Нежная душа

Неужели Ди уже вернулся? Почему так быстро? Джес буквально летел по длинным коридорам реабилитационного сектора. Ну вот, наконец, персональный бокс его друга, куда он обычно возвращается из командировок. Только на этот раз друг вернулся слишком быстро.

Он стоял перед дверью в нерешительности. За матовым стеклом ничего не просматривалось, но Джесу казалось, что он видит кровать и свернувшегося на ней калачиком Ди. Так было в его прошлые возвращения. И снова ему придётся вытаскивать друга долгими беседами, приводить его хотя бы в относительный порядок, прежде чем тот предстанет перед Судом.

Это была тайная миссия Джеса. Специально для него каждый раз организовывали утечку информации о прибытии Ди, хотя такая информация была совершенно секретной и должна была интересовать только тех, кто занимался земными командировками.

- Заходи, Джес, чего ты там топчешься? – раздалось из комнаты.

Джес не удивился. У возвращенцев, как их называли негласно, какое-то время сохранялась способность видеть и даже ходить сквозь стены. Джесу такое состояние было хорошо знакомо, и оно ему не нравилось. Куда приятнее стоять ногами на чём-то твёрдом, ощущать свои руки и другие части тела, пусть оно и было твоим уже только формально.

Он толкнул дверь. Ди и в самом деле лежал на кровати, но не калачиком, а сложив руки на груди и глядя в потолок. Он был в тёмном костюме, обычном для возвращенца. Джес, подойдя поближе, с интересом разглядывал друга, потом коснулся ладонью лёгкой щетины на его щеке.

- Молодой совсем, – с сожалением вздохнул Джес.

Ди открыл глаза, они оказались большими и серыми. Он попытался улыбнуться другу, но получилась гримаса.

- Что, совсем плохо? Ты вернулся слишком быстро. Сколько прошло, лет двадцать всего?

- Двадцать три… Так быстро я ещё не возвращался, – мрачно сказал Ди.

Джесу захотелось закурить, но в реабилитационном секторе это было невозможно, здесь проявлять земные привычки категорически не разрешалось. Можно было бы отправиться в Город и найти какой-нибудь спецбар, где дают и покурить, и выпить. Но идти придётся без Ди. Он-то в Город попадёт нескоро, только когда придёт в себя, то есть в то состояние, которое позволит ему чувствовать себя здесь вполне сносно.

- А ты всё такой же, – Ди приподнял голову и посмотрел на друга. – Я возвращаюсь и вижу всё ту же физиономию. Почему тебя не посылают в командировку?

- Не знаю. Кажется, Суду не понравилось, как я выполнил программу. Решения до сих пор нет… Ну что ты так мучаешься? Парня жалко? Ну, конечно…

Джес смотрел на Ди с сочувствием, но утешать не собирался, это было совершенно бесполезно. Да и никто не занимался здесь утешениями. Выслушать и поговорить – это всё, что они могли друг для друга.

Ди так же мрачно смотрел в потолок. Поговорить он, видимо, ещё не был готов. Он мог оплакивать парня, которым был в жизни, до следующего своего воплощения. А потом, вернувшись, снова оплакивать, но уже другого. И так каждый раз.

- Как тебя там звали? Чем ты занимался?

- Меня звали Даниэль. И я мог бы стать хорошим художником. Если бы… если бы… какой-то урод не пристрелил меня… просто так, просто потому, что я попался ему под руку. Мне не исполнилось и двадцати трёх, Джес! Ты это понимаешь?!

Джес кивнул. Он понимал всё, когда это касалось других. Он прошёл уже тридцать семь воплощений, и ему оставалось всего три. Три! Какая малость по сравнению с тем, что уже пройдено. А потом его земная программа была бы выполнена, и он мог бы наконец попроситься в сектор Ц, где занимаются дальним космосом.

 

***

Что с ним случилось, Джес до сих пор не мог понять. Как он умудрился выбрать самый неприемлемый вариант из множества? И это на тридцать седьмом воплощении! Не просто зрелая, а умудрённая жизненным опытом душа… Казалось бы, достаточно простая ситуация – измена любимой женщины. Не в первый раз. Разве раньше он не находил решения? Сколько было измен за все его жизни. Что же особенного было в той, последней?

Последняя измена… Тогда он едва не придушил свою любимую женщину вот этими самыми руками, которые будут напоминать ему об этом до другого воплощения. А это, Джес и сам понимал, было провальным.

- И хорошо, что эта моя жизнь закончилась в 42 года от острой сердечной недостаточности, – сказал Джес вслух и очнулся от своего голоса.

- А твоя любимая женщина? Когда она вернулась? Она тебя там простила?

- Конечно, простила. Мы ведь все прощаем друг друга. И жила она долго, до глубокой старости. И даже не узнала меня, когда мы случайно встретились с ней в Городе. Её быстро отправили в новую командировку.

- Откуда ты знаешь?

- У меня свои источники, – Джес не отвечал на такие вопросы даже друзьям.

- Когда же тебя снова отправят, Джес? Мне там так не хватает тебя. Сколько раз мы друг друга находили? Три? Нет, четыре! Четыре раза…

- Да, все твои воплощения. Кроме последнего.

Ди привстал на кровати.

- Подожди, подожди… не хочешь ли ты сказать, что ты там каждый раз присматривал за мной?

- Да нет, что ты! Мы ведь с тобой родственные души, а их всегда притягивает друг к другу. Что здесь, что там...

Джес немного помолчал, украдкой наблюдая за другом. Казалось, Ди стало легче, но Джес знал, что это впечатление обманчиво. Один короткий разговор ничего не меняет.

- А вдруг этот ублюдок ещё кого-нибудь прикончит? – неожиданно вскочил с кровати Ди.

Джес сделал рукой успокаивающий жест и покачал головой:

- Не прикончит. Он уже вернулся и скоро предстанет перед Судом.

- Откуда ты знаешь? – спросил Ди. – Ах да, свои источники…

- Будем надеяться, что Суд в этот раз не даст ему шанса на воплощение. Эта душа будет списана.

- Его должны были наказать люди…

- Это ничего бы не изменило, Ди. Но, наверное, ты прав. Наказание нужно получать там, где провинился. Но ты не должен так из-за этого переживать…

Ди резко перебил друга:

- Я не из-за этого переживаю, Джес! Мне безразлично, что сделают с этим уродом! Ты посмотри на это!

Он провёл ладонью перед глазами Джеса.

…Возле могилы с ещё не просохшим холмиком, прямо на земле, сидела седая женщина. Одной рукой она брала комочки земли, разминала их и бросала обратно. Она молчала и невидящими глазами смотрела куда-то вдаль. Рядом с ней лежала большая овчарка, она время от времени поднимала с лап морду и тревожно смотрела на женщину.

Джес увидел, что мать Даниэля сидит так возле могилы сына часами и молчит. И только иногда, покачиваясь, что-то шепчет сухими губами.

- Она разговаривает со мной, а я не могу ответить, – услышал Джес голос друга. И ещё он увидел девушку, свернувшуюся на кровати. И она тоже не плакала, а только тихонько скулила на одной ноте, прижимая ладони к лицу. В другой комнате в кресле, поджав ноги, сидел парень. Рядом с ним на столике стояла бутылка водки и стакан. Но он не пил.

- Мой друг, – сказал Ди. – Мы с ним никогда не расставались…

Их молчание было жутким. Лучше бы они плакали, подумал Джес.

- Посмотри на мою маму, Джес. Ты веришь, что ей всего 44 года? У неё никого не осталось. Она просто умрёт на моей могиле… Вместе с моей собакой.

Джес кивнул:

- Пёс умрёт от тоски. У него нет других вариантов. А твоя мама… Не знаю…

Джес запнулся. Не надо было этого говорить. И он поспешил добавить:

- А твоя девушка и твой друг – они переживут. Такова жизнь.

Джес поморщился. Опять сказал не то. Может, лучше вообще ничего не говорить, слова ещё больше бередят душу, просачиваясь и разъедая раны. Он передёрнул плечами. И усмехнулся. Привычки никуда не деваются. И даже не особо меняются после каждого воплощения.

- Ты полежи, отдохни… ну, то есть… в общем, полежи, а я слетаю по делам, скоро вернусь.

Джес похлопал друга по плечу, опять с горечью подумав, что ничем не может ему помочь. И быстро вышел. Ему нужно было посидеть где-нибудь в тихом спецбаре и подумать. Он был потрясён. Его друг оплакивал не себя, а тех, кто его потерял.

 

***

Айз сидел в своём кабинете и курил. Перед ним на столе лежала кучка пепла. Он поводил по ней пальцем и стал с интересом рассматривать получившуюся картинку. Потом, с сожалением вздохнув, сдул пепел на пол. Пусть грязь будет хотя бы там.

В кабинет вошёл Лан, руководитель одного из отделов командировок. Он сразу заметил серую пыль на полу и уловил запах табака, но не подал и виду. Ему тоже надоедала скучная стерильная чистота, как и всем, кто имел дело с земными программами.

- Поступила заявка от нашего коллеги Джеса, – сказал Айз и сделал едва заметное движение рукой. Справа от него высветился прозрачный экран. – Он просит внести коррективы в следующую программу его друга Ди. Суд хорошо оценил предыдущее воплощение Ди, завершившееся преждевременно. Ознакомьтесь с заявкой и займитесь разработкой.

Лан кивнул, провёл ладонью по экрану и спросил:

- Какого плана должны быть коррективы?

- Я изучил личное дело Ди, все его воплощения завершались преждевременно по независящим от него причинам. Последнее нарушено чрезвычайно грубо. Ему требуется реабилитационная программа. Имеется в виду земная.

Такие заявки в отдел командировок Лана поступали редко. Он попытался вспомнить, когда это было в последний раз, но не успел.

- Попросите его куратора подобрать программу… э… более мягкую и более э … длительную. Такую, чтобы не пришлось оплакивать тех, кого оставляешь.

- Но таких программ не бывает. Во всяком случае, на нашем уровне.

- Обсудите с ним.

Айз некоторое время задумчиво смотрел на закрывшуюся за Ланом дверь, потом сказал вслух:

- Таких программ не бывает, значит? А то я сам не знаю…

Лан не возвращался очень долго. И появился, когда Айз, увлёкшийся другими делами, перестал его ждать. Он вопросительно вскинул глаза на вошедшего.

- Программа готова, – доложил Лан. – Хотите ознакомиться?

- Да, вкратце.

Айз посмотрел на всплывший экран.

- Хорошая программа, – одобрил он. – Значит, родителями станут его девушка и его друг?

- Через два с половиной года у них родится дочь, они назовут её Диной. У неё будет долгая и спокойная жизнь.

- Уверены? Будет ли она делать правильный выбор?

- Не сомневайтесь. Ведь её все будут любить.

 

***

Джес и Ди сидели в спецбаре. За соседним столиком галдела весёлая компания стариков.

- Готовятся, скоро, наверное, их разгонят по командировкам, – заметил Джес, с улыбкой наблюдая за ними сквозь дым. Он курил одну сигарету за другой без передышки всё время, пока они тут сидели.

Ди оглянулся на компанию. Их столик был заставлен пивными бутылками, и им уже несли новые.

- Не хочешь выпить? – спросил Джес.

- Нет. Ты уже спрашивал, – ответил Ди, поморщившись. Он с трудом переносил табачный запах, но терпеливо ждал, пока Джес наконец накурится вдоволь. Сам он пил только любимый томатный сок, заканчивая уже пятый или шестой стакан.

- Не лопнешь? – вытянув губы трубочкой, по-ребячьи спросил Джес. И весело рассмеялся. Потом оглядел бар и вдруг пнул друга под столом ногой: – Нет, ты только посмотри, какие девчонки! Может, напросимся?

Ди даже не посмотрел в ту сторону, куда показывал ему Джес. Ему не удавалось прикинуться весёлым и поддержать хорошее настроение друга. Джес замолчал. Он столько энергии потратил на то, чтобы хоть как-то успокоить Ди, и, кажется, всё впустую. Ну, может, не совсем впустую, всё же надеялся он.

- Ты позвал меня сюда, чтобы проститься? – неожиданно спросил Ди.

Джес заглянул в его печальные глаза. Откуда он знает? Почувствовал?

- Так мы прощаемся? – повторил Ди.

Конечно, почувствовал. Они прощались так уже три раза. Правда, не в этом баре, каждый раз это было новое место.

- Тебя отправляют в командировку. В этот раз надолго, – сказал Джес и засмеялся: – Только не спрашивай, откуда я это знаю. Не буду тебя мучить. Есть ещё одна новость. Меня тоже отправляют…

Ди молчал, не зная, радоваться ли этой новости. Джес делал вид, что увлечён девушками, а сам украдкой бросал взгляды на Ди.

- Почему молчишь? – наконец не выдержал Джес. – Не рад?

- Не знаю… Слишком быстро. Я ещё не успел отойти от той командировки. Всё ещё думаю о нём, о Даниэле…

- Ничего, пройдёт, – бодро сказал Джес. – Начнётся новая жизнь. А твой Даниэль – это уже прошлое.

- Да, знаю, – сказал Ди и опять надолго замолчал

Джес не стал нарушать молчания. Он продолжал с наслаждением курить сигареты, размышляя о том, будет ли у него такая возможность в новой командировке. Он смеялся, подслушивая болтовню весёлой компании за соседним столиком, поглядывал по сторонам, рассматривая лица. Он уже не увидит их никогда. В жизни таких людей больше нет, а в новых командировках у них будут новые лица. И они не узнают друг друга и пройдут мимо…

- А мы узнаем друг друга? – вырвал его из размышлений вопрос Ди.

- Ну конечно! – уверенно ответил Джес, но голос его слегка дрогнул.

Они долго стояли на улице, недалеко от входа в спецбар, и наблюдали за теми, кто туда входил и выходил. Молчали. Потом Джес решительно протянул руку и сказал:

- Пока! Мы ещё увидимся перед отъездом.

- Пока! – так же сказал Ди и сжал ладонь Джеса.

Они пошли в разные стороны.

- Джес! – окликнул его Ди.

Джес обернулся. Ди улыбался и махал ему рукой. А потом крикнул:

- Ты же знаешь – мне нужно, чтобы там ты был рядом со мной!


Оцените прочитанное:  12345 (Ещё не оценивался)
Загрузка...