Ахерон

Помни, сына, помни, доча – в горы ни ногой,
Помни, зайка, помни, котик – в горах демон злой.
За Небесные за Горы, зайка, не ходи,
И места те гиблые стороной ходи.
Ну, а коль забрался в горы, словно мышка будь,
Чтоб ни звуком и не взором зло не притянуть,
Иль утащит тебя демон в логово своё,
Где ни коте и ни зайке вовсе не житьё.
Ты тогда покинешь, крошка, мир живых людей,
Заберёт тебя в темницу злой плохой Кащей…
Колыбельная.
 

*

Небесные Горы.

21 998 год от сотворения мира.

Горнопроходческая артель Поднебесная Высь, 5 утра.

 

Тревожный сигнал рога пронзил тишину осенней ночи.

Горы дрожали.

Дим резко вскочил с постели.

«Опять побег».

Гул рога перерос в прерывистые короткие сигналы и, наконец, стих.

«Безумцы! На что они надеются?»

Надев мундир да умывшись, Дим направился в штаб.

Падал снег.

Нависающая над головой отвесная стена Шестой Гряды, загородившая собой восточный горизонт, угнетала.

Сигнальщик вовремя прекратил тревогу, иначе ее пронзительный звук вызвал бы обвал.

Быстрым шагом миновав склад горнопроходческого оборудования, Дим на минуту остановился у спуска в тоннель.

Работа здесь кипела.

Охрана неусыпно несла вахту с обеих сторон, а изнутри доносилось гудение буровой.

Масляные лампы освещали и широкий вход, и уходили двумя тонкими линиями дальше, в глубь горы. Суетилась ночная смена, снимая с ленточного транспортёра дроблёную породу. Кто грузил камни и глыбы в вагонетки для отправки вниз по ущелью, к отвалам и каменоломням, кто выбирал из месива полезные минералы и руду.

Узники.

Все рудокопы, как один – убийцы, насильники, лихие разбойники либо вороги иноземные, что явились в их края как захватчики.

Тут, в Поднебесной Выси, некогда горнопроходческой артели, а теперь исправительном заведении, всё просто. Ты – следишь, чтоб никто не отлынивал от работы, они – зарабатывают себе свободу. Однако находятся и такие, кто по глупости своей решается на побег.

Направление здесь возможно только одно: запад. Либо вниз по ущелью и потом через Пятую Гряду, либо вверх – потому как по уже проложенным тоннелям на запад не уйти, врата заперты. Вот и пытаются дуралеи сбежать, наивно надеясь перебраться через пять высоченных хребтов. Разумеется, это возможно, но есть одно «но». Скалолазное снаряжение.

По приказу оное хранится у коменданта, и потому Дим, закончив осмотр проходческой площадки, двинулся в арсенал.

Всё на месте. Ничего не пропало.

«Истинно, только безумцы пойдут в горы без верёвок!»

 

*

Пошёл снег.

Его верный Рассвет взмахивал мощными крыльями, набирая высоту.

Холодно.

Пегаса била дрожь.

– Потерпи, друже, уже скоро, – Евпат, гладя по шее черногривого, старался разглядеть что-то сквозь снежную завесу, и вот пегас вылетел из облаков, тут же уйдя резко вправо.

Отвесная каменная стена Пятой Гряды Небесных Гор преграждала путь, уходя далеко ввысь.

На поиск места для приземления ушло несколько часов, но все же, в двух вёрстах над облаками, удалось найти каменный выступ. Рассвет еле-еле дотянул до него и, едва почувствовав под копытами твёрдый камень, обессиленно рухнул.

Всадник успел вовремя соскочить.

Обвешавшись скалолазным снаряжением да напоив пегаса отваром, восстанавливающим силы, Евпат на прощание погладил крылатого друга, а затем начал долгий подъём вверх.

 

*

– Следы от изб ведут к Шестой Гряде и обрываются на скалах. Ты прав, Дим – глупцы.

Комендант с прищуром посмотрел на начальника охраны.

- А что выше? Есть восточная тропа за Шестую Гряду?

- Кое-что есть, расскажу на месте, а пока отправлю-ка я мага-некроборца с десятком воинов проверить там всё. Вдруг что да обнаружат…

– Хорошо Стор, но этим надо было заняться много ранее, кстати, ты выставил караулы у лагеря узников?

– Нет, конечно! Пошто людей морозить задарма?! Пущай лиходеи получат своё!

– Они простые работяги, сбившиеся с пути, или воины, выполнявшие приказ. Они люди! Это недостойная смерть.

– А по мне, так без разницы…

– Поэтому ты лишь начальник охраны исправительного заведения на краю света – и выше никогда не поднимешься. Нет в тебе человечности.

– Ты уж извини, Дим. Хоть ты и герой войны, но поработай-ка тут лет с пяток, а опосля я погляжу на тебя и на твою человечность. Ты всего месяц здесь командуешь, и уже считаешь, что нужно менять порядки, а я говорю – по поступкам и кара. Не зря их сюда всех занесло. Они лиходеи!

Дим презрительно сплюнул на пол.

– Слушай приказ. Соберёшь отряд следопытов, и вместе пойдём искать беглецов. У тебя десять минут на сборы.

– Глупая затея, – вставая, ответил начальник. – Сам сгинешь и нас погубишь…

 

*

Камень словно лёд.

Федюня след в след ступал за Тубом по узкой, лишь проводнику видимой тропе. Кто бы мог подумать, что старый партнёр решит вернуть долг, вызволив его отсюда? Именно за этим Туб Верхолаз, некогда горный следопыт, совершив лихое дело, явился в Поднебесную Высь. Вот только Федюня в толк никак не мог взять, зачем ползти на восток, ежели спасение да воля на западе?

Ну ладно, Тубу виднее. Всё одно с него ничего не выспросить. Зато третий, увязавшийся с ними, болтал без умолку.

Скиф.

Некий Орик. Достаточно высок, крепок, но глуп и болтлив. Как только появился Туб, Орик ни на шаг не отходил от Федюни, словно чувствуя, что готовится побег. Скиф даже своих подельников оставил вместе с высоким положением, что занимал в иерархии заключённых последние три года.

– Фидусик, – с насмешливой ласковостью позвал он, – ну куда мы прёмся? Чёй-то твой корешок молчит да ведёт нас в глубь Небесных Гор. Ой, чует моё сердце беду, ой, чует!

Федюня лишь коротко обернулся и шикнул.

– Нече мне рот затыкать, – злобно прошипел скиф. – Ежели не скажете, на кой мы прёмся на восток, порешу вас обоих прямо тут и сейчас, а к утру буду баланду хлебать в тёплой избе.

Туб, услышав последние слова, замер. Повернувшись к остановившимся пленникам, тихим голосом произнёс:

– За Шестой Грядой нас ждут. Есть тайные тоннели и проходы или Щели как их называют, не известные властям, ведущие в Золотые Долины между Шестой и Седьмой Грядой. По долине мы уйдём далеко на север, где через другую горную щель выйдем к Третьей гряде. Ну, а там нас будет ждать мой побратим на кондорах.

– Полетать предлагаешь? А, Туб?

– Не только полетать, Орик, но и по тоннелям полазить. Этот обходной путь – единственный выход из артели. Не первый год вывожу.

Беглецы двинулись дальше.

Федюня по мере подъёма всё больше и больше погружался в собственные мысли.

Определённо, Туб знает что делает, и очевидно, он не против стороннего барыша, так как скиф пообещал пуд золота за собственное спасение. Но вот что его, Федюню Сервопала, ждало на воле? Будет это спокойная жизнь, иль сызнова придётся служить старому партнёру – теперь уже на правах младшего или, не приведи старые боги, слуги? Федюню передёрнуло от одной только мысли.

Небо стремительно заволокло тучами. Пошёл снег, затянув белым маревом оставшиеся далеко внизу огни артели.

На свободу, прочь отсюда! А дома он как-нибудь совладает с властолюбивым партнёром.

 

*

Зорька.

Вершина.

Множество звёзд, словно рассыпанный девой бисер, мерцали яркими огнями, освещая Небесные Горы. Белые облака мирно плыли далеко внизу.

Пегас, скорей всего, уже отправился к подножию Первой Гряды, дожидаться хозяина.

Ликвидатор усмехнулся.

Колоссальная высота – и это не предел! Седьмая Гряда, видневшаяся на самом горизонте, блистала ледниками под восходящим солнцем. Она как минимум на десять вёрст выше Шестой!

Дышалось бы тяжело, если бы не вьюн-лианы – побеги растения, из которого южане строят дома, возводят мосты и используют его в медицине. Они, вращённые в маску, снабжали кислородом, иначе Евпат погиб бы еще при подъеме.

Холодно.

Жутко холодно.

Интересно, спора гигантского древа Бао-титана – или шар-левитарий, как называли его маги, – сработает при такой температуре?

Выбор не велик. Либо попробовать долететь до Шестой Гряды, либо идти пешком, спускаясь по пологому склону Пятой и карабкаясь по отвесной стене Шестой.

«Полечу».

Евпат вытащил кошель, где, завёрнутая в тряпицу наряду с золотыми монетами, лежала спора.

Не больше грецкого ореха!

Ха!

«Как же она меня перенесёт?!»

Развернув тряпицу, ликвидатор наблюдал, как спора, вдохнув разряжённого воздуха, медленно распушилась в шар диаметром три косых охвата.

Невероятно!

Снизу торчал усик, как у пушка одуванчика, но на этом сходство и заканчивалось.

Прикрепив обвязку к усику, Евпат смело шагнул в бездну.

 

*

– Ранее никто не знал про этот проход. Колову Щель засекретили с момента обнаружения, – остановившись, Стор перевёл дух. – Перед нашим уходом, некроборец передал сообщение, что нашёл ещё одну тропу, много выше в Коловой Щели. Там обнаружен запах беглецов, поэтому я приказал организовать засаду, на случай если те решат вернуться тем же путём.

Дим спокойно ожидал, пока пузатый начальник отдышится.

– Ну а мы пошли по нижней тропе, так сократим путь вдвое и выйдем аккурат в середине пологого спуска с Шестой Гряды.

– Считаешь, мы опередим беглецов?

– Без сомнения, Дим. Лишь опасаюсь того, что на той стороне. Семь воинов, не считая нас – малый отряд в случае нападения.

– Если за грядой опасность, почему ты ранее не сообщил о сём?

– Докладывать нечего, люди просто пропадали. Ни следов, ни крови, ни хищников.

Начальник двинулся дальше.

Узкая, около двух локтей, щель полностью поглощала солнечные лучи, лишь тонкая светлая полоска в самой дальней дали, наверху, напоминала о том, что снаружи самый разгар дня.

Тьма.

Мерцание ламп выхватывало из мрака мокрые каменные стены – гладкие, будто немыслимых размеров пила прошлась тут много тысячелетий назад.

«Странно, – поймал себя на мысли Дим, – и пол отшлифован. Без сомнения, щель рукотворна! Но кто ее создатель? Строитель кто?»

Подсказки отсутствовали.

Отряд медленно пробирался дальше.

 

*

– Огни! – испуганно шепнул Федюня.

Глубоко внизу, в щели, куда ранним утром завёл их Туб, медленно двигались огоньки.

– Поисковый отряд, – будто выругался Орик. – Псы Стора!

– Что делаем? – Сервопал вот-вот мог сорваться в панику.

– Идём дальше, – нахмурился Туб. – Снаружи им будет не до нас.

Беглецы скорым маршем двинулись по широкой, вырубленной в камне тропе.

 

*

Когда сидишь верхом на пегасе, полёт не кажется таким захватывающим дух, но когда ноги болтаются без точки опоры, то сердце грохочет не хуже копыт мчащегося жеребца.

Высота.

А вид какой!

Внизу обыденно суетилась Поднебесная Высь.

Отвесная стена приближалась.

Подул западный ветер, ускоряя полёт споры. У самой гряды воздушный поток подхватил ликвидатора, стремительно унося ввысь.

Прекрасно, не придётся лезть самому.

Однако ближе к вершине, в разряжённом воздухе, ветер сошёл на нет. Спора застыла в трёх локтях от камня и начала, медленно отдаляясь, опускаться.

До вершины оставалась пара сотен метров.

Пора.

Ликвидатор отстегнулся и прыгнул. В полёте выпустив «когти» из перчаток, Евпат намертво вцепился в камень отвесного склона.

Получилось!

В три прыжка, подкреплённых магической силой, отобранной у Лиха, некогда поверженного ликвидатором, Евпат взлетел к вершине хребта. Внизу, всего в паре вёрст, начиналась снеговая шапка, а еще ниже лес. Именно там он и встретит их, а пока – успеть! Нужно успеть! Успеть нагнать беглецов, пока они не ушли севернее, иначе контракт можно будет считать проваленным.

 

*

Туб с опаской выглянул из щели. Солнце слепило глаза. Спасительная чаща леса темнела всего в версте внизу – а там и второй проводник, и напарник, ожидающие, когда он приведёт Федюню.

Странно всё это. Клиент какой-то малахольный, да и не похож на богатея, готового отвалить два пуда золота за спасение, и если бы не задаток в сотню золотых грифонов, то Туб ни в жизнь не согласился бы ещё разок побывать за Шестой Грядой.

Он помнил прошлый, последний раз. Помнил, как встретил двадцать беглецов на той стороне, помнил, как провёл их сквозь гряду и как вёл на север. Мороз пробежал по коже. Туб не забыл, как беглецов утаскивало во мрак что-то, скрытое в чаще леса, и лишь неистовые крики ужаса возвестили об их страшном конце.

Выжило пятеро, в том числе и сам Туб – но слово «выжили» не совсем соответствовало тому и тем, кого он вывел. Беглецы все до одного поседели и потеряли половину веса. Они стали словно ходячие мертвецы – с впалыми глазами, кожа да кости… А ведь до этого они были здоровыми сильными мужами.

Когда Туб передал их заказчику, платить ему отказались: сказали, что это не те, кого собирались спасти. Все выжившие тронулись умом, и заказчик, отказываясь верить, что это те самые люди, перерезал всем глотки, чтоб замести следы.

Да, пролетел тогда Туб славно. Лишь нужда и приличный задаток вынудили его вернуться сюда. Глядишь, пронесёт, как в прошлый раз, да и троим хорошо вооруженным проводникам никакой зверь не страшен.

Туб унял дрожь.

Если не успокоиться, беглецы поймут, что угрожает опасность, а так – отдадим на закланье скифа, а сами как-нибудь отобьёмся или сбежим.

Медленно выйдя на свет, он осмотрелся. Никого. Он быстро побежал вниз, попутчики рванули следом.

Вечерело.

Еле видная тропа, извилистой нитью плутавшая в чаще, вывела отряд на небольшую поляну.

– Костер, – заметил скиф.

Да, костёр. А где второй проводник и его напарник?

Угли еще не успели остыть.

– Они были здесь три-четыре часа назад.

– А куда ушли? – громко проговорил Орик.

– Тихо ты, холера! – шикнул Туб, осматривая следы.

Очевидно, проводник в спешке покинул это место – аккурат в направлении верхней тропы, Коловой Щели. Федюня тоже это определил.

– Мож, разминулись? – спросил он.

Выбора нет. Как минимум, до утра придётся остаться в первой точке встречи, ибо невооружёнными на север лучше не соваться.

А если «нечто» придёт и сюда?

Холодок вновь пробежал по спине.

 

*

Вечер.

Воины развели костёр, дабы приготовить подстреленного кабана.

– Зачем демаскируем позицию?

– Спокойно, Дим, – отмахнулся Стор. – Пусть учуют запах жаркого – глядишь, одумаются да воротятся.

– Бред. Убегать, чтоб потом вернуться?

– Вот увидишь. Помыкаются да к рассвету явятся. Я частенько подобный трюк проделываю.

– И часто возвращаются?

– Каждый девятый. Проверено. Ток приходят какие-то напуганные до смерти, уж что они севернее видели, не рассказывают, однако от увиденного все белёсые, как снег, да и разумом помутившиеся.

– Допрашивал?

– Конечно. Несут всякую ерунду – что лес оживает, что голоса страшные слышат. Наверняка со львами северными повстречались, вот с перепугу ума и лишились.

– Хорошо. Охранение усиль вдвое. Дежурим по четверо.

– Добро, – кивнул Стор, затем отдал распоряжения.

Дим расстелил валик и лёг. Блики огня танцевали на темных лапах елей. В лесу местная живность визжала, орала, трубила, пищала – каждая на свой лад. Это успокаивало. Лес живой.

Глаза сами собой закрылись, и Дим уснул.

 

*

Евпат бесшумно приблизился. Плащ, подарок «юных друзей», словно хамелеон сливался с окружающей растительностью. Сердце размеренно стучало, дыхание стало неслышным.

– Кабана жрут, псы, – шипя от злости, сказал один из беглецов.

– Ага, – согласилась цель ликвидатора. – Кабана. Мож, стырим?

– Опять в силки захотел, Сервопал? – шепотом пробурчал третий. – Идём дальше, пока они спят. Нужно дойти до ручьев и уйти от преследования по воде, ко второй точке сбора.

«Разумно, – молчаливо согласился ликвидатор. – Этого прикончу первым».

Беглецы собирались уже тронуться в путь, но тут в лагере поискового отряда случилось нечто. Всё пришло в движение, и троица вжалась в ковёр мха, с ужасом наблюдая за происходящим.

 

*

Тревожное чувство заставило открыть глаза, и, притворяясь спящим, осмотреться. Трое караульных поддерживали костёр, болтая о пустом, четвёртый отошел, справляя малую нужду у раскидистой ели. Но главное – лес умолк. Полная тишина.

Дим медленно потянулся за мечом, продолжая наблюдать за отливающим воином. Тот, закончив, спрятал срам в штаны и, опоясавшись, развернулся к костру, собираясь вернуться к сослуживцам, но вместо этого замер, как статуя. Из груди, прорвав кожаный жилет, вылезло остриё. Воин с непониманием уставился на него, затем, харкнув кровью, открыл рот в беззвучном крике.

Дим вскочил, обнажая сталь.

Неведомый убийца поднял ещё живого человека над землёй, а потом две четырёхпалые когтистые лапы просто разорвали воина пополам.

– К бою!!! – услышал Дим собственный голос, и тотчас кинулся к неведомому.

Сталь пронзила воздух в том самом месте, где должен был стоять убийца, но встретила лишь пустоту.

Не может быть! Нет на белом свете столь стремительного существа!

Тишина.

Люди встали кругом, спина к спине. На обнажённых клинках мерцали отблески костра.

Разорванный следопыт, истекая кровью, сделал последний вдох и умер.

Дим, лицом к чаще, отступил к отряду.

– Что это было? – надломленным голосом спросил Дима Стор.

– Не знаю.

Справа треснула ветка, люди повернулись на звук, крепче сжимая рукояти оружия.

Из сумрака леса выбежали двое очумевших от страха незнакомцев.

– Не убивайте, мы сдаёмся! – хором закричали они.

Но прежде чем они успели ступить далее, ноги одного из них оплёл хлыст, и человека утащили в чащу лесную.

– А-а-а-а! – послышался истошный от предсмертной муки вой. – А-а-а… – крик резко оборвался, и наступила тишина.

Второй, не дожидаясь своей очереди, подбежал к поисковикам, встал с ними в кольцо и выставил вперёд меч.

– Кто таков? – шепотом спросил Дим.

– Позже… – напряжённый, словно струна, ответил незнакомец.

– Добро… – согласился комендант, и тут вновь жахнул хлыст, обвив руки незнакомца, сжимающие сталь. Затем рывок – и человек вылетел из кольца в тьму леса.

Еловые лапы медленно качнулись.

Незнакомец, в отличие от своего напарника, не произнёс ни звука. Он просто пропал.

Тишина.

В костре щёлкали поленья, воины преступали с ноги на ногу, готовясь дать бой. На миг, коменданту причудилось, что он увидел в чаще два алых огонька, похожих на адский взгляд, затем дунул ветер, и Дим, уловив краем глаза движение, рассёк воздух мечом. Отрубленный кончик хлыста упал под ноги.

– Приготовиться, – тихо прошептал Дим, – при следующем нападении атакуем все сразу.

Воины молчаливо согласились.

Нервы напряжены до предела. Охота началась. Кто бы там ни был, сейчас он получит от проверенных следопытов заточенной стали.

Слева мелькнула тень. Поисковики это заметили и приготовились кинуться на противника, однако нечто, напоминающее хвост со знакомым остриём, с противоположной стороны, откуда никто не ожидал, резко обвило шею стоящего спиной к чаще воина, а затем, выдернув его из строя, в полной тишине утащило в лес.

Люди не сразу заметили потерю в своих рядах: всматриваясь во мрак, они готовились к битве. Только когда оторванная голова сослуживца подкатилась к их ногам, охотники поняли, что стали дичью.

– Локоть к локтю! – приказал Дим.

Люди ещё сильнее прижались друг к другу.

– Мы без щитов. Если у них стрелы, нам конец, – прошептал Стор.

 

*

Ликвидатор удивился. На поисковый отряд напали. Похоже, второй проводник с напарником, следы которых он обнаружил чуть выше, решили отбить охоту охранникам преследовать беглецов. Хотя ему до этого дела нет, у него есть цель, есть контракт – это главное. Но всё же человеческая натура взяла верх, и Евпат, не желавший невинной крови, обратился к «дальнему взору».

Магический взор мог показывать всё живое на двадцать вёрст в округе. Говорят, верховные маги и магистры способны видеть за сотню вёрст, но Евпату до этого было далеко. Сейчас он отчётливо наблюдал сквозь чащу, как огни живых меркнут один за другим, но того, кто этот делал, ликвидатор разглядеть не смог.

Странно.

Неужто за людьми явился ни живой, ни мёртвый? Неужто придётся опять использовать тёмную силу Лиха, чтобы одолеть неведомого?

Выбора нет. Или самому стать жертвой, или остаться охотником.

Не обременённый этическими сантиментами, ликвидатор погрузился в силу Лиха. И тёмная магия в тот же миг явила ЕГО.

 

*

– Валим, валим! – шепотом приказал Туб и чуть слышно пополз прочь, не дожидаясь остальных, но уполз недалече: то, что напало на охранников, когтистой лапой прижало проводника к выпирающему из мха камню, а потом четырёхпалая рука просто оторвала Тубу голову.

Федюня широко распахнул глаза. Ранее ему приходилось встречаться с тёмными силами, и именно благодаря им его сейчас и освобождали, но зачем тёмному убивать проводника? Или ЭТО не ведает, на кого работал Федюня?

Тёмный силуэт замер, алые глаза мерцали во мраке ночи.

Орик вскочил, вытащив из штанов заточку.

– Ну давай, ублюдок! Пусти мне кровь!

Существо медленно вышло из тени дерева в свет луны.

Под три метра ростом, с рогами на башке, неестественно длинными четырёхпалыми руками, увенчанными острыми, как бритва, когтями, с ногами волколака и шипастым хвостом, чужак был одет в мягкую кольчугу из лавового железа, а за спиной виднелась рукоять кривого тесака из тёмной стали.

Федюня, скованный ужасом, забыв обо всём, стал молиться старым богам, а скиф с отвращением сплюнул:

– Подземник.

Шансов выжить у беглецов не было, от слова «вообще», но, откуда ни возьмись, налетел ураган и подземник просто исчез. Сзади послышался топот: это приближались семеро выживших из поискового отряда. Орик поморщился, будто надкусил лимон, но, чтоб выжить в этом ночном ужасе, придётся объединиться.

 

*

Чуть выше по склону, в чаще, раздался бесстрашный обречённый крик. Не думая ни секунды, Дим рванул туда. Лапы елей казались жуткими существами, желавшими схватить храброго воина и вырвать ему сердце. Но комендант бежал вперёд, бежал на помощь. Отряд следовал чуть позади.

Через тридцать метров Дим вылетел на небольшую мшистую поляну.

Сервопал лежал, молясь, на спине, напрудив в штаны, Орик с обнажённой заточкой был готов кинуться на кого-то, а третий беглец, обезглавленный, в неестественной позе валялся на камне, дёргая ногами и уже затихая.

– Где он? – первое, о чем спросил Дим у скифа.

Орик, белый как снег, повернулся и ехидно поклонился прибывшим.

– Комендант, начальник, вы как нельзя кстати…

– Повторять не стану, – осматриваясь по сторонам, грозно сказал Дим.

– Ветром сдуло!

– Это как? – пытаясь отдышаться от стремительного бега, спросил Стор.

– А вот так, – и скиф дунул – в шутку, конечно, – на Стора, но в ту же секунду налетел порыв ветра, разрубивший начальника с головы до ног.

Две половинки человека рухнули в разные стороны. На правой глаз ещё пытался что-то узреть, но через мгновение застыл стеклом.

Люди окружили обезумевшего от страха Федюню.

– Это конец, комендант, – усмехнулся скиф. – По наши души явился п… – но Орик не успел договорить: порыв ветра – и его голова взорвалась.

 

*

Подземник оторвал голову проводнику. Следующим будет скиф, и потом он уничтожит Цель.

Погрузившись в тёмную силу, ликвидатор атаковал. Скорость Лиха стремительна, ни один жеребец или грифон ему не ровня. Сбив не подозревающее о присутствии ликвидатора существо, Евпат отбросил подземника далеко вниз и, вынув сумеречный меч с остропешней, атаковал.

Подземный воин быстро пришёл в себя. Тёмный тесак принял бой.

Сталь звенела.

Оба воина бились настолько стремительно, что, казалось, ураган разразился в лесной чаще.

«Странно, – думал ликвидатор. – Подземники не обладают скоростью, соразмерной Лиху. Либо это новый гибрид, выведенный тёмными для какой-то своей цели, либо тёмные сами ему помогают!»

Битва вихрем неслась выше и выше по склону, стволы деревьев разлетались в щепки от разящих ударов поединщиков, земля раскалялась под ногами, камни раскалывались от мощи враждующих сторон.

«Подземник хочет приблизиться к Цели, – догадался Евпат, когда они стремительно вылетели вновь на поляну, – нужно помешать ему!»

Он блокировал разящий удар подземника, отведя его меч в сторону, и противник разрубил кого-то из поискового отряда. Ликвидатор вновь отбросил врага в чащу, но тот успел хвостом разбить голову ещё одному живому. Не дожидаясь следующих жертв, Евпат прыгнул следом, собираясь закончить бой.

И вновь сумеречная сталь ликвидатора встретилась с тёмной сталью подземного мира. Битва нарастала, подземник проигрывал.

Всё очень скоро закончится.

Но вдруг, краем сознания, Евпат ощутил третью силу, настолько могучую, настолько глубокую, что сердце ёкнуло.

Могучая тёмная сила уловила замешательство ликвидатора. В ту же секунду способности Лиха обнулили, и ликвидатор вышел из «ветрового шторма».

Немыслимо!

Однако подземник также лишился своих сил. Видимо, его хозяин ослаб, поглощая магию ликвидатора. Теперь придётся положиться на силу рук и быстроту реакции.

Отпрыгнув от стремительного выпада хвостатой твари, Евпат метнул во врага остропешню.

Раздался могучий рёв.

Пронзённое белосталью, подземное существо исчезло во мраке ночи. Лишь качнулись еловые лапы, указывая направление для погони.

Нет.

Не в одиночку.

За спиной подземника могучая темная сила! Только высшие тёмные, те, кто владеет изначальной магией жизни и смерти, способны поглощать магию других.

С двумя ему не справиться!

Нужно объединиться с остальными. Объединиться и выжить. Выжить и убить нового гибрида подземного царства.

Оставался вопрос – на кой им Цель?

Сервопал лишь подручный, даже не приспешник тёмных сил! Зачем за ним явился высший тёмный со своей ручной зверушкой?!

К тому же Евпат и так собирался ликвидировать Цель, отобрав контракт вызволения у Туба Верхолаза.

Или тёмному нужен кто-то другой?

Если не Сервопал, то кто?

Ответа у ликвидатора не было.

 

*

Костёр пылал, озаряя мрак древнего леса, когда из чащи вышел ликвидатор.

Дим безошибочно опознал род занятий оного. Ранее ему не раз приходилось по долгу службы сталкиваться с представителями древнего ордена наёмных убийц. И вот теперь новая встреча – скажем, не в самых благоприятных условиях, – грозила осложнениями.

В матово-черном плаще, с пурпурной дланью на груди, убийца нагло подошёл к костру, уселся, скрестив ноги и отрезав знатный кусок мяса, а затем, приподняв маску, принялся невозмутимо есть.

Один из воинов усмехнулся.

– А яйца у тебя есть.

– Ото ж, – с набитым ртом пробурчал ликвидатор.

– Кто ты? – Дим, напряжённый до предела, был готов вытрясти душу из ночного незнакомца.

– Я не тот, кто убивал твоих людей.

– Это понятно. Зачем ты здесь? Мы тут немного заняты! На нас охота открыта!

Ликвидатор продолжал жевать, потом, вынув флягу, запил еду и ответил:

- У вас есть пара часов: ваш враг ранен. Пока он не очухался, нужно бежать.

Противников у выдвинутого предложения не нашлось.

Сняв плащи и завернув в них погибших, люди двинулись за Евпатом к ближайшей тропе через Колову Щель.

 

К полудню измученные стремительным бегством люди наконец-то сделали привал. Трупы аккуратно сложили перед собой, а сами, прижавшись спинами к отвесной скале да обливаясь потом, дали ногам и спинам отдых.

Ликвидатор, к всеобщему удивлению, помогал нести погибших, подменяя то одного воина, то другого. Теперь его маска, пропитанная влагой, блестела в свете масляных ламп.

Дим присел рядом.

– Благодарю, что показал тайную тропу. Мы о ней не знали.

Комендант лукавил, Евпат распознал это, крупицами оставшейся магией прочитав мысли Дима, но как ни в чем не бывало, ответил:

– Если выживем, с тебя должок.

– Замётано.

Дим прислонился спиной к прохладному камню. Свежий ветерок обдувал разгоряченного коменданта. Впереди, в половине версты, виднелся выход. Практически спасены. Там подкрепление, там маг-некроборец, там оружие из белой стали. Когда он вернётся да немного отдохнёт, то поднимет гарнизон и выйдет большим отрядом на поиски таинственной твари. Он найдёт её, найдёт и уничтожит.

– Ты видел нечто подобное раньше?

Ликвидатор фыркнул.

– Может, слышал о подобном?

Евпат внимательно взглянул Диму в глаза.

– Что, сам не допетришь?

Дим не знал, чьих рук это дело. Лишь робко догадывался, с какими могучими и древними силами ему выпала доля столкнуться. Это был Ахерон - древнее чудовище из сказок, что на ночь рассказывали матери своим непослушным чадам. Но то были просто древние поверья, а то, что происходило сейчас, можно было назвать лишь одним словом – Быль. Быль про подземный мир. Быль про могучего Кащея, быль про всепоглощающую мощь тёмных. Если это так, а это именно так, то даже сейчас все они в смертельной опасности. Ликвидатор только подтвердил его опасения.

– Тёмная сила окружает нас, – медленно поднимаясь, проговорил убийца. – Пора идти дальше.

Люди встали. Только один воин продолжал сидеть на краю тропы, свесив ноги вниз.

– Подъём! – тихо скомандовал Дим, и в этот момент воина стремительно утащили вниз.

Крик ужаса падающего в бездну человека сотряс Щель.

Стены затряслись.

– Бежим!

Ликвидатор толкнул вперёд Дима – и вовремя, из тьмы Щели вылетел тёмный меч, выбив камень около головы коменданта, вонзившись в гладкую стену.

Начался обвал.

Евпат рванул к выходу, следом неслись выжившие, чуть впереди – Дим.

Камни летели со всех сторон, отскакивая от стен.

Один разбил Евпату лоб, но юноша продолжал бежать – стремительно, сквозь пыль и каменную лавину, туда, где мерцал свет.

Сквозь грохот камнепада, немного позади, слышался уже не топот отряда, а лязг когтей.

Подземник размеренно приближался.

Его зловонное дыхание уже ощущалось.

Настиг.

Евпат остановился и развернулся лицом к врагу.

Тот вынул тесак и бросил к ногам ликвидатора четыре позвоночника с ещё не оторванными головами убитых им храбрый воинов. Кровь капала с костей освежёванных людей. За спиной подземник держал опутанного хвостом Федюню, питаясь его силой. Сотни шипов хвоста вонзились в тело Сервопала и высасывали жизненные соки, а у самого подземника рана, оставленная остропешней, начала срастаться. Федюня заметно побледнел, глаза впали, волосы приобрели пепельный оттенок.

– Твоё? – замогильным голосом спросила тварь.

Слишком много стало ясно. Слишком мало открылось взору, слишком сильно хотелось жить – но, чтоб жить, нужно выполнить задание и убить врага, за спиной которого нечто настолько могучее, что Евпат невольно поёжился.

– Начнём?

Подземник оскалился, грохот понемногу затихал.

Силы Лиха восстанавливались, но недостаточно быстро, чтоб победить. Значит, со злом будем бороться магией Света.

Вынув сумрачный меч, Евпат атаковал первым. Подземник, отбросив Федюню, лихо отбивал все выпады ликвидатора, нанося сокрушительные удары. Сумрачная сталь крепка, она так же надёжна, как и белая, но мощь, с которой бил подземник, отдавалась болью в руке. Евпат терял подвижность.

Тварь усилила натиск. Её скорость восстанавливалась стремительно. Вот тесак подземника вспорол плащ-хамелеон, отскочив от белостальной кольчуги, вот коснулся колена, рассек плоть, вот враг мощным ударом в грудь сбил ликвидатора с ног, опрокинув на спину.

Проиграл.

Жаль.

«Сейчас он набросится, и мне конец».

Евпат схватил выпавший из рук меч. Подземник замахнулся для завершающего удара.

И ударил.

Сумрачная сталь остановила тёмную, но не одна: белостальное лезвие встало рядом.

Дим помог ликвидатору и атаковал. Подземник, ничуть не удивлённый, блокировал и пошел в ответную атаку.

Евпат присоединился к схватке. Вдвоём они перебороли подземника, тот стал отбиваться и, как следствие, пропустил удар. Сначала Евпат пробил ему плечо, потом Дим вспорол живот, и ликвидатор завершающим ударом вонзил меч сумрака в чёрное сердце подземной твари.

Дим отступил на шаг, Ахерон разинул пасть в беззвучном крике, Евпат глубже вонзил меч в сердце подземника и прокрутил, тёмный эфир – сила демона, перешла к ликвидатору еле зримой дымкой, после чего, могучая тёмная сила отступила, скрывшись в сумраке гор.

 

*

– Ты вовремя, – тяжело дыша, проговорил ликвидатор.

– Должок вернул. Кстати, почему подземник не убил Сервопала?

– Кто ж его ведает…

– Ну, я думаю, мы это скоро узнаем, – Дим хищно усмехнулся. – У входа в Щель стоит караул, да ещё нас ожидает некроборец, он-то всё и выяснит.

– Предлагаешь в голове у Федюни полазать?

– Ну да, – Дим с опаской озирался по сторонам, вытирая меч от сгустков тёмной крови.

– У меня тоже показания возьмёте?

– Это стандартная процедура, прошу не усложнять.

– Да я не против, – небрежно отмахнулся убийца, – главное, покормите и дайте отдохнуть…

Дим немного расслабился. Очевидно, ликвидатор не собирался вступать с ним в схватку или пытаться сбежать. Закончив протирать оружие, он на миг отвёл взгляд, чтоб вложить меч в ножны – и отравленный дротик вонзился ему в шею. Все потемнело перед Димом, глаза его закатились, и он рухнул навзничь…

 

*

Федюня понемногу приходил в себя.

Битва закончилась.

Враг поверженным лежал на широкой тропе.

Но что это за существо такое? Даже в кошмарах такая жуть не привидится!

Федюня никак не мог вспомнить последние несколько часов… дней… лет…

Хотя он пытался, но в голове почему-то слышался только голос матушки, поющей колыбельную. Отбросив безуспешные потуги, Федюня переключил всё внимание на дружелюбно беседующих людей.

Один спросил, второй ответил, потом человек в форме коменданта просто упал замертво, а убивший его ликвидатор, зыркнул алыми глазами, после чего, с обнажённым мечом, медленно приблизился.

Страх сковал тело.

Ноги онемели, руки затряслись…

- Помни, сына, помни, доча - в горы ни ногой, - истерично запел Федюня. – Помни, зайка, помни, котик - в горах демон злой… - блеснула сталь. Голова Сервопала отделилась от тела и полетела вниз. Мир закружился перед глазами…

 

 


Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 2. Оценка: 3,50 из 5)
Загрузка...