Колдун и роза

Ночь казалась особенной, из-за светлячков. Я так называю яркие камни на небе. Именно поэтому, весь народ толпился на площади, дабы разглядеть дивное чудо. Они верят, что наши предки смотрят на нас. Ха-ха. Слыхали да? Наши предки смотрят. Ха-ха. Будто им делать нечего и они, раз в несколько лет глазеют на нас с неба. Брехня. Я не верил в эту чушь. Если бы даже поверил, вряд ли на меня кто то смотрит.

- Вон там - какой то мальчишка махал руками, разглядывая ночное небо. Сколько же восторга в его глазах. Ну и ну. А этот низкорослый мужик рядом с ним, наверное, его папаша. Надо же, скорчили свои рожи по дурацки. Довольные..

Я сидел позади всей толпы, в переулке между домами. Еще один нудный день подходил к концу. Нужно посчитать мое добро. Так...

- Шлеп, - с характерным звоном упала монета перед о мной. О, бронзовая. На такую можно дня два прожить.

Я жадно потянулся за монетой. А когда поднял голову, увидел перед собой крупную женщину, с огромным мешком в руках. Позади нее стояли два туповатых мужика, тоже с мешками. Она кивнула и ушла, довольная своей добротой.

Скажите, вы когда нибудь давали подачку? Если да, то как вы чувствовали себя после этого? Какое то душевное облегчение, или может радость от доброго дела? Не знаю сколько мне лет, но я уж точно перешагнул за двадцать. И всю свою жизнь я живу на улице. Я настолько отупел за все эти годы, что даже не помню как здесь оказался. И вообще, видел ли я другую жизнь? Впрочем, это мало волнует, когда ты должен выживать каждый день.

Наверняка вы думаете, что есть и хорошие стороны в жизни попрошайки. Например, то что у нас нет врагов и лишних забот, кроме как набить брюхо. Вы ошибаетесь, и если я сейчас не свалю отсюда, вы станете свидетелем моего избиения. Нужно выбираться из переулков на главные улицы, где стражники на каждом углу. А то появится местная шайка и отберут все мое добро.

Я медленно шел на руках, так как ног у меня нет. Не знаю, были ли они вообще? Словно я всегда был без ног. Ну вот помню, как то раз показывал ноги старику Таеру, так он неделями спать не мог. Говорит, мол раны как от тупого топора. Да уж, было зрелище... Черт, я опаздывал. Слишком долго задержался на большой площади. Надеюсь меня впустят в ночлежку. Эх, наверняка заняли все койки. Опять спать на полу.

Я бежал изо всех сил, по крайней мере пытался. Жалкое было зрелище. Люди расходились по домам и улицы вскоре опустели. Если продолжать в таком же духе, то и до утра не доберусь. Эх, знал же как далеко находится площадь, но все равно пошел. Это все жадность. Хотел по больше монет заработать.

Преодолев пол пути, в одном из переулков между трактиром старика Олсена и целым рядом домов, я столкнулся с тремя бандитами. К счастью, они меня не заметили. Но, как выяснилось, ворота в западную часть города уже закрыли и мне туда не попасть. Выход один, придется идти к старому книжнику. Он живёт за рынком, в конце квартала мастеров. Этот книжник очень любит рассказывать истории и, как он утверждает, только правдивые. Ну что же, в путь.

Дом книжника можно было разглядеть еще на рыночной площади, имея полный рост. Ну и ну, какой холодный ветер. А ведь лето, как никак. Темень, темень, темень... Брр, как холодно.

Ну вот, наконец я дома. Ну как дома, иногда я остаюсь на ночь у книжника. Кстати, его зовут Талгхир. Свое фамильное имя он не называл и в ответ лишь настоял звать по имени. Чудной старик, да и пусть. Главное пускает ночевать.

Как ни странно, двери в дом книжника были закрыты. Я сразу учуял неладное, когда не разглядел старика на балконе второго этажа. Да да, дом у него был большой: три этажа с двумя балконами и множеством чудных окон, которые, наверняка, стоят кучу золота. Более того, в гостиной у него стоит огромный камин. Мечта, а не дом. Мне всегда было интересно, откуда такое богатство? Не с книжек же, которыми он торгует. Бред. В этом захолустье вряд ли кто читать умеет. Впрочем, и я не умею, хотя Талгхир предлагал обучиться. Скукота по мне.

Я обошел дом и направился ко входу в пристройку, в котором жили сироты. Наверняка, он читает книжки детям. Да, иногда он остается там на ночь. Ведь, это он построил сиротский приют.

Я легонько дернул ручку двери и она отворилась. Так.... открыта. Анита опять уснула и забыла закрыть дверь на засов. Понять ее можно. Бедная женщина. Подумать только, целыми днями находится в одном доме с детьми. Кошмар просто.

Ух, тепло...и что это. Запах такой вкусный...мм. По мере того как я "полз", мне доносился детский смех. По-моему даже кто то плакал.

Ох, дом милый дом. В зале было чисто и уютно. Талгхир увидев меня приветливо улыбнулся, как всегда. Должен сказать, улыбка старика для меня была той светящейся штукой на небе.

- Странник, - Талгхир называл меня так, и не без причины. В общем, он считает, что у каждого живого существа есть цель. Однажды он спросил у меня мою цель и мой ответ - выживать, не убедил его. С тех пор дед называет меня странником.

- Сказочник, - ответил я, гордо задрав голову. Самый неприятный момент наступил после. Дети с криками бросились на меня. Кто обнимал, кто тянул руки, лезли на голову... в общем я и восемь детей. Ног нет, убежать не получится. Мучение длилось недолго, пока Талгхир не пригрозил:

- Отпустите его. Живо. Иначе останетесь без сказки.., - и сработало. Дети послушно отпустили меня и уселись вокруг книжника. И тут, одно мучение сменилось другим. Слушать сказку....

- Сегодня я расскажу вам очень необычную сказку, - начал Талгхир, как обычно, жутким голосом - Сегодня я вам расскажу правдивую историю.

- Да, - дети хором обрадовались.

- Пфафф, - ну это уже я.

- Было это лет пятьдесят назад..., - начал книжник свой рассказ, не обращая на меня.

 

 

Граф выглянул на балкон. На небе мелькали звезды, светила луна и тихо пел ветер.

- Чертова знать, - Граф разминая шею вытянул голову сначала в одну сторону, потом в другую и с глубоким вздохом продолжил разговаривать сам с собой, - Как же я устал. Создатель небесный.

С балкона открывался полный вид на дворцовые сады, ели виднелась в сумраке ночи свет в конюшне, где во время бала находились слуги.

Тем временем, на бал подходили мелкая знать: купцы, ювелиры и прочие богатые ремесленники.

- Надо же, лишь один из семи лордов обрадовал меня своим присутствием, - с долей печали в голосе пробормотал граф, - Помнится, я приглашал их всех.

 

Тем временем, в большом зале поместья Хорвантов собирались гости, дружелюбно приветствуя друг друга. Поместье была хорошо освящена свечами, навещенными в серебряных подставках на стене по всему залу и огромными люстрами на потолке. Также по четырем краям зала стояли колонны, на которых держался второй этаж. Колонны были разукрашены необычными узорами и знаменем Свободных земель. Второй этаж выглядел на подобие балкона и был обставлен причудливых форм столами и стульями. На столах были расставлены ложки, вилки и прочая керамика. Блюда на подобных балах подавали горячим, после танец - марша.

- Лорд Виран, - поприветствовал главного гостя граф и низко поклонился.

- Граф Хорвант, - ответил взаимностью Виран, и даже сделал небольшой поклон головой в знак уважения. Это было очень любезно, так как по власти лорд был выше графа.

- Такая честь, - Хорвант не оставил без внимания подобный жест.

- Прекрасный бал..

- Уверяю вас, все прекрасное еще впереди...

- Не сомневаюсь.

- Лорд Виран, я объявлю начало бала, и мне хотелось, чтобы вы были в первой паре с моей женой.

- Это огромная честь для меня, но вы хозяин бала и вы обязаны быть впереди, - настоял Виран. Похоже, он предвидел просьбу графа и подготовился.

- В таком случае, как почетный гость, ведите мою жену во второй паре, - и увидев недоумение на лице Вирана, граф пояснил, - Видите ли, по мимо вас бал посетила одна из дочерей герцога Торгунваля и, мне как хозяину бала нужно быть в паре с ней.

- Я вас не подведу, - любезно согласился Виран, хотя по выражению его лица было ясно, что танцевать он вовсе не хотел.

После вступительных слов, граф объявил начало бала. Оркестр мелодично наигрывал музыку, а пары выстроились в одну линию. Проходил торжественный танец - марш, впереди которой шел граф с дочерью герцога Торгунваля. Длинные русые волосы аккуратно лежали на плечах. По его гладко выбритому лицу сложно было угадать возраст. Одет он был в белую рубашку, черный жилет со штанами и бальные туфли. Не обошлось без белых перчаток. На паре с ним шла чуткой красоты дама в багровом платье, открывающая дивную шею и хрупкие плечи. Ее длинные огненно - рыжие волосы аккуратно лежали на правом плече. На платье, вокруг талии, были вышиты бутоны алимпиды - семи лепестковой белой розы. Из украшений на ней был золотой браслет и кулон. Во второй паре шел Виран, одетый в грубый парадный костюм черного цвета. Вместо бальных туфель, на нем были сапоги и вместо белых перчаток - черные. В паре с ним шла жена графа, одетая в белое длинное платье и перчатки с рукавами до локтей. Приятная внешность и пронзительный взгляд делали ее неприметной особой.

Пары шли по залу, взявшись за руки. Первая пара танцевала, а остальные повторяли за ними. Через какое то время, мелодия сменилась на более быструю, и пары начали распадаться, образовывая новые случайные. И так продолжалось долго. Виран заскучал, более того он выглядел напряженным. Танец - марш шел на седьмой круг. Оркестр снова сменил мелодию и пары распались. Виран решил воспользоваться этим и уйти. Ему почти удалось. Чья то рука ловко вцепилась за его руку и потянула назад. И через мгновенье он оказался в объятиях дочери герцога Торгунваля. Его потерянный взгляд застыл на ее нежной улыбке. Виран растерялся, начал допускать ошибки, наступал ей на ноги и не смог вести даму. Они чуть не столкнулись с другими парами, когда Виран неосознанно убавил темп. Его дама взяла инициативу, и уже через мгновенье, Виран следовал за ней. Он запутался в лабиринте ее дымчато - голубых глаз. Она покорила его мягкой, как бархат, улыбкой, которая не сходила с ее лица.

Оркестр сменил мелодию. Наступил следующий этап торжественного танец - марша. Теперь, кавалеры стоявшие все это время без дамы и завистливо наблюдавшие, могли подбежать к любой паре и хлопнув в ладоши, отбить даму себе. Тот, у кого увели даму, либо таким же способом отбивал даму у других или уходил прочь.

К Вирану незамедлительно подбежал высокий мужчина в красном мундире и хлопнув в ладоши увел его даму. Виран не сразу пришел в себя. Стоял как вкопанный в центре зала и отгонял приятные мысли и впечатления. Затем, долго не думая ушел прочь.

Наконец танец - марш подходил к концу и начинался медленный танец. Пары, кто расходился, кто продолжал танцевать. Некоторые искали уединенное место, чтобы побыть наедине, а другие пары сидели за столами, общаясь и прожигая взглядами друг друга.

Лорд Виран наблюдал со второго этажа, и судя по выражению его лица, он снова выглядел напряженным. Его руки опирались о железные балки, а взгляд светло - зеленых глаз неотрывно искали кого то среди танцующих пар.

- Лорд Виран, - потревожил его граф, незаметно подкравшись сзади. Потребовалось несколько мгновений, чтобы Виран очухался.

- А, граф Хорвант, - он замешкал с ответом и выглядел словно дитя, которого застали врасплох.

- Отличное начало бала, не так ли, Лорд Виран, - на этот раз улыбка на лице графа была искренней.

- Истина так, граф Хорвант, - согласился Виран, но мыслями был где то далеко.

- Вы, кажется, чем то озабочены, - спросил граф, заметив растерянность и неопределенность в его глазах, - Может, вам не нравится бал. Скажите, Лорд Виран и я все исправлю.

- Нет, ни в коем случае не смейте. Бал удался на славу...

- Простите за дерзость, но вы наблюдали за танцами и, мне показалось, что вам они нравятся. Почему вы не танцуете, Лорд...

- Вы правы, мне нравятся танцы. Видите ли, я не умею танцевать медленный танец.

- Лорд Виран, вы наш главный гость. Ни в чем себе не отказывайте.

- Очень любезно с вашей стороны граф Хорвант.

Нависла не долгая тишина, пока не прервал ее Виран.

- Я должен извиниться за остальных лордов. Видите ли, сейчас у них свои трудности. Раздор, война...

- Я понимаю Лорд Виран. Уверяю вас, я не держу обиду.

- Очень благородно с вашей стороны....

Заметив даму позади Вирана, граф незамедлительно прервал:

- Лорд Виран, позвольте я познакомлю вас кое с кем..., - этими словами он любезно потянул руку даме, а Виран недоуменно обернулся.

- Старшая дочь графа Торгунваля, леди Вильенна, - взяв ее за руку, он представил даму Вирану. Виран снова застыл, замер. Пленительная дрожь охватила его снова, мешая думать, говорить и даже двигаться.

- Лорд Виран, я безумно рада с вами познакомиться, - ее голос прозвучало словно пение..

 

- Скучно, - выкрикнул один из мелких детишек.

- Мне тоже не нравится, - следом за ним бросил второй.

- А мне нравится, - возразила девочка, обнимая какую то рваную игрушку.

- Хочу сказку..., - заревел самый маленький. Ааа, ужас какой противный крик..

- Эй заткнись, - я не выдержал. М-да, в ответ он заревел еще сильнее. Книжник молча глядел на нас, будто ему нравилось происходящее. Будто все это в порядке вещей.

Тем временем, из соседней комнаты выбежала Анита и почему то окинула меня суровым взглядом. За что? Разве я виноват? Не я же реву...

Анита начала осыпать детей красивыми словами и прочей нежной ерундой. Я не отец, но, по моему, именно это портит детей. Они наглеют.

- Ладно дети, - вмешался книжник, - Слушаем дальше мою историю....

- Хочу другую, - не отступался мелкий, - Другую. Другую.

- Я тоже...

- Хочу про магов....

- Да. И еще про злых духов...

- Да...

- Тихо, - крик книжника пронесся по всему залу, даже Анита вздрогнула, - В этой истории будет и про магов, и про колдунов....

- И магия тоже? - рявкнул самый малой.

- Да, и магия тоже.

- Расскажите..., - хором завопили дети.

- Слушайте, дальше..., - продолжил Талгхир...

 

В разговор вмешался один из стражников поместья, облаченный в стальные доспехи, судя по всему из личной охраны графа. Он наклонился к нему, и что то прошептал. Граф внимательно слушал, местами кивая головой. Леди Вильенна не отрывала глаза от Вирана, а он тем самым смотрел куда угодно, лишь бы не на неё. Стражник ушел прочь, а граф, с широкой улыбкой, прервал напряженную тишину.

- Прощу прощения, дела требуют моего внимания, - не дожидаясь слов от Вильенны и Вирана, граф поспешно покинул их....

Виран хотел было тоже уйти, но Вильенна опередила его.

- Лорд Виран, проводите меня к обеденному стол ...

 

Мои глаза слипались. Я уже не слышал рассказ книжника. Еще пару мгновений и я заснул. Спал как убитый....

 

Рынок - сердце всех городов. Я сидел на углу мастерской портного и "работал". Справа от нас обустроился ювелир, в узком двухэтажном каменном доме. Тот еще жадина. Он открыл свою лавку на втором этаже, а сам живет на первом. Хотя, как я слышал от здешних мастеров, на первом этаже обустраивать надо мастерскую, а второй использовать как жилой дом. Но этот скупердяй поднял на уши всех стражей порядка, выплатил кучу золота и получил одобрение наместника.

- Мастер Таер, - окликнул я портного. Через какое то время дверь позади меня со скрипом отворилась и за ней показался худощавый старичок. Бородатый и вечно угрюмый.

- Чаво орешь, - писклявым голосом проворчал он, волоча ногу.

- Хотел повидать вас, узнать как ваша нога...

- Чаво, - старик прихрамывая подошел ко мне и присел рядом.

- Как ваша нога? - повторил я, уже криком.

- А, - услышал меня старичок, - Нога хорошо. Болит только вечерами.

Когда он повернул голову в мою сторону, я отчетливо слышал как хрустнула его шея. Я также видел как от боли задергалось у него веко. Крепкий старичок.

- А твоя нога как? - громко рассмеялся старик, показывая все то, что осталось от зубов.

- Очень смешно, мастер Таер...

- Не обижайся на старика сынок, - хлопнул он по моему плечу. Тяжелая у него рука.

Я ничего не ответил. Да и обиду не держал на него. Вдруг, я заметил возбужденную толпу народа. Они шли на восточную часть города. Но ведь ту часть города закрыли...

- Мастер Таер, куда это идет толпа, - решил уточнить у старика. Он то тут все знает.

- С войны вернулись наши. Вот они и идут к своим сыновьям и дочерям.

Получается, воинский корпус открыт. Да там можно неплохо заработать.

- Ты разве не слышал? - прервал мои размышления старик. От чего то его лицо сделалось грустным и печальным.

- Нет, я был в другом конце города, - пояснил я.

- Ладно мастер Таер, пойду я, - этими словами я оставил старика и его мастерскую. Мастер Таер ничего не сказал, лишь молча сидел и о чем то грустил. Видать, вспоминал былые деньки.

Я быстро, насколько мог, обошел цепь каменных домов, в надежде застать там много людей. Пока шел, я мечтал как сыпется перед о мной монеты. Блаженство.

Я пробрался через главные ворота и никто мне не помешал. Стража была озабочена ранеными воинами, а патрульные больше следили за толпой. Место полная скорби, печали и женских слез больше походила на кладбище, нежели воинский корпус.

Повсюду стояли палатки, а в них, судя по стонам, раненые . Жалости я не испытывал, но дрожь по спине пробежала. Аж страшно стало.

Наконец, я нашел уютное местечко для себя. Возле небольшой рваной палатки, за кучей старых досок, лежала на земле сломанная носилка. Я устроился рядом.

Долгое время просидел тут и ни гроша. Люди потеряли чувство жалости и сострадания. Стражники уже косо смотрели на меня, будто я задолжал им. Самый высокий из них вовсе не отводил от меня свой хмурый взгляд. Похоже, надо валить отсюда, пока хлопот не набрался.

Оглядываясь вокруг, я заметил трех лекарей, свободно разгуливающих по корпусу. Я узнал их по грубому красному одеянию. Как только они подошли ближе, мне удалось разглядеть среди них женщину. О нет, это не женщина....юная девушка...

Я разглядел ее маленькое круглое лицо и на нем сияла улыбка. Как красиво смотрится её улыбка в таком мрачном и угрюмом месте. А длинные русые волосы падали на ее плечи волнами. Лекари разошлись возле меня, двое ушли прочь, а юная девушка остановилась у большой палатки напротив. Она стояла в нескольких шагах от меня. Как же так? Она была слишком красивой, чтобы быть настоящей. А может, ее вовсе нет? Может это всего лишь дымка, сон...? Нет, я не спал...

Я долго не мог прийти в себя, после увиденного. Даже не заметил солнце, склоняющееся к закату. Надо идти домой. Пойду к книжнику....

Весь путь я думал о ней. Я будто изменился. Словно ожил. Никогда раньше не чувствовал себя так.... хорошо...

Нет, я и раньше видел много юных девушек. Наблюдал за ними. Пускал слюни. В общем, я уже давно смирился со своей жалкой жизнью, но...

Из-за всей этой напасти, я не заметил как уже пропустил дом книжника. Надо же, и в самом деле, что со мной?

Дверь в дом Талгхира снова была заперта. Наверняка, книжник опять с детьми.

В большой комнате, за накрытым обеденным столом сидел книжник, задумчиво глядя на детей. А малышня сидели на полу на коврах. Надо же, впервые подоспел вовремя на ужин.

- Надо же, странник во время явился, - книжник был удивлен.

- Жадный город, - отмахнулся я.

- Стра..ик, - вот таким криком встретил меня самый мелкий из этой кучки. Он еще не выговаривал "н".

Я улыбнулся ему в ответ. Надо же, что это со мной? Я никогда не улыбался этим паршивым детишкам. Они перепугались и застыли, выпучив глаза. Книжник еще сильнее удивился.

- Иди за стол, я тебе помогу сесть, - прервал тишину книжник.

- Я не хочу есть, - мой ответ был неожиданностью даже для меня. Что я делаю? Когда это я отказывался от еды, да и к тому же такой вкусной. Книжник не стал настаивать.

Я лег возле камина. Не знаю сколько я тут пролежал, меня разбудили вопли мелких детишек. Я не спал, а думал о ней....

- Так, дети...., - книжник что то рассказывал детям.

- Другую хочу, - сопел самый мелкий. Этих детей не исправить. Я заткнул уши ладонями. Через какое то время все утихло. Когда повернул голову, книжник рассказывал историю.

 

Граф вышел на крыльцо. Холодный весенний воздух трепал волосы. По аллее прогрохотала черная карета, запряженная четырьмя лошадьми, и остановилась у входа. Через какое то время из кареты показался мужской силуэт и направился ко дворцу. Он шел и кого тащил за кандалы. Граф спустился на две ступеньки и сцепил руки за спиной, в ожидании гостей.

- Граф Хорвант, - сухо выдавил воин, снимая шлем.

- Андиран, это он? - граф, с ног до головы разглядел узника.

- Верно, - Андиран кивнул, затем не дожидаясь слов от графа, дернул мешок с головы узника.

- Кто же мог подумать, что самый могущественный колдун выглядит как самый обычный бродяга, - то ли удивленно, то ли с насмешкой произнес граф и их взгляды встретились. Глаза мага были чёрное ночи, и в них таилось нечто знакомое графу, нечто родное...

- Андиран, - тихо выговорил граф, - Трудно было поймать его?

- Нет, мне не пришлось ловить. Он сам нашел меня, - Андиран силой опустил пленника на колени и продолжил, - Теперь он твой.

- Благодарю...

- Не держи его в темнице, - прервал его Андиран, - Покончи с ним сейчас же. Отруби голову.

Граф молча дослушал его и не охотно ответил.

- Завтра будет суд, а после казнь на площади. Прилюдно.

Воин молча кивнул.

- Я попрощу тебя остаться здесь, - продолжил граф, видя, что Андиран собирался развернуться и уйти.

- К чему это? - нахмурился воин.

- Мне так будет спокойнее, - пояснил граф, с опаской глядя на узника.

- Хорошо, - неохотно согласился Андиран

- Я позову стражу, пусть бросят его в темницу...

- Я сам позабочусь об этом. Вам лучше вернутся к гостям, - воин накинул мешок на голову мага и туго затянул так, что, казалось, пленник вот-вот скончается от нехватки воздуха. Когда узник попытался вырваться, Андиран ударил его в живот. Узник согнулся от боли и упал на четвереньки.

- Верно...., - согласился граф, наблюдая за происходящим.

Андиран силой потащил узника за поместье, где в подземелье располагалась темница.

 

 

После утомительного зевка, я заснул. И я помню, что последние мои мысли наяву были о ней...

 

 

Я шел на серые улицы. Книжник повесил на меня мешок с книгами и поручил отнести какой то цветочнице. По его словам, она близкий друг семьи. А серыми улицами называют садовую площадь где в два ряда стоят одинаковые точь в точь дома. Но, книжник сказал у нее одной окна с цветными стеклами. Да уж. Окна это роскошь.

Я без труда нашел ее дом. Зелень, зелень, зелень и много цветов. Надо же, вон те цветы вроде ничего так. Особенно те красные или....розовые, лепестки...одна, две, три....семь лепестков. Странно, но эти цветы напомнили мне о ней. И внутри так горячо стало...

Дверь слегка открылась и из дома выглянула старуха, старая как наш городок. Меня аж дернуло от ее рожи. Брр.

- Здравствуй милок, цветы желаешь для любимой? - скривила в улыбке свое старое обвисшее лицо бабка.

Любимой? Жуть какая. Мне приходилось слышать это слово только в сказках книжника.

- Та нет, - отмахнулся я рукой, - Талгхир передает привет.

Я скинул мешок с плеч. А бабка то перестала улыбаться, видать не ждала меня.

- Бабулька, ты не рада?

Я подошел вплотную, чтоб сунуть ей мешок и свалить поскорее.

- От Талгхира говоришь..., - косо глянула на меня бабка, глубоко посаженными карими глазами.

- А ты не врешь, а милок? Что то не видела я тебя раньше...

- Бабуля, вот мешок, - А вот это было обидно. Я тут знаете ли... В общем, я положил мешок перед ее ногами и сказал, - Дело свое я сделал.

- Погоди милок, не спеши, - бросила старуха, когда я уходил.

Ого, может перепадет мне чего. Все таки потрудился я изрядно.

- Я видала, как ты глядел на семилестник...

Надо же, какая глазастая старушка.

- Ну и?

- Не могу ж я отпустить тебя с пустыми руками.

Хочет дать мне цветы? На что мне они?

- А на что мне они?

- Как на что? - бабка посмотрела на меня так, будто я сказал несусветную глупость, - Тебе что не кому подарить цветы?

А ведь верно. Никого у меня нет. Надо же, как паршиво стало. Хотя с чего вдруг? Я уже сотни раз проходил это.

- Почему же, есть одна девушка..., - Надо же, чего это я ляпнул.

- Прекрасно, обрадуешь суженную...

- Ну Бабуля, я не могу ей дать эти цветы...

- Почему?

- Ну, ей не нравятся такие..., - ляпнул так ляпнул. Ну и ну.

- Не беда, подарю тебе другие. Скажи милок, какие цветы любит твоя суженная?

- Ну, в общем, она не моя...

- Что то я не пойму тебя, сынок, -

- Бабуля, чего тут не понятного. Погляди на меня и все увидишь.

- Ясненько...

- Вот и отлично, а теперь мне надо валить...

- Погоди милок, не спеши, пошли в дом...

- С чего это?

- Внутри узнаешь... И мешок захвати, а то старая я, сил нет.

Посмотрим, что там бабка надумала.

Ну и дела, как тут можно жить. Кругом одни цветы. А какая вонь, аж голова закружилась.

- Брось мешок на тот стол, - проскрипела бабка.

- Сделано, теперь могу уйти?

- Не спеши милок, погоди, - бабка медленно потопала в другую комнату.

Чего же задумала эта старуха. Цветы да цветы, дай пожрать чего нить и я свалю. Ходит туда сюда, бесит. И еще цветы эти. Душно то как.

- Бабуля, долго там еще?

- Иду иду...

Наконец, бабка выглянула оттуда и в руках она держала цветок. Один, какой то черный, цветок.

- Милок, гляди что я дарю тебе...

- Цветок? Один? На что она мне?

- Погоди, не спеши. Не перебивай, сынок... Это волшебная черная роза. Такую нигде не найти и тем более не купить...

- А продать можно?

- Не перебивай... Эта роза волшебная. Подаришь ее девице, которую любишь. Если твоя любовь настоящая, цветы раскроются и девица твоя увидит красоту твоей души ...

- А на что она мне?

- Подари возлюбленной и признайся в любви. И тогда, роза поможет тебе...

Я какое то время пытался понять сказанное бабкой, затем неуверенно спросил:

- То есть, она влюбиться в меня?

- Может быть...

- Так да или нет?

- Зависит от тебя, сынок. А теперь, бери цветок и ступай.

 

 

Я решил пойти на рынок, надеясь застать толпу. По пути все думал и думал. Ну никак не уходили из головы слова старушки. Неужели она не соврала и цветок подействует? Та нет, брехня. Наверняка бабка посмеялась над о мной. Точно, ах старая карга... Издевается.... За дурака держит... А вдруг нет. Представь только, ты и она. Архг, как она красива...

От всей этой суматохи башка загудела. Ну и ну. Как представлю ее, так в дрожь бросает. Вот черт. Куда я забрел? Ну и ну, на улицу мастеров вышел. Далеко от рынка ушел. Вернутся или нет? Черт, всего медяк в кармане, а ведь голодный как зверь. С утра не ел, спешил. Себя не узнаю. Все из-за нее... Что в ней такого? Ну и ну. Я ведь уже проходил через такое. Сотни раз. Смирился давно....

- Безногий, - сзади послышался знакомый голос, - Чаво застыл на улице?

Мастер Таер? Че это он забыл здесь, ведь его дом на другом конце улицы.

- Чаво застыл говорю? - тем временем, старик медленно шел ко мне.

- Думал куда бы пойти. А вы чаво... тьфу ты....чего забыли тут?

- С рынка иду, - старик выдохся от усталости и присел у крыльца дома с вывеской кузницы.

- Мастер Таер, че это с вами? - признаюсь я даже испугался маленько, все таки неплохой старик.

- Ах,..., та устал... ноги аж загудели, - и голос тоже загудел у старика. Да уж, стареет. Я "ловко" перешел улицу и шел к нему. Мы словно два колеса одной повозки.

- Ты иди сынок, - бросил мне старик, прежде чем я дошел до него, - Я посижу, отдохну. А ты иди. Я видел толпу и они шли в корпус.

В корпус? К ней?

- Хорошо Мастер Таер, - Я не стал возражать. Тем более, я решил попробовать розу на деле.

В лагере было мало народу. Старик похоже ошибся, и толпа, которую он видел шла в другое место. Ну ладно, мы пришли сюда за другим.

Я шел медленно и глядел по сторонам. Искал ее. Здесь палаток стало ещё больше. Похоже пришли новые раненые.

Наконец, я добрался до ее палатки. Да, она здесь. Варит что то на котле. Нужно подойти ближе. Ну же смелее...

Черт, никогда так не боялся. Даже смерти. Жуть. Аж руки затряслись, а в голове бардак. Может, а ну ее? Свалить отсюда? Но, ты только глянь на нее...

Я подошел ближе. Впереди меня, перед столом с разными травами и побрякушками, стояли трое. Я стоял позади всех . Признаюсь, прятался и подглядывал. Она стояла правым боком ко мне и мешала котел. На ней был халат и какое то старое синее одеяние. А голову она обмотала тряпкой. Меня охватила дрожь, а приятно.

Неожиданно она повернулась ко мне. Ого, она так близко. Глаза, нос, уши, брови...щеки ... мне все нравиться в ней.

Я собрался с силами и достал розу из пояса. Неожиданно, она убежала в палатку. Вот вот она выглянет... И тут я, с розой. Как громко стучит в груди. Неужели? Я впервые слышу свое сердце. Создатель.

А что, если она не поймет меня, или даже засмеет. Издевательски. Нет, я не выдержу. Черт, как все плохо.

- Нет, я не выдержу, - прозвучало в голове и я ушел. Издалека наблюдал. Она не выглянула из палаты. Пошло все к черту...

Старыми улицами я вернулся в дом книжника. Все как обычно: дверь в сиротский приют открыт, книжник у камина рассказывает сказку, дети слушают, а Анита спит. Я вошел молча и как обычно.

- Странник, вернулся? - встретил меня как обычно книжник.

- Поручение твое выполнил, - слегка раздраженным голосом ответил я.

- Большое тебе спасибо. Ну, как она там поживает?

- Тебя точно переживет..., - В ответ книжник громко захохотал. Я тоже скривил рожу в что то подобное.

- Садись у огня, рядом с детьми.

- Не, я здесь лягу.

- Сказку хочу..., - сопля подняли бунт. Я окинул их злым взглядом. А они высунули язычки в ответ. Вот малышня. Но все улеглось, когда книжник сделал строгий выговор. Дети начали клянчить сказку...

- Ладно, ладно, - сдался в итоге книжник, - Так уж быть, продолжу вчерашний...

- Ура..

- Про мага?..

- Не надо..

- Какой?

Кто то был рад, а кто надувал губы. Малышня, что с них возьмешь. Ладно послушаем сказку...

 

 

Подземелье поместья служила темницей. Туда вели узника.

- Шагай давай, - подтолкнул сзади один из стражников. Узник покорно спустился по ступенькам, вглубь подземной темницы. Из света здесь были лишь тусклые факела на стенах. Темница представляла собой большой коридор с камерами по обе стороны. Тьма, холод и прикованные взгляды приговоренных к казни узников. Узника вели дальше, в самую последнюю камеру. По мере приближения, в той камере виднелась фигура женщины.

- Стой, скомандовал стражник. Узник остановился.

- Тарвин, открывай решетку.

Другой стражник молча открыл ключами дверь камеры и они вместе бросили туда узника. Увидев, как тот упал и застонал, стражники в один голос захохотали.

- Еще называют его колдуном, - сплюнул в сторону узника стражник, тот, который по здоровее. Узник ничего не ответил. Стражники ушли прочь.

- Тайгиль, - раздался слабый женский голос из угла камеры, - Это ты? Тайгиль? - голос ее дрожал из-за холода.

- Мирана? - узник обернулся к ней и застыл в ужасе.

- Тайгиль, - женщина бросилась к нему в объятия и помогла встать. Из одежды на ней были лишь куски ткани.

- Что они сделали с тобой? - крепко обнял ее колдун, и только после заметил на ее ногах кандалы.

- Не думай обо мне. Все хорошо милый, я жива, - она нежно погладила его растрепанные волосы.

Колдун молча отстранился от нее и впился руками в решетку.

Мирана обняла его сзади, выглядывая через его правое плечо и нежно прошептала:

- Как они нашли тебя, милый?

- Я сам захотел...

- Что ты несешь? Тайгиль? - недоуменно взглянула ведьма.

- Я пришел вытащить тебя. Другого плана не смог придумать..., - пояснил колдун и положил руку на ее руку.

- Тайгиль, не нужно было так рисковать..

- Нужно, я ведь люблю..., - Колдун повернулся к ней и прикоснулся лбом ко ее лбу.

- Тайгиль...., - она прильнула губами....

Вдалеке послышались тяжелые шаги. Стук железных сапог отдавался эхом в подземных тоннелях темницы. Звук становился все сильнее, и наконец, из тени появился Андиран. Он внимательно окинул пленных взглядом.

- Тайгиль, прислужник мира теней, - проговорил он, словно говорил это себе, затем повернулся к женщине, - Мирана, слуга мира теней...

- Андиран Васгот, гордый чародей..., - добавил Тайгиль и снова впился руками об решетку.

- Я знаю, с вами есть еще одна ведьма, - продолжил Андиран, не обращая внимания на его выходки, Уверяю, я найду ее и прикончу.

- Постарайся. Иначе она прикончит...

- Меня? - рассмеялся Андиран.

- Нет, не тебя...

- Думаешь мне есть дело до графа?

 

Вдалеке снова послышались шаги, уже нескольких стражников. Во главе них шел толстый управляющий.

Он бегло окинул всех глазами и остановился на чародее.

- Сэр, граф просит привести к нему чародея...

- К нему? Ты спятил?

- Сэр, и вам велено явиться к нему, - продолжил он, задрав голову.

Андиран молча глядел на него, размышляя о чем то своем. Колдун зловеще растянул улыбку, сказав тем самым, какую ошибку они совершают.

- Мы войдем через черный ход, в покои графа..., - управляющий прервал тишину.

Чародей молча кивнул.

Стражники вытащили колдуна из камеры и увели прочь. Чародей какое то время стоял молча, затем повернулся в сторону ведьмы. В её глазах был страх, печаль и глубокое сожаление. Суровый взгляд чародея сменился, и он смотрел на нее так, будто знал ее раньше. Знал другую, не ту кем сейчас она стала. В одно моргание воин отбросил все воспоминания о ней и вернулся в привычный для него мир.

- Андиран, - крикнула вслед ведьма, когда тот уходил.

Чародей не остановился.

- Прости меня, Андиран, - снова прокричала ведьма, насколько хватило сил...

 

В своих покоях, граф сидел у камина, попивая вино. Его спокойствие было скорее от вина, чем от силы духа.

- Андиран и колдун остаются, а остальные прочь, - приказал граф и тут же стражники удалились за дверь.

- Хорвант, зачем ты позвал его? - в его голосе было осуждение.

- Нужно допросить...

- Глупости, он ничего не скажет. Убей его и все дела.

- Убить можно в любое время, - тихо проговорил граф.

- Ты не знаешь кто он такой. Стоит лишь моргнуть дольше хоть на секунду, как он поджарит тебя заживо, - чародей попытался вразумить графа.

- У него ведь цепи. Ты сам сказал что руны на них не дадут колдовать...

- От него можно ждать что угодно....

- Хорошо, завтра на площади, прилюдно....

 

Рассказ книжника я уже не слышал...

 

Я стоял напротив ее палаты, крепко сжимая за спиной розу. Создатель, если ты есть, дай мне силы и уверенности. Ну что же, приступаю.

Я медленно и неуверенно подошел к ней. Она стояла у входа в свою палату и разговаривала с женщиной, у которой покраснели глаза. Видать ревела из-за погибшего сына. Только тогда, когда отбросил все ненужные мысли, заметил что руки мои дрожат. Ну и ну, да меня всего трясет. Так нельзя. Спокойно. Подумаешь, вручить цветок и признаться в любви. Всего то делов. А дальше все роза сделает. Ну давай же....

- Эй ты, - неожиданно сзади подошел огромный мужик и дернул меня за плечо, - Ну ка, пойдем со мной.

Он махнул рукой, призывая следовать за ним.

Кто он такой и чего хочет? Не знаю, но ничего в этой жизни не боюсь. Я молча последовал за ним. Мы покинули воинский корпус и свернули куда то между домов. Я не трус, но стало не по себе. Мужик шел медленно, чтоб я успевал за ним. Какое благородство.

И только после того, как остановились в переулке между домов, я заметил что за нами идут еще трое. Конец мне видать.

- Ты куда суешься, а? - мужик резко подбежал и как пнул меня. Я аж покатился по грязной и мокрой улице. Было жутко больно. Остальные подбежали и начали топтать меня. Я пытался.....да что там, я лежал и отгребал по полной. Неожиданно они прекратили меня избивать, или я уже не чувствовал боли... Один из них поднял меня за шиворот и прижал к стене одного из домов. Когда я приоткрыл глаза, увидел, что это тот самый здоровяк. Я начал задыхаться, но поделать ничего не мог. И за что все это?

- Вчера видел тебя рядом с ней,.. промолчал, мол ты дурачок.. заблудился может..

В ушах стоял странный шум и я почти ничего не слышал. Жутко пронизывала боль в левом плече и гудела башка. Он тем временем, продолжал орать.

- И сегодня приперся..., - Я чувствовал как его хватка усиливается.

- Эй, да ты убьешь это дерьмо..., - крикнул один из позади стоявших.

- Эй хватит, брось его, - подбежал другой и дернул здоровяка за плечо. Тот жадно отцепил пальцы и я упал на задницу.

- Запомни, - здоровяк пару раз хлопнул мне по голове - подойдешь к ней снова..

- Эй да брось, ты глянь на него, - бросил кто то из толпы, - Попрошайка, да и к тому же без ног.

- И мерзко воняет, - добавил другой. Я уже сидел опустив голову, пытаясь прийти в себя. Все было паршиво.

В глазах все темнело, то ли засыпаю, то ли подыхаю...

Из мертвого сна разбудил меня жуткий холод. Я медленно оглянулся по сторонам. Еще не стемнело. Пытаясь встать, я нащупал рукой что то непонятное. Это была черная роза. Надо же, цела и невредима. Как же все болит. Несмотря на жуткую слабость, я сумел дойти до ночлежки. Не знаю как, но я сумел уснуть. Голодный и весь в своей же крови.

 

Утро наступило для меня вечером следующего дня. Уверен, я бы не проснулся, если бы не жуткий голод. Нужно поесть что нибудь, но монет нет. Остается только идти к книжнику, но не в таком виде. Надо хотя бы смыть с себя кровь.

 

Я пришел довольно поздно и дети уже спали. Лишь книжник сидел у камина и листал какую то на вид старинную книгу. Завидев меня, он не хлопая закрыл книгу и тревожно уставился на меня. Хоть и мне удалось смыть кровь, на лице остались следы побоев.

- Есть будешь, - спросил книжник, не отрывая взгляда своих глаз.

- Умираю с голоду, - Я и вправду чувствовал что помру, если не поем.

Книжник накормил меня, затем мы легли спать. Я у камина, а он рядом с детьми. Хороший конец, пусть и очень плохого дня.

Утром меня разбудили дети. Малышня мелкая. Ну и ну, а я только привыкал ко сну.

- Куда пойдешь? - признаюсь, этот обычный вопрос книжника вызвало у меня замешательство.

- Наверное, - я задумался. По правде говоря, мне никуда не хотелось идти. Но ответить книжнику надо было.

- Наверное, на площадь, - неуверенно выдавил я.

- Оставайся сегодня здесь, - с чего это он такое говорит. Неужто я так жалко выгляжу.

- Послушаешь вместе с детьми сказки, поможешь прибрать полки с книгами..., - Тем временем он продолжал.

- Хорошо, - я был очень рад этому, но внешне оставался равнодушным. .

- Хорошо, - повторил за мной книжник и улыбнулся.

- Сказку, - проворчал один из детей.

- Про мага..

- Как вчера они бились...

- Хочу еще раз послушать..

- Кстати, я же вчера пропустил сказку..., - неожиданно мне вспомнилась история книжника.

- Ты пропустил самое интересное, - раздался голос Аниты с соседней комнаты. Похоже она что то готовила, судя по запаху. И как я сразу не приметил этот чудный запах рыбы.

- И что же? - спросил я.

Дети начали кричать про магию, битву какую то, магов, ведьму...,но книжник приструнил их.

- Ты пропустил поединок чародея и колдуна, - сказал книжник.

- Колдуна же хотели казнить? Он что, сумел убежать?

- Да, но видишь ли, существуют некие законы Короны. Священные законы. По ним следуют все живущие в этих землях. И один из них гласит, что каждое существо, которое сбилось на пути Создателя, имеет право погибнуть с честью. То есть, в поединке.

- Да? И что же было тогда? - Вот тут мне стало интересно...

- Колдун воспользовался этим, когда хотели казнить его прилюдно. Графу оставалось лишь согласиться. Чародей стал его соперником. Он нарисовал волшебный круг, внутри которого сразился с колдуном.

- Круг зачем?

- Чтобы оградить народ от разрушительной мощи магии.

- Ясно. Тут уже все ясно. Колдун победил чародея, спас свою ведьму, бла бла бла... В общем как обычно.

- Нет.

- Нет?

- Колдун пожертвовал своей жизнью ради ведьмы.

- И как же? - Я совсем запутался в этой истории.

- В мире магии все не так просто. Колдуны считаются врагами, потому что они используют черную магию. Но магия не дается даром. Каждый раз, чтобы призвать на помощь черную магию, колдуны платят душами людей. Но они не способны одолеть чародея, какой бы силой не обладали. Потому что, на чародея не действует магия.

Я просто слушал эту чушь. Мне все это казалось таким чужим и непонятным... Но, я решил дослушать.

- Колдун во время схватки с чародеем прибегнул к черной магии ценой своей души. Воспользовавшись дарованной силой, он отправил в другое место ведьму, а сам умер.

Вот тут во мне что то зашевелилось, или кто то. Ну и ну, могучий колдун, который мог прожить вечность, умер ради какой то ведьмы. Из-за чего? Из-за любви? Создатель, я никогда не сталкивался с этой напастью. Я был не готов. Все произошло так быстро....Я даже не знаю что мне делать...

- Странник, ты задумался? - меня прервал книжник. Ну и ну, я схожу с ума.

- Печальный конец какой то, - пробубнил я.

- Печальный, - вздохнул книжник, будто все это происходило с ним.

 

 

Шли последние дни лета. Скоро дожди, буду мокрый... Эх сложно будет. Я стоял на площади мастеров, возле входа в мастерскую портного. Народу было меньше чем обычно. А сапожник вон даже не открыл свою лавку. Что то неладное здесь творится.

Мастер Таер, - выкрикнул я, но ответа не последовало. Может старик ушел куда.

Хотел было крикнуть снова, как с окошка соседа выглянул ювелир.

- Сынок, нет там портного, не кричи, - ну и крупная у него морда.

- Куда ушел, - спросил я, мало ли может знает.

- На рынок.

Это же сколько отсюда шагать то... Крепкий старик. Ну и ну. Вот сколько знаю его, ни разу не видел чтобы он боялся чего то. Эх старик, живет один, никого у него нет. А ведь, сколько с ним дружим, ни разу не спросил про его семью. Плохой я друг.

Куда не гляжу, вижу счастливых людей. Надоело видеть таких. Это быстро надоедает, особенно когда ты несчастен. Я развернулся чтобы уйти, но заметил огромное зеркало на крыльце. Интересно, оно и раньше здесь было. Я подошел ближе и остановился рядом с ней. Боялся взглянуть на себя. Но в итоге решился на это.

Неужели это я? Грязное лицо, длинные не ухоженные волосы, словно заросли. Создатель, живого места на лице не осталось. И с носом что то..., а глаза... Ну и ну. А какая грязная одежда...

Где то с минуты я разглядывал себя, и сразу же отстранился от зеркала. Я был не готов к этому. Как вообще можно быть готовым к такому зрелищу.

До полудня я думал о ней. О том, что связывало меня с нею. Если это и вправду любовь, и если роза мне поможет, неужели я смогу обрести счастье.

И в этот миг я словно ожил. Проснулся из спячки. Я знал чего я хочу. Нужно было лишь довести дело до конца. И я не раздумывая о том, что меня ждёт, пошел к ней. Собрался всеми силами. Я знал, что никто не способен меня остановить.

 

Я сидел в грязном переулке, прижавшись спиной к стене какого то дома. Роза лежала на сырой земле, вся в грязи. Я хотел плакать. Рыдать. Всех солдатов и лекарей призвали на войну. Она ушла. Создатель, зачем ты дал мне жизнь? Забери. Разве это правильно? Давать жизнь, в которой не хочется жить. Последние дни лета, а уже капает дождь...

Я вернул цветок этой бабульке, сказал мол не сработало. После, вернулся в ночлежку.

Вот уже третий день я не ходил к книжнику. Все вернулось на круги своя. Живу как раньше. Уже полегчало. Не в первой же. Но думаю наведаться сегодня к книжнику, сказать мол жив ещё.

 

Ну вот и я, уткнулся носом в дверь приюта и жду чего то. Как ни странно, дверь снова открыта, хотя уже давно полночь. Медленно, стараясь не нашуметь, я прошелся в зал. Дети давно спали, а книжник сидел у камина. На этот раз, он не стал оборачиваться ко мне.

Я сначала подумал что он уснул, но подойдя чуть ближе, я услышал его тяжелый вздох.

- У вас дверь открыта, а на дворе ночь. Не в первой ведь. Будь строже с Анитой.

- Я знаю про черную розу, - холодно проговорил книжник, все еще не оборачиваясь.

Откуда он знает? И вообще, чего это он?

- Ты вернул розу, зачем? - снова заговорил Талгхир.

- К чему ты спрашиваешь..., - я растерялся.

- Послушай меня Странник..

Мне не понравилось русло в которую повернул разговор.

- К чему ты говоришь это, Талгхир...

- Моя Тахилия любила розы. Она пользовалась магией только для того, чтобы выращивать цветы. Представляешь? Однажды, когда я вернулся в наше убежище, на столе стоял горшок, а в ней черная роза. Я сначала не понял, что это вообще за цветок. Тахилия подбежала ко мне сзади, обняла крепко и сказала, что роза - сила ее любви. И что если она перестанет меня любить, роза увянет. Тахилия была ведьмой, а я ее колдуном.

- Постой, что ты сказал?

Я какое то время пытался понять его слова и вообще все что происходит сейчас. Безуспешно.

- Я тот самый узник из сказки, странник.

- Чушь какой то...

- Я убил ее Странник. Там, в темнице, - когда я обошел его с боку, пока он говорил, лицо его в свете огня камина, казалась до тошноты грустной.

Я все еще не знал, что-же здесь происходит.

- Убил ее. В том поединке я вовсе не жертвовал своей душой..., - он пару раз глянул на меня, не знаю почему.

- И в темницу я попал не ради нее. Я совершил ошибку и меня поймали, - Талгхир смотрел в камин, где бодро прыгала то вверх, то в стороны пламя костра.

- Я убил ее, странник. Задушил, сломал шею. Я помню ее глаза. Как они смотрели на меня. До сих пор. Я продал ее душу и спасся. Я не хотел умирать. Я был гордым, самолюбивым, - он печально вздохнул.

- Создатель...., - все что смог выдавить из себя. Неужели все это правда? Как? Разве может быть и такое?

- И знаешь что самое грустное? - Талгхир повернулся ко мне.

Я молчал, глядя в дымчато-синие глаза книжника. Кстати, раньше не обращал на цвет его глаз. Такие печальные.

- Через десятки лет я вернулся в наше убежище. И знаешь что я увидел там? - слезы покатались по щекам книжника - Ту самую черную розу, которую подарила мне Тахилия. И что самое забавное, она не увяла.

Слезы как дождь лились из его глаз. А я все еще не мог поверить всему этому.

- Представляешь, после того что я сделал, она не перестала любить меня.

Талгхир помолчал ненадолго, успокоился, вытер слезы, затем продолжил говорить, уже нормальным голосом.

- А рядом с ее розой стоял другой горшок, в котором была еще одна роза. Видимо, она принадлежало мне. И вот эту розу я передал сестре Тахилии и попросил сберечь. А она, решила дать ее тебе.

- Талгхир, кто ты?

- Колдун, который лишился всего. Ты подумай Странник, хочешь ли прожить свою жизнь как я. В одиночестве, думая лишь о ней. И о том, что все могло быть и иначе.

Мы какое то время сидели в тишине. Талгхир задумчиво глядел в костёр камина. Было ясно, нарушить тишину выпало мне.

- Она ушла, Талгхир. На войну. Я собирался идти за ней, но....

- Анита оставляет дверь открытой лишь для тебя, странник. Она боится за тебя. Боится что ты останешься на улице, а наша дверь окажется закрытой.

Мы снова вернулись в тишину. На этот раз нарушил ее Талгхир.

- Скажи, ты хочешь к ней?

Он что, смеется? Разве не видит в каком я состоянии. Точно издевается...

- Глянь на меня...

- Ты хочешь к ней? - Он повернулся ко мне. В его глазах я увидел тот же блеск, как и пару лет назад, когда он спрашивал про мою цель в жизни.

- Ты посмотри на меня...

- Странник, ответь мне, хочешь или нет?

- Хочу, - твёрдо выкрикнул я. Мы оба повернули головы в сторону детей, убедиться не разбудил ли кого мой крик. Талгхир встал и подошел ко мне, положил руку на моё плечо и сказал.

- Стань колдуном и служи миру Четырех теней. Тогда, наш повелитель даст тебе все что ты хочешь. И ноги тоже....

 


Оцените прочитанное:  12345 (Ещё не оценивался)
Загрузка...