Девочка с кукольным домиком

Девочка мягко ступала по зелёной траве. Опустились деревянные мечи, расступились храбрые воины в шлемах из старых кастрюль. Девочка шла прямо по полю боя, держа в руках игрушечный домик.

– А кто это? – шёпотом спросил кто-то из ребят.

Никто не знал. Решив, что девочка скорее всего приезжая, ребята продолжили игру.

Все, кроме Славки Сухарева. Он всё стоял и смотрел вслед удаляющейся фигурке в белом сарафане и с длинными, русыми волосами.

* * *

Утром следующего дня бабушка отправила Славку за молоком. Тот упрямился – читал «Трёх мушкетёров», осталось всего-то несколько страниц, а тут на тебе: собирайся и иди. Но идти пришлось.

Дорога к магазину шла вдоль железной дороги. Именно там Славка снова увидел ту девочку, и снова она шла, держа в руках домик.

Шла прямо по шпалам.

– Привет, – поравнялся с ней Славка. Девочка не ответила. – Ты бы аккуратней была. Вдруг поезд какой.

Молчание было ему ответом. Славка боязливо обернулся – как назло, с утра ещё и дымка. И не увидишь электричку, пока та не вынырнет из тумана. А вынырнет – уже поздно будет.

Но девочке, казалось, всё равно. Она уверенно шагала, наступая на шпалы, и не замечала ничего вокруг.

– Меня Слава зовут, – зачем-то сказал Славка. – То есть Вячеслав. То есть… Слава.

Мысленно обругал себя: что за чушь несёшь? Неужели уже при виде девчонки мозги в трубочку сворачиваются?

Хотя есть из-за чего. Что-то странное, неправильное: и в этой уверенной походке, и в этом домике, а самое главное – во взгляде. Пустой взгляд, потерянный.

– Лина.

Славка не сразу понял, что это говорит девчонка.

– Лина. Хорошо. Очень приятно, Лина. А теперь давай ты отойдёшь… вдруг поезд…

На лице девочки не дрогнуло ни одной мышцы, но неожиданно она послушалась и сошла с путей. Вдвоём они побрели по насыпи. Глядя под ноги, Славка заметил, что Лина в босоножках, хотя утро довольно прохладное.

– Может, тебе куртку дать? – предложил он. – Холодно.

И снова молчание. Славу это уже начинало раздражать.

– Как хочешь, – буркнул он и воткнул в уши наушники. Включил на плеере любимый «Киш», попытался насладиться музыкой.

Насладиться не получалось. Мысли были только о Лине.

Мимо прогрохотал экспресс. И тут девочка ожила: повернула голову в сторону состава и стала смотреть. Лишь когда поезд скрылся в тумане на горизонте, Лина опустила взгляд на домик и провела ладонью по пластмассовой крыше.

– Почему ты всегда с домиком? – не утерпел и, выдернув наушники, спросил Славка.

Лина посмотрела на него, и они впервые встретились взглядами. От этого взгляда Славке стало не по себе. Словно и не обычная девчонка на него уставилась, а… даже не объяснить словами. Но одно Славка чувствовал явно: глаза эти насколько сильно пугают, настолько же сильно и манят.

– Мне нужно идти. – Девочка отвернулась и быстро направилась в обратную сторону. На том месте, где Славка её нагнал, снова перешла на шпалы.

– Ну и иди, – буркнул обиженно Славка и сам же себя мысленно обругал за грубость.

* * *

Вечером Славка отправился в гости к Витьке Часовских. Тот этим летом выпросил наконец у родителей игровую приставку, и теперь весь двор ходил к Витьке гонять в футбольный симулятор.

– Короче, помнишь ту девочку… – Коренастый Витька поправил очки и ловко отправил мяч в дальнюю девятку.

– Какую? – напрягся Славка.

– Куда ж ты так подкатываешь, всю защиту мне поломаешь… С домиком которая.

– И чего?

– Ну, в общем, я спросил у бабушки…

Витька замолчал, долго распасовывая мяч в центре поля. От нетерпения Славка умял последний из принесённых Витькиной мамой бутербродов.

– Бабушка говорит, что эта девочка вовсе не человек, – сказал друг.

– Чего?!

– Того. Чудовище это. Сама она не знает, но ей ещё её бабушка рассказывала: увидишь девочку, женщину, старуху – неважно, – несущую свой дом в руках, так беги со всех ног, да ни в коем случае не пытайся с ней заговорить.

– А то что?

– А то сгинешь.

Славка было заволновался, но Витька едва не забил ему второй, и всё стало сразу ясно. Заговаривает зубы Витя, от игры отвлекает. Ничего он не знает, только выдумывает. Мгновение Славка колебался: рассказать, что говорил с девчонкой и ничего не случилось? Решил – не надо, тем более что разговор у них получился глупее некуда. Стыдно вспоминать даже, не то что рассказывать.

* * *

Прошло несколько лет. За это время Славка ни разу не встретил странную девочку с домиком и практически забыл о ней.

Промозглым сентябрьским вечером он провожал однокурсницу – Олю Загоруйко – от колледжа.

– Смотри! – воскликнула Оля, когда они проходили мимо пруда. – Лебеди!

Славка ойкнул. Среди привычных крякв водную гладь действительно рассекала пара белоснежных лебедей.

Ребята прошли на рыбацкий причал и сфотографировали птиц на телефоны, после чего какое-то время стояли, глядя на отражающиеся в реке огни вечернего города.

– Слушай, что я тебе сказать всё забываю, – заговорила наконец Оля. – Если я приглашу тебя на Новый год к нам на дачу…

Она замолчала, ожидая ответа. Славка почувствовал, что вот-вот взлетит.

– Я… да… с удовольствием… спасибо!

– Да за что? – рассмеялась Оля и уткнулась к нему в грудь. Слава бережно обнял девушку за плечи.

Болтая о всякой ерунде, они не заметили, как дошли до Олиного подъезда. Расставаться не хотелось.

– Значит, договорились? – вспомнила Оля.

– Конечно, – улыбнулся Слава.

Они обнялись на прощание, и Оля скрылась за дверью подъезда. Слава отправился домой, улыбаясь и удивляясь самому себе и вообще жизни.

Он уже дошёл до продуктового, за которым начиналась железная дорога, как вдруг заметил в темноте за углом магазина, где обычно разгружают фуры с продуктами, какую-то возню. Подойдя, Слава увидел, что двое пацанов схватили за плечи невысокую девушку, когда как третий уже пристраивался к той сзади.

– Эй! – Слава бросился на помощь. Сняв рюкзак, он – спасибо маминому термосу – без проблем вырубил двоих, после чего с кулаками набросился на третьего. Пободавшись с ним какое-то время, Слава вмазал мерзавцу коленом в пах. Стеная, шпана скрылась в сумерках.

Славка же обернулся в сторону спасённой девушки. Та бросилась к чему-то в кустах, схватила, закачала на руках, будто баюкая. Приглядевшись, Слава понял, что это игрушечный домик.

* * *

Сразу узнал и белый сарафан, и длинные русые волосы, и потерянный взгляд.

– Здравствуй, Лина, – сказал Слава. Девушка оглянулась. Он вновь почувствовал, что и не может, и отчаянно хочет смотреть в эти глаза. – Помнишь меня? Я…

– Ты спас меня, Слава.

Прежде чем он что-то сообразил, девушка бережно поставила домик на асфальт и прильнула к Славе губами. Тот пытался сопротивляться, но нежданно для самого себя ответил на поцелуй.

Также безразлично отстранив Славу, Лина подняла домик и зашагала к железной дороге. Слава поспешил за ней.

– А где ты живёшь? – спросил он, а потом спросил себя: ты ЭТО хочешь сейчас узнать?

Впрочем, Лина не ответила. Они добрались до путей, и девушка вновь побрела по шпалам.

– А ты всё такая же упрямая, – хмыкнул Слава. – Не меняешься.

И тут случилось то, чего он ожидал ещё меньше, чем поцелуй. Лина засмеялась.

В мозгу Славы всё разрывалось на части. Почему хочется идти за этой чудачкой с кукольным домиком? Почему хочется всё время слышать её смех? Почему хочется…

Почему хочется, чтобы она опять его поцеловала?

Впереди показались огни приближающейся электрички. Взявшись за руки, они с Линой быстро спрыгнули на насыпь. Ладонь девушки оказалась сухой и тёплой – а вот у Оли руки холодные.

Оля…

– Прекрати. – Слава вырвал руку. – Это неправильно.

Лина остановилась и обернулась, в её глазах на мгновение промелькнуло непонимание.

– Я не знаю тебя, – сказал Слава. – Я спас тебя, но я… у меня…

Его слова прервал очередной поцелуй.

А вот с Олей они не целовались, – вспомнилось почему-то.

Собрав всю волю в кулак, Слава отстранил от себя Лину и твёрдо взглянул на девушку.

Зазвонил телефон.

Слава достал мобильный из кармана. На экране светилось имя – «Оля», – а на фоне их фотография. Снимок сделали этим летом, гуляя в парке. Оля тогда ещё расстроилась, что день выдался пасмурный и фото вышло тусклым.

Отвечать на звонок Слава не торопился. Чувствуя что-то неладное, он медленно поднял взгляд на Лину. Лицо той по-прежнему практически не выражало эмоций: девушка лишь поджала губы.

А ещё она распахнула дверь своего домика.

В глаза Славы ударил ослепительный белый свет. В одно мгновение растворились все звуки, запахи, ощущения, словно он был в пустоте. Слава захотел крикнуть, но голос тоже исчез. Сумасшествие какое-то.

Так продолжалось час, а может, всего минуту, прежде чем Слава наконец почувствовал, что у него снова есть ноги, руки и голова, только какие-то другие, изменившиеся. Проморгавшись, он обнаружил, что оказался в прихожей большого особняка.

Слава бросился к окну и сначала ничего не понял, а потом отказывался поверить в увиденное. За окном уходила вдаль железная дорога, высились деревья и многоэтажки, только всё это в разы увеличилось, стало невозможно громадным.

Нет: всё такое же, как и было прежде… это Слава уменьшился.

* * *

Он кричал и бессильно дёргал за ручку пластмассовой двери. Потом попытался высадить окно. В конце концов медленно осел на колени и громко заплакал, а из своих пластмассовых комнат к нему уже выходили другие – мужчины и женщины, старики и дети… Все те, кого Лина встретила в своей жизни и кто из её жизни хотел исчезнуть, но не сумел.

Она брела по железнодорожным путям, а в руках, как самое большое сокровище, несла кукольный домик. Ветер поднял в воздух осенние листья, и девушка исчезла.

Упавший на рельсу, беспомощно звонил мобильный телефон. Он звонил, пока колёса проезжавшей электрички не превратили его в разлетевшиеся во все стороны осколки.


Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 1. Оценка: 4,00 из 5)
Загрузка...