Мы с тобой одной крови

(18+)

Костёр уже прогорел. Угли рдели, как глаза пантеры перед прыжком. Два орка сидели с противоположных сторон костра, глядя в угли. Узоры татуировок на одном, том, что покрупнее, позволяли распознать сержанта из разведстаи второго легиона Улука Великого. Мет Угум служил в разведке с самого начала набега, переросшего в паршивую, никому не нужную войну. Десять лет назад легионы Улука перешли Кровавые перекаты на Гром-реке и захватили эльфийскую крепость Альхаанта и несколько поселений поменьше. Как всегда, предполагалось дать на разграбление неделю, а затем бодро отступить под градом эльфийских стрел. Однако, возникли сложности.

Союзники Улука, тёмные маги, потребовали больше времени для каких-то экспериментов в подземельях крепости. Отступление всё откладывалось и откладывалось. Эльфы пренебрежительно медлили с контратакой. А спустя три месяца орда узнала, что эльфийские войска перешли Гром-реку выше и ниже по течению от Кровавых перекатов и закрепились в Бей-Гаане и Улуктоне. Орки, попавшие в «клещи», заперлись в Альхаанте и вот уже десять лет перекидывали эльфам через реку головы их соплеменников. Разумеется, получая в ответ клыкастые орочьи бошки. Шла позиционная война.

Ни с одной, ни с другой стороны рядовые воины не врубались, зачем Альхаанта оркам, а Бей-Гаан и Улуктон – эльфам. Однако древняя как столпы земли ненависть всегда давала им достаточный повод гадить друг другу. Отряд Мет Угума находился сейчас на триста километров западнее Бей-Гаана, на краю огромного заболоченного лесного массива Лакрис. Месяца не прошло, как отряд вернулся с патрулирования условно демаркационной полосы у Кровавых перекатов. Мет Угум оставался на хорошем счету, и его вместе с «подопечными» отрядили чуть поглубже в тыл перевести дух. Новое «отпускное» задание состояло в обследовании болотистых чащоб Лакриса на предмет реликтов древней магии.

— Портал? – рыкнул Керр Гугнила, помощник Мет Угума.

— Тёмные маги вычитали, — Угум сплюнул в угли коричневой слюной. – Такие кольца здоровенные. Где-то здесь, говорят. Поколдуешь на них – и готово. В любое место через них попадаешь.

— Сильное колдунство!

— А то. Не хрен эльфячий. Говорят, снипрурки построили. Раса, что здесь жила. Жёлтые слоны с крыльями.

— Брешешь, — вылупился Гугнила.

— А то.

Оба забулькали и затряслись от смеха.

— Спроси, если хошь, этого долдона, — отсмеявшись, рыкнул Мет Угум.

— Да ну его к червям, — Гугнила передёрнул плечами. – Век бы дел не иметь с тёмными магами. И было хорошо – так нет, подсунули гниду в отряд. Уже месяц ведь вместе таскаемся, а ты хоть раз видел, чтоб он чего поел? Или посрать присел. С виду человек, но чисто нелюдь.

— Ты и сам нелюдь, — усмехнулся Угум.

— Ты понял меня.

— Понял. Но легче не стало. Держим ухо востро. Хоть союзник, но гнильцой так и тянет.

Гугнила согласно кивнул. Внезапно оба орка насторожились.

— Летит, — заметил Гугнила, вскакивая.

Мет Угум подобрал высокий штандарт с блестящим навершием и воткнул в мягкую торфяную кочку. Вскоре с полного сизых дождевых туч неба к ним упала небольшая крылатая ящерка, приземлившись точно на штандарт. Из притороченной кобуры Угум извлёк записку. От его прикосновения печать сломалась, а на белой бумаге стали проступать кровавые руны приказа.

— Собери парней, — буркнул Угум.

Повинуясь условному свисту Гугнилы, из укрытий начали выползать орки-разведчики. Здесь, где небольшой холм возвышался над болотистым перелеском, открытый всем ветрам, Угум приказал отряду замаскироваться. Он и Гугнила остались на виду, чтобы в случае чего послужить приманкой. Отряд нуждался в хорошем проводнике и в любых сведениях относительно древних снипрурковских сооружений. Свежее мясо тоже бы не повредило.

Укрывшись у подножия холма за густыми кустами моржевела, отряд подозрительно посматривал на записку в руках командира.

— Хорошие новости, парни, — осклабился Угум. – Легион-вожак Шниглум шлёт горячие приветы.

Орки обнажили клыки в угрюмых усмешках.

— Значит, так. Из Каменного Брудулона, нашей, будь она неладна, главной шаманской крепости, сбежала эльфийка-шпионка. До того, как сбежать, эта тля ушастая спёрла у шаманов сильноколдунский предмет. Чтобы сбить наших ищеек со следа, эльфийские мрази подбросили ещё несколько эльфиек. Эти бабы будут отвлекать наше внимание от той, которая понесёт украденную штуковину. Шаманы, просравшие эльфийку и своё сокровище, предполагают, что она может пойти несколькими путями, в том числе двинуться к Бей-Гаану в обход Лакриса. То есть, как раз где мы топчемся. Так что, есть шанс отличиться. Приметы этой гниды: рост полтора метра, волосы тёмно-рыжие, нос курносый… Да плевать на приметы. Во-первых, остальные бабы, чтобы сбить нас со следа, будут точно такие же. Во-вторых, эльфы умело маскируются. Поэтому наш мудрый вожак напоминает о нашем друге, который может помочь в поисках. Мэтр Долион?

— Разумеется, — сдержанно ответил волшебник. Он стоял неподалёку, высокий, тощий, в сливающемся с местностью заклинательном плаще. – Я общался с магистром нашего ордена по астральному каналу несколько минут назад. Его сведения также отрывочны и туманны, как и ваши. Разумеется, вероятность того, что эльфийская шпионка выберет «наш» маршрут весьма и весьма невели…

— Вот и славно, — перебил Мет Угум. – Значит, давай, колдуй. Если здесь «чисто», начнём движение в сторону Каменного Брудулона в обход болотины. Как если бы шли навстречу эльфийке.

С этими словами Мет Угум сунул руническое письмо в пасть и в несколько жевков прикончил его.

— Вы что себе позволяете?! – дёрнулся тёмный маг.

— Что такое? – рыкнул сержант.

— Вы что, забыли мой статус? Я – союзник, и имею право знать…

— Так я тебе всё, как на тарелке, выложил.

Долион приблизился и уставился чёрными немигающими глазами в крапчатые глаза орка.

— Я хотел сам прочитать приказ. Я имею право.

— Только обычные приказы, — орк сплюнул коричневой струёй. – А это – секретный. Улавливаешь, колдун? Я его сразу схарчить был должен, как вскрыл. Да не люблю брехать перед парнями, чтоб потом меня тыкали в дерьмо. Руны кровью все видали. Такие только на секретных приказах. Поэтому, если кому бошку срубят, пока гоняемся за эльфийкой, то он не в обиде.

— Что за бред?! – высокомерно прошипел маг.

— Колдуй давай, — оскалился орк.

***

— Нет там ничего, — прошептал Гугнила.

— Колдун есть колдун, ты видел, что он умеет. Раз сказал, что в том распадке, то так и есть.

Орки лежали, прикрытые защитными буургха, на самом краю одного из холмов, над распадком. Уже довольно продолжительное время они наблюдали за густыми тенями внизу, но так и не смогли различить ни одного живого существа.

— Под стрелы не полезем.

— Ясен эльф.

— С одного конца сложим мокрый лапник, колдун пусть подожжёт, чтоб дымило. Выкурим сволочь.

Отряд быстро наломал еловых веток. Вымочив в болотной жиже, их наложили, словно фашины, в начале распадка. Долион плеснул из пузырька поверху, пробормотал заклятие, и ветки, вопреки всем материальным законам, начали разгораться и тлеть, исторгая клубы едкого дыма, приправленного колдовской отравой. Орки привязали буургха к жердям, соорудив импровизированные опахала, и теперь гнали дым в распадок. Несколько лучников засели на самых высоких деревьях по бокам и на верхушках холмов. Долион отбежал подальше, готовый смыться в любой момент. Мет Угум с оставшимися ждал наготове за костром.

Внезапно стены распадка словно ожили. Огромные, не уступающие размерами самым крупным оркам, твари исторглись прямо из переплетений кустарников и трав. Пахнуло тухлым тинным запахом.

— Болотожоры! – заорал сержант. – Ноги руби, ноги! Кромсай на куски! Не давай к болотине подойти!

Болотожоры атаковали свирепо. Орки спокойно приняли первую «волну» щитами, крякнули от тупых, ломающих ударов – и ответили сталью. Во все стороны полетели тинные брызги. Сталь легко прорубала глинистые тела. Однако отрубленные руки и ноги продолжали шевелиться, тщась найти хозяина. Причём необязательно бывшего. Даже потеряв голову, болотожоры продолжали атаковать, и лишь полностью распотрошенные, переставали подавать признаки жизни. Рубля длилась несколько минут. Десятка два болотожоров превратился в удобрение, среди личного состава потерь не наблюдалось.

В первые же мгновения атаки Мет Угум прорвался в распадок. В открывшейся нише, скрытой телами болотожоров, он заметил скрюченное тельце. Эльфийка! Несколько раскрутов топора, ударов и пинков – и вот он уже совсем рядом.

— Славно, — пробормотал орк, закидывая безвольное тело на плечо. Последний болотожор, вывернувшийся прямо из-под ног, попытался оторвать кусок орочьей плоти, но топор Мет Угума развалил его наискось пополам.

— Парррни! – рыкнул командир. Трое орков метнулось к нему, чтобы докромсать шевелящиеся куски.

***

— Нет там ничего, — доложил Гугнила, бросив просеивать пепел костра – всё, что осталось от одежды эльфийки и вещей, обнаруженных при ней и в распадке.

— Может мы это сожгли?! – с ужасом хлопнул себя по шишковатому черепу один из орков.

— Не-ет, магические штуки так просто не горят, — успокоил его командир. – А вот её шпионские примочки горят. Вечно эти ушастые в одежде что-то прячут. Чтобы часовым глотки ночами резать.

Орк критически осмотрел голую эльфийку.

— И, правда, курносая, — сказал он на всеобщем. – А дойки как у королевской шлюхи. Откуда такие нарастила? Вы же, бабы ушастые, все плоскогрудые, как одна. Хоть в шашки играй.

Эльфийка дёрнулась, как от пощёчины. Она мотнула головой, чтобы длинными рыжими косами прикрыть грудь, действительно пышную и упругую, выпиравшую, как две дыньки, на стройном теле. Стянутые за спиной запястья упирались в округлую попку, а сочные губы обхватывали дырчатый кляп.

— Да, — вдруг встрепенулся Угум, — Гугнила, побрей-ка её налысо. Я слышал, они мастаки и волосы использовать.

Гугнила с готовностью кивнул и достал бритву.

— Намыль бошку ей, — добавил Угум. – Пытать потом будем, если понадобиться. Пока пусть остаётся тук-душ-тук. Ты закончил? – орк повернулся к тёмному магу.

Тот не ответил, пристально глядя через маленький хрустальный шарик на эльфийку. Через несколько минут маг вернул шарик в карман и глубоко вздохнул, делая восстановительные пассы руками.

— Ничего не нашёл, никаких следов талисмана.

— Пустышка, — разочарованно протянул Угум.

— Ничего, она ещё хорошенько мне послужит, — Долион плотоядно ухмыльнулся.

— Тебе? – Угум прищурил правый глаз и помотал в такт вопросу головой, будто разгоняя комаров. – Тебе? А твоя тощая задница каким здесь боком?

— Но раз она пустышка… — удивлённо начал Долион.

— Ты что, забыл Закон Добычи? Часть добычи стаи – добыча Вожака. Добыча Вожака – только его Добыча. Кто первый взял в когти – того и Добыча.

— Но я…

— Стоял в болоте, готовый драпать.

— Возможно, она понадобиться для некоторых заклинаний…

— Когда понадобиться – тогда и поговорим. И не вздумай мне дерьмо вдувать в уши – я не первый день из яйца. Знаю, для каких таких заклинаний эльфийки нужны. Целые или частично. Гугнила, что там с волосами?

— Пусто, — с сожалением ответил орк, вороша новую порцию пепла.

— Накинь на неё дерюгу, примотай сапоги. Сделаем из неё настоящего орка, — Мет Угум усмехнулся и достал баночку с пахучей серой мазью. Завидев её, эльфийка задёргалась в путах.

— Да стой ты, корова, это от гнуса и мошкары, ты мне пока живая нужна.

Орк быстро размазал мазь по всему телу.

— Трупы в болото, костёр и распадок залить грязью. Всё. Выдвигаемся к Кирпичной Заставе.

***

Отряд в походном порядке тащился сквозь топи. Метрах в пятистах по направлению движения крались два дозорных. Перед основной колонной шагал орк с шестом, промеряя, нет ли топей на пути. В середине колонны, как и положено командиру, шёл Мет Угум, таща на сыромятном поводке пленницу. Замыкал Гугнила. Рядом с сержантом то ли летел, то ли невесомо ступал тёмный маг. В начале пути Угум отдал магу приказ просматривать их путь магическим зрением на предмет ловушек и врагов. Маг ответил с холодком, что безопасность отряда – его первостепенная задача. Однако, чем дольше они шли, тем сильнее орк подозревал, что проклятый человечишка морочит ему голову.

— Знаю, зачем мы идём к Кирпичной Заставе, — вдруг сказал маг. – Хочешь отдать эльфийку своим. И не хочешь пытать её при мне. Глупо.

Угум хмыкнул.

— Глупо, — повторил маг. – Шниглум всё равно не станет скрывать от ордена важные сведения. А неважные… На то они и неважные.

Угум упорно молчал.

— Она может знать такое, что важно именно нам. Её могли поджидать сообщники. Крепкий, хорошо вооружённый отряд. Который вполне может устроить нам «тёплую» встречу! Ну же…

Маг осёкся. К ним, расплёскивая бурую жижу, бежал дозорный.

— Деревенька там, — прорычал дозорный, подбегая к командиру.

Тот махнул рукой. Отряд замер.

— Что ещё такое? – недовольно спросил Угум.

— Деревенька. Островок там, чистый, небольшой. И деревенька. Домов… домов… — орк замялся, глядя на свои пальцы. – Три руки. И три руки. Пять… Не, шесть рук. Ящеры. Вроде близардов.

— Вроде или точно? – нахмурился Угум.

— Ну… похожи. Две руки, две ноги, голова, кожа синюшная в чешуе, роста метра два, тощие. Оружия не видать.

— Что делают?

— Ничего не делают. Ну, то есть… огороды копают, дома чинят, рыбу вялят.

— Подозрительно, — встрял тёмный маг. – А я предупреждал.

— С каких пор близарды воюют за древних эльфов? – отмахнулся Угум.

— Кто тебе сказал, что это близарды?!

— Он, — Угум ткнул в дозорного.

— Хорошему магу навести морок – раз плюнуть. Сам подумай, откуда тут эта деревня, посреди болота?

— Ну, не посреди. Да видали мы и другие деревни.

— Что им тут делать? – не уступал маг.

— Что делать, что делать… Тут тебе не голое болото. И лесов хватает. Зверья полно, и лесного, и болотного. Мы сами почти так живём, пока войны нет. Охотимся, пашем. Впрочем, у вас, магов, мозги прокисли от ваших алхимий, вам не понять, что значит жить своим трудом.

— Что будем делать, командир? – подал голос Гугнила.

— По-тихому обойти деревню… — начал тёмный маг.

— Вырежем их к червям собачьим, — усмехнувшись, перебил его Мет Угум.

— А если там засада?!

— Так мы на их засаду свою устроим. Разомнёмся, парни? Мясца запасём.

Парни ответили хриплым радостным рыком.

— Значит, действуем так. Десять лучников – к самым высоким деревьям у острова. Или за укрытия – какие найдёте. Остальные – в тину, и поползли. Окружаем остров, — Угум быстро раскидал позиции орков по сторонам света и продолжил:

— Долион колдует издалека взрыв. Умеешь взрыв?

— Придумаю что-нибудь, — с отвращением ответил маг.

— Давай, думай скорей. Прицельно не надо, просто лупи в середину деревни. У близардов мозги так устроены, что они от взрывов не бегут и не прячутся. Любопытные, придурки. Начнут поворачивать к центру, посмотреть, что там такое. Тут нам сигнал. Выбираемся на берег и режем всех, пока к нам спиной стоят. По-тихому, кого успеем. Лучники – шмаляй в центр. Гугнила, ты и трое парней – охраняйте эльфийскую мразь. Всё, побрели.

Солдаты прикрылись буургха, легли на живот и поползли в указанном дозорным направлении. Постепенно они растворялись в коричневатой зелени пейзажа. Долион ещё видел шевеление, словно крупные червяки, заросшие карликовым рогозом, ползут по заболоченному лесу. Маг повернулся к Гугниле.

— Ну, что застрял? – недовольно рыкнул орк.

***

Мет Угум укрылся в затончике у корней сломанного дерева. Орк затаился с противоположной деревне стороны, пониже надвинув буургха и стараясь глядеть в сторону от деревни, чтобы не заслепило вспышкой взрыва. Внезапно болотный полумрак заискрился кисло-зелёным сиянием. В ушах долбануло. Ближайшие к орку несколько ящеров повскакали и, действительно, как по команде повернулись в сторону взрыва. Мет Угум выплыл из затона и максимально тихо попытался добраться до них. У него почти получилось. Двое из пяти деревенских рухнули с перерезанными глотками, когда остальные спохватились. Орк метнул кинжал прямо в лоб третьему и обнажил антаган. Он слышал, как по деревне пронёсся шёпот и бормотание. Даже крики близардов оставались для орков на уровне обычной речи. А затем грохнул второй взрыв, и десятки орочьих глоток заорали непотребные ругательства, испокон веков заменявшие оркам боевые кличи. Близарды рубились отчаянно. То, что это не простые крестьяне, стало ясно даже самому тупому орку в отряде. Под рваньем и плащами обнаружились добротные кольчуги, словно из ниоткуда появились мечи и щиты.

— Ко мне!!! – заорал Мет Угум. Он с невиданной яростью обрушился на ближайших ящеров. Если в оружии они оставались равны, то в тупой мускульной силе и массе ящеры проигрывали более чем вдвое. Чем и воспользовался командир, подавая пример своему отряду. От его ударов ящеры буквально отлетали с переломанными костями. Орки быстро собирались в единую линию, прекрасно зная, как опасен бой в одиночку против толпы хороших мечников.

— Надавиии!!!

Отбросив врага, орки разбились на малые кучки, держа круговую оборону и раздавая зубодробительные удары. И тут ударили подоспевшие лучники. Они били почти в упор, расстреливая в спины занятых боем ящеров. В пять минут всё было кончено.

***

— Нет там ничего, — доложил Гугнила, выходя из очередной деревенской развалюхи.

— Да понял уже, — с легкой досадой ответил Мет Угум. – Но осмотри всё до последнего дома. Трупы разделать. И готовьте пир – парни заслужили. Лучшие части – в котлы и на вертелы.

— Да вы с ума сошли! – зашипел Долион. – Эльфийские шпионы могут поджидать поблизости!

— Могут, — Мет Угум сплюнул прямо под сапоги магу. – Вот и давай. Порыскай своей магией вокруг. А парни заслужили. Три сраных месяца в схронах да патрулях у Гром-реки: ни пёрнуть – ни вздохнуть, и месяц в этих долбаных болотах на воде да тухлятине. Гугнила, я покараулю ночью. Кто там лучше всех из наших кровавик варит – пусть начинает, чтоб поспело. Костры давай зажигай. И мою долю добычи между ранеными подели.

— Я этого так не оставлю! – взвизгнул маг и быстрым шагом направился к одному из домов.

— Чего это он? – Гугнила вопросительно покрутил пальцем у виска.

— Не, это нормально для них. Но хорошего ждать не приходится. Жаловаться пошёл.

— Кому? – не понял Гугнила. – Тараканам?

— Нет, брат, не тараканам. Ладно, ты давай, а я пойду, посмотрю, что этот ашдук удумал.

***

В сыром, полном мрачных теней воздухе искрилась перевёрнутая полусфера. Над ней, в глубине магического пространства, словно через перевёрнутую подзорную трубу виднелись фигурки крупного орка, завешанного амулетами и костяшками, и человека с серебристым лицевым протезом, заменяющим всю правую половину лица.

— Это недопустимо!

Долион кончил излагать свою версию недавних событий, в которой он обвинил командира в нарушении устава, союзного договора, личном оскорблении и государственной измене.

На той стороне магического туннеля капитан-поджигатель Питор Гро звучно рыгнул.

— Что за бред, — лениво протянул он.

— И что за пустейшая растрата маны, — согласно кивнул человек с протезом.

— Н-но… господин младший регент…

— Давай Угума сюда! – рявкнул капитан.

— Тут я, — донёсся от входа голос.

— Твои потери, сержант?

— Пять рож. Один утонул, пока ночью срать ходил на болото. Троих задушили болотные питоны. Одного сегодня близарды зарубили. Раненых тяжело – нет. Легко – тоже пять. Идти и рубиться могут.

— Что с эльфобабой?

— Под описание подходит, но чистая. Этот проверил. Тащим к ближайшей заставе для допроса.

— Мясом хорошо запаслись? – в голосе орка сквозила ирония.

— Капитан, район считается чистым, под нашим контролем. По разведданным рядом других поселений нет. Эльфийских следов по пути сюда не замечено. А всякие ударные отряды в тылу – выдумки господина мага.

— Выдумки?! – заорал Долион. – А эти близарды в полном вооружении – тоже выдумки?

Эти близарды мертвы, — осадил мага Мет Угум. – Будем каждой кочки у себя в тылу бояться?

— Долион, ты в силах установить сеть эфирного поиска на ночь?

— Да, господин.

— Ну и сделай это. В конце концов, кого эльфам отбивать? Вы поймали «пустышку».

Тёмный маг на минуту замолчал, злобно буравя взглядом сержанта.

— Как пожелаете, — наконец выдавил он. – Но зачем тащиться с «пустышкой» до Кирпичной Заставы? В то время, как настоящая шпионка ещё не поймана! Возможно, наша пленница как раз сбила нас с пути, чтобы за нашей спиной проскользнула шпионка с артефактом.

— Вот это разумно, — кивнул человек с лицевым протезом. – Капитан-поджигатель Гро?

— Эльфийскую сучку в котёл, завтра же вернуться на дорогу вдоль Лакриса, — приговорил орк.

— Мне бы хотелось получить её для пополнения запасов снадобий, — медовым голосом вставил Долион.

— Да забирай. Если Угум не против.

— Если что?

— Его добыча – он и решает. Улук Великий, — расхохотался орк, — мог бы оттяпать у неё ляжку как долю верховного, но, думаю, наш вождь не станет мелочиться. Так что, сержант?

— У меня на эльфийку другие виды, — проворчал Угум. – Есть вещи в походе понужнее для орка, чем сраные алхимические отвары.

— Правда? – искренне удивился капитан Гро. – Они же костлявые и плоскогрудые. И воняют.

Эта вроде ничего. Есть за что схватить.

— Тогда извини, маг, пособирай корешки пока.

— Что? – растерялся Долион.

— Пока Угум свои дела справит. Знаешь, те, что между ног.

— Я долго буду справлять, — в тон ему заржал сержант. – Я в гарем её беру.

— Даже так?! – захохотал капитан. – Ну, тогда ты правила знаешь. Потешь своих ребят как следует. Колдун, не забудь про охранную сеть на ночь. Всё на этом.

Магический канал лопнул с хрустальным хрустом.

Маг уставился на орка, гневно сжимая кулаки.

— Какой ещё гарем?!

— А то ты не знаешь, — Угум уже шёл к выходу. – Придётся потаскать её с собой, конечно. Пока в лагерь не вернёмся. Но это уже скоро. А там отошлю в пещеры, на запад.

— Что ещё за правила?

— Брачная ночь. Всем можно смотреть и «подкладывать сено», но катаюсь на «кобылке» только я. Ну, чего встал – налаживай свою охранную сеть.

***

Костры ярко горели в сгущающейся тьме. Вся деревня светилась рыжим пляшущим светом. Орки весело горланили, поглощая кровавик и жареное мясо близардов. Наконец, Гугнила затянул:

— Ты-дых! Ты-дых! Ты-дых!

Один за другим, орки начали подхватывать, топоча и хлопая лапищами:

— Ты-дых! Ты-дых! Ты-дых! Ты-дых! Ты-дых!

Мет Угум поднялся, подхватил эльфийку и вышел на утоптанную площадку перед костром. Солдаты встретили его весёлым рёвом. Орк стащил дерюгу, заменявшую эльфийке всю одежду. Затем отбросил в сторону плащ, кольчугу и поножи. Теперь будущие супруги стояли друг перед другом совершенно голые. Руки эльфийки были по-прежнему стянуты ремнями за спиной, а в рот вставлен кляп.

Девушка затравленно глядела на здоровенный орочий фаллос. «Светлые Силы, только не это! – вертелись в её голове подхваченные ураганом мысли-листья. – Он слишком длинный! Моё сокровище! Я не смогу его сберечь!». Горечь близкого поражения затопила её. Между тем орк зачерпнул из банки коричневой густой мази и покрыл её свой «инструмент». Терпкий травяной запах наполнил воздух ароматами василькового летнего луга.

— А ещё нас дикарями обзывают, — усмехнулся Мет Угум. – Смазка что надо.

С этими словами он подхватил пленницу и заставил принять коленно-локтевую позу. Чтобы пленница не ткнулась головой в землю, он пропустил ей подмышками ремень, который обернул себе вокруг плеч. Округлая попка эльфийки «сердечком» лоснилась в руках орка. Остальные солдаты, прихлопывая и подтыдыхивая, подтянулись ближе к вожаку. Мет Угум провёл головкой члена по ложбинке между ягодиц эльфийки, нащупывая половые губы. Затем медленно вошёл в неё и начал равномерное движение, с каждым тактом проталкиваясь всё глубже. Орки взревели сильнее, расчехляя свои «дубины». Груди эльфийки соблазнительно покачивались в такт движениям Угума, а гладкая светло-ореховая кожа девушки покрылась мелкими капельками пота.

Девушка чувствовала, как член проходит всё глубже и глубже в неё. «Сейчас! Вот уже сейчас!» повторяла она про себя, ожидая, как орк упрётся в её матку, и тогда ей наступит конец. Мет Угум надавил, вгоняя член по самые яйца. Эльфийка почувствовала, как удар отдаётся сладкой болью во всё её существо. Слёзы бессилия брызнули из её глаз.

— Арррргх! – зарычал Мет Угум.

Из промежности эльфийки брызнула фиолетовая кровь.

— Целка! – заорал Гугнила в восторге.

«Я не справилась! Сейчас он…..»

Угум, утробно рыча, продолжал брачную ночь.

«Нет! Это невозможно! Я же чувствую его! Их…..»

Угум перехватил эльфийку за талию, откинулся на пятки и притянул её к себе. Мощное тело орка напрягалось в такт движению рук. Девушка чувствовала, как всё плывёт перед глазами, пот заливает тело, а каждый удар в районе матки отдаётся тупой болью в солнечном сплетении. Он был там! Он был в ней! Снова и снова! До самого конца, где крылось её сокровище! Это казалось невозможным, но смерть отступила, и невероятное облегчение накрыло эльфийку. Она расслабилась в могучих руках орка. Эти руки обхватывали её упругие бёдра, почти смыкаясь пальцами на тонкой талии, вздымали вверх и опускали вниз, к сладко-болезненному удару. Её налитые груди танцевали в отблесках костра. Орки ревели, налаживая свои «жезлы». Наконец, один не выдержал и исторг из себя струю горячего семени прямо в ложбину между эльфийских грудей. За ним другой, третий. Так продолжалось долго, пока все до одного не отвалились к кострам, довольно урча. Мет Угум, пыхтя, приподнял эльфийку. Показалась перевитая венами, напряжённая окровавленная елда. Орк быстро накинул тунику, завернул эльфийку в чистый кусок ткани, словно ребёнка, подхватил и странным ковыляющим шагом направился к одному из домов на отшибе. Внутри он положил её на пол, перевязал руки спереди, прицепив конец веревки к бревну, вынул кляп и влил в рот какую-то жидкость.

— Глотай, глотай.

От первого же глотка словно огонь пронёсся по венам девушки. Затем сладкая истома охватила её.

— Не вздумай спать, — тихо рыкнул орк. – Я скоро приду.

Мет Угум вышел на свет и тут же зашёл в соседний пустующий дом. Он быстро смыл кровь в паху странной бесцветной жидкостью и смазал член мазью, зашипев от боли. Затем замотал чистым бинтом, опустил пониже подол туники и вышел к кострам. Половина солдат уже спала вповалку, оставшиеся приветствовали его нестройными одобрительными воплями. Через некоторое время лагерь погрузился в сон. Угум встал и направился к магу, застывшему у знаков эфирной сетки, начертанных у южной оконечности острова.

— Надо поговорить, — тихо рыкнул Угум.

— Что теперь? – сварливо осведомился маг. – Не стоит? От этого я лекарства не захватил.

— Нет. Другое. В одном из домов я кое-что подобрал. Но при парнях не хотел говорить. Боюсь, это им не понравится.

— Что подобрал?

— Вот это, — орк протянул небольшую шкатулку. Маг откинул крышку. Внутри, на тёмном бархате покоился изумительный сапфир. Маг зачарованно уставился на камень. Протянул руку. Отдёрнул. Нетерпеливо осмотрел сокровище через магический хрусталь.

— Обычный камень, но… какая совершенная огранка! И размеры! И чистота!

Маг погладил поверхность, затем достал сапфир и начал любоваться им, поворачивая так и эдак.

— Неплохой камень, верно? – заметил орк.

— Удивительный!

— А, знаешь, почему ты не смог на нём увидеть следов магии?

— А? Что? – чародей уставился на орка.

— Потому что в нём нет магии. Это просто красивый камень, просто смазанный ядом.

Маг булькнул, силясь закричать. Его руки застыли.

— Паралич, яд не смертельный, — продолжил орк, — но паралич наступает очень быстро. На орков, кстати, почему-то не действует. Но ты же не орк. А вот это, — Угум извлёк небольшой стилет, — антимагическое оружие. Тут бы твой хрусталь среагировал. Да, вас, магов, трудновато железом убить. А этим легко. Просто режешь горло – вот так. Хрен горги! Как же ты мне надоел за этот месяц!

Труп Долиона с перерезанным горлом упал к ногам орка. Мет Угум затолкал его в тонкий шелковисто блестящий мешок, кинул туда же шкатулку с сапфиром и стилет, и крепко затянул завязки. Затем отошёл на сотню метров вглубь болот и утопил мешок в воде. Мешок, словно живой, начал зарываться в трясину, пока не скрылся в ней. По колыханию воды было понятно, что он продолжает зарываться ещё глубже. Орк удовлётворённо кивнул и пошёл назад. Он вынес эльфийку из дома, перекинул через плечо и быстрыми скачками понёсся по болотистым зарослям.

***

Давно уже перевалило за полночь, когда Мет Угум остановился, тяжело дыша. Перед ним высилось древнее сооружение, опутанное диким виноградом, покрытое плесенью и лишайником. Неправильной формы эллипс – словно след от яйца, обведённый каменным кружевом – возвышалась на пять метров среди буйства кустарников. Небольшая площадка перед сооружением оставалась не тронутой. Ни одно растение не дерзнуло прорасти сквозь гладкие терракотовые плиты. Орк быстро развязал пленницу, затем подошел к сооружению, вставил в основание несколько камней и выговорил длинную фразу, состоявшую из гортанных свистящих трелей. Пространство внутри эллипса вогнулось, пошло волнами, заискрилось – и пропало. Вместо леса там теперь проглядывали изящные очертания эльфийской крепости. Девушка уставилось на неё во все глаза.

— Тайна Тиники! Наша столица! – вскрикнула она.

— Совершенно верно, — кивнул орк. – Одежды, извини, нету, но, думаю, это одеяло поможет.

— Портал снипрурков! Значит, они существуют!

— Существуют.

— Что ты делаешь??? – эльфийка потрясённо смотрела на орка. Мет Угум подошёл и в несколько узлов перевязал одеяло так, чтобы получилось нечто вроде тоги.

— Что ты делаешь???

— Нигде не болит? – вдруг спросил орк на древнеэльфийском.

— А?!

— Ладно. Вы, рунные эльфы, всегда боялись практиковать магию трансформации. Мы, древние эльфы, тысячелетиями с успехом применяем её. Мы постоянно держим некоторое количество шпионов в рядах наших врагов. Я – один из них. Меня трансформировали и внедрили в орду Улука одиннадцать лет назад. Недавно я получил донесение о готовящейся операции. Рунные братья смогли заслать одного из своих в шаманский оплот орков, Каменный Брудулон, с заданием украсть клык Пращура – невероятно сильный магический артефакт, который, помимо этого, является предметом поклонения орков. Удачная кража очень сильно ослабила бы врага. Мне также передали маршрут отхода лазутчика рунных. Высший Совет стратегов приказывал мне перехватить лазутчика с артефактом. Перехватить любой ценой и уничтожить.

Эльфийка судорожно сжала ткань в кулаке. Она, не отрываясь, смотрела на орка.

— В помощь мне высылалась ударная группа, которая должна была ожидать меня в условленном месте – на пустынном островке среди болот Лакриса. Я устроил так, что мой орочий отряд направили в тыл, и обеспечил нам задание именно в том месте, где должен был пройти лазутчик. В ставке Улука мне пришло сообщение с уточнёнными данными. И тогда я понял, что лазутчик – ты.

Орк замолчал, глядя на маленькую эльфийку. Но, прежде чем она успела что-то спросить, он продолжил:

— Я сделал подложный документ-донесение, в котором говорилось о несуществующих «пустышках» — нескольких двойниках лазутчика, призванных сбить поиск со следа. На основании этого донесения мы и получили приказ. Я знал, что… лазутчица воспользуется уникальной особенностью своего тела, экранирующего любую магию. Поэтому я знал, куда она поместит клык.

Орк вздрогнул.

— Ты знал, — пробормотала девушка. – Ну, конечно! Ты знал. Ты…

— Это, знаешь ли, было больно, — заметил Угум, — раз за разом втыкать себе в член эту хрень. Я старался думать, что тебе было не так… весело.

— Нет! – румянец проступил на щеках эльфийки. – Так ты всё это время…

— Я собирался провернуть это без брачной ночи. Но маг связался с моим капитаном и потребовал твоё тело себе. Решать надо было быстро.

— Это была твоя кровь, — прошептала девушка. – Не моя, а твоя.

— Да. И они не догадались, потому что кровь орков и рунных эльфов…

— Одного цвета, — закончила эльфийка.

— Да, фиолетовая.

Оба замолчали. Орк смотрел куда-то в лес, эльфийка – на орка, пытаясь поймать его взгляд.

— Но что теперь будет с тобой?

— Вернусь назад. Моя миссия не окончена. Твоё похищение – дело рук мага, который этого не сможет опровергнуть, поскольку гниёт в болоте. Далее наш отряд пойдёт по его «следам» к засаде, в которую предполагалось попасть тебе. Мы с братьями перебьём орков. Я расскажу историю о том, как ты убила мага, забрала его снаряжение и рванула к известному тебе порталу, оставив нас в дураках. Они не сильно расстроятся. Потом я вернусь в ставку с легендой о том, как отряд попал в засаду подлых рунных эльфов. Притащу несколько фальшивых голов и парочку волшебных мечей. И очень надеюсь, что к тому времени правдоподобность моей истории будет мало волновать начальство.

Вот, держи, — орк протянул небольшой кристалл. – Здесь сведения, собранные мной за предыдущие четыре месяца. Планы нескольких крепостей, списки предателей, готовых открыть ворота, численность гарнизонов. Разное. Также и карта порталов. Тот, который я активировал, выведет тебя прямо к столице. Не волнуйся, он стабилен, я проверял не один раз.

— И что, просто выкладываешь мне секретные сведения? Вот так вот? – эльфийка смотрела на Мет Угума, широко раскрыв прекрасные глаза, словно ждала чего-то ещё. Словно чувствовала, что за всеми словами орка кроется большее.

— Вот так… А ты не помнишь меня, Оэсси?

Орк осёкся и посмотрел на свои лапищи, словно видел их впервые. По его щетинистой щеке прошла судорога.

— Какой глупый вопрос. Ладно… Не важно.

— Погоди, — эльфийка подалась вперёд. – Погоди. Я… Только в академии стратегии в Элейнель я встречала древних. Давно. Сорок лет назад…

— Сорок три.

— Так ты был там?! – Оэсси прижала руки к груди, вглядываясь в орка.

— Они все ухлёстывали… ухаживали за тобой – Тормиэль Светлый, Иссин и тот пид… ну тот, с завивкой.

— Онникир Илинс.

— Да, вроде того. Вряд ли ты помнишь меня.

— Нет. Я должна помнить, — в голосе девушки прорезалось мучительное напряжение памяти. – Я должна! Ты… ты…

Вдруг её глаза округлились и дыхание перехватило.

— Ты – Метин! Метин-застенчик.

Орк горько усмехнулся и кивнул.

— Вот так прозвище, да? И чём всё закончилось?!

— Метин… Ты подарил мне янтарную колибри на выпускном… Ты… Как же так?

— Какая разница? – орк пожал мощными плечами. — Мы, древние эльфы, проходим особые испытания, на которых познаём себя. На что мы годны в этом мире. И вышло, как вышло. Я не жалею. А всё это, — орк мотнул головой в сторону лагеря, — я бы сказал, что мне жаль, но мы оба знаем: слов слишком мало. А наши миссии слишком важны, чтобы пытаться прикрыться сожалениями.

— Добру мало кулаков, — кивнула Оэсси. – Нужен яд в зубах.

— Я знал, на что шёл. И делаю свою работу, не отворачиваясь.

— Только так и надо. Прими свет.

— Прими свет, — откликнулся орк.

Эльфийка сделала шаг к порталу, но вдруг развернулась и порывисто кинулась назад. Схватив орка за лапу, она заглянула в его жёсткие крапчатые глаза.

— Война скоро кончится. То, что я принесу, поможет. Тогда тебя отзовут?

— Возможно и так.

— Тогда… если захочешь… мы повторим эту ночь… дома.

— Я что-то стал привыкать к болотам, — орк попытался мягко высвободиться из рук девушки, но та сжала крепче.

— Согласна на болото – если захочешь.

— Что за бред, — пробормотал орк, потом рассерженно кивнул: — Как ты думаешь, неужели я против?!

— Тогда жду, — эльфийка решительно развернулась и кинулась в призрачное свечение портала. Орк увидел, как она легко преодолела его и махнула ему уже с той стороны. И легко побежала в сторону эльфийской твердыни. Магия постепенно иссякала, реальность по ту сторону становилось более тусклой, но орк ещё успел заметить, как навстречу девушке вышли воины в серебристых кольчугах, и расслышал радостные приветственные возгласы. Затем портал заискрился и полностью исчез. Осталось только древнее каменное кольцо, сквозь которое виднелся мрачный утренний лес.

Орк поднялся и побрёл к лагерю, вновь превращаясь в Мет Угума, сержанта из разведстаи второго легиона Улука Великого. Когда он вернулся, все ещё спали. Орк прилёг на холодную утоптанную землю у догоревшего костра и долго пересыпал перепел руками. Он знал, на что идёт, вернувшись в лагерь. Он имел право погреть холодные заскорузлые пальцы в рассыпчатом огненном прахе, вспоминая о горячей эльфийской крови

читателей   874   сегодня 1
874 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 9. Оценка: 3,11 из 5)
Загрузка...