пламеню Вильгельму Ван Де Брону. Ему - трусу, променявшему возможность остановить раскручивающийся маховик безумия на возможность пожить свою жалкую жизнь еще немного.

Сбегая из Сайферана, утопающего в сюрреалистичных, порожденных Белым огнем искажениях, продираясь сквозь ожившие кошмары холмов Тиокары, карабкаясь по ставшим вдруг такими хрупкими скалам Верлиафа, он уверял себя, что ничего не может сделать, что не осталось минерала, чтобы разрушить Трон. Эгоист и предатель. Зачем, к чему он бежал? Время Пламеней прошло. Они, Великие Мастера сами поставили точку, и теперь все мертвы. И Риолта, и Монгарт, и Феро, Сералиста с Леммером, Антоний и Каш, Марта… все. Мертв и он. Хоть и бежал от осознания этого простого факта, бежал, сам не зная куда, и никак не мог остановиться.

Вильгельм тряхнул головой, сбрасывая оцепенение. Подошел к самому краю обрушенного моста, не обращая внимания на усиливающиеся порывы пронизывающего ледяного ветра, и опустил взгляд на ладонь правой руки. Теперь он точно знал, что должен сделать.

Все это время либрий был с ним. «Минерал в каждом из нас». Он сам сказал об этом Орсу. Нужно лишь сконцентрироваться, почувствовать такую родную, обжигающую мощь «Плоти древних». По телу прошла волна болезненного жара, концентрируясь в сведенной судорогой кисти, и, когда боль достигла апогея, когда казалось, словно из руки медленно вытягивают жилы, кожа на ладони окрасилась мельчайшими капельками крови, чтобы тут же засверкать тысячами крошечных серебристых кристалликов, отливающих металлическим блеском. Их становилось все больше и больше, и вот они уже полностью скрыли истекающую кровью руку.

Тогда Вильгельм поднес ладонь к губам, легонько подул и вспыхнувшие кристаллики либрия сорвались с нее яркими, оставляющими невесомый дымный след искрами, множась, разрастаясь серебристым сверкающим бураном, вскоре затопившим всю пропасть. Волшебство творилось не больше десяти ударов сердца, ставших для Вильгельма целой вечностью. И вот, когда погас последний кристаллик, Радужный мост вновь был цел, раскинувшись над Эховым провалом во всем своем великолепии. Медленно вздохнув, Вильгельм опустил истекающую кровь руку и удовлетворенно улыбнулся. В следующий миг сердце сдавила боль, и он пошатнулся: либрия, поддерживающего жизнь в последнем Волшебнике, больше не было.

 


Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 3. Оценка: 3,33 из 5)
Загрузка...