Пыль

- Смотри, смотри, - прошептал капитан Круч. - Видишь, пыль колышется? Да внимательней смотри!

Вик свесился за борт. Серая пыль лежала спокойно. Но вот, вдалеке по поверхности пошла лёгкая рябь. Затем взметнулось небольшое серое облако.

- Видишь, малый? Клянусь пыльными богами, это ковран.

Вик и сам это знал, но сделал вид, что удивлён. Капитану нравилась роль учителя, а учить кроме Вика было некого. Мальчик знал о рыбах, наверное, всё. Когда-то давно отец обучил его, как ловить хищных ковранов, водоносных комов и других рыб.

Мальчишка покосился на бородатого капитана, но тот приложил палец к губам и кивнул на пыльную поверхность за бортом. На серой глади показался чёрный плоский хвост рыбы, взметнув фонтан пыли, тут же развеянный лёгким ветром. Мелькнув чешуёй, хвост коврана снова окунулся в серую стихию. Но было поздно. Корабль качнуло и с верхней палубы со свистом пролетели два гарпуна. Верёвки, связывающие их с судном, на мгновение ослабли и вдруг натянулись струной. Корабль заскрипел кожаным корпусом и слегка накренился.

Капитан Круч засмеялся, хлопнул Вика по спине и побежал наверх.

- К носу подтягивай, – послышался его крик. – Смотрите, не упустите. А то так и будем здесь болтаться, как дерьмо комов, пока нас ветер не высушит. Да тяните же! Ты смотри, какой здоровый!

Ковран и вправду был большой. Как только его загарпунили, он начал метаться и бить хвостом, раскачивая корабль. Поднялась пыль, и сразу стало трудно дышать. Вик натянул на лицо повязку, висящую на шее. Горькая пыль лезла в глаза, рот, набилась в жабры.

А люди Круча тем временем подняли над поверхностью пыли расплющенную зубастую голову коврана и накинули на неё петлю. Кожаный жгут надёжно зацепился за шипастые жаберные наросты. Затем рыба вновь скрылась в серой массе.

- Всё! – крикнул капитан, хлопая себя по бокам. – Наша рыбка! Клянусь пыльными богами, мой корабль теперь будет самый быстроходный в границах восьми пирамид. Такого красавца подцепили!

Люди на палубе суетились. Концы верёвок, сдерживающие коврана, приладили к тягам рулевого колеса. Пойманная рыбина билась в пыли у носа корабля, раскачивая его. Серое облако окутало всё вокруг. Разбойники суетились, подготавливая снасти. По команде капитана один ловец опустил длинную жердь в пыль и ткнул коврана. Корабль дёрнулся и заскользил по серой глади.

- Вперёд! - гаркнул капитан, выкашливая пыль. - Вперёд, подальше отсюда, пока совсем не задохнулись.

- А ты чего стоишь, малый? – окликнул он Вика. – Хватай метлу и выгребай пыль с палубы. Чтобы и следа не осталось. Веселей, мои верные ублюдки. Мы плывём за водой!

***

- Запомни сын, ком - это жизнь. Какой бы он ни был. Маленький пригоден для еды. А на больших держится весь мир. Если бы не комы, нас поглотила бы пыль. Это единственная рыба, которая не тонет в пыли. Ком - источник воды, он наше жилище и твердь под ногами.

- А ковран – это смерть?

- Нет, сын. Ковраны опасны, но и без них нам не жить. Из их шкур мы шьём одежды. Кости идут на оружие. А кто бы нас таскал по пыли? Запомни, рыба помогает нам выжить.

Вик запомнил. Стыдно признаться, голос отца забыл, а нравоучения помнил. Отец учил уважать рыбу. Хотя это мало помогало при её ловле. Они нередко голодали, но всё же жили. Ком - это жизнь. Вик много раз задавался вопросом, почему пыль держит комов на плаву. Ну, когда живой – это понятно, в нём воды много. А пыль с водой не смешивается, отталкивает её. Но даже мёртвый высохший ком не уходил на дно. Самое беззащитное существо среди этого океана пыли оказалось спасением для людей. На плоских спинах живых рыб люди мастерили подобие лодок и плавали по пыльной глади. Комы вырастали до огромных размеров. Так, что на их спинах помещались десятки людей. Но комы очень медлительны и люди научились впрягать в них хищных ковранов, превращая неповоротливых рыб в быстроходные корабли.

А ещё комы могли добывать воду. Непонятно откуда в этом иссушенном мире бралась вода, но комы её находили. И, если взять пустотелую кость коврана, и проткнуть кому кожу на спине ниже головы, то можно пить воду, скопившуюся внутри рыбы. Немного, но хватит, чтобы жить. И чем больше ком размером, тем больше воды.

Говорят, где-то есть плавучий город, стоящий на скреплённых меж собой огромных комах. И люди живут внутри рыб, плавая в воде. Сказка, конечно. А может и не сказка. Зачем тогда у людей жабры, если кругом одна пыль в которой не поплаваешь? Вик не знал, и никто не знал. А город был на самом деле. Когда отец Вика был жив, он говорил, что несколько раз встречал торговые корабли, скупающие крупных комов для города. Но город всё время был в движении. Наверное, чтобы не нашли. А вот Крут как-то нашел. Говорит, что даже карта передвижений у него есть. Какая карта? В пыли нет следов, как искать? Восемь пирамид, сложенных из костей кома - вот плавающие границы мира, которые знал Вик. Не заметишь, проплывёшь мимо них и всё - бескрайняя пыль.

- Звёзды, малый, – усмехался в бороду Крут, тыкая пальцем на мерцающие огоньки в ночном небе. – Научись читать небо и можешь плыть куда хочешь.

Вик согласно кивал. Не иначе с головой плохо у капитана, а против ничего не скажешь - за борт выкинет. Нрав у Крута тяжёлый и рука тоже. Звёзды, так звёзды. И команда, наверно, так думала. Молчали только. Правда, когда с привязи сорвался тяговый ковран и корабль надолго остался без движения, роптать стали. Воду понемногу плавучий ком давал, но ей долго сыт не будешь. А рыба, как заговорённая близко к силкам не подходила. Крут, чувствуя настроение своей команды, сверкал глазами, сжимая зазубренный клык коврана.

- Кто самый недовольный? - рычал он. – Сейчас выпотрошу и жрать других заставлю.

Помогало.

* * *

Вик растопырил пальцы на руке и сквозь перепонки смотрел на солнце. Красные прожилки пульсировали под тонкой кожей.

- А ты чего без дела шатаешься? - рявкнул капитан Крут и мальчик вздрогнул.

Капитан положил ладонь на борт под самым носом у Вика, показывая разрезанные перепонки между пальцев.

- Когда-то и я мечтал о том, что настанет время, и мне пригодятся жабры. Я молился мёртвым водяным богам, чтобы они охладили свой гнев и, как говорится в старых преданиях, обратили пыль в воду. Но боги молчали. Молчали, когда жажда и голод убили мою семью. Молчат и поныне. Я разрезал перепонки и забыл глупые мечты. И теперь я беру то, что хочу. Ни на кого не надеясь и никому не веря. Забудь и ты, малый. Так легче…

Капитан протопал мимо, подзадоривая команду грозными выкриками. Ругался Крут не со зла, а так, для порядка. Чтоб не расслаблялись. Команда заметно повеселела. Пойманный ковран быстро тащил корабль по пыльной глади, оставляя сзади серый клубящийся след. Силки были полны рыбы, и солнце уже не казалось таким жгучим.

- Ничего, ублюдки. Скоро уже город увидим. Город воды. Слышите! Клянусь, я нырну в воду, и буду пить её даже ушами.

Уверенность Крута передавалась другим. Хотя, если город и существует, Вик не понимал, как разбойник его хочет захватить. Ведь, судя по слухам, город огромен. Мальчишка подслушал, как капитан рассказывал о нём своим помощникам.

- Был бы город силён, он не прятался бы от рыбаков, – усмехался Крут. – Я знаю, как его взять. Знаю, как туда проникнуть. Что, ублюдки, не верите?

Никто особо не возражал, но Крут продолжал.

- Я всё о городе знаю. Разговорил одного торговца, – Крут сжал огромный кулак так, что хрустнули костяшки. – Он мне всё выложил. И, как найти и, как попасть в него. Люди города слабы. Разнежились в своём мирке, разбухли от дармовой воды. Я им покажу, что такое страх. Я заставлю их глотать пыль и молить о пощаде.

- Капитан, впереди корабль, - раздался крик.

***

Мёртвая туша кома вяло двигалась вперёд. Обессиленный ковран еле шевелил хвостом, таща за сбой этот груз. У руля корабля стоял мертвец. Высохшее тело было привязано к рулевому колесу и покачивалось в такт движениям коврана. Казалось солнце и пыльный ветер не сломили его и он ещё управляет своим кораблём. Это было первое судно, которое встретилось за границами костяных маяков.

- Гоба, – хрипло сказал Крут своему помощнику. – Возьми пару человек и осмотри корабль. Может, чего найдёте нужного.

Люди с палубы крюками подтянули судно ближе и прыгнули на борт. Гоба, самый тяжёлый, ногой пробил сухую палубу и по колено провалился в нутро мёртвого вуда. Он громко выругался, глотая поднятую пыль. Корабль качнулся. Ковран от испуга стал биться сотрясая высохшее судно. Вик в ужасе глядел, как привязанный мертвец медленно поворачивает голову. Казалось ещё мгновение, зло блеснут его глаза, и он бросится на незваных гостей. Но ничего не произошло. Сухое тело просело, осыпавшись на пол. Остались лишь костяные руки, привязанные к рулю. Разбойники обшарили весь корабль, но нашли лишь ещё два скелета обтянутых лохмотьями сухой кожи и трухлявой одежды, скрытых под слоем пыли.

- Давно сдохли, – отряхиваясь, сказал Гоба. - От чего только?

- Не к добру это, – зашептались разбойники. – Может, они с городом повстречались?

- Да мало ли от чего они могли сдохнуть? Ковран их мог притащить, откуда угодно, – отмахнулся капитан.

- А где команда? – тихо спросил Вик.

Крут помолчал.

- Знаешь, малый, не всегда всё идёт гладко, как у нас. Иногда корабль становится без движения надолго. И нет воды и рыбы, и нет надежды. Единственная пища – мы сами. Это безумие и все это понимают. Тяжело тянуть жребий, выбирая в жертву того, с кем столько пережил.

Вик вздрогнул, и к горлу подкатила тошнота.

- Да, было и такое. Я не знаю, что с этим кораблём произошло. Не знаю…

* * *

…Было и такое. Вик закусил губу. Давно, ещё казалось в позапрошлой жизни... Ковран сорвался с петли, оставив Вика с отцом в океане пыли без движения и намотав на свой хвост половину снастей. Солнце жарило нещадно и дни в ожидании ночной прохлады растягивались до бесконечности. Рыбы не было, да и воду ком давал всё меньше и меньше. Вик тогда не особо задумывался о дальнейшей судьбе и даже обрадовался, когда отец дал согласие поедать свою лодку - кома. Свою единственную надежду на спасение. Рыбины хватило на несколько дней, пока солнце не испортило её останки. Тогда приплыли ковраны. Они кружили, поднимая пыль хвостами, в ожидании добычи. Вик до жути боялся этих рыб. Скольких рыбаков утянули в пыль эти клыкастые твари. Их глаза… они выглядели умными. Не то, что у добряков комов.

Вик и отец лежали на спине мёртвого кома. Не было сил двигаться и пыль слоем покрывала их тела. Грудь горела, а жабры высохли. Безразличие сменилось ожиданием смерти. Смерти, как избавления.

Вик не сразу понял, как чёрная точка на сером полотне океана превратилась в корабль. Сердце радостно забилось, предавая сил. Но отец не разделял его надежд. Ковраны, почувствовав корабль, уплыли.

- Па, нас спасут? – взволнованно проговорил Вик.

- Это разбойники, сын. Не знаю…

Отец суетился, выламывая кости из высохшего кома и бросая их в воду.

- Спускайся в пыль и держись за кости, – сказал он сыну.

- Зачем?

- Поторопись. Я не знаю… предчувствие плохое.

- Что разбойникам с рыбаков взять?

- Не спорь, - отрезал отец.

Отец, придерживая Вика за руки, помог ему спуститься в пыль и накинул на него сверху кусок шкуры.

- Отплыви подальше и жди. Если всё нормально - я тебя подберу.

- Па,… а если не нормально?

- Плыви, всё будет хорошо. И ногами, слышишь, ногами сильно не болтай. Ковранов накличешь.

Вик медленно отгребал в сторону. И как только ковраны так быстро в пыли плавают? Будто в воздухе висишь. Даже перепонки между пальцев рук и ног не помогают.

Отец тем временем набросал вокруг укрытого Вика обломки костей. Мальчишка проковырял в шкуре дырочку и смотрел на приближающийся корабль. Большой ком, нёсший на спине разбойников, был сильно потрёпан. Он был на последнем издыхании, как и ковран, тянущий его. Обессиленные разбойники с жадностью глядели на отца.

- Эй, старик, – крикнул бородатый капитан. – Дай нам воды, и я с радостью назову тебя братом.

- Мой ком сдох и высох. Вам нечем здесь поживиться, добрые люди.

- Тем хуже для тебя, старик. Мы совсем не добрые.

Капитан кивнул разбойникам и костяные крючья, подцепив отца, втащили его на корабль. Вик чуть не закричал. Он дёрнулся, и круглая кость выскользнула у него из-под руки. Вик с головой погрузился в объятья невесомой пыли. Он едва удержался на одной руке. От испуга он судорожно вдохнул пыль через жабры. Грудь обожгло огнём, но Вик через силу подтянулся на кости и вынырнул из пыли. Он пытался, не кашляя, выдохнуть из себя эту серую горечь. Пыль набилась везде: в уши, в глаза, нос. Вик думал, что сейчас умрёт и с трудом держался за плавающие кости кома.

Когда он более-менее пришёл в себя, то через дыру в шкуре увидел, что его почти поднесло к кораблю. Но разбойники были заняты. Они переругивались и суетились на палубе.

Вик опять едва не закричал, когда увидал свисающую с борта руку отца. Кровь стекала по ней и капала в пыль. Алые бусины, полежав мгновение на поверхности, проваливались в серую массу. Разбойники что-то делали. От ударов рука содрогалась, стряхивая кровь. Вик закусив губу, осторожно приподнял шкуру и в глазах у него потемнело. У борта возникло бородатое лицо капитана. Его борода была вся в крови. Капитан смазал кровь по щеке, сдерживая рвотные позывы, и вновь скрылся. Разбойники пировали.

Вик плыл подальше от этого кошмара. Не пугала бездонная и бескрайняя пыль, не страшили зубы коврана. Он грёб изо всех сил, будто чувствуя спиной взгляд капитана-людоеда.

Через несколько дней обессиленного Вика подобрали рыбаки и отвезли в посёлок. Таких поселений, образованных на высохших тушах комов, на просторах пыли было множество. И пока был жив отец, и была лодка, Вик чувствовал себя в них как дома. Теперь он стал никому не нужен. Началась другая жизнь, сотканная из лишений, голода и обиды. Но всё-таки это была жизнь. Вик за еду помогал ремонтировать лодки, выделывать шкуры. Переплывая с рыбаками с посёлка в посёлок, он пытался скрыться от своей памяти, но даже во сне его преследовали воспоминания о смерти отца.

А потом Вика подобрали разбойники. Они нагрянули в посёлок, но особо не грабили. Пополнили запасы воды и спросили - не желает ли кто сменить свое ремесло и примкнуть к ним. Вик вышел вперёд. Так он и попал в команду Крута.

- Правильно, малый. Жизнь одна, и нужно быть хозяином пыльного океана, а не его рабом, - усмехался капитан.

Само собой, хозяином Вик не стал, как и меньше работать. Крут, не смотря на свой грозный нрав, оказался неплохим человеком. Не всё ладилось у разбойников. Торговцы стали хитрее, у рыбаков уловы беднее. И нередко голодали пыльные разбойники. А потом Крут добыл карту и сказка о чудо-городе стала его единственной целью.

* * *

Ещё пару дней Крут гнал свой корабль по серой бескрайней пустоте. Судно, которое нашли разбойники, капитан приказал захватить с собой. Вик с опаской поглядывал на страшную находку, следующую за ними по пятам. Мёртвого капитана привязали обратно к рулю. И мальчишка, смотря на высохший корабль в клубящейся пыли, будто чувствовал холодный взгляд мертвеца.

-Всё, встали, – рявкнул капитан. – Радуйтесь, ублюдки, завтра город будет здесь.

Разбойники озирались по сторонам на пустые просторы до самого горизонта.

- Крут, клянусь, мы уважаем тебя, – вышел вперёд Гоба. – И этот город, будь он неладен, ищем с тобой, как проклятые. Но, даже если он и есть, как мы к нему подплывём? Там, наверное, тоже не дураки обитают.

- Город сам приплывёт. И, если карта не врёт, мы это увидим. Мы возьмём город. Мне торговец…

- Опять твой торговец. Что за вера такая его словам?

Крут усмехнулся и, плюнув на пол, достал из своего ящика кожаный мешок. Корсар вытряхнул его содержимое. На палубу упали лоскуты шкур кома, какие-то камни и высушенная кисть человеческой руки. Крут пнул ногой сморщенную кисть.

- Торговец долго не хотел говорить, как найти город. Я разговорил его.

Вик поёжился. Крут, лихой корсар, грозный разбойник, тем не менее, никогда не казался ему жестоким. И все его рассказы о пролитой им крови больше походили на вымысел. Но, похоже, команда знала его другим.

Все притихли.

- Вот карты неба, – Крут указал на лоскуты кожи. - Я поначалу тоже не верил торговцу. Но он выл от боли и твердил о звёздных тропах. И … я выслушал его. Уж очень убедительно он кричал. А город? Это тот же посёлок, только намного больше. И помимо болезней и ковранов он боится того же, что и все остальные.

Капитан подбросил в руке камни и ухмыльнулся.

- Огня, – испуганно шепнул Вик.

- Да, малый, огня. Кто из вас видел огонь, ублюдки? Никто. Эти камни – зубы огневицы. Сейчас уже такую рыбу и не встретишь. А было время, когда эти твари скрежетом зубов поджигали посёлки.

И Крут чиркнул камень о камень. Белые искры россыпью сорвались из его рук и упали на палубу. Пыль как живая бросилась в стороны от мгновенно разгорающихся фитильков на натянутой на полу шкуре. Крут на мгновение растерялся, но, опомнившись, притоптал огонь.

- Вот как мы возьмём город. Пока они будут тушить свои пожитки, мы захватим себе самых лучших комов и воды, сколько пожелаем. Так что, вы со мной?

Команда одобряюще загудела.

- А что будет с людьми? – потом спросил Вик Крута, когда тот остался один.

- Нам всегда чего-то в жизни не хватает. Воды нет, нет еды. Ты сам сын рыбака и знаешь, что ничего в этом мире просто так не дается. Мы все разбойники. Рыбаки грабят пыльные просторы, торговцы грабят рыбаков, за бесценок скупая рыбу. А мы грабим торговцев. И все мы на грани издыхания. И если люди города нашли способ выжить в этом проклятом мире, то они обязаны поделится. А не захотят, так мы силой возьмём то, что наше. Это жизнь, малый. И не спеши никого осуждать. Но клянусь пыльными богами, если бы я жил в городе, то уничтожал бы всех, кто близко пытается к нему подплыть. Так что готовься - без боя они не сдадутся.

Крут достал из-за пояса клык коврана.

- Вот, возьми, малый. И запомни, мы идём не чтобы убивать, а чтобы дальше жить. А любая кровь, пролитая во имя своего спасения - уже оправдана.

Вик растерянно смотрел на клык со следами запёкшейся крови.

- Город! – завопил дозорный, указывая на чёрную точку на горизонте.

***

Крут всё продумал и грубо отдавал приказы. Команда беспрекословно слушалась, помня, что капитан не раз выводил их из беды и знает, что делать.

- Я и ещё пятеро делимся на пары, одеваем шкуры. Затем ныряем в пыль и ждём здесь город. Так, малый, ты со мной. Ты лёгкий - шкура выдержит.

Вик похолодел.

- Гоба. Ты цепляй гнилую посудину с мертвяком и тащи вон туда. Видишь, где вуд распотрошённый плавает? – сказал капитан, указывая на плавающие вдалеке чёрные останки.

- Да.

- Вот туда. Судно оставишь, и отплывайте подальше. Как увидите сигнал - идите в атаку.

- Какой сигнал?

- Огонь. Как полыхнёт - идите на таран. А там разберёмся.

Разбойники спешно связывали длинные кости друг с другом сооружая подобие большой пики и приладили её на нос корабля.

- Веселей, малый! – гаркнул капитан. – Будь злым, и да убоятся тебя пыльные боги.

* * *

Плотно привязанная к телу шкура держала на пыли хорошо. По крайней мере, Вика. Лишь только головы шестерых разбойников торчали над поверхностью, среди разбросанного для маскировки плавающего мусора. Тяжелый Крут то и дело отплёвывал пыль и еле слышно ругался.

Город медленно приближался, нарастая огромными стенами. Вик, да и все разбойники с восторгом и ужасом смотрели на наползающую громадину. Ещё недавно для всех город был не больше, чем сказка. А теперь он раскинулся исполином перед ними. Вик насчитал не менее четырёх десятков комов. Огромных живых рыбин, несущих на себе причудливые постройки. Не то, что рыбацкие посёлки на присыпанных пылью рыбьих трупах. Город был живой. Высоко на палубе суетились люди. Много людей. Вик с сомнением посмотрел на Крута. Как он собирается взять этот город?

Пыль у подножия города кипела и висела серым облаком. Казалось, что город как призрак парит над поверхностью. И оставалось только гадать, сколько запряжено ковранов чтобы двигать эту массу.

Разбойники забеспокоились. Даже Крут занервничал. Но вдруг раздался трубный рёв и город начал останавливаться. Сигнал повторился и в дальнем конце города. Видно, ковраны были запряжены и там, иначе как можно быстро остановить такую громадину. Вик забеспокоился, а вдруг рыбы привязаны по кругу? Эти клыкастые твари вмиг порвут всех, кто к борту подплывёт. Но Крут будто мысли его прочитал.

- Замрите и ждите. Сейчас они кораблём займутся, и под шумок мы на борт заберёмся. Рыбы только спереди и сзади города. – И, видя недоверие во взглядах разбойников, добавил. – Я точно знаю. Всё, ждём.

Город тем временем совсем остановился и нависал стеной над разбойниками. Наверху слышались крики и сигналы рожка. Раздался глухой удар, и от борта города поднялось облако пыли. Сквозь серую дымку Вик увидел, как в сторону корабля с мертвецом полетел огромный гарпун с привязанной к нему длинной верёвкой. Гарпун угодил точно в цель, почти перебив корабль пополам. Верёвка натянулась, и город стал подтягивать добычу к себе. Вик представил себе иссушенное лицо капитана мертвеца привязанного к рулю. Завалив голову на бок и, страшно скалясь, он плыл навстречу городу-сказке, будто это он поймал себе улов.

- Малый, не спи, - рыкнул Крут. – Гребём к городу.

Началось, подумал Вик и, стараясь не поднимать пыли, начал угребать высушенными ластами кома. Хотя город и казался совсем рядом, приближался он совсем небыстро. Вик плыл, то и дело, поглядывая на высокие многоярусные постройки на спине комов-гигантов. Как можно было выстроить такое великолепие? Что за люди там живут?

И, когда разбойники были уже почти у самого борта, что-то произошло. Видно в городе рассмотрели корабль мертвеца, или догадались о ловушке. Верёвка перестала тянуть судно. Потом раздался трубный сигнал. Верёвка вновь резко натянулась, и корабль развалился на куски. Гарпун, подняв борозду пыли, скрылся в недрах города.

- Поднажмём, ублюдки, – крикнул Крут и вонзил клык в гладкий борт города корабля.

Все последовали его примеру. Гладкая чёрная кожа кома подрагивала от ударов, когда разбойники, вонзая обломки костей, поднимались выше и выше. Липкая кровь выступала из нанесённых ран.

Наверху что-то заскрипело, и посыпалась пыль. Вик задрал голову и увидел, как открылись длинные продольные створки. Из проёмов, по всей протяжённости корабля, выдвинулись огромные крылья и их края упали в пыль. Затем по сигналу они вновь поднялись над поверхностью и снова упали. В воздух взметнулось серое облако. Ещё взмах и хлопок об пыль.

- Они, что, взлететь хотят? – крикнул сквозь шум, кашляя Вик.

- Пусть не надеются. Я их не отпущу – прорычал Крут. - Ловушку почуяли. Осторожные твари. Сейчас завесу пыльную поднимут и скроются.

С этим капитан рванул ещё выше и, добравшись до натянутого кожаного полога, сделал большой надрез.

Крылья города скрипели, поднимая всё больше пыли. Дышать было нечем, и продвигался Вик осторожно, боясь сорваться. С трудом перевалившись за край сделанного пореза, мальчишка тут же сдёрнул повязку с лица и пополз в сторону. И, лишь отдышавшись, он огляделся. Они находились в длинном, тускло освещённом коридоре, края которого терялись в темноте. Пыль клубами валила сквозь прорезанный проём, и вскоре снова стало плохо дышать.

- За мной, - рявкнул Крут. – Держите клыки наготове.

Разбойники, оглядываясь по сторонам, бросились за капитаном. Но видимо он и сам не особо знал, что дальше делать. Крут озирался и бежал, пока на что-то не решился.

- Всё, здесь пролезем, – сказал он остановившись.

Он воткнул клык в стену, сшитую из лоскутов шкуры коврана, и резко распорол её до самого пола. Вик нырнул в проход последним и тут же уткнулся в спину стоящих разбойников. От увиденного захватило дух. Высокие постройки тянулись вверх, и чтобы увидеть вершину, нужно было запрокидывать голову. Построек было много, словно десятки посёлков собрались вместе и выстроили это чудо. Но главное - это был цвет. Всё было ярким и таким разным. В сером мире, в котором жил Вик, яркие цвета были лишь во внутренностях рыб. Остальное всё было пылью. Серые корабли, серые лица, серая жизнь.

- Вот она - сказка, которая теперь будет наша, – прохрипел Крут. - Мы всю жизнь жрём пыль и что, мы недостойны всего этого?

У разбойников разгорелись глаза.

- Сегодня это всё будет наше. Вы верите мне, ублюдки?

Вдалеке раздались крики. Крут усмехнулся и, достав мешочек, спешно раздал корсарам зубы огневицы.

- Разбежались вдоль стены как можно подальше друг от друга и поджигаем стену. Поняли?

Разбойники закивали.

- Собираемся здесь. Убивайте всех, кто попытается тушить пламя. Когда стена прогорит, огонь полыхнёт наружу. Там уже темнеет, и мои ребята точно увидят знак. Так что нам надо продержаться до их прибытия.

- А потом? – спросил Гоба.

- До “потом” надо дожить.

- Зачем нам пепелище города? Он же дотла сгорит.

- К пыльным демонам город! – рявкнул Крут и топнул ногой. - Под нами комы, которых вы никогда не видели - вот основа города. Да в них воды столько, что даже наши правнуки по жабры в ней жить будут. Ясно? Тогда за дело. Вик, держись рядом, и я научу тебя как кровь чужую проливать.

Разбойники рассеялись. Вик растерянно побежал следом за Крутом. Мысли о кровопролитии его пугали. Он как-то по-другому себе всё представлял. Его путешествие с пыльными разбойниками было куда лучше, чем нищая жизнь в посёлках. Да разбойники и крови - то не проливали. Припугнут грозным видом торговцев, те и делятся добычей. А как покинули границы восьми пирамид, так тут и вовсе людей не встречали. Плыли, как обычные рыбаки. А в город Вик верил, хотя и не представлял его такой громадиной. И сколько человек понадобилось бы, чтобы взять его и силой и сдерживать. Крут решил всё просто. Просто и страшно. Всех убить. Сжечь эту красивую сказку смешать с пылью её водоворот красок.

- Стой! – крикнул Крут. – Здесь огонь запалим.

Капитан становился у небольших кожаных коробов, стоящих у стены. Где-то раздались крики, эхом рассыпавшиеся по коридору.

- Приготовь клык, – усмехнулся Крут. – Сейчас повоюем.

Разбойник достал из мешочка пару камешков и, припав на колено, стал чиркать ими у самой стены. Сноп искр сорвался из рук и россыпью поскакал по полу. Мгновенно кожа, покрывающая пол вспыхнула огоньками. Маленькие фитильки несмело качнулись, заискрили, пожирая пыль, и прибавили в росте. Вик зачарованно смотрел, как росло пламя. Вот уже загорелся короб и часть стены.

- Бежим, – толкнул в плечо мальчишку Крут.

И мальчишка, оглядываясь, побежал вслед за разбойником. Вдалеке ещё показались отблески огня. Высокое жилище объяло пламенем. Крики уже слышались со всех сторон. Навстречу Круту бежали двое мужчин. Разбойник зарычал. Вик за его широкой спиной не видел, что происходит. Лишь яростно метался клык, зажатый в руке капитана, и летели брызги крови. Когда Крут переступил через тела, Вик отшатнулся. В памяти всплыли моменты гибели отца. Его подрагивающая рука и капли крови, летящие в пыль.

- Не отставай, – на ходу бросил разбойник, ныряя в проход большой постройки.

Там их встретили ещё трое местных. Но Крута это не остановило. Взмах клыка и первый выронил копьё, схватившись за живот.

- Держи, сынок, – крикнул капитан, проталкивая раненого мимо себя навстречу Вику.

Мальчишку словно обожгло. Последний раз его сыном называл отец. Мирный, добрый рыбак, не проливающий крови.

Местный закатил глаза и завалился на бок, цепляясь за одежду Вика. Мальчишка поднял глаза. Крут хищно ухмылялся. Его покрытое брызгами крови лицо наводило ужас. Пнув ногой мёртвые тела, разбойник кивнул Вику и открыл большую дверь в стене.

В лицо мальчишки пахнуло незнакомым, но приятным ароматом. Закружилась голова. Крут тоже встал, как вкопанный. Вик выглянул из-за его спины и замер. Перед ними была вода. Большая, размером, наверное, в три посёлка чаша.

- Вот он – рай, – прошептал разбойник.

На мгновение Вик позабыл обо всём, видя, как переливаются в воде блики света из проделанных в потолке отверстий. Капитан шагнул вперёд, но тут раздался шорох и он вновь превратился в хищного коврана. У стены, забившись в угол, сидели мать и маленькая девочка, с ужасом взирали на окровавленного Крута. Разбойник сплюнул на пол и шагнул к ним. И тут с Вика будто слетело оцепенение. Он поднял клык и вонзил в спину Крута. Тот рухнул на пол и захрипел.

Вик знал куда бить. Добрый отец учил, как убивать рыбу, чтобы она не мучилась. У любой живой твари есть хребет, на котором всё держится. И жизнь, и руки с ногами. Бей в хребет и ты избавишь от мучений свою жертву. Добрый отец…. Мы совсем не добрые, вспомнились слова разбойника убившего отца. Слова Крута. Да, Вик сразу узнал его тогда, в посёлке. Его ладонь с разрезанными перепонками, утирающая кровь с бороды. И ещё не зная, что делать, Вик согласился идти к нему на корабль.

Вик обдумывал планы мести, с каждым днём сомневаясь, что Крут - тот самый разбойник. Он был строгий и вспыльчивый, но за свою команду всегда стоял горой. Балагуром на пирушках и честным при делёжке добычи. Никак это не вязалось с образом людоеда из кошмаров Вика. И спустя какое-то время Вик уже был уверен, что ошибся. Да мало ли кто себе перепонки на руке мог разрезать.

И вот теперь, глядя как Крут безжалостно убивает, пьянея от крови, Вик понял, что зря сомневался. Разбойник не хотел умирать. Он рычал и полз в сторону воды. Женщина с девочкой плача побежали вдоль стены и скрылись за другой дверью. Вик ждал, что Крут начнёт спрашивать - за что его так. Но тот молчал, яростно царапая пол, пальцами подтягивая безвольное тело. И Вика это только злило.

- Ты убил моего отца! – крикнул он, заглядывая в лицо разбойника, но тот только усмехнулся.

Тогда мальчишка сорвал с пояса Крута мешочек с зубами огневицы. Дрожащими руками он высек искру над ненавистным капитаном. Пыльная одежда вспыхнула мгновенно. Крут закричал и задёргался. Вик испугался и бросился тушить. Огонь облизал руки и Вик отдёрнул их. Под кричащим Крутом загорелся пол. Ещё мгновение и огонь сжёг бороду капитана и скрыл его лицо. Затем пылающий разбойник провалился в пылающую яму.

Вик в ужасе смотрел, как из провала вырываются языки пламени. Дальняя стена тоже полыхнула огнём. Другие разбойники видимо уже побывали там. Вокруг огня засуетились люди. Они что-то опустили в воду и у них из рук ударили струи прямо в пламя. Вик никогда раньше не видел огня, да и воды больше нескольких глотков - тоже. А теперь эти два чуда боролись друг с другом. Огонь, как живой шипел и плевался белыми облаками пыли. Но вода была сильнее. Огонь постепенно угасал.

Вот кого хотел уничтожить Крут. Эти люди добыли воду, построили невероятный город и умеют укрощать огонь. Это, наверное, те самые пыльные боги, о которых так часто упоминал разбойник.

Мальчишка подошёл к краю чаши и протянул руку к воде. Но тут сзади раздался треск. Стена просела, и пламя с рёвом ворвалось в помещение. Казалось, от жара затрещали волосы на голове. И Вик бросился бежать. Нырнув в ту дверь, куда скрылась женщина, Вик оказался в длинном коридоре. Внешняя стена почти вся сгорела. Пылающие крылья города с треском рухнули в пыль. Со всех сторон летели струи воды, сбивая голодное пламя.

Снаружи почти стемнело. Вдруг из мрака, в облаке серой пыли, в свет огня вынырнул корабль разбойников и, вонзив в бок города свой носовой гарпун, остановился. Разбойники, крича и завывая, повалили на стену города. Горожане, заметив их, стали бросать вниз какие-то обломки, сбивая разбойников со стены. Но, всё равно, многие забрались вверх. А те, кто падал, вновь карабкались на стену. Шкуры комов, обёрнутые вокруг тел, не давали им утонуть.

Крики ярости и боли, всполохи огня наполнили город. Вик со страхом смотрел, как умирают люди, и понимал, насколько жесток этот мир. Живя в рыбачьем посёлке, и испытывая постоянную нужду, он и не думал никогда отнимать чужое. Да, мечтал, что когда-нибудь у него всего будет вдоволь. Но убивать людей… у мальчишки навернулись на глаза от понимания того, что он тоже к этому причастен. И ещё перед глазами стояло сгорающее лицо Крута. Вик глянул на свои дрожащие руки покрытые кровью и волдырями от ожогов. Даже мысль о том, что он отомстил за отца, мало утешала.

Внизу, на корабле разбойников, всё стихло. Бой переместился куда-то вглубь города. Огонь отступал под струями воды. И уже было почти не видно его всполохов сквозь пылевую завесу. Город побеждал. План Крута сжечь его - провалился. А взять город силой, с его огромным населением, кучке разбойников не под силу. И Вик один из этих разбойников. Кто его пощадит после такого разгрома? Мальчишка ещё раз посмотрел сквозь пыль на корабль внизу. Затем сорвал со стены остатки шкур и, как мог, намотал на себя.

Недалеко раздались крики. Нужно действовать быстрее. Вик замер на мгновение на краю городской стены и шагнул вниз. Пыль приняла его без удара. Просто заложило уши, и в нос ударил неприятный горьковатый запах. Едва Вик с ужасом успел подумать, что шкур не хватит, чтобы его поднять верх, как его голова оказалась над поверхностью. Отплёвываясь и вытирая пыль с глаз, мальчишка разглядел разбойничий корабль. Задерживая дыхание и расталкивая плавающие обломки, Вик погрёб к нему. Сверху сыпались тлеющие куски шкур и пепел. Чёрные хлопья плавно ложились на поверхность океана, добавляя мрачные тона и без того невесёлой серости.

Пару раз сорвавшись, Вик всё же поднялся на борт. Разбойников не было. Облегчённо вздохнув, мальчик взялся за штурвал. Ковран, повинуясь командам, заработал хвостом где-то там в глубине. Корабль задрожал, пытаясь вывернуть гарпун из тела кома - гиганта. Вик крутанул штурвал в другую сторону. Раздался треск, и лопнули верёвки стягивающие гарпун с кораблём. Вдруг сверху упала горящая огромная костяная балка. Вик растерянно смотрел, как её край рухнул на рулевые тяги и, перевесившись через нос корабля, балка подняла над поверхностью коврана.

Чёрная плоская рыбина била хвостом, стряхивая пыль, но балка была слишком тяжёлая. Вик бросился к ней, чтобы попробовать столкнуть в пыль. Стена огня его остановила. Пламя перебросилось на шкуры, и мгновенно запылала почти вся палуба.

Вик отступил, надежда на спасение таяла на глазах. Вдруг закричал ковран. Мальчишка не когда не слышал крик коврана. Протяжный писк, наполненный грустью и болью. Пламя подбиралось к рыбине. К мальчишке метнулись языки огня, и загорелась шкура, в которую он заматывался. Недолго думая он сорвал себя огонь и отбросил вниз, затем достал клык и рубанул по верёвкам, связывающим штурвал с ковраном. Тяги лопнули, взметнув сноп искр и пыли. Судно резко качнуло, и Вика бросило на борт. Ощущая себя, как в страшном сне, мальчишка почувствовал треск бортовых шкур, и полетел вниз головой в пыль.

Попытки ухватиться за плавающий мусор ничего не дали. Вика окутала серая тишина. Он падал в пыльную бездну. Но страшно не было. Нет, конечно - было, но страх перед смертью отступил из-за всего, что произошло. Невесомый покой засасывал его.

По руке скользнула шершавая шкура коврана. От неожиданности Вик чуть не закричал. Горечь пыли тут же врезалась в жабры. Ещё толчок и зубы коврана сомкнулись на запястье мальчишки. Рыба рванула, и Вик почувствовал, что движется с большой скоростью. Если бы ковран захотел, он бы смог разорвать за мгновение, но он куда-то тянул мальчишку.

Сдерживать дыхание становилось труднее. Вик чуть приоткрыл глаза. Пыль тут же резанула по зрачкам. Перед глазами поплыли цветные круги. Сердце бухало где-то в голове. Ковран набирал скорость, или пыль становилась плотнее и уже не была такая невесомая. И вдруг удар. Резкий перепад состояния и Вик не понял, что произошло. Он судорожно выдохнул и вновь вдохнул. Его окатило неожиданной прохладой. Она пробралась внутрь, остужая горящие лёгкие. Вик ощутил, как затрепетали жабры на шее, и открыл глаза. Пузырьки воздуха, облепленные пылью, поднимались вверх. Всюду был мягкий свет. Вик ещё раз глубоко вдохнул живительной прохлады. Тело словно исцелялось, наливаясь силой. И мальчишка засмеялся. Звук тонул в толще света. Вода. Вокруг была вода. Не те жалкие глотки, высосанные из вудов и даже не та, казалось невероятно огромная, чаша плавучего города. Бесконечный океан воды. Её сладковатый привкус гнал прочь горечь пыли. Вода. Ковран сквозь толщи пыли принёс Вика к воде.

Мальчишка расправил ладони, натянув перепонки, и плавно взмахнул руками. Тело послушно скользнуло в глубину. Совсем недалеко внизу Вик увидел источник света. Это был город. Световые гирлянды тянулись к нему из глубины. На огромных нитях висели переливающиеся шары. И между ними плавали люди. Много людей. Сновали светящиеся рыбы причудливой формы.

Заметив приближающегося Вика, три человека повернули к нему. На них была гладкая блестящая одежда. Они плыли так легко, не то, что трепыхающийся Вик. Вдруг сбоку мальчик уловил движение и резко обернулся. Большой ковран, медленно двигая хвостом, проплыл мимо. Мальчишка закричал, но звук тонул в толще воды.

Но люди не испугались. Они доплыли до хищной рыбины. Один из них погладил обожжённый бок коврана и помахал Вику. В голове мальчишки всё перевернулось. С детства ему рассказывали истории о ненасытных ковранах утягивающих людей в пыльную пучину. А оказывается, под океаном пыли была вода. И они людей… спасали?

Люди подплыли ближе. Они улыбались, показывая раскрытые ладони. Наверное, в знак мира. И Вик, мгновение подумав, вдохнул живительную сладость воды, забарахтался им навстречу.


Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 3. Оценка: 3,67 из 5)
Загрузка...