Под тенью горного камня

На городской площади собралась толпа, каждый четвертый день недели у них представление, вешают преступников: воров, убийц, насильников. Этот день выдался особенным для правосудия, ведь все четыре петли на помосте были затянуты на шеях этих самых преступников, а городской палач уже готов выполнить свою работу и дернуть рычаг. Что может быть хуже, чем оказаться в петле? Я не знаю. Также я не знаю, как сам мог в ней оказаться. Конечно я знаю, что совершил нечто ужасное, но если бы они находились бы со мной в ту злополучную ночь 22 апреля 1333 года, то я бы точно не стоял бы сейчас здесь, с веревкой на шее, и не вспоминал свою, не такую уж и долгую жизнь. Родился я, в деревне под названием Рохино. Рохин, это имя война, который сам когда-то жил в этой деревни, и прославился тем, что, как он сам утверждал, убил настолько огромную змею, что и сам не мог описать, насколько она огромна. Староста, услышав его рассказ, так восхитился, что на общем собрании решил переименовать деревню в Рохино. К сожалению, сам Рохин не смог присутствовать при этом событии, как раз в это время он охотился на кабана, но животное было хитрее, и снесло беднягу наповал. Люди были в бешенстве от того, что староста поверил в рассказ какого-то проходимца, который даже не смог справиться с обычным кабаном, не то, что с какой-то там мифической змеёй, о которой даже в самых нелепых сказках не слышали. Но менять название уже было поздно и дабы не прослыть среди соседних деревень дураками, название не стали менять, а на вопрос где же сейчас Рохин придумали красивую легенду о том, что он, так и не смог привыкнуть к обычной жизни, и умчался вдаль за новыми приключениями. Эту историю рассказывал мне мой отец, и каждый раз он разрывался со смеху. Когда он был на службе у короля, ему часто приходилось бывать вдали от дома, и в очередных поездках, когда он видел селение или город, названный в чью-то честь, он улыбался и вспоминал о доме. Сейчас он уже не может, не воевать, не странствовать. В одной из конных битв, возглавляемом самим королем, всадник палицей ударил отца в грудь, да так, что он повалился наземь и потерял сознание. Лошади с обеих сторон начала топтаться по его ногам, и когда он пришел в себя они были раздроблены. Одну ногу удалось спасти, но вторую к сожалению отец потерял. Инвалиды армии не нужны, поэтому отца отправили домой. Мне было три года, когда отец вернулся и я помню слезы матери толи от радости его возвращения, толи от печали за потерянную конечность. Все свое время теперь он мог посвятить дому и моему воспитанию, конечно, на сколько ему позволяло его положение. И с раннего возраста он начал обучать меня владению мечом. Мать была против этого, и часто ругалась с ним, но отец, также, как и я был непреклонен, и в итоге она сдалась, и когда мне исполнилось пятнадцать лет, я уже мог сказать, что владел им в совершенстве. Как раз в это же самое время, наш престарелый король, правящий страной без малого тридцать четыре года, но так и не отличившийся большими военными успехами, решил развязать войну, с соседним государством «Гросгардом», и это был поистине подлый шаг с его стороны. Дело в том, что наши соседи только недавно оправились после внутреннего конфликта, который устроил племянник короля, утверждая, что он лично видел, как короля отравили во время застолья в честь какого-то праздника, а тот, кто сейчас у трона это самозванец, захвативший власть. Уж не знаю, как он убеждал людей, но через полгода под его началом было войско, которое по силе и мощи превышало королевское втрое. И естественно, что путем ужасного кровопролития, они смогли захватить власть. Узнав о непростой ситуации у соседей, наш король выпустил манифест, в котором говорилось что он не потерпит произвола на престоле, и поэтому решил отлучить самозванца от короны. Хотя на самом деле все было не так, просто наш благородный король решил воспользоваться слабостью Гросгарда после гражданской войны, и оттяпать у них кусок территории, а может, если получиться, и всю страну. Как бы то ни было, война началась, но уж точно не по плану нашего короля. Соперник оказался очень суров, наши войска и мизинцем не смогли ступить на их территории, а через несколько месяцев Гросгардцы смогли зайти на нашу землю, и в последующий год, уже владели четвертью территории нашей страны. Король выпускает новый манифест, по которому все души мужского пола, начиная с четырнадцати заканчивая шести десятью годами, должны вступать в ряды нашей армии, а в случае неповиновения, карать смертной казнью. Для этого, по городам и деревням будут проходить специальные отряды, которые и будут забирать людей на войну. Манифест дошел и до нас. И в один из летних дней, староста Рохино попросил собраться всех жителей деревни на главной улице. Встав перед жителями, староста развернул огромный лист с королевской печатью, и зачитал манифест перечислив имена всех жителей, которые под него подходили. Он попросил через час собраться здесь же, для сопровождения их в армию, и показал на двух вояк в броне, кто будет сопровождающим. В этом списке был и я. Некоторые женщины уже на площади начали плакать, услышав имена своих мужей, и сынов. Моя мать взяла меня за руку и быстро увела с улицы в дом. Отец был в это время дома, и не пошел с нами, зайдя домой, она начала кричать на отца.

- Ты слышал, что твой король вытворяет. Как же можно было довести страну до такого, что молодых парней уже на войну отправляют.

- Ну и что они сказали? Спросил отец.

- Что они сказали! Нашего сына забирают, вот что они сказали. Она сказала это, села на стул, и начала плакать.

Я сел рядом с ней.

- Не переживай мам, отец многому меня научил, я не пропаду, обещаю.

Она еще больше расплакалась и обняла меня. Отец на костыле встал напротив нас, облокотился на стену, и сказал.

- И правда, когда-то это должно было случиться, не всю жизнь же он с рядом с тобой сидеть будет, хватит плакать, это все равно ничего не изменит, лучше давай соберём его в дорогу.

Она посмотрела на отца вытирая слезы и сказала.

- И то правда надо собрать вещи, ведь у нас не так много времени.

Собрав меня в дорогу, отец отдал мне свой меч, я всегда мечтал о нем, когда видел его в ножнах весящем в доме. Родители проводили меня до калитки. Отец привел нашу лошадь Грету и, отдав мне поводья сказал.

- Ну сын удачи тебе, я знаю ты все пройдешь и станешь только сильнее, возвращайся скорей, и всегда помни о нас, где бы ни был.

- Обязательно пап. Ответил я.

Мы втроем обнялись, и я пошел прочь от родного дома, постоянно оглядываясь в сторону родителей, даже не подозревая что больше никогда их не увижу.

***

Проследовав с двумя вояками к ближайшему военному поселению, я, и еще примерно три сотни человек с разных деревень, все начали обучаться азам военной стратегии и владению оружием. Мое умение в этом ремесле быстро заметили, мой военачальник не стал долго мучить меня и распорядился направить, с выступающим войском на север, дабы отбить часть территории завоеванном врагом. Что мне и пришлось сделать. Порядка трех дней нам потребовалось чтобы встретить армию противника. В детстве, я постоянно играл в войнушку, бегал с деревянным мечом вокруг дома, и представлял, как в одиночку расправлялся с полчищами врагов, кромсая их одного за другим. Но даже самые смелые детские фантазии, не шли ни в какое сравнение с реальности. Свою первую битву я не забуду никогда, отрубленные головы, руки, ноги и кровь… повсюду кровь. Это потом я буду смотреть на это как само собой разумеющейся, но не в то туманное утро. Солнце уже заходило за горизонт, когда все закончилось. Нам удалось победить ценой больших потерь, но и целая армия Гросгарда была полностью разгромлена. От усталости я упал на единственный оставшейся клочок земли на большом поле, усеянном трупами.

- Эй ты не умер еще!! Произнес мой командир, смотря на меня сверху вниз.

Я даже говорить не мог. Просто поднял руку показав тем самым, что, еще жив.

- Хорошо. Если ты и дальше собираешься здесь валятся, то пожалуйста, а я с оставшимся войском ухожу.

- Я уже встаю. Тяжело поднимаясь, уставшим голосом, произнес я ему.

- ЭЙ ВОЙСКО, все ко мне. Оставшиеся люди стали подтягиваться к командиру.

- Нам нужно преодолеть вот ту гору за ней небольшой городок, Маракар, я думаю мы всех перебили, и в городе остались только мирные, поэтому нам нужно туда, а иначе долго мы не протянем. Ну что готовы бойцы.

- Готовы. Уставши крикнули мы ему.

- ЗА МНОЙ. крикнул командир.

Поднявшись на гору, открывался отличный вид на все поле где было сражение, и отсюда не было видно ни травы, ни земли, а только трупы.

***

Набравшись сил в Маракаре, мы дождались подкрепления, и двинулись дальше на север вытеснять врага к его границам. И у нас это неплохо получалось. Семимильными шагами мы гнали их обратно откуда они пришли, и спустя полтора года на нашей земле не осталось не одной чужой ноги. Гросгард уже было подумывал о заключения мира, но нашему короля этого было мало, и он отдал приказ идти на вражескую столицу и разбить врага полностью, и эта была его очередная ошибка. Гросгардцы не позволили далеко нам продвинуться и вновь собравшись с силами нанесли ответный удар, и так оно и продолжалось то с перевесом в их сторону, то в нашу, казалось нет конца этой войне. Целых двадцать три года и шесть месяцев, она продлилась. Государства уже давно перешли на военное русло, крестьяне большинство своих запасов отправляли в армии, и из-за этого начался голод. Дошло до того что погибало больше простых крестьян, чем военных. И так бы и продолжалось и дальше, если бы наш король не ушел бы в мир иной. Он за все эти годы, так, и не удосужился нас посетить, а только лишь сидел на своем золотом троне и попивая вино, отдавал приказы, своим генералам. Так он в общем и скончался, опрокинув бокал с вином, себе на пузо. На смену ему пришел его сын, он не хотел больше воевать, и вскоре заключил мир. Заключил на условиях что все остаются при своих. Мы, как и Гросгард после заключения мира не теряли ни пяди своих территорий. Люди были счастливы услышав эту новость, я к тому времени уже был командующим армией. На мне были позолоченные доспехи, которые еще больше подчеркивали мощь, моим и без того мощным плечам, а на груди красовался, королевский герб, хоть я и не сильно уважал нашего короля, все равно за этот герб, меня брала гордость. А еще я гордился тем что все войну, я прошел с тем самым отцовским мечом, который можно считать моим ангелом хранителем. К сожалению отец уже скончался. В самое пиковое время голода, от недоедания его организм ослаб, и в ногу попала зараза, которая впоследствии охватила его полностью. Мать как могла пыталась помочь ему, но она бы ничего не смогла сделать.

***

Я окрыленный мчался домой чтобы наконец-то увидеть мать, единственное что меня страшило это как она изменилась за эти годы. И вот моим глазам предстала моя родная деревня, мое последнее впечатление о ней было намного радужнее. Теперь Рохино не было похоже на то что было. Оно сократилось на половину, много домов было разрушено, а на улице не было ни души. Подъехав к своему дому, я не мало удивился, он в отличии от остальных домов, ни капельку не изменился, и выглядел также ухоженно, как и раньше. Мать любила красоту и порядок, но в связи со всем ужасом, который пришлось нам пережить, смотря на свой родной дом, казалось, что ничего этого не было, и это был всего лишь страшный сон. Привязав лошадь возле калитки, я зашел во двор. Поднявшись по небольшой скрипучей лестнице, к входной двери - ах этот звук, я помню эту скрипучую лестницу.

Увидев перед собой входную дверь, улыбнувшись постучал в нее. Скрипнув засовой, она открылась.

- О господи Рони это ты?

Рони так звала меня мать, но дверь открыла не она, а старик лет под восемьдесят, и я узнал его, это был наш сосед, напротив.

- Мистер Веллингтон, что вы здесь делайте?

- О Рони, сколько лет прошло, а я тебя все же узнал. Твоя мать приютила нас со старухой, когда наш дом сгорел пять лет назад. Да что мы все у порога говорим, заходи скорее в дом. Матильда ты посмотри кто вернулся.

Из угла вышла бабушка, это была жена мистера Веллингтона.

- Рон, сколько лет прошло мы уж думали, что ты никогда не вернешься, а мать до конца верила, что ты вернешься.

- ВЕРИЛА, ГДЕ ОНА?

Они посмотрели друг на друга.

- Умерла. Произнес мистер Веллингтон.

- Два года как. Добавила миссис Веллингтон.

Я сел на стул и опустил голову, мне хотелось заплакать, но понял, что за все эти годы, я забыл лицо собственной матери, не смог выдавить из себя ни слезинки.

- Прости что именно нам приходиться говорить тебе это. Но поверь она боролось до конца, мечтая еще раз на тебя взглянуть. С печалью в голосе признесла миссис Веллингтон.

- Почему мне никто не сообщил об этом?

- Не знаю Рон, мы отправляли тебе письмо, видимо оно где-то затерялось? Ответила миссис Веллингтон.

- Где она похоронена? Спросил я.

- На деревенском кладбище рядом с твоим отцом. Хочешь сходить туда? Спросил мистер Веллингтон.

- Да конечно, прямо сейчас.

- Хорошо идем.

Я так и пошел в своем обмундировании на кладбище. Веллингтоны показали, где лежат родители, а сами отошли в сторону, чтобы я смог остаться с ними наедине. Я положил на могилу отца его меч.

- Я вернул тебе его пап, он мне здорово помог, благодаря ему я все еще жив, жаль только, что он не возвращает жизни. Я разревелся. Позже мы вернулись домой немного посидели, выпили. От усталости выпивка меня подкосила, и я пошел в свою комнату. Подумать только родители оставили ее такой, какая она есть, все тут стояло также, только кровать, которая в детстве была для меня большой, сейчас стала в самый раз, я рухнул на нее и тут же заснул. Проснувшись на следующее утро от доносящегося из кухни приятного запаха, я быстро оделся, и пошел узнать, чем же так вкусно пахнет. На столе стояла толченая картошка со свининой, рядом тарелка с овощами: луком, огурцами, помидорами, и большая пинта пива с пенкой поверху. Веллингтонов дома не было, а рядом с едой лежала записка.

ДОРОГОЙ РОНИ.

Прошу извинить нас, что мы ушли не попрощавшись. Дело в том, что за неделю до твоего приезда нам прислали письмо, в котором было сказано, где искать могилу нашего сына, погибшего в войне. И сегодня как раз отходит караван, с торговцами который и отвезет нас туда. Отходит он рано утром, поэтому мы не стали тебя беспокоить и решили написать письмо, чтобы ты знал. Путь туда не близкий, а мы уже не молодые, поэтому, скорее всего, для нас эта поездка будет в один конец. Мы только хотим, чтоб ты знал твои родители замечательные люди, мы никогда не забудем их гостеприимства. Жаль, что ты так с ними и не увиделся, но мы уверенны ты справишься. Мы приготовили тебе позавтракать поешь, пожалуйста, это все что мы можем тебе дать. Еще раз спасибо и прощай.

МИСТЕР И МИССИС ВЕЛЛИНГТОН.

 

Хотя, мы с ними и виделись всего день, но после прочтения письма на душе у меня возникла невыносимая тоска. Видимо в них я хотел найти утешение после смерти родителей. Солнце уже было в зените, я раздвинул шторы и открыл окно из которого подул мягкий, летний ветерок и меня это немного взбодрило.

- О за этим письмом я совсем забыл о завтраке, который приготовила мне Матильда. Еда была очень вкусной, такое я не ел даже на пиру по случаю окончания войны, а в полевых условиях и сравнивать не стоит. Позавтракав, я решил выйти на улицу. Выйдя на крыльцо, я вспомнил о гриве

- Вот черт совсем забыл распрячь Гриву. Грива — это мой новый конь. Грета, к сожалению, скончалась, славу богу не от меча противника, а от старости, и мне достался новый конь. На улице уже вовсю палило солнце, в доме было темновато и глазам пришлось привыкать к свету на улице. Гривы я не увидел, хотя помню, что оставлял ее привязанной к забору. Может Веллингтоны ее распрягли? Я вошел в стойло, и точно Грива уже стояла там. Я погладил ее, взял мешок с моим небольшим добром и пошел обратно в дом.

***

Прошло несколько месяцев и все это время я бесцельно бродил по дому, ходил на могилу родителей, и подъедал все продукты, которые остались. Что же мне делать дальше, думал я? За все эти годы что я был на войне я ничему так и не научился кроме как убивать, и та размеренная жизнь что мне сулила, меня нисколько не устраивала. Найти жену здесь в Рохино было невозможно, так как здесь остались лишь старики. Поэтому я твердо решил покинуть свой дом. Собрав вещи, сходив на могилу родителей чтоб попрощаться, я отправился снова из родного дома не знаю, что меня там ждало, но перспектива всю жизнь провести в одном месте, была точно не про меня. Сейчас я конечно жалею об этом, надо было оставаться дома, жить спокойной крестьянской жизни и не лезть туда откуда не будет обратной дороги.

***

Отправился я на юг в той стороне я практически не был, потому что война меньше всего затронула эти края. Все-таки на юге гораздо красивее чем на севере, и люди здесь более добрее. Настроение людей сильно зависит от войны. Пройдя несколько деревень, познакомившись с разными людьми, и по выполняв для них разную не пыльную работенку, чтобы не умереть с голоду, я подъехал к деревне со странным названием «Под тенью горного камня». Помню был жаркий день, когда я подъехал к вывеске. Достав из мешка с припасами бурдюк, чтобы попить, я обнаружил что в нем было лишь несколько капель, я думал, что доеду до деревни и там наполню его, но увидел, что вдоль дороги проходит речка, и решил набрать воды там. Подъехав к берегу, я спешился с лошади, и начал набирать воду из реки. Как вдруг услышал слева от себя чье-то красивое женское пение. Я повернулся и увидел, что за сто шагов от меня, на берегу сидит девушка, в белом платье, отсюда было не понять, о чем она поет, и я ввиду своего чрезмерного любопытства решил подойти поближе. Чем ближе я подходил к ней, тем больше убеждался в красоте ее пения, а также в том, что я абсолютно не понимал слов в этой песне. Подойдя уже совсем близко, я понял почему не могу разобрать слов, оказывается она пела на каком-то другом языке, который я за всю свою жизнь ни разу не слышал. Подойдя к ней практически в упор, я присел рядом, а она как будто не замечала меня, а все ее внимание, было приковано, куда-то вдаль. Я поздоровался, и думая, что это ее немного напугает, к своему удивлению, понял, что она не как на меня не отреагировала, как будто меня здесь и не было. Еще раз поздоровавшись, но так и не услышав ответа, я отчаянно вздохнул, и решил понять куда, она так пристально смотрит. Взглянув, я увидел гору, а на ней был большой камень, и я уверен, что на нем были какие-то надписи, но разглядеть их издалека не смог. Пока я пытался понять куда она смотрит, девушка вдруг перестала петь, а повернулся к ней чтобы посмотреть, что случилось, а она смотрела прямо на меня, пожирая глазами. Я вздрогнул и отпрыгнул от нее, а она не с возмутимым взглядом посмотрела на меня еще несколько секунд, повернула голову обратно к горе, и продолжила петь. Это было одновременно и странно, и жутко. Больше я не стал ее тревожить, вернулся к лошади и пошел в деревню. В деревни не было ничего необычного, такая же, как и многие что я встречал до этого. Много людей ходила на улице, и все занимались своими делами. Я как всегда первым делом искал где переночевать, и к своему удивлению увидел трактир, который не так часто встретишь, особенно в небольших селениях. Обычно приходиться проситься к кому-нибудь на ночлег, но к моему счастью в этот раз мне повезло. Зайдя в трактир, я увидел только пару человек, сидящих за столами, и подойдя к трактирщику попросил комнату

- Здравствуйте комнаты не найдется. Спросил я.

- Приветствую, с подозрением посмотрел он на меня.

- На сколько надо.

- Пока на одну ночь, а там посмотрим. Ответил я ему.

- На одну ночь, а там посмотрим, десять золотых. Десять золотых сутки.

- Хорошо. И высыпал ему на стол десять золотых.

Он кинул ключ на стол.

- Вот ключ от комнаты. Маргарита! Крикнул он.

Из подсобного помещения показалась женщина, на ней был фартук, и он был весь в крови, а в руки был топор, и с него тоже капала кровь. Я уставился на нее.

- Что случилось? Спросила она у трактирщика, потом увидев мое оцепеневшее лицо, обратилась ко мне.

- Парень ты че оцепенел, свиней никогда не разделывал, ну чудной. Сказала она и посмеялась. Я вздохнул.

- Да нет просто устал с дороги и не то, что-то подумал, извините. Мужик тоже улыбнулся достал табак и закурил.

- Проводи гостя до комнаты.

- Ну пойдем, уставший, расположу тебя. Сказала женщина, снимая фартук.

- Спасибо. Буду признателен. И вам спасибо обратился я к трактирщику. Он лишь что-то пробурчал в ответ, и с сигаретой в зубах, взял стакан, и начал его протирать.

Поднявшись по лестнице, я увидел не длинный коридор, в котором было по три двери справа и три двери слева. Она подвела меня к последней двери слева.

- Вот и твоя комната. Поверни ключ три раза направо и дверь отвориться. Понял? Сам справишься?

- Ну вообще-то, я привык двери ногой выбивать, но и ключом пару раз приходилось пользоваться, так что справлюсь. С улыбкой произнес я. Она посмеялось.

- А ты шутник. Шутник — это хорошо, я люблю шутников, значит приживешься. Но прежде чем уйти, я расскажу тебе об одном маленьком, но столь важном правиле, которого должны придерживаться все постояльцы нашего трактира.

- Я вас слушаю.

- Не шарахайся по ночам. Дело в том, что у моего муженька очень чуткий сон, и, если его разбудить, ему это очень не понравиться, и первой кому влетит за это, буду безусловно я, а потом и до тебя дело дойдет, так что постарайся придерживаться этого одного, но очень важного правила. Если что наша комната прямо напротив твоей. Ну так что мы поняли друг друга?

- Если это очень для вас важно, то конечно. Тем более, думаю, в эту ночь, я точно буду спать как убитый.

- Очень на это надеюсь, очень! Она широко мне улыбнулась, и моему взору открылся вид ее гнилых зубов. Попрощавшись со мной, она отправилась обратно. Я в свою очередь всунул и провернул ключ, как она сказала, и дверь отворилась. Легонько толкнув ее, со скрипом, она открылась, и из комнаты донёсся затхлый запах, а вокруг витала пыль. Зайдя в нее, я бросил вещи на кровать, от этого поднялось еще больше пыли, и меня пробило на чих. Немного прибравшись в своем новом ночлеге, и перекусив с утомляющей дороги, я решил немного побродить по деревне. Мой меч я взял с собой, война научила меня держать его при себе. Выйдя из трактира параллельно ему, я увидел трех человек, сидящих за квадратным столом, пьющих пиво, двое из которых играли в кости, а третий просто наблюдал за ними. Подойдя, я спросил.

- Можно присоединиться и посмотреть за игрой?

Тот, кто наблюдал ответил.

- Садись. Не отвлекавшись от их поединка, ответил он мне.

- Во что играете. Спросил я у них. Конечно я знал во что они играют, просто решил как-то начать разговор. Эта была не лучшая идея.

- Ты что слепой, не видишь в кости играем. Ответил один из играющих.

- Как ты вообще мечом орудуешь, с таким-то зреньем?

Его соперник по игре подхватил.

- Да он его специально, с собой носит, чтобы после таких тупых вопросов, ему по лбу не дали.

И Оба рассмеялись.

Тот, кто наблюдал заявил.

- Слушайте может не надо так резко, меч у него и правду угрожающий.

Я подхватил наблюдавшего.

- Да. И в правду, зачем же так грубо, я не хотел ничего плохого.

Тот, кто назвал меня слепым, повернулся к наблюдавшему с презрительным лицом, и вздохнул, потом повернулся ко мне и произнес.

- Слушай извини что так грубо, просто у нас с ним счет два-два и, если я проиграю мне придётся проставляться перед, так что прошу если хочешь что-то спросить, спрашивай после игры, хорошо.

- Хорошо, я тебя понял больше не отвлекаю. Но это было и впрямь грубо.

- После игры! Опять раздраженно ответил он мне, и повернувшись к сопернику крикнул.

- Ну долго еще думать будешь, или наконец походишь?

- А какого хера теперь ты, меня отвлекаешь. Сначала этот, со своими вопросами теперь ты.

- Да потому что ты ходишь как долбанная улитка, верхом на черепахе. Ходи давай!

- НЕ ОРИ, а то засуну тебе эти кости прямо в глотку.

- Да и как же ты это сделаешь со сломанными руками, а?

Они не на шутку разозлились. Подумав, что я стал камнем преткновения в их конфликте, решил ретироваться.

- Ладно удачной игры, не буду вас отвлекать. Ответил я, встал и пошел от греха подальше.

Побродив немного по деревне, я попробовал поспрашивать людей не нужна ли им какая-то помощь, но от меня отнекивались, и неохотна ее принимали. Так и не найдя никакой халтурки, я вернулся обратно в трактир, опрокинул кружку пива, и пошел к себе в комнату, спать.

***

Помню, что проснулся среди глубокой ночи от страшного сна. Весь в поту, напуганный, я дернулся с кровати, но сооброзив, что это сон, немного успокоился. Достал из сумки бурдюк и полностью осушил его. Поняв, что спать мне совсем не хочется, решил покурить трубку. Наполнив ее табаком, я хотел закурить здесь, но решил выйти на улицу. Подойдя к двери, я уже было хотел ее отворить, но вспомнив наш договор с Маргаритой, тут же передумал. Сев на кровать, и выкурив трубку, в окне показалось яркое свечение. Выглянув в окно, я увидел, как по деревне идут множество людей с факелами, их лица скрывал капюшон, а тело плотная мантия. Во главе этой процессии был человек, рост которого превышал остальных, головы на три не меньше, а он сам опирался на какой-то странный посох, на верху которого, был нанизан череп, но отсюда было не видно кому он принадлежит. Это колонна двигалась прочь от деревни, а в середине была та самая девушка, которую я встретил на озере. Она была в том же белом платье, привязанная руками и ногами к палке, которую несли два человека. Похоже она была без сознания. На правило мне уже было наплевать, ведь девушка явно была в опасности. Подбежав к двери, я попытался открыть ее, но своему удивлению понял, что она заперта. Больше никаких замков с этой стороны не было, и я понял, что ее кто-то запер с другой стороны, но зачем, это сделал трактирщик, или его жена? Видимо ко сну, они и вправду очень серьезно относились. Тогда я со всей ярости начал колотить по ней что есть мочи, попытавшись разбудить трактирщика, но ответа не последовало, а в трактире была просто мертвецкая тишина. Поняв, что долбить бес толку, я начал выбивать дверь ногой, и с третьей попытке, мне это удалось. Выбежав в коридор, подолбившись в дверь трактирщику, и окончательно поняв, что там никого нет, я решил действовать в одиночку и спасти девушку, от лап каких-то психов. Взяв из комнаты свой меч, и выбежав на улицу, ни кого вокруг не было, они уже находились на приличном расстоянии от деревни, хотя мои действия заняли не более пары минут. Увидев, что они поднимаются на ту самую гору, на которую, так пристально смотрела девушка, я ринулся за ними, абсолютно не думав о последствиях. Поднявшись по той же тропе что и они, мне предстала такая картина. Девушка была привязана к камню, который я видел вчера днем, ее белое платье была порядком растрепанное, и грязное, а изо рта вытекала капля крови. Она была без сознания. Камень, к которому она была привязана, светился какими-то красными символами, напротив нее сидел на коленях, тот здоровый мужик в капюшоне, и наклонивши голову, что-то нашептывал, крутя над собой посох. Больше я никого не видел только их двоих, все остальные куда-то чудесным образом пропали.

- Эй ты что делаешь, отпусти ее. Прокричал я.

Он повернул голову его лица я не видел, оно скрывалось за капюшоном. Теперь он стал что-то нашептывать, смотря прямо на меня. Немного отступив назад, я достал из ножен меч и снова прокричал.

- Отпусти ее я сказал, или снесу к чертовой матери тебе башку. Как вдруг из темноты на меня бросился волк, или что-то на него похожее, он вгрызся клыками прямо в руку, которой, я держал меч. Свободной рукой я начал бить его кулаком по башке, и он отступил, убежав обратно в темноту. Тут же, из темноты, повсюду, начали светиться по паре глаз абсолютно со всех сторон, кроме дорожки по которой я пришел, поняв, что шансы не равны, я бросился обратно в деревню. Добежав до нее, я начал долбиться в каждую дверь, но ответа никакого не было, деревня как будто вымерла. Посмотрев на гору, я увидел, что света там уже не было. Тяжело дыша, я стоял на середине деревни с мечом в руках, и чувствовал на себе приближение чего-то не хорошего. Подул ветер. Сначала не сильный, потом он начал разгоняться все сильнее, все вещи находящейся в деревне начали разлетаться в стороны, а через несколько секунд вся дорога с двух сторон покрылась огненной полосой, и тут же на меня ринулась полчища волком со всех сторон. Весь мой опыт, накопившийся за годы войны, пригодился мне в это мгновение. Их конечности, разлетались в разные стороны, а я словно затылком чувствуя их приближение, уврачевался в разные стороны, и наносил бестиям смертельные удары. Им просто не было предела, в процессе битвы, я краем глаза увидел, как медленно приближается, тот здоровенный не пойми кто, пройдя еще немного, он встал примерно в пятидесяти шагах от меня, и просто наблюдал за ходом сражения. Спустя какое-то… я даже не могу сказать сколько прошло времени, все закончилось, Посмотрев вокруг, я увидел гору останков, это не были волки, а лишь что-то отдаленно их напоминавшие. Я поднял голову и посмотрел прямо на также неподвижно стоящего загадочного человека в капюшоне, и ринулся с мечом наперевес в его сторону, но не добежав до него несколько шагов, был отброшен назад, какой-то невиданной силой. Ударившись головой о землю, я чувствовал, что теряю сознание, и в процессе этого, я услышал лишь одну фразу, сказанную нечеловеческим голосом.

- Жертва принесена!

И в эту же секунду отключился.

Проснулся я от того, что стал захлёбываться от воды. На дворе уже стояло утро. Прокашлявшись и открыв глаза, я увидел какого-то босова чудака в оборванной одежде и с ведром в руке, было понятно, что это он окатил меня. Увидев, что я очухался он закричал.

- Проснулся, проснулся. И побежал. Протерев от воды глаза, я увидел, что он спрятался за спинами трех стражников. Как я позже узнал, они прибыли из ближайшего города, по его просьбе, когда он увидел весь этот что здесь творился. Стражники медленно стали подходить ко мне, держа свои руки на рукоятке мечей, готовые в случае чего достать их из ножен. Тот чудак шел позади них, выглядывая из-за спины. Подойдя вплотную загородив солнечный свет, ослепляющий мне глаза, тот кто стоял по середине, встал на корточки, и произнес.

- Мужик ты что натворил…

Приподнявшись немного я стал осматривать все вокруг и увидел, что по всей деревни разбросаны трупы. Трупы всех жителей деревни. Я узнал их, узнал трактирщика и его жену, узнал тех игроков в кости, к которым я подсаживался. ВСЕХ. Они лежали в собственной крови с отрубленными конечностями. Мой меч был у меня в руках, и он красноречивее всех слов говорил о том, кто устроил все это кровавое месиво.

 

 

 

 

 

 

 

 


Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 3. Оценка: 2,33 из 5)
Загрузка...