Сильф

От бешеной качки к горлу подступала тошнота, но Рагнар не мог даже пошевелиться, чтобы боль железными тисками снова не сдавила виски. Казалось, ему на голову надели стальной капкан, который с каждым днём сжимается всё сильнее.

Он сидел на грязном мокром полу, прислонившись к стене трюма, и мог только молиться богам, чтобы это поскорей кончилось. Тот, кто придумал такую адскую пытку, знал толк в наказаниях – здоровенный воин, который ещё месяц назад мог голыми руками разорвать медведя, теперь был не страшнее портовой собачонки, скулящей, чтоб её прибили из жалости.

Ещё несколько дней и всё закончится – он пополнит ряды рабов на невольничьем рынке и забудет навсегда родные фьорды. Рагнар не выдержал и зарычал-завыл от бессилия и бесконечной боли, по капле выдавливающей из него самоё внутреннее желание жить.

 

- Потерпи ещё чуть-чуть... Сейчас станет легче… - неожиданно раздался тихий голос.

И действительно – боль стала стихать. Словно кто-то невидимый накрыл ему голову большим прохладным покрывалом. И если не снял чёртов капкан, то хотя бы раздвинул его острые челюсти хоть на немного.

- Спасибо, - запёкшимися губами прошептал узник. Говорить он сейчас не мог.

- Держись... Помощь близко... - снова раздался шёпот.

Казалось, он шёл из-за стены.

- Кто ты? - спросил Рагнар и, не удержавшись, закашлялся – его лёгкие отчаянно требовали свежего воздуха.

Ответа не последовало. Зато он словно окунулся с головой в лёгкий бриз.

Рагнар не знал, кто помогает ему выжить, но только сил у него явно прибавилось. Магический капкан ещё сдавливал голову, но уже не причинял такой боли. Вонючая вода, которую ему приносили, чтоб не сдох совсем, приобрела вкус родникового ключа.

Если верить его ощущениям, прошло уже больше суток с того времени, как у него появился невидимый друг и спаситель.

- Где ты? - Рагнар снова сделал попытку достучаться до него.

- За стеной… - последовал ответ, больше похожий на выдох. И боль на мгновение вернулась, сжав виски, но невидимые руки снова разжали капкан. Воин вздохнул с облегчением.

Прошёл ещё день. И ещё ночь.

Качка усилилась. И Рагнару пришлось схватиться за решётку, чтобы удержаться на одном месте.

Вдруг корабль тряхнуло и пленник кубарем покатился к противоположной стене. Раздался треск ломающегося дерева. Наверху послышались крики, шум. Потом в тесный трюмный коридор ворвался топот множества ног. Рагнару показалось, он различает знакомые голоса. Так и есть! Тусклый фонарный свет осветил его убогую тюрьму, а проворные руки уже подбирали ключ к замку, удерживающему викинга в неволе.

- Дай больше света, Шкит! Я и так ни черта не вижу!

- Держись, Рагнар, сейчас мы тебя вытащим!

Замок скрипнул и повис на дужке, дверь клетки распахнулась. Ещё несколько томительно долгих мгновений и тяжёлые кандалы упали на пол. Узник выбрался на волю, распрямившись, наконец, во весь рост.

- А теперь валим отсюда! Эта посудина скоро пойдёт ко дну – она села на риф и кормовые трюмы уже заливает вода. Мы вымокли до нитки, пока нашли, куда эти черти тебя упрятали.

Невысокий, но крепкий бородатый малый с хитрыми глазами уже подталкивал Рагнара к выходу, освещая путь корабельным фонарём. Его спутник с ключами уже давно выбрался на палубу. Но Рагнар медлил.

- Подожди, Шкит. Мне нужно кое-кого забрать отсюда.

Он развернулся в сторону, противоположную выходу, и двинулся вдоль решётки. Так и есть – за толстой бревенчатой перегородкой была ещё одна камера. Почерневшая от времени дубовая дверь надёжно удерживала внутри того, кто находился за ней.

- Эй! - ударил в неё кулаком Рагнар, - Эй, ты меня слышишь?

Но ему ответил только Шкит, поторапливая – вода уже захлёстывала нижнюю палубу и потоком лилась в трюм.

Воин одним ударом сбил замок и распахнул дверь. На полу маленькой комнатушки, раза в три меньшей, чем его бывшая клетка, лежал свёрток тряпья, мало похожий на человека. И только узкая босая ступня, выглядывающая из-под тряпок, говорила о том, что это всё-таки человек. Рагнар подхватил худое невесомое тело и как мешок закинул себе на плечо.

- Это друг, - пояснил он вопросительно глянувшему на него Шкиту и они рванули к люку.

Наверху бушевал шторм. Но толи море всеми силами желало, чтоб они остались в живых, толи боги в этот раз были на стороне Рагнара… В самый последний момент они успели перескочить в лодку и отплыть на безопасное расстояние. Их никто не останавливал – очередная волна всей своей мощью обрушилась на остатки судна и море окончательно проглотило его бывшую тюрьму. О том, что произошло, напоминали только обломки снастей и плавающие на воде мёртвые тела.

Несколько ударов вёслами – и вот он уже не жалкий пленник, закованный в кандалы на корабле работорговца, а свободный и неукротимый герой, вырвавшийся из плена. И его радостными криками приветствуют друзья.

Рагнар полной грудью вдохнул морской воздух и рассмеялся. Свобода пьянила. Но он не забыл и о том, кто помог ему.

- Эй, Галло! Дай воды! Надеюсь, он ещё не окочурился...

Рагнар бережно поднял со дна лодки кучу тряпья, в которую было завёрнуто неподвижное тело. Затем откинул с лица длинные спутанные волосы и еле удержался от удивлённого восклицания – его соседом, а точнее соседкой по заключению оказалась девушка. Совсем ещё юное, почти детское лицо. Очень худое тело. Её, видимо, держали в трюме намного дольше воина, а кормить и вовсе забывали.

Глаза были закрыты, но она ещё дышала. Рагнар осторожно поднёс кружку ко рту и смочил сухие потрескавшиеся губы пресной водой.

Веки дрогнули, но глаза оставались закрытыми. Девчушка подняла руку и, схватив кружку, принялась жадно пить. Судя по всему, ей, в отличие от мятежника, давно уже не перепадало даже капли воды.

Осушив посудину до дна, она снова вернулась в состояние тряпичной куклы. Но Рагнару показалось, что он услышал тихое "спасибо". Хотя викинг мог поклясться – её губы даже не шевельнулись.

- Галло, отнеси девочку в каюту. Если б не она, нашли б вы, бродяги, вместо Рагнара, живой труп с вытекшими мозгами.

Рычаги штурвала привычно скользнули в руки хозяина. Море приветствовало своих героев шумом волн. Ветер трепал волосы, подбадривая и призывая в дорогу.

- Куда держим путь, ярл? - спросил его Шкит.

- Домой, - коротко ответил ему бывший мятежник.

***

Родные ветра трепали паруса боевых кораблей где-то далеко на севере, а они уже третий день томились в адском пекле – на море царил полный штиль.

- Если ветер не появится в течение нескольких дней – мы трупы, - мрачно заметил Борнир – чернявый бородатый мужчина с тонким крючковатым носом, - запасы пресной воды подходят к концу.

- Выживем! - обнадёжил его Шкит, - мы ещё и не из таких передряг выбирались, верно Рагнар? - и он, рассмеявшись, достал из-за пазухи свирель и заиграл быструю весёлую мелодию.

Внезапно дверь каюты распахнулась и на палубе показалась тонкая фигурка. Длинные серебристые волосы укутывали её, словно плащом. Грубая рубаха, сменившая старые лохмотья, болталась, как на пугале, но походка была такой величавой, будто сама королева идёт по тронному залу, разодетая в шелка и парчу. Большие синие глаза смотрели в небо, не замечая моряков, рассевшихся на просоленных морем досках.

Она подошла к самому борту и остановилась, пристально вглядываясь вдаль.

- Эй, красавица! Земля в другой стороне! - весело крикнул ей Шкит и все дружно рассмеялись.

Но девушка обратила на них внимания не больше, чем на чаек, качавшихся на волнах. А потом вдруг протянула руку вперёд и запела красивым высоким голосом.

Песня была на чужом, незнакомом языке. Никто из собравшимся не смог бы разобрать слов, но смысл, как ни странно, уловили все – она звала ветер.

Моряки притихли. Кто в недоумении, кто с надеждой. И, о чудо, спустя несколько минут с той стороны, куда певунья с мольбой протягивала уже две руки, повеяло лёгким бризом.

Песня смолкла, а девушка продолжала стоять, подставив лицо дыханию моря.

- Кто ты? - спросил Рагнар, становясь рядом и с удивлением разглядывая её, словно впервые увидел. Она выглядела гораздо взрослее, чем показалось на первый взгляд.

- Зови меня Суюль, - прошелестело в ответ. Казалось, сам ветер говорит её губами.

- Суюль, - повторил он, словно пробуя на вкус незнакомое имя. - Как же тебя угораздило оказаться в плену на невольничьем корабле?

- Говорят, я приношу удачу.

И она, развернувшись, снова прошествовала через всю палубу и скрылась в каюте.

К вечеру ветер окреп, превратившись в устойчивый муссон. А ещё через день на горизонте, наконец, показалась земля.

***

Бродяги окрестили Суюль морской ведьмой. Она ни с кем не разговаривала, держалась особняком. Только Рагнару иногда удавалось вытянуть из девушки несколько слов. Чем питалась Суюль, также оставалось загадкой – она отказывалась от солонины и рыбы, которыми подкрепляли свои силы моряки. Большую часть времени проводила в каюте, лёжа на койке с закрытыми глазами. Но чем дальше они продвигались на север, тем чаще Суюль показывалась на палубе. Молча стояла или сидела на носу, глядя куда-то далеко, за горизонт, словно видела что-то, находящееся за его пределами.

Ещё дважды она призывала ветер, а один раз, наоборот, заставила стихнуть шторм, пытавшийся сделать из их лодки жилище для крабов.

***

- Мы плывём домой, - сказал как-то раз Рагнар. - Это далеко на севере. Там, где много белого снега и высокие острые скалы вырастают прямо из морских волн. А где твой дом?

- Очень далеко отсюда, - еле слышно ответила Суюль.

- Я могу помочь тебе добраться туда.

- Туда нет пути.

- Как же тогда ты оказалась на невольничьем корабле посреди океана?

- Упала в море.

***

Дни становились всё короче и холоднее, а море всё злее. Всё меньше мореплавателей стремились покидать уютные объятья родных берегов.

На третьей неделе их путешествия вдали показались мачты чужого корабля.

- Торговец, - определил остроглазый Галло. Низко сидит – видать, полные трюмы добра!

Видимо, их также заметили, потому что на незнакомом корабле подняли все паруса и пустились наутёк.

- В погоню? - с надеждой спросил капитана Бормар.

В другой раз Рагнар бы ответил отказом. Они не были пиратами. Они всего лишь вернули себе своё – корабль, жизнь, свободу, предательски отнятые в своё время чужой войной. Но внутреннее чутьё подсказывало ему, что тут что-то нечисто. К тому же их карманы давно были пусты. Да и ветер явно благоволил к морским бродягам.

- Поднять паруса! - скомандовал он. - Полный вперёд! Посмотрим, что интересного он прячет в трюмах, раз не хочет даже поздороваться.

Команда поддержала своего предводителя воинственным кличем.

Гонка была недолгой – лёгкая быстроходная ладья летела по волнам обгоняя ветер. У чужаков не было ни малейшего шанса. Викинги дружно взревели и, когда корабли сравнялись, кинулись в атаку.

Хоть численное преимущество и было не на их стороне, нападающих это не остановило – словно дикие звери с обнаженными мечами бросались они в атаку. Исход сражения был предрешён.

Короткая ожесточённая схватка – и вскоре команда уже делила добычу: трюмы побеждённых оказались полны разных товаров от ковров и посуды до богато расшитой одежды и пряностей.

- Не похожи они на торгашей, - заметил Бормар, вытирая меч о штаны. - Ты видел их рожи, Торлин? Бьюсь об заклад, сами пустили на дно не один десяток, да только далеко удрать с добычей не повезло.

Рыжебородый Торлин молча кивнул в знак согласия. Угрызения совести не мучили морских бродяг. Морской закон гласил: кто сильнее, тот и прав.

Но самой интересной находкой оказались люди – двое мужчин были пленниками на корабле. Один совсем седой, но ещё крепкий старик. Второй – молодой мужчина в дорогом платье. Поначалу пленники решили, что просто сменили один трюм на другой, но когда им объяснили, что они свободны и в ближайшей гавани вольны сойти на берег, радости бывших узников не было предела.

- Меня зовут Анристо. Я купец и очень влиятельный человек у себя на родине! - рассказывал им молодой. - Во время морской прогулки случился шторм и мою лодку унесло в море, где мы встретили этих негодяев. Пообещав нам свою помощь, они обманом захватили...

Он ещё долго говорил бы, но тут на палубе показалась Суюль. Купец так и застыл с открытым ртом.

- Откуда у вас на корабле русалка? - изумлённо спросил он, приходя в себя.

- Да какая там русалка! Морская ведьма она! - рассмеялся в ответ Шкит.

- А будешь пялиться – придёт к тебе ночью, вырвет из груди сердце и съест. А остальное скормит акулам, - поддержал его белобрысый Кардар.

Его брат – лохматый Скардар рассмеялся в пушистую бороду.

Но купец только отмахнулся от их россказней.

Весь вечер он провёл на носу, пытаясь обратить на себя внимание девушки. А Суюль, казалось, его в упор не замечала. Когда же она встала, чтобы уйти, раздосадованный неудачей мужчина попробовал схватить её за руку и неожиданно вскрикнул, словно обжёгшись.

Девушка отшатнулась, прижавшись к борту. Наблюдавший эту сцену Рагнар тут же подошёл к ним.

- Не забывай, что ты здесь гость, - предупредил он купца, заслоняя от него девушку, - но можешь стать и пленником, если начнёшь зарываться.

Воспользовавшись моментом, Суюль прошмыгнула у него за спиной и скрылась в каюте.

В ту же ночь она пришла к Рагнару и, скинув рубаху, скользнула к нему под одеяло.

- Если ты таким образом хочешь меня отблагодарить, то не нужно, - нахмурился викинг.

Но девушка молча прижалась к нему и уснула.

То же самое повторилось и на следующую ночь. На третью ночь Рагнар сдался.

На палубе Суюль больше не появлялась до тех пор, пока гости не покинули корабль.

***

- Продай её мне!

Перед тем, как сойти на берег, купец снова подошёл к Рагнару.

- Я дам за неё хорошую цену – ты и твои люди вернётесь домой богачами.

Девушка не выходила из головы Анристо. Если верить легендам, встретить русалку в море – к большой беде. Но если удастся её поймать... – больше не будет знать бед тот, кто сможет это сделать. Управлять ветрами, находить сокровища на самом дне моря, исцелять любые раны – это далеко не полный перечень чудес, которые приписывала молва морским девам.

Он уже неоднократно пробовал договориться с викингом, но тот был неподкупен.

- Прибереги свои щедрые посулы для других торгашей, купец. Она не продаётся.

Как только запасы еды и пресной воды были пополнены, Рагнар отдал приказ сниматься с якоря. Он нутром чуял, что здесь им лучше не задерживаться.

***

- Корабли на горизонте!

 

Далеко за кормой показались три черные точки. И они быстро приближались.

 

- Кажется, это погоня... - пробормотал Шкит.

 

Вскоре сомнений не осталось уже ни у кого – это и впрямь была погоня. Всё-таки купец был не из тех, кто так просто сдаётся...

 

- Поднять паруса! - скомандовал Рагнар. - Полный вперёд!

 

Но уже к вечеру стало ясно, что им не уйти. Медленно, но верно расстояние между кораблём и их преследователями сокращалось.

 

- Надо было послушать купца и продать ему девчонку! - сплюнул себе под ноги Бормар. Он слышал, как Анристо сулил неплохой барыш за ведьму.

 

- Не тебе это решать, Бормар! - одёрнул его предводитель. - Лучше прибереги свою злобу для предстоящей драки.

 

- Да какая тут драка? Они ж нас потопят как котят, - задумчиво пробормотал обычно неразговорчивый Скардар.

Остальные загудели, соглашаясь с его словами.

 

- Ты можешь что-нибудь сделать? - повернулся Рагнар к девушке. С тех пор, как на горизонте показались корабли, она ни на шаг не отходила от него, словно ища защиты. - Вызвать бурю, способную потопить их корабли?

 

Но Суюль только тихо прошептала одними губами:

 

- Я не могу... убивать.

 

- А я не готов пойти на корм рыбам из-за того, что ярл, как младенец, цепляется за подол какой-то юбки! - не выдержал снова Бормар.

 

В каюте спала только Суюль. Моряки располагались на палубе, и ни для кого не являлись секретом отношения ведьмы и их предводителя.

 

- Следи за своим языком, Бормар! - в голосе викинга послышалась угроза.

 

- Рагнар, а может выбросим ведьму за борт? И пусть они её подберут. А мы как раз успеем скрыться, - внёс своё предложение один из бродяг  –  лысый Алуф. Ему никогда не нравилась эта странная тощая девчонка, которая вела себя так, словно она королева, а все остальные – прилипшая к пятке рыбья чешуя.

 

Моряки загудели. Команда разделилась на два лагеря: одни поддерживали предложение Алуфа, другие же защищали девушку.

 

Вдруг Суюль сорвалась с места и, подбежав к корабельным вантам, начала быстро подниматься. Ветер трепал длинные волосы, задирал подол рубахи, но она продолжала карабкаться всё выше и выше, пока не достигла самого верха. Там она вытянулась во весь рост и закричала. Звук остро резанул слух собравшихся на палубе моряков – так кричат чайки в минуты смертельной опасности. Но в этом крике было столько боли и отчаяния, что даже самому прожжённому мерзавцу стало бы не по себе.

 

- Сейчас сиганёт в море, - с тревогой заметил Шкит. - Подожди! Ты не успеешь! - последние слова относились к Рагнару, рванувшемуся было следом за девушкой.

И друг крепко схватил его за плечо, удерживая на месте.

 

Однако прыгать Суюль не собиралась. Она просто стояла там наверху, обняв двумя руками мачту, и чего-то ждала.

 

Ждали и моряки, хмуро поглядывая назад – ещё немного и их настигнут.

 

- Все по местам! Готовься к бою! - начал отдавать команды Рагнар, снова занимая свой пост у штурвала. Помощи ждать было неоткуда.

Но тут за его спиной раздались изумлённые крики. Викинг обернулся.

 

Небо на закате потемнело. Это Суюль! Она всё-таки вызвала бурю!

 

Но это была не буря...

Множество летящих чаек заполонило небосклон. Их были тысячи! Тысячи тысяч! Гигантская стая пронеслась над гладью моря и столкнулась с нагонявшими их кораблями...

 

Солнце садилось за горизонт. Корабль спокойно продолжил своё плавание. Их больше никто не преследовал.

 

Когда Суюль спустилась с мачты, её шатало. Но никто не сказал ей даже слова. Пройдя мимо притихших мужчин, девушка скрылась в каюте.

В ту ночь она не пришла. А Рагнару, который никак не мог уснуть, сквозь шум волн слышались рыдания. А может это просто кричали одинокие чайки, возвращавшиеся в свои гнёзда?

 

***

 

Вскоре тёплые воды остались далеко позади. За бортом плескалось хмурое северное море. Утро встречало их изморосью и седыми туманами.

Суюль всё так же проводила много времени на носу корабля, но губы её стали совсем синими от холода, кожа побелела, а волосы покрылись инеем.

Для викингов же такая погода означала только, что лето кончилось и надо готовиться к зиме. Однако, когда Рагнар увидел, как девушка дрожит от холода, упорно сидя на носу и не сводя глаз с горизонта, он, не раздумывая, принёс и накинул на хрупкие плечи тёплый плащ, подбитый волчьим мехом. Суюль, казалось, не обратила на это никакого внимания. Хотя подарок не отвергла.

 

За всё время он ни разу не видел, чтоб она смеялась, хмурилась или огорчалась. Всегда безмятежная как небо в ясную погоду, Суюль казалась ожившей мраморной статуей – Рагнар не раз видел такие в южных городах.

 

- Я хочу помочь тебе вернуться домой.

 

Она даже не повернула головы.

 

- Расскажи, где твой дом. Нет таких дорог, которые нельзя пройти...

 

Вместо ответа она повернулась к викингу и внезапно, потянувшись, закрыла ему глаза руками.

 

Словно вспышка мелькнула перед его взором – высоко-высоко в небе парил город. Высокие стройные башни сверкали на солнце. Их соединяли узкие мосты с кружевными арками. Сквозь них то туда, то сюда сновали странные закрытые повозки. В них находились люди, с такими же блестящими, как у Суюль, волосами. Были они странно одеты, уши многих закрывали непонятные круглые штуковины. Рагнар моргнул и видение исчезло.

 

А Суюль убрала руки и, плотнее завернувшись в плащ, продолжила смотреть вперёд.

 

Когда на горизонте показалась серая полоска далёкой земли, все вздохнули с облегчением – они успели! Успели вернуться ещё до того, как зима укротит беспокойное северное море, превратив его воды в бескрайнюю ледяную пустошь.

Родные края приветствовали их криками чаек, серым ледяным дождём и пронизывающим до костей ветром. А на берегу уже горели костры – родное племя встречало братьев, ушедших в море семь лет назад...

 

***

 

- Она – сильф! Рагнар, ты знаешь, что это такое?

 

Рагнар упрямо покачал головой – он не готов был так просто уступить брату.

 

- Сильфы почти никогда не показываются людям. Они живут высоко, выше самых высоких гор. Поймать сильфа не удавалось ещё почти никому – это редкостная удача!

 

- Я не ловил её – она спасла мне жизнь!

 

- По закону племени... - начал было конунг...

 

- По закону моря – это моя добыча! - прорычал Рагнар, вскакивая с места.

 

Братья стояли друг напротив друга. Младший с вызовом смотрел в глаза старшему. И конунг отступил:

 

- Посмотрим, что скажет шаман...

 

Рагнару пришлась не по душе идея брата запереть Суюль в клетке, словно она дикий зверь, который в любой момент может сбежать обратно в лес. Несмотря на все доводы, он оставался непреклонен – Суюль принадлежит ему и он, Рагнар, решает, что с ней делать. Однако он согласился выслушать, что скажет шаман. Устами старика говорили боги. И даже вожди прислушивались к мнению богов.

 

Шаман уже почти вошёл в хижину, как вдруг почувствовал на себе чей-то взгляд и обернулся.

Светлые, выцветшие словно зимнее небо глаза встретились с ясным взглядом ярко-синих глаз. Мгновения хватило шаману, чтобы прочитать в них будущее племени: богатые урожаи и сытый здоровый скот, благополучие и счастье людей; лодки, уходящие в море и возвращающиеся с хорошей добычей, новые земли и новая слава их воинов... Он отвернулся и, отогнув полог, вошёл в дом.

 

- Я получил твоё послание, вождь. И перед тем как идти сюда, спросил совета богов.

 

Он помолчал. Две пары глаз смотрели на него не отрываясь.

 

- Боги открыли мне, что сильф... не принесёт нам удачи.

 

Гневный и удивлённый возгласы, раздавшиеся сразу с двух сторон, прервали его. Но шаман поднял руку и, когда братья замолчали, продолжил:

 

- Кровавые распри, братоубийственная война, гибель наших людей на море и на земле. Соседи, прослышав о том, что в нашем племени живёт сильф, непременно захотят завладеть таким сокровищем. Нам всё время придётся жить в ожидании нападения. Некогда будет охотиться и выращивать зерно. И в конце концов всё племя постигнет печальная участь.

 

Он сделал паузу и вынес вердикт:

 

- Сильф должен возвратиться к своим. Они ближе к богам, чем мы. А там он вполне может заступиться за нас и племя получит могущественное покровительство.

 

- Ты слышал, что сказал шаман, - на этот раз конунг был непреклонен. И Рагнар понял, что спорить бесполезно. Откинув полог, он выскочил в сгущавшиеся сумерки.

 

Снаружи его встретил гомон многих голосов – казалось, всё племя собралось здесь.

 

- Рагнар! Рагнар, смотри, как я могу! - и высокий рыжий мальчишка, подпрыгнув, перевернулся в воздухе, приземлившись на две ноги.

 

Изумлённый воин так и замер на месте.

Кхалле – племянник Торлина. Когда мальчишке было пять лет, он упал с дерева и с тех пор сильно хромал, подволакивая одну ногу. Даже на берег встречать их еле выполз. А сейчас скакал, словно белка.

 

- Это всё она! - паренёк показал пальцем на Суюль, смущённо стоявшую в окружении женщин.

 

Рагнар перевёл взгляд на девушку. Она стояла, глядя как прыгает Кхалле и... улыбалась. В первый раз Рагнар увидел, как она улыбается.

 

***

 

- Шаман знает, как отправить тебя домой. Он разговаривает с богами. Многое может.

 

Суюль не ответила ему.

 

Они лежали в постели, укрывшись медвежьими шкурами. Это была первая их ночь на твёрдой земле. И последняя ночь вместе. Завтра на рассвете он отведёт Суюль в хижину шамана и тот отправит её назад, на небо.

 

Стоило девушке сойти на берег, как её словно подменили: она с удивлением разглядывала их дома, согласилась переодеться в женское платье и даже заплела волосы в косы по их обычаям. Она ходила по селению викингов словно ребёнок с широко открытыми глазами. И, казалось, даже не помышляет о том, чтобы сбежать.

Нет, определенно, мысль о том, чтобы запереть её, была кощунственной. Но и мысль, чтобы отпустить, тоже не доставляла ему радости.

Но нельзя идти против воли богов.

И Рагнар зарылся лицом в мягкие волосы, чтобы ещё раз вдохнуть её запах – запах морской соли и тёплого ветра.

 

***

 

Проснулся он совершенно один – Суюль рядом не было. Осеннее солнце уже повисло над деревьями. Сбежала? Он не мог в это поверить!

 

- Она ушла к своим, - ответил на его вопрос старик, сидя у костра. - Пришла на рассвете, как мы с тобой и договаривались. Боги обещали нам свою поддержку. Хороший год ждёт племя. Сытая зима.

 

Смешанные чувства обуревали воина. Он видел, как тосковала она по дому, но... Это было на корабле. Здесь, на берегу, казалось, всё изменилось. Он втайне надеялся, что она захочет остаться. А если того не хотят боги, они вместе уйдут из племени и будут жить высоко в горах... Но Суюль, видимо, решила иначе.

 

***

 

Шаман плёл тетиву.

Тело найдут не скоро. К тому времени дикие звери обглодают его настолько, что узнать будет невозможно.

К богам обращаются тогда, когда помощи больше ждать неоткуда. А кто вспомнит о старом шамане в благодатные дни?

Её волосы тоже неплохо послужат им. Он тронул пальцем тетиву – тонкая, но крепкая серебряная тетива запела-зазвинела. Это хорошо – впереди долгая зима и их охотникам потребуется удача.

 

***

 

В ту ночь Рагнар спал и видел во сне, как высоко-высоко в небе на одной из странных закрытых повозок летит Суюль. Её уши закрыты странными круглыми штуками. Странные незнакомые слова слетают с губ:

 

- База! База, ответьте! Неполадки в системе управления! Вынуждена совершить экстренную посадку прямо в море!

 

- Суюль, приём! Прямо по курсу у тебя плавательное средство аборигенов. Будь осторожна! Магия у них, конечно, находится в зачаточном состоянии, зато встречаются сильные магнитные установки управляемые ментально.

 

- База, вас поняла. Иду на посадку. Конец связи.

 


Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 4. Оценка: 3,75 из 5)
Загрузка...