Миниатюры < Форум литературных и художественных конкурсов Пролёт Фантазии и Штрихи Пролёта

>  Литературные и художественные конкурсы · Пролет вокруг
Здравствуй, Гость
Расширенный вход · Регистрация
Страницы: (2) 1 [2]  Открыть все  Ответ Новая тема Опрос

> Миниатюры
Рикардо Дель Тави ( Offline )
Неистовый читатель

*
Форумный мангуст
Сообщений: 5609
профиль

Репутация: 450
Цитата(VladimirZ)
Да, инопланетная цивилизация с другого конца Галактики тоже наблюдает на небе созвездие, которое тоже называется Орион

Слушай, ну тогда можно ещё придраться, что написано на русском, а не на языке инопланетян.
Автор же для читателя пишет, а не для зелёных человечков. :confuse:

 
   Сообщение № 32. 9.3.2016, 20:25, Aeirel пишет:
Aeirel ( Offline )
Король ящериц

*
Владыка Тьмы
Сообщений: 8239
профиль

Репутация: 386
VladimirZ а почему бы и нет? Я бы на твоем месте ещё спросил "а ничего, что в галактике триста миллиардов звезд, и что пересекать её несколько сотен миллионов лет?". Или ещё что-нибудь в том же духе спросил. Например, про особенности лингвистики.

 
   Сообщение № 33. 10.3.2016, 12:48, Раймон пишет:
Раймон ( Offline )
Аццкий крытег / Махровый имхоист

*
Мастер Слова
Сообщений: 2239
профиль

Репутация: 344
Я думаю, что земные названия астрономических объектов вполне приемлемы в данном контексте. В фантастике таких примеров - тьма-тьмущая.

 
   Сообщение № 34. 10.3.2016, 20:54, Aeirel пишет:
Aeirel ( Offline )
Король ящериц

*
Владыка Тьмы
Сообщений: 8239
профиль

Репутация: 386
Раймон ну, на самом деле тут дело в другом. В том смысле что в переводе на русский любое инопланетное название переводится как понятное нам. А на инопланетных языках по понятной причине я не пишу;)

 
   Сообщение № 35. 10.3.2016, 21:25, Раймон пишет:
Раймон ( Offline )
Аццкий крытег / Махровый имхоист

*
Мастер Слова
Сообщений: 2239
профиль

Репутация: 344
Aeirel
Вот и я примерно об этом же )))))))))))

 
Рикардо Дель Тави ( Offline )
Неистовый читатель

*
Форумный мангуст
Сообщений: 5609
профиль

Репутация: 450
Женский день

Михай ненавидел восьмое марта.

Он предпочёл бы переждать этот день в своей квартире, но умудрился поссориться с подружкой аккурат седьмого числа. Фурия расколола стенную панель на кухне тарелкой, которая не попала в голову парня лишь чудом. Яростно матерясь, девица вылетела из квартиры, и Михай подозревал, что отправилась она за оружием. Оставаться дома было крайне рискованно.

Поэтому сейчас Михай потел и дрожал, забившись меж переполненных мусорных контейнеров в тёмном переулке.

Парень утёр пот со лба и попытался размять затекшие от долгого сидения ноги. Звук каблуков, цокающих по асфальту – такой безобидный. Но именно его Михай больше всего боялся сейчас услышать.

И конечно именно он и раздался. Справа. Неторопливые, даже самоуверенные цок-цок. Она шла медленно, иногда останавливаясь, будто прислушиваясь. Ища жертву.

Издёрганное сознание Михая нарисовало огромную хищную кошку, что кралась к нему по переулку, оскалив зубастую пасть. Это не каблуки, это острые когти скребли по асфальту. Ещё немного и безжалостный хищник вцепится ему в горло.

Когда шаги приблизились вплотную, нервы парня не выдержали. Он вывалился из своего укрытия и пустился бежать. Затекшие ноги подвели – правую икру свела судорога и Михай упал. В ту же секунду раздался выстрел, пуля выбила кирпичную крошку над головой парня.

Он мигом забыл о ноге и рванул вперёд на четвереньках. Ободранные колени, изрезанные осколками ладони – всё неважно. В голове билась одна мысль – выжить!

В двадцать втором веке население Земли достигло отметки в тридцать миллиардов. Объёдинённое правительство теперь не гнушалось никакими средствами, пытаясь уменьшить рост населения и снизить социальную напряженность. Поэтому тринадцать лет назад был принят закон, внесённый радикальной феминистической партией. Теперь каждый год восьмого марта женщины могли калечить и убивать мужчин на абсолютно законных основаниях.

В этот день не работали офисы и магазины. Больницы запасали мешки для трупов и открывали резервные палаты. Полицейские запирались в участках, чтобы выбраться оттуда лишь на следующий день и составить официальную статистику о количестве погибших, которая была ниже реальных цифр в несколько раз.
Восьмого марта семейные мужчины выполняли любую прихоть жен, а одиночки запирались дома и притихали, словно тараканы под плинтусом.

С улиц раздавалась отдалённая пальба и злобные женские визги. Изредка долетал традиционный клич этого дня: «Смерть самцам!»

Михай нёсся по переулку, шипя сквозь зубы: «Ненавижу. Восьмое. Марта. Ненавижу».

 
   Сообщение № 37. 8.3.2017, 09:33, Aeirel пишет:
Aeirel ( Offline )
Король ящериц

*
Владыка Тьмы
Сообщений: 8239
профиль

Репутация: 386
Век борьбы.

Они познакомились случайно - застряли в лифте, вдвоем. Проклятая кабина просто остановилась и не подчинялась нажатию кнопок, свет потускнел, и блики на сияющих хромом поручнях угасли. Мужчина вдавил кнопку связи с диспетчером:
- Лифт опять застрял, - он покосился на табло. - Где-то между восьмым и девятым этажами.
- Принято, высылаю бригаду. Не пытайтесь самостоятельно выбраться.
Предстояло провести около получаса в одном помещении с женщиной, которая молча смотрелась в зеркало - свежая как весеннее утро, прекрасная как греческая богиня.
- Мы здесь надолго. Я, кстати, Джек, из "Матсуяма Хэви Индастрис" на семьдесят девятом этаже.
- Элеонора, "Годсворт Футуристикс", восемьдесят пятый этаж.
- Секретутка? - ляпнул Джек.
- Президент компании, - мило улыбнулась Элеонора. Джек смутился. Ну да, дресс-код. Юбка-карандаш, белая блуза, все дела.
- Простите... Не лучшее начало разговора, да?
- О, что вы. Такие воспоминания... Вы знаете какой сегодня день?
- Я как-то выпал из времени... А какой сегодня день?.. ах да, - Март. Какой может быть день в марте? Только один. - Восьмое марта?
- Да. Сегодня выходной, а вы несётесь в офис. Интересная работа?
- Ну, я сметчик. У нас горит проект, и похоже кому-то скоро снесут голову. Надеюсь, не мне.
Элеонора улыбнулась.
- А у вас, наверное, корпоратив? - спросил Джек.
- Да нет, тоже работа. Есть целая гора бумаги, которую требуется прочесть и принять гору решений. В конце концов, это моя компания.
- А как так вышло?
- В смысле?
- Ну... Мне кажется вы слишком молоды для президента компании.
- Это долгая история... Но, если у вас есть время...
- Вот его-то у нас полно.
- Ну, хорошо. Всё началось с моей прабабушки, - Элеонора развернулась, облокотившись о поручни, задумчиво-мечтательно глядя на табло, где помаргивала цифра пройденного этажа. - Она была тепличной девушкой, воспитанной и послушной, взращенной на идеалах патриархального общества, в котором женщина была подобна вещи, украшению - никаких прав у неё не было. Её судьба была предрешена - выйти замуж, нарожать детей, угождать мужу и проводить дни за вышивкой или на кухне. Но она не хотела такой судьбы, и приняла участие в марше суфражисток. Загремела в тюрьму, получила в глаз от отца, рыдала на груди у матери, которая утешала её, и говорила, что вся эта борьба за право голоса - ерунда, что женщина должна нести своё бремя с честью и тому подобное. Но, через несколько лет всё изменилось, и женщины получили право голоса, и когда моя прабабушка вышла замуж, она верила - теперь всё будет иначе.
Лифт заскрежетал, и нерешительно двинувшись вверх, снова застрял.
- Что-то они быстро, - заметил Джек. На минуту воцарилось молчание. Наверху, эхом отдаваясь в шахте лифта слышался далекий скрежет и какие-то голоса. Затем воцарилась тишина. - А что было дальше?
- ...А дальше была война, мужчины ушли за океан, женщины остались их ждать. После краткого мига победы, борьба возобновилась - это сейчас девчонки щеголяют в джинсах, а в те времена надень девушка брюки - в неё швырнули бы помидором, обозвали и возможно даже побили. А уж зайти в бар - значило вызвать культурный шок у мирно отдыхающих со стаканом виски мужчин. Мы... То есть, моя прабабушка, выступала за сухой закон. Знала бы она чем обернутся времена сухого закона... Депрессия оставила многих без работы, и пока муж, сложив ордена в сундук, махал лопатой на стройке, она носила ему обеды. Её подруги жаловались что их мужья пьют и вымещают на них свою злость, а она призывала их бороться, - Элеонора замолчала, потом вздохнула. - Мне было сложно это понять, но бабушка объяснила, что в то время у женщин не было никакого шанса выжить в одиночестве. Точнее, шанс-то был, только это такой шанс, что ниже уже некуда. Потому женщины держались за мужей, потому что это какая-никакая, а защита. Но в этом мире хаоса, забастовок, штрейкбрехеров, гангстеров и карточных игр, мужчины исчезали один за другим - тонули, а женщины - боролись за то, чтобы их оттуда вытащить. Потом была вторая война, и теперь, пока мужчины воевали, женщины стояли у станка - прабабушка штамповала гильзы для снарядов, а бабушка их шлифовала.
Джек вздохнул.
- А мои предки были фермерами. Это всё, что я о них знаю. На депрессию было наплевать, когда живешь на земле - земля кормит. Но война разорила фермеров, и им пришлось податься в город.
- И что случилось?
- Мужчины пошли в армию, а женщины растили "сады победы" на балконах в перенаселенном квартале. После войны возвращаться было некуда, так что дед пошел на завод, где и работал, пока его не закрыли в восьмидесятых. Отец закончил MIT и стал инженером в "локхид", а меня дед презирает за то, что работаю на японцев.
- Куда взяли, туда и пошел?
- Да не совсем, - Джек пригладил гладко зачесанные волосы и вздохнул. - у "Матсуямы" есть действительно интересные проекты по всему миру, и я пошел туда потому, что люблю путешествовать, в итоге сто часов в месяц у меня уходит на перелёты, и ещё столько же - на расшаркивания. У японцев ужасная система управления, в этикете куча нюансов, а босс ко всему прочему при каждом удобном случае поминает лагеря для японцев и то, какие мы тут все сволочи. А вашей прабабушке этот тип понравился бы ещё меньше - женщин за людей он вообще не считает, как и большинство японцев, по моему мнению. Но мы отвлеклись, что случилось с вашей семьёй после войны?
- Ну... Началась антикоммунистическая паранойя, и прабабушка получила "чёрный билет", её оскорбляли и ненавидели соседи, а бабушку подвергали унижениям в школе. Но они не сдавались. Вдобавок, оказалось, что хотя у женщин есть право голоса, изменить они ничего не могут - семейное насилие всё ещё было нормой, полиция не принимала жалоб от женщин; начать свое дело или занять "мужскую" должность - было нереально. Университетские годы бабушки пришлись на время борьбы за мир во всем мире - пока в одной части мира бушевали войны, в другой собирались демонстрации за окончание войны - и бабушка была в первых рядах, с символом мира в руках. Разумеется, правительство было глухо к студенческим демонстрациям, а бабушка регулярно отсиживалась в тюрьме после разгона демонстраций, и там ей пришла в голову мысль, что куда большего можно добиться, встав по другую сторону баррикад. Война закончилась, а вместе с ней был пробит и "стеклянный потолок". Моя бабушка, повзрослев, стала первой женщиной-полицейским в нашем городе. На долю моей мамы пришлось наследство этих времен - сексуальные домогательства, в предвыборном штабе одного конгрессмена - но у неё были крепкие нервы, и несколько судебных тяжб, выигранных вчистую, обеспечили её политическим капиталом, и вскоре она стала известным юристом, защищающим права женщин, пострадавших от мужского произвола.
Освещение стало ярче, и лифт двинулся вверх, набирая скорость.
- Похоже, беседа подходит к концу, - вздохнул Джек. - А как ваша мама умудрилась выйти замуж?
- Она в разводе. Это был брак по расчету - её муж - прокурор, и когда ей нужно получить преимущество в процессе, она создает конфликт интересов.
- Хитро...
- Так что... - резюмировала Элеонора. - Всем, что я достигла, я обязана сотне лет борьбы женщин за право быть равной. А в мире женщин быть равной - значит быть лучшей. Поэтому я - президент компании...
- Это... Хм... Очень познавательная история.
Несколько секунд они смотрели на табло, отсчитывающее последние этажи.
- Могу я задать вопрос?- нарушила молчание Элеонора. -Почему вы не уйдете из "Матсуямы", если вам там не нравится?
- Я тоже в разводе. Не повезло жениться на истеричной особе, после колледжа. По суду я получил опеку над дочерью, но рискую её лишиться, если "условия жизни ухудшатся". Послушайте... Быть может, когда мы разберёмся с делами, я приглашу вас в кафе?
- И что должно заставить меня согласиться?- усмехнулась она.
И действительно, что? Джек зашел с козырей:
- Ну... Буду честен: я - отец-одиночка, и моя дочурка - бездельница и радикальная феминистка, и мне не помешал бы совет, как заставить её перестать называть меня "яйценосной мужской патриархальной шовинистической свиньёй" без ремня и домашнего ареста.
- О, если так, то я в деле! - улыбнулась Элеонора.

 
1 Пользователей читают эту тему (1 Гостей и 0 Скрытых Пользователей);





[ Script Execution time: 0.0708 ]   [ 19 queries used ]   [ GZIP включён ]

Яндекс.Метрика Астрель-СПб rpg-zone.ru injournal Конкурс иллюстраций Штрихи Пролёта - art.fancon.ru

 
Доступность веб-контента
Свернуть