В одну звёздную ночь

Над горизонтом небо окрасилось в черное. Тучи закрыли собой солнце, кучкуясь и зловеще сверкая исполинскими стрелами. Но «Госпожа удача» уверенно шла прямо на них, оставляя за собой только белую бурлящую полосу. Капитана, казалось, предстоящая буря ничуть не страшила. Наоборот. Он словно ждал этого, желал. С его бородатого лица не сходила довольная улыбка, ведь не зря его прозвали Фред-весельчак.

- Вперед! – прокричал он, - только вперед! Мы отыщем его, чего бы нам это ни стоило! – и засмеялся так, словно он отправил корабль не на верную гибель, а в прекрасное будущее. Моряки посмотрели на своего капитана как на самоубийцу, но перечить не стали. Ведь они знали, на что идут и с кем.

Между тем, «Госпожу удачу» все больше и настойчивее кидало то вправо, то влево. Раскаты грома звучали громче и громче.

- Так и должно быть, - заверил Фред-весельчак, перекрикивая шум моря. - К этому острову так просто не подобраться! Будьте уверенны - это не первое наше испытание.

Корабль раскачивало все сильнее. Каждая новая волна была выше и мощнее предыдущей и все больше погружала во мрак. Фред оглянулся и посмотрел туда, откуда они приплыли. Спокойное голубое море мирно поблескивало в лучах солнца так не похожее на то, которое ждало их впереди. Капитан перевел взгляд на моряков, обычных мужиков, ослабших и худых после долгого скитания. Они были напуганы. Каждый из них крепко вцепился в борт корабля и не отрывал взгляд от приближающейся бури. Еще не поздно повернуть назад, но оптимист Фред этого делать не собирался. Внутри его появился азарт, переживет или нет? И если да, то что дальше?

Волны накрывали уже с головой, из-за порывов ветра ничего не было слышно. Вдруг стало светло, как будто солнце резко почтило их своим присутствием, но затем раздался такой оглушительный треск, что все кто был на борту корабля, позакрывали уши и от страха зажмурились. Поток ледяной воды хлынул с неба, но они даже не заметили этого. «Госпожа удача» накренилась влево и почти улеглась на бок. Половина экипажа попадала в море. Те же, кто остался, просто висели и изо всех сил старались не повторить участь друзей. Были слышны только крики и душераздирающие громовые раскаты.

Корабль выровнялся, но теперь на него шел девятый вал. Моряки в панике еще крепче вцепились за все, за что можно было удержаться. Теперь уже нос корабля смотрел куда-то вверх, тогда как нижняя часть чуть не ушла под воду. Фред, как и другие, кричал так, что голос грозил сорваться. И только они перескочили эту волну, тут же тучи расступились, а за ними ушли и тридцатиметровые волны. Яркие спасительные лучи солнца осветили ошарашенные лица людей на корабле. Золотой остров показал свои очертания.

- Земля! – завопили моряки.

- Это он, - обнажив желтые от табака зубы, сказал капитан Фред.

***

- Клюет!

- А? Что?

- У тебя клюет!

Вся эйфория испарилась как туман над рекой. Ловким движением опытного рыбака Семен подсек рыбу. Немного подождал, пока добыча устанет сопротивляться, и потянул леску на себя. Жирный карась полетел в ведро к таким же невезучим собратьям.

Семен нацепил червяка на крючок, закинул удочку и попытался вспомнить сон. Ему часто снились бескрайние воды океана. Во сне он знал названия частей корабля, возможно, это связано с тем, что в юности зачитывался Лондоном. Во сне Семен был капитаном. Да. Он до сих пор ощущал соленый вкус на губах и необъяснимое волнение. То ли от страха смерти, то ли от предвкушения чего-то долгожданного. Но что же он там искал? И нашел! Проклятый карась! Будь он не ладен!

Начало припекать солнце. Вокруг кружили докучливые комары и мошки.

- Похоже, будет жара, - слева от него, закрываясь от солнечных лучей ладонью, рыбачила жена. В ведре у нее тоже трепыхались караси. Всего три, остальные же мальки.

Семен все еще пытался вспомнить весь сон. Но тщетно, остались какие-то жалкие обрывки.

-Пора домой, - ответил он и представил, как завалится на свой старенький, но такой любимый диван. Включит телевизор, и, если повезет, наткнется на какой-нибудь приключенческий боевик. Если нет, то уплывет в страну Морфея, что будет не хуже, даже лучше. Больше всего на свете он любил спать.

***

Четыре дня. Целых четыре дня «Госпожа удача» дрейфовала. Ни намека на ветерок. Когда цель так близка! Еще в первый день от нежелания ждать, когда погода, наконец, смилостивится, Фред с командой самых опытных проверенных моряков двинулся к острову на лодке. Три дня и три ночи, сменяя друг друга, гребли они, но ни на дюйм не приблизились к конечной цели. Только исчерпали все силы. Они вернулись ни с чем на четвертый день.

На корабле слышны были только стоны и всхлипывания, кто-то оплакивал своих собратьев. Все изнывали от невыносимой жары.

- Это и есть ад, - говорили они друг другу. Еще до того, как Фред и его команда вернулись, на «Госпоже» царила хоть какая-то надежда, но теперь они просто ждали. Сами не зная чего. Провизия давно закончилась, и, как оказалось, неисчерпаемые запасы рома тоже подходили к концу.

Даже Фред начал сдавать позиции.

- Это и вправду похоже на ад, - говорил он своей верной подруге Софии. «Женщина-амазонка» – так он ее называл. Упругое, подтянутое тело, сильные длинные ноги, накачанные мышцы рук, большая грудь, волосы неизменно заплетены в две косы. Не было ни одного моряка на корабле, который не пытался бы затащить ее в койку. Каждый второй пускал сальные шуточки до того момента, как однажды Выскочка Трэвис не поплатился. Теперь у него на все лицо огромный шрам.

- Я убью эту суку! – говорил он, но с тех пор даже не делал попыток. Для всех он как ходячее напоминание, что с Софией шутки плохи. Со временем она стала для всех как сестра. Ее уважали, а некоторые даже побаивались.

Бездействие приводило Фреда в апатию. Его выводило из себя, когда приходилось просто ждать. От нечего делать он завалился спать. Больше всего в жизни он ненавидел спать.

***

Семен по профессии был старшим менеджером в одной крупной компании по продаже подержанных автомобилей. Каждый день он вставал в семь утра, чтобы принять горячую ванну, которую предварительно набирала для него Валентина, его жена. В полвосьмого он пил крепкий, свежемолотый кофе с молоком, с четырьмя ложками сахара и завтракал. Обычно завтрак состоял из яиц, будь то обычная глазунья или яичница, или омлет, или просто вареные яйца. С утра на работу, вечером домой. По выходным – рыбалка. Его верная спутница жена всегда рядом. Даже на работе, когда совсем не было клиентов, он звонил ей, чтобы пожаловаться на это или на самих покупателей, или на коллег. Семен очень любил жаловаться. Валентина терпеливо выслушивала и как психолог утешала, давала советы, которые, в принципе, ему были не нужны. Они оба это понимали, но продолжали играть в пациента – психолога.

Единственный, кто хоть немного разбавлял рутину, был их сын Артем. Он частенько прогуливал школу и урокам предпочитал лазания по заброшенным зданиям, где искал старинные предметы: монеты, фотографии и тому подобное. Однажды он нашел шкатулку, в ней оказался только дохлый таракан, но все же, это была его любимая находка. Он тщательно ее отмыл, отшлифовал, заново выкрасил в темно коричневый цвет и даже залакировал. В нее Артем решил прятать свои сокровища.

- Папа, смотри, что у меня есть.

Отец нехотя оторвал глаза от телевизора и уставился на шкатулку.

- Что это?

- Я нашел ее в заброшенном особняке, рядом с озером.

- Там же раньше психлечебница была! Что ты там делал? Это там ты проводишь время вместо школы? Дай сюда.

Артем неохотно протянул свою драгоценность. И отец прямо на его глазах сломал шкатулку.

- Иди, делай уроки и дурью не майся. Еще раз услышу от матери, что ты пропустил занятия, неделю кроме школы никуда ходить не будешь.

***

На горизонте виднелся Золотой остров. Остров потерянных сокровищ, неслыханных чудес. Столько невероятных историй связано с ним. Существует легенда, что каждый человек, очутившийся на нем, найдет предмет, который нужен лично ему.

Еще при жизни, отец Фреда завещал ему карту, чтобы добраться до Золотого острова и предупреждал, что сделать это будет нелегко. Тысячи смельчаков отправлялись на поиски «своих вещей», но только единицы достигали цели. Некоторые возвращались домой с великолепными артефактами. Другие же канули в небытие. Пропадали без вести.

Уже прошла неделя как «Госпожа удача» дрейфовала на волнах в нескольких милях от того самого загадочного острова. За это время Фред поворачивал корабль назад, отправлял его вдоль берега. Бесполезно. Экипаж из молодых и крепких мужиков превратился в немощных стариков. До того худых, что казалось, будто солнце просвечивает сквозь них. Они находились в западне и умирали долго и мучительно. Фред в такой момент думал, а нужна ли ему эта вещица, в поисках которой он подвергал свою жизнь и жизнь экипажа такой опасности. Даже не так. Многие уже принесли себя в жертву.

Нет. Эта вещь того не стоила. Хотя бы потому, что он и сам не знал что это. Он не имел представления о том, чего желал. Который раз Фред рассматривал карту, оставленную ему отцом. «Желание твое – и есть твой путь» - было написано по ее краю витиеватыми золотыми буквами.

Он воспринимал эту надпись как девиз жизни. А что если это подсказка? Ведь он всегда следовал своим желаниям, но с этим островом все по-другому. Что если остров не принимает человека без определенных желаний. Тогда он попросту не знает, что дать человеку. Фред стал лихорадочно придумывать, чего бы он хотел. Несметного богатства? А зачем? Оно для людей, которые любят сидеть на месте и обрастать комфортом. Нет, это не для него. Но зато у них вдоволь вкусной еды. Еда. Стоп. Вот оно решение. Он еле оторвал тело от койки и на трясущихся ногах, держась за стены, прошаркал к выходу.

- Слушайте меня! – говорил он очень тихо, стоя на палубе, сгорбившись и одной рукой держась за бортик.

Кто мог, повернули к нему головы. Остальные были без сознания или уже мертвы. Вонь окутала корабль плотным облаком, жуткая и сильная. Так, наверное, пахло в аду.

- Зачем вы поплыли за мной? Наверняка у каждого были свои цели? Все знают об этом острове, он исполнит все, чего бы вы ни пожелали.

Человека три утвердительно кивнули.

- Теперь слушайте меня очень внимательно, - он удостоверился, что все взгляды устремлены на него, - подумайте, чего бы вы хотели сейчас больше всего?

Все замешкались.

- Пить и есть! И домой к родным. Вот чего мы хотим! - прохрипел один из моряков.

- Да! – поддержали другие.

Но Фред домой не хотел. Весь мир его дом – говорил он. Да и к кому ему возвращаться. После смерти отца он остался один, а семьей так не обзавелся. Но для начала, пожалуй, и еда сойдет.

Подул долгожданный ветерок. Небольшой, но точно по направлению к острову, как будто невидимая исполинская рука подхватила корабль и направила вперед. Сначала никто не понял, что произошло, но потом, все нашли в себе силы, повставали со своих мест и подставили лица навстречу ветру.

А Фред стоял, закрыв глаза, и улыбался.

***

После неспокойной ночи у Семена весь день пошел наперекосяк. Он проснулся голодный и уже уставший и поэтому злой. Вдобавок ко всему, жена слегла с температурой, поэтому не налила горячую ванну и не приготовила завтрак. Пришлось все делать самому, из-за этого чуть не опоздал на работу.

В этот день посетителей почти не было, не считая семейной парочки, и те полдня компостировали ему мозг. Сначала выбирали машину где-то час, Семен рассказывал о преимуществах каждой. Когда они определились, оказалось, что на такую сумму они не рассчитывали. Нельзя было сразу сказать? Семен предложил взять в кредит, но с их кредитной историей все банки отказали. С помощью небольших махинаций, один банк все-таки одобрил кредит их сыну, но сначала они ждали пока он приедет. Семен уже потирал руки в предвкушении сделки, ведь день прошел не напрасно, но они сказали, что подумают. И больше он их не видел.

Семен набрал жену, как он обычно делал в течение дня, но вспомнил, что ее лучше не беспокоить и со злостью бросил телефон на стол. В завершение дня он еще опрокинул на себя кофе. Хорошо хоть не утром, угрюмо подумал он. И только будучи дома, на своем любимом диване, он, наконец, в первый раз за день, сделал то, что хотел сам, погрузился в сон.

***

Не передать того восторга, который испытали моряки «Госпожи Удачи» сойдя на берег Золотого острова. Они сразу же почувствовали запах жаренного на костре мяса, фруктов и свежеиспеченного хлеба. Прямо на берегу их ждал огромный стол со всякими яствами.

- Много не ешьте! – предупредил их Фред. Но они не слышали его. Набросились на еду, как животные, и прямо руками с жадностью стали уплетать все, что попадалось на глаза.

- Тогда загадайте желание, чтобы животы не разболелись, - смеясь, сказал он. И сам присоединился к команде, запивая все элем.

После, многие пожелали уютные кровати, а Фред решил обойти остров.

- Зачем ты здесь? – София увязалась за ним.

- Я хотел найти его, - он обвел руками остров. Вот и все. Моя мечта сбылась. А ты?

София шла, опустив голову, чем-то расстроенная. Но потом подняла глаза на него и, улыбаясь, ответила.

- А я хочу стать богатой.

Они шли вдоль берега. Вскоре впереди показалась скала. Ее левый край глубоко уходил в океан, а правого видно не было. Она вся состояла из необычного камня, который светился золотом в лучах заходящего солнца. Им пришлось повернуть направо и идти вдоль скалы. Наконец, когда стало уже совсем темно, они увидели, что она обрывается.

- Смотри, там пещера, - сказала София.

Действительно, если завернуть за угол, то открывался проем. Над ним были написаны какие-то слова, вырезанные прямо в скале.

Фред прочитал вслух.

- Оставь сомненья, путник славный,

Скорее внутрь заходи.

Получишь приз ты главный

И приключенья впереди.

Осмелишься переступить порог?

Тогда пощады от меня не жди.

Я преподам тебе урок,

Но помогу себя найти.

Фред уже сделал шаг, чтобы войти, но София крепко схватила его за руку.

- Может не стоит этого делать? Мы не знаем, что там.

- Тебе же написали - «приключения», - улыбнулся Фред, но смотрел он куда-то в конец стишка.

- А как же строки про «урок»?

- Да, но ты не берешь во внимание строку про «главный приз», - воскликнул Фред.

- Ты даже не знаешь, что за приз такой, - настаивала София.

- Но так же еще интереснее. Сюрприз. Хочешь, оставайся здесь.

- Конечно я пойду с тобой, - она немного успокоилась, - я думала, ты собрался туда один.

- Мне одному страшно, - засмеялся Фред, - как думаешь что там? - он вдруг стал серьезным и как завороженный смотрел в темень пещеры, словно уже что-то там видел.

- Не знаю, но у меня мурашки от этой пещеры.

- У меня тоже. Понимаешь, я чувствую, что должен туда попасть. Не знаю как объяснить, но мне это нужно. Может именно за этим я здесь.

И он шагнул внутрь.

***

У Семена был выходной. В этот раз он проснулся в прекрасном настроении. Рассказал жене об интересном сне, про светящуюся скалу, но о прелестной амазонке решил умолчать. Он вспомнил, что на днях поругался с сыном и решил исправить вину, починив шкатулку. Ее он нашел на журнальном столике в гостиной, видать, она так и лежала поломанная, пока Валентина ее не подняла. Он взял ее, рассмотрел со всех сторон. Ему понравилось, как искусно она была сделана. Великолепный резной узор дополнял белый камень посредине, похожий на лунный. Надо сказать, сын изрядно потрудился, восстанавливая ее. Шкатулка выглядела как новая. Семену стало стыдно за свой поступок. Он починил ее и понес Артему в комнату.

Сына не было дома. Каждые выходные он со своими друзьями из кружка юных следопытов проводил время, покоряя очередную вершину из цепочки гор, которые окружали их город. Откуда в нем столько энергии? Семену даже думать об этом было лень. Хотя, будучи мальчишкой, он тоже был не прочь шастать дни напролет во дворе или нырять с пирса в море, или, скажем, в лесу грибы собирать, только бы не дома.

Но это было так давно, казалось, тысячи лет прошли с тех пор. Теперь он выбирал себе менее активный отдых, рыбалку, например. Он стоял, задумавшись, возле двери в комнату Артема. Вот он обрадуется, когда увидит, что с его драгоценной шкатулкой все в порядке! Внезапно Семен заметил, как что-то мелькнуло, словно мушка пролетела, но никакого жужжания он не слышал. Семен внимательно посмотрел на то, что держал в руках, шкатулку. Он поближе поднес ее к лицу и увидел, как в камне отражается его собственный глаз. Вдруг камень стал темнеть и менять расцветку. Теперь не белый, а золотой в крапинку, он ярко светил и переливался. Семен, словно во сне, протянул руку к нему, дотронулся, и произошло то, чего он точно не мог ожидать.

***

То же самое произошло и с Фредом. Когда они с Софией оказались внутри пещеры, то сразу поняли, что их окружает пустота, никаких надписей, никаких старцев, сидячих в позе лотоса и дающих наставления. Вокруг только непроглядная темень, холод и эхо от их шагов. Но Фред уверенно шел вперед, еще чуть-чуть и он найдет то, что искал. Идти пришлось долго. Остров, наверное, уже тоже весь погрузился во тьму, так как не было видно проема, через который они зашли.

- Мне как-то не по себе, - еле слышно проговорила София.

- Как же так, подруга, я думал, ты меня будешь успокаивать, - его бодрый голос звучал неестественно в этой тишине.

- Я задыхаюсь, Фред, и мне холодно.

Фред нащупал в воздухе ее руку и крепко сжал.

- Я с тобой, - уже более спокойно сказал он и почувствовал, что София с благодарностью приняла его помощь.

Они еще довольно долго шли так, взявшись за руки и молчали. Дыхание Софии опять стало ровным и спокойным. Пахло сыростью и плесенью. Где-то вдалеке слышался звук капель.

- Прости, хочешь, повернем назад, а завтра днем, с факелами вернемся. Фред развернулся, чтобы уйти и потащил за собой девушку.

- Постой! Мне кажется, я что-то там увидела!

- Где?

- Впереди. Смотри, опять что-то блеснуло.

Свет был таким тусклым, словно светлячок. Но чем ближе они подходили, тем ярче он становился. Теперь пещера предстала перед ними, здесь было светло, словно они стояли на улице в самый солнечный день. И вот, когда глаза перестали слезиться, Фред увидел камень, от которого и шло свечение. Он был частью этого места, его невозможно было вырвать из скалы, он и есть скала. Фред заметил, что внутри него кто-то наблюдает за ними, но потом понял, что увидел собственный глаз в отражении. И тут произошло то же самое, что в этот самый момент происходило с камнем в шкатулке, он стал темнеть. И вот уже Фред не удержался и коснулся его.

***

Очнулся он возле комнаты сына. В метре от него – открытая шкатулка. Камень был совершенно обычным и его зеркальная поверхность тоже исчезла.

- С тобой все в порядке? – из кухни в фартуке прибежала Валентина.

- Вроде, - не совсем уверенно проговорил Семен.

- Ты что, споткнулся? Или сознание потерял? – она присела рядом с ним, потрогала лоб и помогла подняться.

- Я и сам не понял, как оказался на полу. Но уже все хорошо, правда. А чем это так вкусно пахнет? - решил переменить тему он.

- Ой, - спохватилась Валентина, - чуть не забыла, у меня же курица в духовке!

Она убежала, а Семен пытался прийти в себя. Он солгал жене, он вообще не помнил, что делал весь день. Почему он возле комнаты сына и чем до этого занимался. Все казалось каким-то нереальным, словно это воображение играет с ним в странную игру. Вот сон, который он видел, находясь без сознания, был более реальным. Пещера, девушка, камень. Стоп. Его взгляд упал на шкатулку. Да, именно этот камень ему и снился. Такое невероятное впечатление он произвел на него. Почему? Он не знал. На вид камень - самый обычный декоративный элемент.

***

Когда Фред очнулся, вокруг было очень холодно и темно, словно глаз он не открывал. Чьи-то теплые руки держали его.

- Где я?

- Ты в пещере, помнишь?

- София? Что произошло?

Она рассказала ему все, начиная с того как они очутились у проема с надписью.

- Какая надпись там была? – он услышал, как она резко встала.

- Давай выбираться из этого жуткого места и мы с тобой еще поговорим.

Обратно они шли уже в обнимку. Так было намного теплее.

Они добрались до импровизированного лагеря. Загадали себе кровати и под шум прибоя уснули под открытым небом.

И снилось Фреду, как он снова дома. Рядом жена садится на очередную диету и сын. Он хотел попросить у него прощения. Но за что? И как? Ах да. Шкатулка.

- Родной, ты будешь обедать? – спросила София. Да нет же, это Валентина, его жена или все-таки София?

Он резко сел. Этого не может быть. Он здесь, но почему? Это был просто слишком реалистичный сон и у него нет сына. «Есть», - сам себе возразил Фред, и его зовут Артем. Постой, что это за имя такое странное и откуда он его взял. Оттуда же откуда и говорящую коробку с картинками. Свет, как по взмаху волшебной палочки. Во сне. Где еще такое может причудиться? И только тогда, когда Фред это понял, он успокоился и снова уснул.

***

Но Семен не был так спокоен. Во сне он видел океан и горы. В его голове словно щелкнуло, как будто он что-то потерял. Пустота внутри мешала ему жить как раньше. Теперь его манил и океан, и горы, и та насыщенная жизнь. Но работа с девяти до восемнадцати не давала даже на ближайшее озеро съездить. Приходилось ждать выходных, и потом, он все места там уже изучил.

Артем собирался в школу.

- Ну я пошел.

- Стой, - крикнул Семен, - ты точно в школу или опять на вылазки с друзьями?

- В школу, конечно, - Артем выпучил грудь, как нахохлившийся голубь, показывая, что он говорит чистую правду.

- Я не отчитывать тебя собрался, - он заметил, что сын разжал кулаки. – Хочешь прогулять школу?

- Что? – сын посмотрел на него так, как будто он вдруг встал на голову и сказал это.

- Повторю, ругать я тебя не собираюсь.

- Пап, ну что за вопросы, нет, конечно.

- А если я тебя попрошу прогулять вместе со мной?

До этого бегающие глаза сына остановились, и взгляд устремился прямо в глаза отца, словно проверял, не врут ли они.

- А куда?

«Да хоть куда! От этих серых будней», - хотелось крикнуть Семену, но он просто сказал

- На сноубордах кататься.

- Пап, - тон сына с недоверчивого сменился на скептический, - нам же ехать в одну сторону только часа четыре.

- Ну и что, - беззаботно произнес Семен, - ты куда-то спешишь? Или тебе так сильно не терпится домой к урокам вернуться?

- Нет, нет, - быстро ответил он, но потом так же быстро посмотрел на отца, а тот в ответ только рассмеялся и сказал.

- Тшш, только маме ничего не говори. - И чуть позже, - Валюша, я поехал и Артемку заодно подброшу.

Валентина пришла, поцеловала сына в макушку, а мужа впервые за долгое время в губы. Она тоже, как и сын, не смогла скрыть улыбку.

***

Фреду все время снились новые невероятные места. Что только он во сне ни вытворял: и летал с обрыва, и прыгал с моста, и ездил на рычащей железной машине. То они, именно Они, вместе с сыном ходили по песчаному пляжу в поисках сокровищ с какими-то пищащими штуками. Иногда он просто поражался фантазии своего мозга. Невероятно, но теперь ему тоже захотелось семью. Скорее всего, эти сны и «преподнесла» ему пещера в качестве «главного приза».

Месяц на острове пролетел как один день. Что ни пожелай - исполнится. За это время почти у всех здесь появилось по небольшому дворцу со своими слугами, экзотическими садами и животными. Но Фред недоумевал. Он наблюдал за друзьями и не узнавал их, каждый был чем-то недоволен. То дворец у одного меньше, чем у соседа, то у другого слуг. Из-за этого часто возникали ругани, а то и драки. Счастливыми этих людей было назвать сложно, но и уезжать они не хотели.

- Мы в любой момент, если захотим, можем убраться отсюда.

Но Фред не был так уверен в этом, ему казалось, что остров питался их душами. Еще чуть-чуть и он тоже уже не смог оставить его, но к нему на помощь пришла София. Она напомнила ему, что он искатель приключений, что в мире еще столько мест, где он не был. Тогда Фред посмотрел на свой высоченный дворец из белого камня с несчитанным количеством комнат, в некоторых он ни разу не был, и понял, София была права. Она не стала загадывать дом, а соорудила своими руками хижину из подручных материалов.

- Странная баба, - смеялись над ней мужики, но она не обращала на них ни малейшего внимания, а продолжала заниматься своими делами.

Один Фред, глядя на нее, задумался. Он, как и все, валялся тогда в гамаке, попивал ром прямо из бутылки. Ему было неимоверно скучно, он пытался понять, какой по счету день они здесь прожили. Но все дни, не считая первой недели, слились в один. Тут увидел, как София с помощью самодельной палки с острым наконечником ловила рыбу. Невольно он стал любоваться ее сильным телом и улыбкой, когда ей удавалось кого-нибудь поймать. После она пошла к своей хибарке, держа в одной руке связку рыбы, в другой копье, и вода капала с ее тугих кос. София, увидела, что он смотрит, и улыбнулась ему. Фред не заметил, что уже сидел на гамаке, а бутылка валялась на полу, разливая остатки недопитого спиртного.

В этот вечер он помог девушке разделать улов, разжечь костер и поджарить рыбу. София, конечно же, его угостила. Они разговаривали, вспоминали смешные истории. Ничего вкуснее этого ужина Фред в жизни не ел. Ночевать он остался у Софии.

На следующий день они уплыли с «Золотого острова», прихватив с собой сундук с сокровищами. И все же нашлись и те, кто составил им компанию. Кто-то стал невероятным богачом, кто-то обворожительным красавцем. А Фред и София обрели семью.

Вернувшись, они построили небольшой домик на берегу океана, без которого Фред не представлял жизни.

- Я хочу сына, - как-то утром, лежа в кровати, сказал Фред.

- И я, - ответила София.

Но их безмятежное счастье длилось недолго. До того, как однажды Фред проснулся от собственного крика.

***

Семен первый раз в жизни увидел море. Наяву. Ему наконец-то дали отпуск. Из-за частых больничных он регулярно не появлялся на работе. Его руководитель понимал, что дело нечисто, но ничего не мог поделать, все документы были оформлены правильно. За последние месяцы подчиненный приобрел здоровый цвет лица, вместо жира теперь появились мышцы. И вот, шесть часов полета, и Семен стоит на берегу, вдыхает полной грудью морской воздух и не может надышаться. Он не ожидал, что море произведет на него такое впечатление. Его тело медленно наполнялось спокойствием, какое-то невероятное чувство посетило Семена, словно из детства. Море было такое тихое, умиротворенное. Сзади подошла Валентина и обняла его.

- Спасибо, - сказала она. - Артемка так счастлив.

Сын плескался далеко за буйками, только макушка и ноги мелькали над водой, он любил понырять.

- Ты изменился за последнее время, - продолжала она, - столько времени проводишь с Артемкой. Знаешь, он всегда ценил твое общество и ему не хватало тебя, - немного подумав, она сказала, - такого, какой ты сейчас.

Через три дня объявили штормовое предупреждение. Но Семен с семьей все равно пошли на пляж, позагорать. Помимо них людей на пляже было немало, и даже кто-то купался, так как волны были небольшие. И Артем тоже стал клянчить, чтобы его пустили.

- Ты же слышал о предупреждении, - Валентина была непреклонна.

- Да брось ты, - вмешался Семен, - он же далеко заплывать не будет, ведь так?

- Конечно, - обрадовался Артем и побежал.

Валентина окликнула его, но сын даже не обернулся.

- Ты не должен был его отпускать! – крикнула она.

- Почему здесь нет спасателей? - она уже не загорала, а ходила вдоль берега и высматривала сына, скрестив руки на груди. Такой злой Семен никогда ее не видел.

- Ладно, - уступил он, - я позову его.

Он подошел к кромке воды и увидел Артема. Сын махал руками, Семен тоже помахал ему и жестом попросил вернуться к берегу. Но что-то было не так. Сын продолжал махать руками, то и дело уходя с головой под воду. Семен, не раздумывая, бросился в море, его тут же затянуло волной на глубину. Он пытался разглядеть сына, но вода была мутная, песок слепил глаза. Сердце готово было разорвать грудину. Его все время уносило в сторону, но он упрямо плыл на то место, где должен быть Артем. Там оказалось пусто. Он нырнул, но, конечно же, ничего не увидел под водой.

- Артем! – что было мочи крикнул он. Его легкие горели огнем, но он не замечал этого. Семен выкрикивал имя сына снова и снова, но только тишина была ему ответом. Его все дальше и дальше затягивало на глубину. Становилось тяжело дышать, он не успевал вздохнуть и волна опять накрывала его. Наконец, спустя целую вечность, он увидел примерно в пяти метрах от себя Артема. Он лежал на воде лицом вниз. Семен не помнил, как вытащил бездыханное тело сына на берег. Не слышал он и истерику жены.

- Скорую! Кто-нибудь вызовите скорую!

- Я врач! – сказал кто-то из отдыхающих.

Артема откачивали долго. Потом приехала скорая, но только лишь для того, чтобы установить время смерти.

***

- Артем! – Фред сел на кровати, он даже не замечал, как слезы капали на одеяло.

- Любимый, что случилось? – София смотрела на него сонными глазами, из-под одеяла выпирал ее животик.

- Я вспомнил, теперь я все вспомнил, - только и сказал Фред.

Через два месяца София почувствовала резкую боль в животе. Фред уложил жену в кровать. Ее сиделка побежала за лучшим лекарем в их деревне. Когда пришел врач, София была белее, чем простыни, на которых она лежала. Ее лицо, словно намазанное маслом, блестело. Стали подходить их друзья, и позже уже вся деревня столпилась около дома, в ожидании малыша. Это было великое событие, здесь все друг друга знали и относились так, словно были одной дружной семьей. У Софии, как и у Фреда больше родных не осталось, поэтому для них это место подходило идеально.

Фред держал за руку Софию, смотрел, как она страдает. Собственная беспомощность убивала его. В последнее время он избегал ее, не уделял должного внимания. Но сейчас он бы жизнь отдал, лишь бы ее боль перенять на себя. Из белых простыни стали красными.

- Фред, - тихо произнесла София.

- Да, родная, - он хотел ради нее быть сильным, но хриплый голос выдавал его.

- Тогда, на острове.

- Да?

- Я загадала тебя.

Он еще крепче сжал ее ладонь.

- Ты не представляешь себе, как я этому рад, - изо всех сил он выдавил из себя улыбку.

Роды были тяжелыми. София потеряла много крови. Мальчик родился здоровеньким и очень крупным.

Фред вспомнил, как в «прошлой жизни» рожала Валентина. Артем тоже родился крупным и здоровым малышом. Жене вовремя сделали переливание крови, успели спасти. Но не в этот раз. Лекарь сделал все, что мог.

Не помня себя от горя, Фред прижал жену к груди и не отпускал, пока кто-то не оттащил его от нее.

- Она мертва, - сказал кто-то тихо, и эти слова эхом звучали у него в голове.

Сиделка уже нянчилась с малышом, а Фред даже не смог заставить себя взглянуть на него.

Он нашел для сына кормилицу и уплыл, один. Никто не знал, куда он отправился.

***

Знакомый остров, пещера, а в голове слова, повторяемые в полудреме: «Возьми шкатулку, возьми шкатулку, возьми шкатулку…»

- Зачем? – спросил Семен.

- Ты не представляешь себе, каково это видеть Софию каждый день во сне и даже не дотронуться, - ответил Фред.

-Ошибаешься. Представляю.

- Я так люблю ее.

- Я тоже. Боже, я тоже ее люблю. Но мне больно каждый раз видеть, как она плачет. Это я виноват в смерти сына и должен быть с ней.

- Ты обязан вернуть мне мою прошлую жизнь.

- А разве ты был несчастлив? Разве мы оба не получили то, чего хотели?

- Да, и потеряли.

Семен вздохнул.

- Нет же. У тебя есть сын. Тебе дается второй шанс побыть настоящим отцом. А мне узнать каково это любить. Ты думаешь, я не хочу вернуть Артема?

- О чем ты говоришь?

- Ты хоть бы раз взглянул на сына. Это он, Артем.

- Ты мне врешь! Ты можешь видеть только то, что я.

- Часть души твоей осталась с сыном, поэтому и он мне снится. Каждую ночь.

Фред очнулся на влажном, холодном полу пещеры, его сердце бешено колотилось.

***

Прошло десять лет.

- Папа, я правильно рулю?

- Да, Артем, ты прирожденный капитан.

«Госпожа удача» скользила по глянцевой поверхности океана. Ветер дул навстречу уходящему солнцу, поднимая паруса.

А где-то там, в совершенно другой вселенной одиноко живет менеджер Семен. Каждый день он встает рано утром и отправляется на работу, а вечером домой. Эта жизнь не для него, но он не унывает, ведь когда-то он был Фредом-весельчаком. Больше всего в жизни он любит спать, потому что просыпается с улыбкой.

 

 

 

 

 


Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 1. Оценка: 1,00 из 5)
Загрузка...