План Илзенсина

Сознание вернулось резко и неожиданно, захватив с собой адскую боль во всем теле, особенно в голове. Айре зашлась кашлем и перевернулась на бок, каждый вздох отдавался мучительным эхом в ребрах. Восприятие окружающего мира приходило куда медленнее. В голове шумело так, как будто где-то совсем рядом ругались и кричали орк, тролль и дворф одновременно. Эльфийка усилием воли заставила себя открыть глаза и от увиденного мгновенно вскочила на ноги, не обращая внимания на болевые ощущения.

Прижавшись к стене, Айре вытаращенными от шока глазами наблюдала то, чего не могло быть с ней в реальности ни при каких обстоятельствах.

В нескольких шагах от неё, скрестив руки на груди стоял дворф. Зычным голосом он материл беснующегося напротив него тролля, поминая всех его родственников, которые могли всплыть в изящной фантазии бородача. Огромный горный тролль кидался на ярившего его подземного жителя, но натыкался на какую то невидимую Айре преграду, раз за разом сам себе нанося этим увечье, на лбу у каменнокожего уже красовалась огромная шишка, а из носа текла тёмная струйка крови. Великан после очередной неудачи добраться до обидчика некоторое время крутил головой, а затем вспылив от очередного красноречивого выпада, вновь бросался вперед.

На некотором расстоянии от этой странной парочки обхватив голову руками, сидел на корточках орк. Как ни странно, но казалось, что он принимал участие в этой вакханалии с явной не охотой. Зеленокожий то спокойным голосом пытался урезонить дворфа, то призывал не обращать внимание и успокоиться тролля, а то и срывался сам и орал на обоих призывая заткнуться.

Айре чувствовала себя сумасшедшей. Высокородная эльфийка всегда со скрупулезным высокомерием перебирающая не только свое окружение, но и места которые ей приходилось посещать, оказалась в такой компании. Как? Где она? На эти загадки, эльфийский мозг пребывающий в шоке от увиденного, отказывался давать ответы.

- Ну вот, напугали женщину, - услышала она голос с другой стороны помещения. - Заметьте единственную. Эй безумная троица! Угомонитесь уже, голова раскалывается от ваших воплей.

Эльфийка повернула голову и уже совершенно сходя с ума увидела говорившего человека. Напротив него она увидела сидевшего кобольда, а за ними в разных углах гоблина и гнолла. На грани потери сознания, Айре стекла по стене усевшись прям на пол.

- Почтенная, - продолжал говоривший. - Вы наверное хотите знать где вы?

Дождавшись утвердительного кивка эльфийки он продолжил.

- А еще вы хотите знать, что здесь происходит?

И снова жест согласия в ответ от Айре.

- Это вам объяснит он! - и мужчина указал на скрючившегося в углу гоблина. Тот вытаращил глаза, обвел всех взглядом, а потом развел руками и пожав плечами замотал головой в разные стороны.

- Браво! - рассмеялся человек. - Более красноречиво и не объяснишь! А если серьёзно, то все мы вот уже пару часов только и задаемся этими же вопросами. Ну не считая вон той веселой компашки, дворф нашел более приятное занятие. Все мы также как и ты очухались здесь вот, и не представляем как сюда попали. Никто не может вспомнить последних событий, которые могли бы повлечь к чему то подобному. Так вышло, что ты пришла в себя последняя.

В помещении наступила тишина, пробуждение эльфийки и обращение к ней человека, даже отвлекли ссорившихся.

- Понимая, что не все из присутствующих могут вызвать у вас доверие. Хочу уточнить, для всех, - в этом месте заговоривший орк повысил голос и сделал паузу. - Раз уж все мы тут оказались, то мы друг другу не враги, в отличие от тех кто владеет этим помещением.

- Презанятнейшее кстати помещеньеце, - добавил мужчина. - Почтенный дворф, может нам прояснить что-нибудь? Вы мастера на все руки в таких штуковинах.

- Если вопрос касается перегородок, которые даже этому не поддались, - тангар кивнул на ещё тяжело дышавшего тролля. - Ничего не могу сказать точно, кроме как обозначить факты. Они прозрачны, хорошо пропускают звук и даже запах, но голыми руками их не взять. Толщина в некоторых местах миллиметры, а где-то около двух метров. Странно и другое, я не могу понять, в это помещение нет входа, ни чего похожего на дверь, окно или просто отверстие. Ну и как итог, мы находимся под землей, глубоко под землей, мы дворфы, это чувствуем.

- Хм, - вставил орк. - А доводилось ли жителю недр бывать в тюрьмах поверхности?

Дворф обернулся к орку.

- Я похож, на проходимца? Или ты оскорбить меня хочешь орче?

- Я задал этот вопрос лишь потому, что мне приходилось. Поэтому не разделяю твоей теории о разной толщине невидимой преграды. Все помещение разделено на девять отдельных отсеков.

- Но нас то тут восемь!

- Да все именно так. Четыре камеры вдоль одной стены, четыре вдоль другой и между ними коридор шириной почти два метра. Именно по такому принципу и строятся тюремные застенки.

- По моему ошибаешься орче, - возразил человек. - Отдельные камеры в тюрьмах, не для удобства, а для того, чтобы не было возможности общения у узников, к тому же ощущение одиночества и беспомощности делают их более покорными судьбе. Вот о чем сейчас поведем разговор мы? Как бы отсюда побыстрее и попроще найти тропку!

- Зоопарк, - прошептала эльфийка.

- Что?

- Больше похоже на зоопарк, чем тюрьму. Слишком все разные и выставлены на обозрение, - слабым, но обретающим уверенность голосом ответила Айре.

- Более подходящая версия согласен, - ответил человек. - Кстати не пора ли нам познакомиться, меня зовут Джурбан.

- Какой ещё зоопарк! - зарычал дворф. - Чтобы меня показывали как зверушку? Не бывать этому!

- Гы-гы-гы! - заржал тролль. - Бородатая зверушка! Я весь клан приведу посмотреть!

- Придурок! - только и смог ответить тангар.

- Ты в соседней клетке. Такая же зверушка, - пояснил верзиле орк.

- Я! На потеху?! - взревел тролль. И заколотил кулачищами по стене. - Эту то стену я вижу. Проломлю!

- Кто пришел в себя первым? - тихим голосом спросила Айре.

- Когда, проснулся я, - под стук от ударов по камню, заговорил гоблин. - То тролль и псоглавец уже были на ногах.

- Ты был первым? -спросила эльфийка у гнолла и тот утвердительно кивнул. Она посмотрела на кобольда.

- Потом ты?

- Так и было, - прошипел кобольд.

- Потом орк, дворф и Джурбан?

- Нет, - ответил орк. - Я очнулся предпоследним.

- А когда в себя пришел я, бородатый уже во всю ярил верзилу, почтенная - сказал Джурбан.

- Странно, - закрыв глаза прошептала эльфийка.

- Есть какие-то предположения? - спросил с надеждой мужчина.

- Думаю, надо ждать, - не открывая глаз ответила Айре.

Около часа все провели в раздумьях и полном молчании. Каждый вел себя по-разному, орк все время сидел с закрытыми глазами в позе известной под названием "лотоса". Дворф мерил шагами свое доступное пространство и ощупывал руками видимую стену, эльфийка полностью восстановившись тоже изучала преграду, только невидимую. Тролль продолжал попытки проломить стену, время от времени садясь передохнуть. Человек и гоблин спали, кобольд молился. Гнолл же безуспешно попытавшись уснуть, пристально глядел на ближайшего соседа, спящего гоблина, при этом в животе у псоглавца сильно урчало. Все прекрасно понимали, что бы произошло не будь разделяющей преграды.

Вдруг Айре испытала легкое головокружение и непреодолимое желание сесть, но не просто сесть, а в определенном месте и в конкретной позе. Сделав желаемое, она с удивлением обнаружила, что все семеро её соседей точно так же сидят привалившись к стенам.

Открылся проем который до этого было не различить в обычной каменной кладке и в помещение медленно вошел...

Вошедшее существо было человекообразным, даже скорее телом похоже на эльфа. А вот венчало стройное туловище голова, которую и головой то назвать было сложно. На плечах у вошедшего казалось уселся моллюск покрытый слизистой синей кожей, имевший два глаза. Там где на обычном лице имелись нос и подбородок, у пришельца свисали четыре полуметровых бородавчатых щупальца.

Вошедший двигался неспешно, даже с некой завораживающей грацией, остановившись ровно по центру помещения.

- Приветствую участников турнира посвященному ежегодному обращению к великому Илзенсину!

Эта фраза не была произнесена пришельцем, но стала услышанной каждым из восьмерых, он общался ментально.

- Великая раса Иллитидов оказала честь вам и вашим расам, отобрав для данного состязания. Во время обращения к великому богу, мы должны представить ему полную картину происходящего в мире. Победивший не только останется в живых, но и преподнесет свою расу в сознании Илзенсина, как самую физически развитую и сильную в единоборствах, на этот год.

К сожалению у вас нет выбора участвовать или нет. Ну а в случае отказа, вы все равно будете стоять на арене и просто облегчите задачу своему противнику. Если же оба участника боя решат отказаться от соревнований...

Щупальца на голове иллитида задвигались и слушавшие его как по команде встали, подняли одну ногу, попрыгали, а затем каждый по очереди подходили к нему на расстояние вытянутой руки и возвращались на свое место, вновь усаживаясь на пол.

- Как видите, сопротивляться псионическому воздействию вы не можете. Так что я думаю за свою жизнь бороться лучше самим, чем предоставить кому-то управлять вами в бою. Это все, что вам нужно знать и понимать. Сейчас вам принесут обед, а через два часа вы проведете свои первые схватки. Жребий раскинул пары в таком порядке человек будет биться с гоблином, дворф с кобольдом, орк с троллем и эльф с гноллом. Обдумайте своего противника и сделайте выбор оружия, мы предоставим вам любое, кроме стрелкового.

Говорившего воспринимали все, но никто не слышал и не получал ментально слов друг от друга.

- Хорошо. Выбор оружия принят, однако прошу орка учесть, что просьба о метательных ножах отклонена, по той же причине по которой и стрелковое оружие. Поэтому измени свою заявку.

Ещё через некоторое время иллитид просто повернулся и вышел. В помещение же вошли восемь безбородых дворфов. Каждый из них нес в руках обычный столовый разнос, уставленный чашками с яствами употребляемыми по вкусу каждого из этой разношерстной компании. Поставив разносы на пол перед теми кому они предназначались, дворфы вышли и стена опять стала без каких то видимых наличий в ней входного проёма.

- Ну что сказать, попали мы, - вгрызаясь в бараний бок сказал Джурбан. - Кто-нибудь, что-нибудь знает об этих елтидах.

- Иллитидах, - поправил его дворф отхлебывая пиво из кувшина. - Эх, а пиво то дрянь, если уж и суждено тут сгинуть, то хоть бы пива выставили доброго, да и побольше.

- Мастер дворф, не верит в свои силы, - с набитым ртом поддел его мужчина.

Дворф посмотрел на съежившегося кобольда и ответил.

- Я не думаю, что они хватали абы кого, лишь бы представителя конкретной расы, так, что каждый может преподнести сюрприз.

И тут раздался громкий взрыв хохота.

- Орче!!! - хохотал тролль. - Ты задумал утыкать меня ножичками! Я давно так не веселился, за это я тебя быстро расплющу.

- Мде, - снова сказал Джурбан. - Не повезло зеленокожему с противником то, сочувствую!

Орк невозмутимо обгладывающий гуся, посмотрел на человека и пожал плечами.

- Вам всем не повезло! - взревел тролль. - Не повезло, что с вами оказался я! Флогт, одержит победу, выживет и помочившись на ваши могилки, вернется домой.

- Флогт, или как там тебя, ты уж не перебарщивай, про помочится явно лишнее. Да и делить шкуру неубитого медведя, ты ещё никого не победил, - спокойно промолвил орк.

- Я вас всех расплющу, а тебя первым!

- Ну не всех, а самое большое троих, - парировал орк.

- Почему троих? Всех!

- Дурак.

- Почему запрет на стрелковое оружие и метательные ножи, - задумчиво произнесла эльфийка, крутя в руке яблоко. Посмотрела на сидящего напротив человека, кинула фрукт в него. Джурбан поймал и откусив ухмыльнулся.

- Спасибо! Думаю ты нашла ответ сама.

- Ну да, яблоку то они не могут внушить, что перед ним непреодолимая стена.

- Так, что сможет поведать нам представительница перворожденных о наших тюремщиках? - вновь поднял вопрос Джурбан.

- К моему стыду, ровным счетом, ничего, - с грустью в голосе произнесла Айре. - Может если мы находимся под землей, дворфы в курсе, к тому же вижу, что они тут в прислужниках.

- Тангар добровольно со своей бородой не расстанется! - буркнул дворф.

- А вы видели их глаза, - встрял орк. - В них совершенно отсутствовала жизнь, ни малейшего намека на эмоцию, это уже не дворфы, а управляемые големы созданные из дворфских тел.

Дальше сидели в полном молчании, да и вообще разговоров больше не было вплоть до того как пришло время выходить на арену. Лишь пары, которым выпало противостоять друг другу, нет да обменивались взглядами.

Когда вновь открылся проем в каменной кладке, разношерстная восьмерка в два ряда, но не по своей воле двинулась на выход. Перешагнув через проем, они оказались на небольшой арене круглой формы. Арена была огорожена белокаменной стеной в три человеческих роста, от края до края примерно сотня шагов. Большая часть ограды испещрена фресками с изображением моментов схваток и чествования победителей. Через каждые десять шагов на стенах были укреплены факелы, единственное освещение этого места. Над камнем были расположены ложи для зрителей, но они терялись во мраке и каково количество хотя бы рядов определить было невозможно.

Иллитиды не собирались посвящать своих гостей в то о чем общались между собой ментально. Невольные участники стояли в центре арены в гробовой тишине, а затем разошлись по обе стороны ристалища.

В центре остались лишь Джурбан и гоблин, которым безбородые дворфы вынесли вооружение. Гоблин взяв в левую руку круглый щит, завертел правой копьё с зазубренным наконечником. Человек приняв фламберг положил его лезвием себе на плечо.

- У тебя три минуты, - задорно подмигнул он гоблину. - Можешь атаковать - можешь молиться, твое дело, потом ты умрешь. Извини.

Гоблин в ответ ударил копьем о щит, оскалившись зарычал и начал обходить противника по кругу. Мечник стоял немного отчужденно от происходящего, лишь немного склонив голову в сторону движения копейщика. Полагаясь на ловкость и скорость гоблин резко прыгнул в сторону за спину человека и нанес удар копьем. Острие уперлось в ... волнистое лезвие меча, Джурбан не оборачиваясь захохотал, смех оказался настолько зловещим, что у гоблина шерсть встала дыбом.

Двуручный меч пришел в движение, с каждой секундой ускоряясь, казалось, что воздух вокруг загудел от недовольства. Человека окутал стальной защитный кокон. Гоблин прыгал из стороны в сторону, забегал то с одного бока, то с другого, делал попытки нанести удары, но каждый раз копье отбивалось фламбергом.

Первоначальное удивление гоблина сменилось злостью, а затем и паникой, переходящей в страх.

- Твое время вышло! - услышав приговор гоблин остановился, и расширенными от ужаса глазами наблюдал как стальной смерч пришел в движение и направился в его сторону.

Попытка отразить первый удар не увенчалась полным успехом, результатом стал разлетевшийся вдребезги щит и онемевшая рука. Гоблин не успел удивиться, с какой легкостью он лишился защитной амуниции, как лезвие двуручника разрубило его тело на две части.

Джурбан остановился и подняв голову пробежал взглядом по верхним рядам где находились предполагаемые зрители. Бросив меч на землю он поднял руку вверх и оттопырил средний палец. Рука задрожала и медленно опустилась, лицо покрылось потом и человек медленно опустился на колени и двинулся на четвереньках к краю арены.

- Эк, тебя скрутило, - прошептал выходящий на арену дворф.

Напротив него уже мялся с ноги на ногу кобольд держа в лапах внушительного вида клевец. Дворфу же вынесли секиру. Подземные жители сошлись в центре ристалища.

- Меня зовут Раф, - не глядя в глаза бородатому противнику прошептал кобольд.

- Бранли, сын Бранта, ничего личного, - склонил голову тангар.

Противники взглянули друг другу в глаза и в этот момент оба получили сигнал, о начале схватки. Кобольд крутанулся вокруг себя, хвостом сбив с ног дворфа.

- Неплохая попытка, - проворчал Бранли лежа на спине. Кряхтя поднялся на ноги, оставив окровавленную секиру лежать на земле, посмотрел на обезглавленный труп Рафа, и побрел к своему месту. Остановившись он обернулся и подмигнул орку сидевшему у противоположной стены.

- Удачи.

- Она ему не поможет, - захохотал тролль. - Расплющу!

Когда безбородые дворфы убрали с арены тело кобольда, тролль выскочил туда в хорошем настроении. Приняв огромную палицу, которую выносили сразу три прислужника иллитидов, Флогт размахивал ею, подпрыгивая от удовольствия, словно дитя. Орк принял свое вооружение: алебарду и два кинжала.

- Ножички! Гы-гы-гы!!! - увидев как противник пристраивает их к поясу загоготал тролль и ударил дубиной о землю.

Орк сжимая алебарду застыл на месте дрожа всем телом. Между его ног начала образовываться лужа. Увидев это тролль разразился новым взрывом хохота.

- Обмочился! - указав пальцем на переминающего с ноги на ногу орка, кричал со смехом верзила дворфу. - И этому ты желал удачи? Фу!!! Нет, позорище, теперь я тебя быстро убивать не буду!

Размахивая дубиной он было двинулся вперед, но остановился, в грудь ему уперлось острие алебарды. Длинное древко позволяло орку удерживать громилу на таком расстоянии, что бы находиться в недосягаемости.

- Орче брось! - уже недовольно, но ещё со смехом гремел Флогт. - Иди ко мне маленький!

Пара бойцов кружила по ристалищу. Тролль отбросив палицу пытался откинуть мешающую добраться до противника преграду, но орк так ловко ею управлялся, что уже оставил несколько отметин на руках противника. Основное лезвие рубило и резало, крюк цеплял кожу на руках атакующего, острие кололо. Глаза великана наливались кровью, мельтешащая перед глазами алебарда уже изрядно надоела, но никак не удавалось ее ухватить. Он остановился и задрав голову вверх выплеснул свою ярость в диком рёве. Но спустя мгновение, об правую бровь ему чиркнул пролетевший кинжал сорвав внушительный клок кожи.

Орк выругался, результат броска его явно не устраивал и он даже сделал попытку атаки впервые за бой. Несмотря на залитый кровью один глаз, тролль быстро перехватил инициативу и его противнику вновь приходилось отступать уйдя в глухую оборону.

Когда бойцы совершили еще несколько кругов по арене, рана Флогта уже почти затянулась, но вот подсохшая кровь продолжала мешать зрению. Остановившись чтобы содрать сукровицу тролль разразился новым ревом. Не было ни нотки воинственности, громила орал от боли. Из его левого глаза торчал кинжал, лезвие вошло почти на две трети.

В это время орк сломав об колено древко алебарды, скинул с себя штаны и обмотав ими нижнюю часть орудия, швырнул эту конструкцию в сторону от противника. Тролль замер, лишенный зрения он доверился тому, что оставалось - слуху и обонянию. Ноздри раздувались несколько мгновений, а затем совершив прыжок он обрушился всем весом на приманку. Его соперник уже бежал со всех ног сжимая в руках верхнюю часть своего оружия. Запрыгнув на спину согнутому верзиле, со всего размаху орк рубанул его по шее. От боли или от неожиданности, колени тролля подкосились и он рухнул навзничь, получая ежесекундно удары страшным оружием.

С яростью берсерка орк рубил и рубил уже неживое тело громадного противника, и лишь когда лезвие сквозь тело стало попадать в земляное покрытие ристалища остановился. Отсалютовав дворфу он вытащил из-под мертвого тела свои штаны и уставшей походкой двинулся к лавке.

Айре сидела не подвижно, ни тени эмоции не пробежало по ее лицу, ни один мускул не дрогнул. Взгляд был настолько отсутствующим, что сидящие рядом Джурбан и Бранли встряхнули её уже после того как, толпа рабов обливаясь потом вытащила мертвого тролля, а гнолл уже стоял на арене и играл боевым цепом привыкая к балансу и инерции молотила.

Эльфийка вздохнула и вышла на арену, приняв выбранные катары, она посмотрела на псоглавца с каким-то сожалением. Получив ментальную команду о начале схватки Айре ринулась на противника. Три победителя этого раунда нервно сглотнули сжав кулаки, хрупкая девушка вооруженная двумя короткими лезвиями, бежала навстречу двухметровому верзиле размахивающего металлическим шаром на цепи. Когда до противника осталось пяток шагов, воительница взмыла вверх и совершив в воздухе двойное сальто с грацией присущей именно расе перворожденных приземлилась позади гнолла. Тот мало уступая в скорости своей сопернице уже обернулся, молотило устремилось к цели... которой уже не было на месте. На этот раз сделав кувырок через голову стелясь по земле Айре оказалась снова за спиной псоглавца, на которой красовались два свежих пореза.

Брови дворфа с удивлением взметнулись вверх, после такого удачного финта, бой должен быть закончен, но гнолл отделался лишь парой царапин.

Раз за разом эльфийка заставляла противника разворачиваться и искать её глазами, получив новый порез. Она откровенно издевалась над ним и псоглавец это понимал, уже несколько раз он должен был закончить свое участие на этом турнире. Сделав еще несколько попыток попасть по цели, покрытый кровью и шрамами ещё живой мертвец вовсе отбросил свое оружие и протяжно завыл. Результатом следующей атаки оказались подрезанные жилы на его ногах и гнолл рухнул на колени, а затем фурия таким же образом лишила возможности движения и его руки.

Он смотрел в глаза медленно приближающей победительнице обречённо, понимающе и без злобы, словно добровольная жертва на алтаре в решающее мгновение. Наверное он ожидал конца с облегчением и даже желанием. Но судьба приготовила мученику ещё большие испытания. На землю перед ним упало сначала одно отрезанное ухо, затем второе, потом язык. И лишь когда Айре лишила своего противника одного глаза, перед псоглавцем оказалось вырезанное сердце.

Изувеченное тело так и осталось стоять на коленях, когда последние жизненные силы покинули его.

Тяжело вздохнув эльфийка опустила голову, три осуждающих взгляда прожигали её совесть, разнося в клочья её ... ВСЁ! Она сама себя ненавидела, но ничего не могла изменить, содеянного не исправить.

- Поздравляем полуфиналистов, - знакомый голос ворвался в голову, заглушая мрачные мысли. - Вы заслужили отдых и хороший ужин. Завтра за победу поборются человек с эльфом, и орк с дворфом. Принимаю заявки на оружие.

Когда квартет победителей вернулся в свои апартаменты, их встретили четыре набора постельных принадлежностей и столько же подносов с едой.

- Что это было? - возмущенно спросил Бранли, как только пришло ощущение вольности выбора действий.

- Я тоже охренел если честно, - вставил Джурбан.

- Все разговоры через пару часов, - устало бросила эльфийка, раскладывая постель и уже укладываясь тихонько добавила. - Я всё объясню.

- Как же объяснит она, - хмыкнул дворф. - А нужны ли нам твои объяснения? Просто мы теперь знаем, что ожидать от тебя. Мотай на ус Джурбан, тебе завтра иметь с ней дело.

- Тогда стоит не нагнетать обстановку, а всего лишь подождать, что она нам скажет, - спокойно сказал орк, ломая жареного гуся.

- Да ну её, маньячка и садистка, - махнул рукой дворф и принялся откупоривать не хилый бочонок.

Некоторое время все ели и пили молча, Бранли разве только выразил мнение, что на этот раз пиво оказалось куда лучшего качества.

Утолив голод и успокоившись, они улеглись поудобнее и от нечего делать завели беседу.

- Ты из каких краев будешь? - обращаясь к своему будущему противнику, начал разговор повеселевший и немного захмелевший тангар.

- Издалека я, тебе не известно, - попытался уклониться тот от ответа. - Меня Григалава зовут.

- Да будет тебе известно, - важно подбоченясь возразил Бранли. - Мы дворфы тщательно отслеживаем ваши места проживания и все они мне известны. Так что можешь не скрывать, вряд ли это может навредить тебе или твоим сородичам. Вот ведь штука, в другом месте я и разговаривать бы не стал с тобой.

- Не все ты знаешь об орках, - грустно возразил Григалава. - Я бы сказал, что ты знаешь лишь известное тебе, но это далеко не все и далеко не правильная информация.

- А что о вас знать то? Сорняки нашего мира, разбойники, пожирающие врагов, режущие детей, насилующие женщин, не имеющие ни святынь, ни морали, ни законов. Трусливы для полноценной войны грудь в грудь, шастаете ватагами, нападаете на тех кого превосходите числом, берете, что плохо лежит, потому что сами не только ничего не делаете, но и прокормить себя своим трудом не можете. Поэтому и отслеживаем вас, чтобы выжечь заразу.

- Как я и говорил, - равнодушно пожал плечами орк. - Ты знаешь лишь то, что доступно и тебя это устраивает.

- На самом деле вы хорошие, белые и пушистые, - ухмыльнулся Бранли. - Вам стоит доверять и можно поворачиваться спиной.

- Уважаемый тангар, - встрял в разговор Джурбан. - Всем ли своим соплеменникам ты доверяешь настолько, что и спиной можешь повернуться и спать ляжешь спокойно, зная, что они с оружием в руках на страже в походе?

- Вот именно, - кивнул Григалава.

- Вы это не сравнивайте! - взвился дворф, раздувая щеки от возмущения. - Сравнить дворфа, подземного трудягу и ратника бьющего грудь в грудь, с честью смотрящего врагу в глаза и эту разбойничью погань.

- То есть ты признаешь, что среди дворфов могут быть такие, кому конкретно ты не доверяешь, и которые в твоем суждении не порядочные, но отрицаешь, что среди моих соплеменников могут быть те кому можно доверять?

- Да, именно так, - бухнув опорожненной кружкой об пол заявил Бранли.

- Хорошо, - согласился Григалава. - Тогда давай подумаем немного отвлечённо. Возьмем абстрактный мир.

- Тебе не странно, что орк знает такое слово - абстрактный, - засмеялся Джурбан, подначивая бородатого собеседника. - Да ещё и понимает, что оно значит!

Захмелевший дворф лишь отмахнулся и кивнул орку, чтобы тот продолжал.

- Этот мир заселен различными расами. Все живут, процветают, сотрудничают, нет идеального мира не существует, случаются ссоры, переходящие в стычки, даже войны, но такие местечковые, решающие слишком мелкие вопросы, чтобы на них сейчас обращать внимание. Но мир ограничен, в смысле территориально и все приходит к тому моменту, когда земли заселены, все ресурсы найдены и поделены, а население продолжает множиться. И тогда все понимают, чтобы им продолжать даже не развиваться, а просто жить, кого-то быть не должно, есть лишние. Но как?! Как объявить своим, пойдемте вырежем подчистую всех соседей, только так мы сможем продолжить жить дальше?

- Я не понимаю к чему ты клонишь Грига? - действительно не понимая сказал Бранли.

- К тому, что предложившего такое, пускай и во благо собственного народа, правителя, не поняли и это бы стало его последнем предложением. Но те, кто должен был это сделать, не могли найти другого выхода, как они должны были поступить? Объединившие в союз, объявили тех на кого пал выбор исчадиями ада. Подкупив тех, кто и впрямь был таковыми, чтобы они сделали поступки которые и доказывали заведомо ложные обвинения. Пожертвовали собственными людьми, приграничными деревнями, даже городами. И вот уже весь мир уверен, что так оно и есть. Дальше больше, вырастают целые поколения с этой верой. Да и те кто оказался против всего мира, какой у них выбор? Если нет торговли, если нет возможности сеять хлеб, разводить скот, чем кормить детей? Только добытым в бою. А со временем представителей принесенной в жертву расы становится все меньше и меньше, ведь сражаться приходится со всем миром, без надежды на передышку, восстановление. И армии превращаются в полки, потом группы, не развиваются ремесла, некогда обучать молодых, все задействованы в борьбе за жизнь. И боевые действия сжимаются до партизанских войн, вылазок с целью грабежа. А особо обозленные и впрямь становятся теми, кого из них выставляют. И уже все верят, что так и было и те кто это придумал и те про кого придумали.

- Складно сказываешь, - хмыкнул дворф. - Да только не верю я этому.

- А такая ситуация и складывается, что даже приведи теперь неоспоримые доказательства. Всему миру проще закрыть на них глаза и довершить начатое. Чем признать чудовищность своих предков и собственное заблуждение. И лишь те кто живет вечно видят полную картину. Поэтому орки и эльфы так люто ненавидят друг друга. Одни пытаются стереть с лица земли тех, чье существование является пятном на их репутации. А другие знают, что уж они то точно знают всю правду и за это их ненавидят.

- Он прав, - тихо произнесла Айре. - Но я никогда бы с этим не согласилась, не зная, что этот секрет погибнет уже завтра.

- Ну вот, - вновь возмутился Бранли. - Джурбан, нам предлагают поверить в их сказки орк и сумасшедшая садистка - эльфийка.

- Тебя правда сейчас волнует суть мироздания? - спросил его мужчина. - Брось. Тем более нам обещали ещё один увлекательный рассказ, касающийся уже тех кто рядом.

- А перед этим, посмотрите внимательно, что я сейчас сделаю, но ничего не предпринимайте сразу, но по очереди попробуйте повторить то же самое, - тихонько произнесла Айре. После этих слов она встала, коснулась стены и пересекла помещение до противоположной, провела рукой по каменной кладке и вернулась на свое место. Никакие невидимые или ментальные преграды для нее больше не существовали. Усевшись и взяв в руки грушу она жестом пригласила повторить своих сокамерников.

Первым вскочил на ноги дворф, он пробежал все помещение в круговую и вернувшись на место тяжело дышал от переполнявших его чувств. В глазах горела надежда! Дождавшись пока такую же процедуру пройдут ещё двое, он буквально засыпал вопросами эльфийку.

- Как тебе это удалось? Что здесь происходит вообще? Можем ли мы теперь сопротивляться и тому, что нам приказывают делать? Я задолбался чувствовать себя безвольной куклой!

- Тише, тише Бранли, - охолонил его Джурбан, - дай девочке нам все объяснить и рассказать, что это дает.

- Спасибо, - грустно улыбнулась подарившая всем столько эмоций. - За девочку спасибо! Я Айре из дома... впрочем какая теперь разница из какого я дома. Так же как и нет разницы теперь из какого рода, клана, города вы. К какой расе мы принадлежим. Теперь нас четверо и все, что вокруг нас это наш сегодняшний мир. Если мы хотим, попытаться вернуться в свой старый, то мы должны это принять ну и разнести окружающее нас. Если не вдребезги, то хотя бы сделать в этом такую прореху, через которую удастся уйти отсюда.

- Складно, складно, видишь ли, Грига уже тут начал нам сознание переворачивать, так что говори уж более конкретнее, что нужно делать, - прервал её дворф. - У тебя есть план.

Остальные слушающие Айре, недовольно зашикали, Бранли в ответ закивал и жестом предложил ей продолжать.

- Я владею магией, - начала эльфийка. - Не буду скромничать, довольно не плохо и силы мои и знания довольно высокого уровня. Но иллитиды прекрасно владеют псионикой, влиянием на чужой разум и узнав это заблокировали все мои возможности. Но искра магии не в голове, она в крови, поэтому полностью обезоружить меня не смогли. Чтобы хватило сил сопротивляться их воздействию, я должна была почерпнуть энергии. Другого источника как прибегнуть к магии крови найти нет времени. Поэтому и пришлось творить это сегодня на арене.

Первое, да вы можете тоже теперь сопротивляться их приказам, но пока не стоит этим злоупотреблять. Поэтому, если вдруг такие приказы поступят, выполняйте их как будто ничего не изменилось.

Второе, на арене я не только совершала жертвоприношение, но и была внимательной. Над тем местом, где испустил дух этот бедняга, находится самая почетная ложа, в которой сидит верховный жрец или кто там у них. Но, до него мне самой не допрыгнуть, слишком высоко. Помочь магией тоже нет возможности, многое из того, что я знала теперь мне недоступно, если не всё. А вот, что полностью в моих силах настолько, чтобы можно быть уверенной неизвестно даже мне.

- Что будет, если ты сможешь попасть в эту ложу? - спросил Григалава.

- Иллитиды не войны, пара трупов и нож к горлу главного из них, думаю это даст нам повод, чтобы они захотели переговоров, а вот тогда можно и торговаться!

- А если не получится? Или они не пойдут на переговоры, а направят на нас толпы своих живых големов?

- Тогда мы погибнем, но в бою, сделав свой выбор, а не подчиняясь чужому!

Несколько минут тишины и размышлений конечно же нарушил Бранли.

- Даже худший вариант мне больше по нраву! - заявил он. - Даже погибнуть, но пролив крови врагов столько на сколько хватит сил, лучше, чем резать друг друга не понятно для чего.

- Согласен, - поддержал его орк. - Но как попасть в эту ложу?

- Есть вариант, - сказала Айре и тихо добавила. - Но Джурбан, должен доверить мне свою жизнь.

- То есть?

- Нашу с тобой пару объявили первой, а значит и схватка наша будет первой. Начнем её также, я разбегусь и прыгну, но прыгну тебе на плечи, а уж оттуда думаю мне удастся попасть в нужное место.

- Хм... значит я должен буду спокойно стоять во время нашего боя и твоей первой атаки и ничего не предпринимать?

- Ради общего дела! Шанса на общего спасения!

- Собакоголовый тоже погиб ради общего спасения, получается так, - укладываясь проворчал Джурбан. - Я подумаю, поставьте себя на мое место и прочувствуйте цену за доверие.

- Согласна, - прошептала Айре. - Но другого плана у меня нет.

- Ты молодец, - сказал Григалава. - Не вини себя за мучения гнолла, так было нужно.

Их взгляды встретились, орк и эльфийка, они все прекрасно понимали, но таких слов которые должны были выразить, что они чувствовали ещё не придумали.

- Извини, - по-детски всхлипнув выдавила из себя Айре. - Ничего не вернешь.

Орк пожал плечами.

- Ни тебе извиняться, не мне принимать извинения. Давайте отдохнем, завтра тяжелый день.

Дворф готовя себе постель все время что-то бормотал себе под нос. А перед тем как лечь подошел к орку и положив руку ему на плечо сказал.

- Брат, у меня нет слов, но я знаю точно. В тот мир из которого мы попали сюда, нам уже не вернуться теми кем мы оттуда исчезли.

- Спокойной ночи тангар, нам надо отдохнуть, - ответил Григалава.

Весь следующий день до самого выхода на арену они так и не смогли найти подходящих слов, чтобы разрушить тягостное молчание. Но все понимали, насколько стали ближе друг к другу. Когда дверной проём открылся и квартет получил приказание строиться в центре комнаты, Джурбан дал свое согласие.

Выслушав приветствие ничем особо не отличающее от вчерашнего они разошлись в разные стороны. Бранли и Григалава к противоположным скамейкам, а Джурбан с Айре разошлись на ристалище.

Катары и фламберг.

Человек и эльф.

Мужчина и женщина.

Айре набрала разбег и прыгнув начала вращаться в полёте, лезвие двурушника поднялось вверх и полетело ей навстречу. Дворф и орк не веря своим глазам, до хруста костяшек сжали кулаки. Все рухнуло. Одно движение меча и вместе с воздухом лезвие рассекло надежды троих, судьбы. Три мира рассыпались в прах.

Неимоверным усилием изменившая траекторию полета Айре, прочувствовала сталь всем телом. Приземлившись она замерла на месте, скрестив перед собой лезвия.

- Почему?

- Вертлявая тварь! Ты думаешь я поверил в твои байки?

Эльфийка выпрямилась.

- Катары! - развела она в руки в стороны. - Это одно название этого оружия. Другое - джамадхар. Это значит язык бога смерти! И ты сейчас поймешь, почему.

Джурбан лишь усмехнулся, окружив себя настоящим стальным смерчем он двинулся на своего врага. Айре не прыгала и не уклонялась. Оставшись на месте она отбивала удар за ударом. Звон встречающих в полёте лезвий слился в единую музыку. Айре сделала небольшой шаг вперед, затем ещё. Мощное на вид оружие не могла найти бреши в обороне, встречаясь с небольшими своими собратьями, соскальзывая в сторону. Айре прыгнула вперед выставив обе руки вперед. Тяжелый двуручный меч глухо ударился оземь. Одно лезвие проткнуло шею мечника насквозь, второе же вошло в рот найдя выход рядом со своим напарником.

Айре села на лавку и заплакала.

- Да уж, - только и сказал поднимающийся на бой дворф.

Они встретились в самом центре, друг перед другом. Низкорослый бородач сжимал обоюдоострую секиру, зеленокожий соперник имел в каждой руке по кривому ятагану.

- Ничего личного, - глядя в пол пробормотал дворф.

- Победит достойный, - ответил ему орк.

Они рубились долго, ни один не сошел со своего места, удар - блок. Рубаха Бранли потемнела от пота, Григалава же еле ощущал свои руки принимающие мощнейшие удары секиры.

- Слушай меня внимательно, - прошептал дворф нанося очередной удар. - Мне её не подкинуть, поэтому сделать это предстоит тебе. Я верю, ты не подведешь. Погуляйте в сласть. После четвертого удара я сильно наклонюсь вправо, сделай это быстро дружище.

Они оба остановились и почти одинаково утерли пот со лба.

- Пивка бы, - сказал Григалава.

Бранли улыбнулся и ударил. Затем еще и ещё, перехватил рукоять поудобней и нанес сильнейший удар из-за головы, после которого чуть наклонился. Орк одним ятаганом отвел его оружие в сторону, а другим нанес удар. Бородатая голова, улыбаясь, покатилась в сторону.

Никто из пары финалистов не мог себя заставить посмотреть с какой небрежностью уносят тело дворфа. По щекам Айре побежали слезы, блокируя разговоры от своих тюремщиков, она по неволе слышала каждое слово дворфа. Да и у орка стоял ком в горле. С трудом пережив поздравительную речь и напутствие перед завтрашним финалом, они с облегчением направились в своё прибежище, где смогли дать волю эмоциям.

Григалава абсолютно точно передал все предсмертные слова Бранли, не зная, что Айре приходилось их слышать. Айре в свою очередь разумно решила об этом умолчать, чтобы не вызвать новых подозрений у единственного оставшегося потенциального союзника.

- Гри, ты не думай, что я скорблю по Бранли, желая, чтобы там остался ты, - всхлипывая произнесла эльфийка. - Он погиб по глупости, причем не своей. По человеческой глупости. И принимая это решение, он осознанно принес себя в жертву, ради того, чтобы у нас был шанс выжить или отомстить или разнести к чертям это место, это уже не важно. Какие разные жертвы правда? Я имею в виду гнолла и дворфа. Если к первому я испытываю лишь жалость и сострадание, то второй ... он навсегда останется в наших сердцах и его поступок тоже. И стал он мне ближе чем соратник, друг и родственник, я не знаю как это сказать. Смешно, но я действительно испытываю это чувство впервые и оно оставляет двоякий осадок. С одной стороны я восхищена, горжусь таким знакомством и мне нравится, что это произошло со мной. А с другой понимаешь, что лучше бы это не происходило, тогда бы он был жив.

- Это как жить в легендах, - поддержал орк. - Ну тех, которые вдохновляют. Которыми мы восхищались с детства. Ведь в них тоже все гладко, и смерти спутников дошедших до конца не так чувствуются, а принимаются как неизбежное. Ну, что Айре, в память о Бранли мы просто обязаны сотворить такую легенду.

- Я тебя правильно понимаю?

- Я сделаю то, о чем меня просил Бранли, это бесспорно. А там, либо будем лить их кровь пока сможем держать оружие, либо выторгуем свободу и я посвящу свою жизнь, чтобы вернуться и сжечь это место. Наш план не изменился?

- К сожалению нет, другого выхода я не вижу.

Остаток дня оба провели в размышлениях, орк делал несколько попыток, что-то спросить, но Айре находилась рядом лишь телесно, находясь в магическом трансе.

Поужинав, Григалава растянулся на своей постели и сам погрузился в свои мысли. У него такое бывало, предполагая то или иное развитие событий, он строил планы, как себя вести и что делать, чтобы добиться желаемого результата.

- Гри! - услышал он и вернувшись из фантазий в реальность увидел стоящую перед ним эльфийку. - У нас мало шансов пережить завтрашний день, а я никогда не испытывала этого.

Она потянула завязки на своей рубахе явно желая ее снять.

Орк сел на своей постели и вытаращил глаза.

- Ты что? Не надо этого! Я и так всё сделаю, без предательства!

- Дурак! - раздраженно выпалила Айре. - Ты думаешь, что я хотела с тобой ради этого? Какой же ты дурак!

Она вернулась к своей постели и закутавшись в одеяло отвернулась к стене.

Ошеломленный орк лежал и не знал, что делать. Интересно, думал он, а за все время в мире, хоть одна эльфийка делала это с орком по собственному желанию? Нет, если предположить, что во время войн удавалось брать в плен эльфов, хоть и редко, но такие случаи были. Но это же не по желанию. Григалава, да ты счастливец, единственный в этом мире и так глупо всё просравший. Нет, ну а что такого, ну не будет у нас ничего, да не мне же и хотелось! А почему не хотелось? Я мужчина, она женщина, мы на краю жизни. Почему бы и... Просто я орк, а она эльф. И я даже предположить такого не мог. А она смогла. Скорбящая по дворфу, сострадающая по жестоко умерщвленному гноллу, решившая возлечь с орком - эльфийка ли она? Как там она говорила, чтобы все получилось, мы должны забыть кем мы были. Гри ты просто обязан дать ей то, чего она хотела. Но как? Поди теперь попробуй к этой кошке подойди. Кошке. Кошечке. А ведь и правда, она такая... ммм

И тут лицо орка озарила улыбка.

Теперь он подошел к лежащей женщине и начал просто раздеваться. Она услышав шорохи вылезла из-под одеяла.

- Пошел вон!

- Тихо, - прислонил палец к губам Григалава. - Ты же говорила, если получите ментальный приказ к действию, повинуйтесь, чтобы не выдать нас. Я этим и занимаюсь.

И он скользнул к ней под одеяло.

 

Они стояли друг напротив друга. Он сжимал ятаганы и с нежностью смотрел на неё. Она отсалютовав джамадхарами набрала разбег. Прыжок. Мощнейший удар остро отточенной саблей перерубил хрупкую талию пополам.

- Мразь! - с ненавистью сказал орк и пнув разрубленный труп выбросил оружие.

Айре вздрогнула и открыла глаза, он лежал рядом. Григалава, её первый мужчина. Такой ужасненький на первый взгляд и такой нежный и хороший. Гри, её Гри. Она обняла мужчину и тот проснувшись поцеловал её.

- Уже утро?

- Да, пора собираться.

 

Они стояли друг напротив друга. Он держа в правой руке глефу и с нежностью смотрел на неё. Она отсалютовав джамадхарами набрала разбег. Прыжок. Орк выронил оружие, чтобы не было подозрений. Выпавшая глефа звякнула.

Что-то пошло не так.

Два тридцати сантиметровых лезвия сомкнулись на шее орка отделив голову от тела. Эльфийка приземлившись на землю думала.

- В этом мире никому не стоит доверять.

Григалава проснулся, его женщина уже не спала, и улыбаясь обнимала его.

- Уже утро?

- Да, пора собираться.

- Давай полежим ещё не много, - сказал орк, - знаешь мне сейчас приснилось...

-Знаю, мне тоже, - перебила его Айре и положила пальчик на его губы. Ей нравился взгляд которым он сейчас смотрел, полный счастья и никаких тревог. Тревог? Ах, да, надо же идти и разрушать этот мир. Мир в котором есть Гри. Как не охота вылезать из постели. Пускай здесь, пускай вот так, но она согласна была, чтобы это продолжалось вечно и была уверена, что её мужчина поддержал это желание.

 

Они стояли друг напротив друга. Григалава выбрал на этот раз глефу. Он держал её в правой руке и смотрел на стоящую напротив Айре. Женщина смотрела на него любящими глазами, сжимая катары. Отсалютовав она начала брать разбег, но вдруг остановилась и выронив оружие упала. Не понимающий мужчина отшвырнув глефу бросился к ней, но сделав шаг ощутил такую давящую на плечи тяжесть, что тоже упал. Сделав усилие он поднялся на четвереньки и пополз к своей Айре.

Не имея возможности пошевелиться, понимая, что это поражение она видела как её Гри из последних сил пытался к ней добраться, но уткнулся в землю. Её глаза закрылись.

 

- Осторожнее, особенно с эльфой, - верховный жрец иллитидов давал указание двум своим помощникам. - Доставить в абсолютной сохранности и проконтролировать, чтобы пришли в себя.

- Мы их отпускаем?

- Не нам судить о планах Илзенсина. Но сделать так, чтобы эльфийка сама возжелала возлечь с орком было трудно. Доставить на границу Светлолесья и мглистых холмов и положить на расстоянии полусотни шагов друг от друга.

Когда помощники удалились управляя командами безбородых дворфов, жрец посмотрел на заранее созданную фреску, которую установили несколько минут назад. Орк и эльфийка спина к спине в окружении темных туч, резко выделялись среди ликующих над поверженными телами победителями.

- Я буду следить за его судьбой великий Илзенсин, мне даже самому интересно, что получится: эльф с орочьей кровью или остроухий орк без клыков.

Но я не возлагаю на него таких надежд как Вы - добавил он уже в складках собственного разума.

 

Сознание вернулось резко и неожиданно, захватив с собой адскую боль во всем теле, особенно в голове. Айре зашлась кашлем и перевернулась на бок, каждый вздох отдавался мучительным эхом в ребрах. Открыв глаза, она обнаружила, что лежит под открытым небом на опушке в родном Светлолесье. Как она сюда попала? И тут она ощутила на себе пристальный взгляд. Взметнувшись на ноги, она уже сжимала в руках лук готовый выпустить стрелу.

В нескольких десятках шагов от неё стоял орк, мерзкий и отвратительный. Оскалившись на воинственный жест эльфийки он демонстративно скрестил руки на груди. Поведя плечом указал на рукояти ятаганов торчащие из-за спины.

Орк предлагает разойтись миром? Но в случае чего готов и скрестить мечи! В другой раз Айре бы не задумываясь утыкала стрелами наглеца. Но сейчас её больше волновало, то как она здесь оказалась. К тому же орки ходят бандами, и она приняла мирный вариант. Закинув лук за спину, она сделав прощальный жест скрылась в чаще.

Орк хмыкнув тоже развернулся и направился в другую сторону. Ломая голову, как он здесь очутился и куда ему идти, Григалава принял решение, что явно не в одну сторону с проклятыми эльфами.

Спустя пару минут его ушей достиг крик отчаяния эльфийки. Но орк как то понял, что это был не крик попавшей в беду. А крик потерявшей, что-то важное или осознавшей какую-то неприятность.

Повторная встреча с недовольной остроухой мирно не закончится, подумал орк и прибавил шагу.


Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 1. Оценка: 4,00 из 5)
Загрузка...