Живое-неживое

Все идет по плану!
 
“Кабриолет”, группа Ленинград

 

Полное безумие. Необратимая стадия. Сложить слова в текст гораздо сложнее, чем вам кажется. Время тратить зря не буду, сразу к делу.

Хрен знает какой день какого года. Все мои знания ограничиваются тем, что не лето и не зима: глаза не режет зелень или снег. Утро началось как полагается всем сумасшедшим утрам моей жизни.

– Привет, пышечка, – поздоровался мужской голос.

– Брэд? – сонно уточнила я.

– Почти. Брэдди. Как спалось?

– Болтай потише, сейчас всех этих разбудишь...

Пятиминутный душ, быстрая чистка зубов, пара взмахов расческой и я уже стою перед своим утренним другом. Пришло время завтрака, а значит Брэдди не станет.

– Прости, милый, но такое с каждым бывает. Не ты первый, не ты последний.

– Да нормально, я для того и рожден, сама знаешь. – он чуть помолчал и пугливо спросил: – А будет больно?

Вместо ответа я взяла нож и быстрыми движениями отпилила кусок. Намазала маслом, положила сверху непроснувшейся ломоть сыра и максимально быстро и тихо съела. Сейчас все заговорят и начнется очередной адский день.

Первым всегда просыпалась гребанная крикунья-орхидея. Каждое утро хочу ее выкинуть, да что-то останавливает. Ах да, я же уже пыталась убрать кого-то, после чего все начали осуждающе кричать больше обычного. А как только начинал говорить этот дурацкий цветок, квартира максимально быстро оживала. Ложки и вилки ругались в ящике, чашки жаловались на тесноту, ковер ныл под тяжестью дивана. Самое ужасное, начинала петь вода. А она, скажу вам, самая отвратительная певица, которую мне доводилось слышать.

Мне девятнадцать. Родители не бедные, подарили квартирку. И на том им спасибо, ибо пытаться работать, когда вокруг абсолютно все предметы говорят очень сложно. Точнее, практически невозможно...жить. Если спросите, чего я к врачу не пошла, я отвечу вам: ходила. Помогло ли? Ни-хре-на. Так и знайте. А в психушке сидеть на таблетках, которые тоже будут без умолку трепать языком никакого желания. Все равно не поможет.

Это не галлюцинации. Всего лишь сбой в программе моего мозга, который должен блокировать диалоги неживых предметов. Но, уж как есть. Современна Алиса, явно выпившая что-то не то.

После завтрака я выбралась на улицу. Кое-как уговорила серенькое платье молчать, все же мы несколько лет дружим. Туфли иногда что-то вякали, но особо не возникали. Телефон я на прогулку не беру, лишний голос. В парке на удивление стояла тишина. Там я и сидела, когда мимо прошла старая подружка.

– Ой, Синичка, ты ли? – радостно воскликнула девушка в красном платье, которое жаловалось на огромную грудь. М-да, его можно понять. – Я Яна, не помнишь?..

– Забудешь тебя. Привет, – у меня даже вышла неплохая улыбка. Если учитывать, как ее наиярчайший наряд резал мои глаза до слез.

Мы разболтались. Удивительно, как я продержалась целых полчаса, ведь запах от красного буквально валит наповал за пару минут. Простите, не сказала вам, что не только голоса у предметов слышу, еще и запах цветов (которые краски) чувствую. Перед самым ужасным еще и цвет у звуков появился. Но об этом позже.

В общем, договорились еще списаться, созвониться и прочее. Естественно, я не особо думала, что обещаю, потому что мне нужно было бежать. Далеко, в свою квартиру, где все тона спокойные и тихие, без ужасного запаха. Стоит ли говорить, что мои обещания мне еще аукнулись? Коротко: пришлось ехать с ней и еще одним другом в путешествие. Но я подумала, что на природе мне легче переносить все окружающее. Согласилась после недели уговоров.

Мне стало не по себе только к концу пути, что удивительно. Пришлось захватить таблеток, которые хоть немного да помогали, когда становилось совсем худо. Выпила. Полегчало.

И чтоб вы знали – очень сложно молчать или говорить с кем-то, когда еще и со всех сторон доносятся голоса. Как это началось? Да как и всякое говно в жизни – неожиданно и в школе.

Обычный день одиннадцатиклассницы. Учителя пилят с экзаменами, ты игнорируешь их слова и строишь глазки симпатичному парню, который наконец-то расстался с девушкой. Лучше и быть не может. В голове уже ваше первое свидание, поцелуй, свадьба, дети, старость, а на деле...

– Че пялишься то? Подойди да заговори, не сиди как изваяние.

Я опешила. Потому что говорила тетрадь, в которой я писала. Первым делом поморгала. Огляделась. Никто ничего не заметил. Кроме...

– Татьяна Игоревна, посмотрите, она вон башкой своей безмозглой крутит! – это ябедничала ярко-розовая указка. Естественно, ее никто не услышал. Но меня гораздо больше интересовало, почему я слышу все это. Поверьте, иногда людям гораздо важнее узнать причину, чем способ устранения проблемы. Потому что когда не знаешь ничего, хочется урвать хоть какой-то кусок.

Но ответа нет. Не будет. Я знаю чем все закончится. Вы скорее всего догадываетесь. А я стою прямо на пороге.

Бумажка говорила, к ней подключилась парта. Помню, как выбежала из класса. У меня болела голова, лились слезы, хотелось блевать. Через какое-то время вывернуло наизнанку. Запела вода. Я понятия не имею, как не сошла с ума тогда. Как не сошла сейчас. Почему не свела счеты с жизнью? Интересный вопрос. Сама задаюсь им, пока под боком рассказывает сказки подушка.

Что было дальше? Разговоры с психологами, врачами, родителями, учителями, друзьями. Из школы пришлось уйти. Одиннадцатый класс. Казалось бы, конец. Чуть-чуть не хватило.

Когда встал вопрос о том, как и где мне с этим жить, для меня купили квартиру. Присылали деньги на жизнь. Иногда мама заходила в гости чтобы выпить чаю, посмотреть на дочь обреченным взглядом, утопить его в коричневой жидкости, заедая черствым печеньем. Так и жили. Да и будем, скорее всего.

Наверное, меня просто укачало. Морская болезнь, все дела. В общем, доехали почти спокойно. Мне даже повезло с мебелью в домике, который мы сняли на троих. Такой скромной и тихой мебели я давно не встречала. Поэтому, когда мы вошли, я подумала, что оглохла. Или умерла. Ну, на крайний случай, в другую вселенную попала. А так, меня этот факт немало удивил и порадовал. Даже наконец-то разглядела третьего в нашей компании.

Парень мечты, если коротко. Мужественный, не смазливый, как большинство мужиков сейчас; шатен с голубыми глазами, широкоплечий, с отличными мышцами и... в общем, поехал он с нами по двум причинам: умеет водить машину (и имеет ее), а еще в него влюбилась моя подруга. Вот так все банально и глупо.

Но все обернулось не в пользу Яны. И поняла я все сразу. В тот же миг, когда его рубашка произнесла:

– Ой, Влад, неужели тебе такая мышка приглянулась? Странно, однако...

Первые дни прошли замечательно. В почти тишине и витающей вокруг любви. Только недолго музыка играла. Мы пошли на прогулку, а там увидели статую. Красивую такую скульптуру змея. Вроде того самого, который уговорил Еву съесть яблоко. Не помню, как его там звали; когда я последний раз пыталась читать Библию она слишком яро проповедовала христианство, поэтому пришлось ее отдать подруге при первой возможности. А тут просто первая ассоциация. И может быть я правда попала в тот “Рай” с живым змеем или еще что, я не знаю.

В общем, статуя зашевелилась. Перед глазами все поплыло. А он раскрыл пасть, зашипел начал хрустеть и двигаться в мою сторону, смотря на меня своими серыми глазищами. Так страшно мне давно не было. Я закрылась руками и с криками пробежала пару метров, после чего упала. Плевать мне, как все это выглядело на глазах общества. Но Влад вроде как подбежал, помог, отнес куда-то. В конечном итоге я проснулась в больнице. Ужасной, отвратной, слишком мертвой и живой одновременно.

Судя по всему, моя “болезнь” все развивается. Что дальше? Люди замолчат, а животные начнут говорить? Или найдется тайное пророчество, где я начало вселенского конца? Что вообще будет?

А я вам расскажу. Сойду с ума. Но мириться с тем, что не смогу контролировать собственное тело я не намерена. Слишком плохо. Как всадник без головы, только без контроля мозгов.

Долбанный карандаш! Все болтает и болтает. “Вот так история! Каков же конец?” – сейчас я ему грифель откручу за все вопросы. Но конец прямо сейчас и пусть все, ВСЕ знают что со мной стало. Я не поехала умом. Еще нет. Крыша пока на месте. Я после такого не верую в Бога. Ни в одного. Даже в Сатану. Только...

 

Из документов больницы, полиции и прочих.

Женщина лет 25, личность не установлена. Причина смерти: передозировка. Предположительно самоубийство. В больницу поступила днем ранее. Информация проверяется на подлинность.

Полиция г. X.

Женщина 25 лет, не замужем, имя и фамилия неизвестны. Находится в состоянии обморока.

Состояние нестабильное. Кричит, говорит с предметами. Собираемся перевести в психиатрическую больницу.

Из записей медсестры.


Оцените прочитанное:  12345 (Ещё не оценивался)
Загрузка...