Гнев

В яблочко.

Уже несколько месяцев идёт война. Мой брат с отцом сейчас в очередном походе, а я торчу здесь.

И снова в яблочко.

Во всем замке я лучше всех владею арбалетом, и меня не взяли на войну. Да, как они могли?

И вот опять в самое яблочко. Я могу так вечно.

Я готов всем показывать своё мастерство, лишь бы его ставили вровень с остальными, ведь я ничем не хуже своего брата. Ну и что с того, что он хорошо владеет мечом. Видали и лучше. Даже и не верится, что отец видит в нем наследника: «Он старший мой сын, свой трон я передам ему». А то, что он тупой и жестокий ему все равно. Старший сын. И что? Да пока бы он доставал свой меч, я бы всадил ему болт промеж глаз. Поэтому мне страшно за свой дом, если он станет королем.

– Король! Король вернулся! – раздалось с улицы.

Я вылетел из оружейной и побежал в голубиную башню, оттуда видна вся округа.

Люд не ошибся, по дороге к центральному входу в город двигалась конница моего отца. Он возглавлял шествие, судя по всему, победное. Рядом с ним ошибка природы. Эх, что поделать, но на его месте я смотрелся бы лучше.

Нужно встречать отца. Как никак на время похода он на меня оставил замок. Нужно почетно вернуть бразды правления.

Я по-быстрому парадно приоделся, позвал пса Адольфа и побежал к главным воротам.

Уже весь город столпился встречать героев. На моё удивление все вернулись живыми, некоторые в толпе говорили, что это дар господень, а кто-то утверждал, что наши мужи величайшие войны. Я же считал, что правда скрывалась где-то посередине.

Отец скромно вел процессию, в то время как мой брат пожинал все плоды, он привлекал к себе внимание громкими возгласами и нелепой жестикуляцией. Выпендрежник.

Адольф при виде Короля радостно залаял и закружился вокруг коня, иногда подскакивая, в надежде, что на него обратят внимание.

Я встретил отца с должными почестями: поклонился и поцеловал его руку; он же меня поблагодарил за сохранность города в их отсутствие. Брату же я просто кивнул.

– Петр, брат мой, что ж ты не рад нам. Мы разгромили не одно войско, чудом все выжили, чудом выжил я, а ты даже не посмеешь улыбнуться мне.

Вечно он ставит меня в неловкое положение. Вернись бы отец без него, тогда бы я светился от счастья, а так приходится обходиться наигранной улыбкой.

– Константин, как же ты смеешь так считать, я столько дней ждал любой весточки от вас, из-за чего все сильней грустил, потому через всю эту грусть мне очень тяжело улыбнуться тебе, братец. Время исправит эту ошибку.

– Или кое-что ещё. Предлагаю откинуть уже эти пафосные и бессмысленные речи и пойти праздновать нашу победу. Отказа я не принимаю. Только ты и я. Отец! ты же не против, если я заберу нашего тихоню?

Я хотел возразить, но как только отец дал согласие, мой брат соскочил с седла, взял меня за шкирку и потащил в переулок подальше от толпы. Наше исчезновение никто не заметил. Вру. Заметил Адольф. Он бросился за нами вдогонку.

– Да отпусти меня уже, – Константин так и сделал, и я шлепнулся с соответствующим звуком, – ты же знаешь, меня бесит, когда ты так делаешь. Я тебе не игрушка.

– А меня давно не выставляли идиотом. Пока ты протирал штаны на кухне, мы рисковали жизнями, так что изволь уважать нас. Особенно меня, твоего брата и будущего короля.

Он попытался пнуть меня, но я вовремя укрылся руками.

– Давай, вставай. Пойдём, слегка развлечемся. Тебе полезно выбираться.

Спорить я не готов, так что пришлось согласиться и вместе с Адольфом последовать за ним.

Направился он довольно-таки в ожидаемое место. В наш местный кабак. Конечно. Его же больше ничего не волнует.

Пока я потягиваю первую кружку эля, мой братец осушает запасы кабака и между делом травит мне тупые и неинтересные истории о своих приключениях, как же я их не люблю. Единственное отличие на сегодня, истории из похода, с которого они вернулись. Честно, я не сильно вникаю в то, что он рассказывает, просто хочу поскорее свалить из этого места.

– Братец, – Костя повернул мою голову в направлении темного угла с «подозрительными» личностями, – это что, гоблины, в моем городе? Как ты такое допустил? Да они ж шпионят для врагов.

– Костя, – моя попытка, ухватиться за его рукав и задержать, не удалась, – Константин!

Он целенаправленно двинулся к так называемым «шпионам». Ввести его в курс дела у меня не получилось. Так что жди беды.

– Эй, мусороеды, вы что тут забыли?

На «славного» рыцаря уставилось две пары испуганных глаз.

– Мы здесь ради торговли, – гоблины уставились на меня, – Этот молодой человек дал разрешение.

– С сегодняшнего дня, здесь новые правила. Никаких нелюдей. И в качестве урока остальным, ваши головы будут на пиках у входа в город.

– Братец, остынь, у них нет никаких злых намерений. Мы же не первый год ведем с ними дела.

– А мне неважно, что было раньше. Важно сейчас. А сейчас идёт война.

– Поэтому наши гости уже уходят, – я дал сигнал гоблинам, чтоб они поскорей сваливали, – отец не будет рад, если мы устроим здесь кровопролитие. Подумай о последствиях.

«Шпионы» уже убегали к выходу, но мой брат повернулся к ним и поднял руку. По венам побежали искорки пламени.

Подобный трюк я видел впервые. Для меня стало шоком наличие у брата магических способностей.

Я толкнул Константина, и «плевок» огня ушёл в сторону. Раздался лишь собачий визг. Гоблины спаслись, но Адольф…

– Что ты натворил, придурок?! – заорал на меня Константин.

– Я? Это ты что натворил? Ты убил мою собаку.

– Да плевать я хотел на шавку, из-за тебя мусороеды сбежали. Теперь ответь мне, что нам делать дальше?

– Делай, что хочешь. Я возвращаюсь в замок.

Я взял тело Адольфа на руки и пошёл прочь от этого кабака. Краем глаза я видел, что за мной тащится Константин.

Чертовы улочки. Никогда не обращал внимание, что наш город похож на один большой лабиринт. Видимо, мой брат в нем Минотавр.

Я не знаю сколько времени прошло, пока я искал выход, но этот момент с Адольфом на дрожащих руках заканчиваться не собирался.

Улочки.

Да где же гребанный выход?

Каким-то чудом я все-таки вышел к стенам замка. По привычке сразу направился в оружейную. Зачем я сюда пришел?

– Чего ты таскаешься с этой шавкой, выброси её уже.

А я только забыл о нем.

– Сгинь, – рявкнул я на него.

– Ты никогда не научишься защищать семью. Всегда будешь тряпкой. Порой надо переступить через себя, чтоб спасти тех, кто тебе дорог. А ты даже псину спасти не смог.

– Так как ты её убил!

– Достало! Клади на пол!

Он чуть ли не с силой вырвал Адольфа из рук и бросил на пол. Я попытался броситься к нему, но брат не позволил.

– Бери оружие!

– Что?!

– Бери оружие, я сказал!

Я схватил арбалет и натянул болт для выстрела. В это время Константин приступил к какому-то ритуалу. Вокруг него складывались фиолетовые руны, после чего точно такие же появлялись и над Адольфом. Четвероногий друг подал признаки жизни.

– Что происходит? Это что некромантия?!

Адольф ожил. Я не могу поверить. Но это не он: его глаза горели красным, и он бросался на нас. Единственное, что меня отделяло от него, это барьер, созданный Константином.

– Зачем ты это делаешь?

– Убей его. Защити нас. Меня и главное себя. Твои слезы не остановят врагов, когда они придут за твоей семьей, за теми, кого ты любишь.

Черт возьми, я действительно плачу, даже не обратил на это внимания.

– Я не буду этого делать!

– Тогда этот монстр загрызет тебя!

– Монстр здесь ты!

– Поднимай арбалет!

Я поднял арбалет и прицелился в Адольфа. В моего любимого Адольфа. Всегда со мной рядом находился он, а не мой брат.

Мишень сменилась.

В яблочко.

Тишина. Все замерло. Как будто прямо под ухом ударили в колокол.

Болт рассыпался, не достигнув цели.

Адольф покрылся пламенем и завыл сильней, чем в кабаке. Я хотел броситься к нему, помочь, но барьер не давал этого сделать. Я ничего не мог сделать. Лишь плакал и наблюдал, как мой друг рассыпается до пепла.

– Ты разочарование нашей семьи, Петр!

Три года. Ровно три года прошло с того дня, как моего брата изгнали из города.

Ещё во время похода солдаты не одобряли методы Константина, они находили их не гуманными. Я же нахожу термин «не гуманным» не совсем подходящим. Сперва разговоры, а после открытые заявления королю. Понятное дело никто прямо не говорил того же, что звучало за стенами замка. Только спустя какое-то время до отца дошли слухи о подрыве отношений с союзниками, гоблины хорошие торговцы и нас не раз выручали в провизии и ресурсах. Отец терпел всю болтовню о его наследнике, но потеря ценных друзей в войне оказалась для него куда важней родного сына. Для поддержания мира король изгнал Константина из города.

Я не мог в это поверить, первое время мне казалось, что это один большой сон. Отец не подавал вида, но думаю, это решение далось ему нелегко, не будь у него запасного варианта, он бы не решился на подобное. А запасной вариант – это я.

Честно, двоякое впечатление. Вроде как я должен радоваться, что исполнилась мечта идиота. С другой стороны, вечно бессмысленные встречи с «важными» людьми, и на очередных военных действиях я нахожусь все равно в замке. Понимаю отца, я его последняя надежда и он старается меня уберечь, в добавок я хорошо управляюсь со своими владениями. За время отсутствия Константина я развил положительные отношения со всеми соседями, наладил поставки всего необходимого для королевства и улучшил жизнь большинства горожан и крестьян. Все это хорошо, но подобная жизнь осточертела, хочется чего-то нового, хочется смысла, цели.

За всеми своими размышлениями я прибился к бутылке. Чуть ли не каждый день посещал кабак, в котором Константин столкнулся с гоблинами. Теперь же это заведение регулярно заполнено различными посетителями, как своими, так и иноземными.

Сегодняшний вечер для меня и кабака не стал исключением, та же бутылка, те же посетители.

– Зачем так крепко прижиматься к бутылке? – раздался над моим ухом женский голос.

Я оторвался от стойки и обратил внимание на незнакомую для меня гостью кабака. Видимо появилась недавно. Дамочка выглядела необычно, вся её одежда как будто состояла из лент, между которых проглядывали полосочки её тела.

– Извините, мне не интересно знакомство, – я вернулся к прежнему положению.

– Почему же? Королевская особа решила с концами обнаглеть и даже немножко внимания не подарить даме?

– Подобные знакомства только из-за моего положения. Я понимаю, что многие хотят стать будущими королевами.

– Тогда зачем проводить время в подобном месте?

– Здесь мои друзья, – я постарался демонстративно махнуть рукой на весь зал, но на середине оборвался, когда понял, что я тут никого толком не знаю, – бармен мой старый друг.

– И как его зовут? – дамочка, или все-таки девушка, а я наконец лучше её разглядел, никак не успокаивалась.

– Эээ, Эдуард. Эдуардо.

– Бармен девушка.

– Чего Вы ко мне пристали? Я просто пью местный самогон, он мне очень нравится.

– Просто я поражена, насколько королевской особе плохо в замке, если он идет пить каждый день сюда.

– Вы этого не можете знать.

– Я Вас вижу здесь уже вторую неделю.

Забавно, её волосы выглядят очень неестественно, как будто они мертвые, да и вся она выглядит, как кукла: румяные щечки, пухленькие губки и блестящие глаза. Единственное, что выглядело по-настоящему, так это маленький шрам над верхней губой, если бы не эта деталь, подумал, что передо мной магическое создание.

– Ладно, ты меня раскусила, мне осточертел этот замок, находиться в нем невозможно. Просто ходить между голыми стенами с вечно поклоняющейся стражей – невыносимо. Здесь кипит хоть какая-то жизнь. Тем более я хочу быть ближе к народу, как-никак, я их будущий король.

– Тогда, что ты за король, если даже не пьешь с народом?

– Я же король…, – я осёкся, она ведь права, – я не знаю, что тебе ответить.

– Почему именно здесь? Есть же другие кабаки и трактиры в окрестностях.

– Я не знаю, наверное, и правда стоит сменить место моего времяпровождения.

– Слышала, что именно здесь случился тот казус с твоим братом?

– Смотрю, кто-то хорошо подготовился к разговору со мной.

– Мне просто было любопытно, что за одинокий странник приходит сюда каждый день и, опустив голову, пьет. Уже позже я узнала, что ты принц.

Серьезно, она просто заинтересовалась мной. Просто по обычной случайности. Нет. Таких совпадений не бывает.

– И что дальше? – спросил я.

– Ты можешь рассказать, что тебя беспокоит, почему ты загоняешь свою боль в бутылку. На тебе большой груз вины и его необходимо снять. Тебе станет легче после того, как ты поделишься.

И на моё удивление, разговор между нами завязался. Говорили о моей жизни в замке, о политике с ближайшими соседями и о моем брате. Я давно не чувствовал свободы в общении, особенно обсуждая то, что меня волнует. Она понимала все. И это не могло не радовать. Я нашел своего человека.

Мы говорили не только обо мне. Кристина, так её зовут, тоже поведала о себе не меньше. Она – странствующий портной, занимается пошивом различной карнавальной одежды и продажей сопутствующих украшений, включая парики, один из которых и одет в этот вечер.

Больше всего подкупало, что мы мыслили одинаково, ведь меня всегда осуждали за неправильный взгляд на окружающие вещи, и вот я нашёл человека, который согласен со мной. Разве это не радость? Мне не требовалось пояснять свои мысли, она все понимала.

После нашего знакомства мы встречались каждый день. Я показывал ей замок, город и его округи. Мы замечательно проводили время и обсуждали все, что нас волнует. До определенного дня.

– Я так долго мечтал стать королем и вот мечта готова сбыться, но я этого теперь хочу меньше всего.

В очередной летний теплый день мы выбрались в поле отдохнуть на стоге сена и полюбоваться различными волшебными облаками.

– Почему? – спросила Кристина.

– Я хочу свободы.

– Ты не хочешь ответственности.

– Да. Так, наверное, правильней сказать. Я не лидер и не смогу управлять этим местом. Да и к этому готовили Константина, не меня.

– Неужели ты скучаешь по нему?

– Я? Нет. Но я не против поменяться с ним местами. Пусть он будет здесь, а я там. Я же не знаю, что находится там, ведь дальше наших границ никогда не уходил.

– Сбеги.

– Я не могу. Кто займет место отца?

– Он найдет преемника, не переживай.

– А я переживаю. И переживаю по тому, что останусь после его смерти один.

– Опять ты за свое. Я не останусь здесь с тобой. Прости, но мне придется уехать. Это уже мои обязательства, как твои стать королем.

На этих словах она ушла с поля, оставив меня одного.

После этого случая мы виделись ещё пару раз, а потом она уехала, как и обещала. Причем уехала молча, не попрощавшись, оставив только записку у хозяина в кабаке.

«Петр. Прости меня. Я не смогла попрощаться с тобой лично, поэтому пишу тебе. Не знаю встретимся ли мы ещё, да и просить ждать моего возвращения я не могу. У меня есть обязанности, которые я должна выполнить.

Прости меня.

Оставайся собой. Ты замечательный человек и из тебя выйдет наилучший король. Просто пойми, есть отличия между виной и ответственностью. Не твоя вина, что ты станешь королем, но твоя ответственность управлять всем и делать свой выбор. Только от тебя зависит какой будет не только жизнь твоих подданных, но и твоя жизнь.

Я не прошу меня ждать. Просто поверь мне и прости меня.»

Жизнь паршивая штука, все чего я желал, теперь наказывает меня.

Я мечтал обрести человека, с которым у меня будет взаимопонимание. Я его нашёл, полюбил и привязался, но этот человек исчез, теперь не могу никого к себе подпустить, только жду возвращения Кристины в свою жизнь.

Я мечтал стать королем, и вот моя мечта сбылась. Два года назад мой отец вернулся из похода с неизвестной болезнью, которую наши лекари не сумели побороть. После похорон меня короновали. И что я хочу сказать? Я не справляюсь, это не моё. Для управления королевством требуется жесткая рука, а я чувствую себя половой тряпкой, об которую все вытирают ноги.

Я мечтал больше не увидеть своего брата, и его изгнали. Первое время нескончаемо радовался этому, но день за днем ненависть накапливалась во мне, ведь больше нет того, кого я ненавидел, больше не на кого направлять свой гнев. Гниль переполняет меня, и я не знаю куда её девать.

За два года правления я наладил отношения со всеми соседями и прекратил войну. Моё королевство наладило различные торговые пути, мы продавали пряности, шелк, сахар и многое другое, включая оружие и доспехи.

Все идеально быть не могло, за всем этим скрывались и отрицательные последствия. Нас все меньше воспринимали, как сильного соперника. На дорогах возникали шайки разбойников, грабившие караваны. Я отправлял своих воинов решить эту проблему, но в большинстве случаев они возвращались ни с чем.

Среди моих приближенных ходили слухи, что за всеми грабежами стоят мои же солдаты и то, что они все это время водят короля за нос. Чтобы проверить эту версию, я обратился за услугами наёмников, но и это не привело к успеху, спустя несколько дней их нашли мертвыми.

Сомнений уже не оставалось, меня дурят мои же люди. Как решить эту проблему я не знал. Не знал к кому обратиться, так как все казались мне предателями. Мне требовался по-настоящему надежный человек.

Не знаю, с чего в моей голове зародилась такая плохая идея, но я видел только единственный выход из этой ситуации.

После одного из патрулей мои солдаты упомянули, что около одной из деревень поселился некромант, и вокруг его жилья распространяется порча, которая губит весь урожай, из-за всего этого крестьяне очень недовольны и грозятся сжечь колдуна.

Я запряг лошадей и двинулся к зараженной деревне. Путь оказался не близким, по дороге я наблюдал не одну разграбленную повозку, не одну терроризируемую разбойниками деревню. Моё правление выходит из-под моего контроля. Мне срочно требовалась помощь близкого человека.

Земля около деревни и правда страдала, засохшая и растрескивающаяся, без единого следа влаги и без единой травинки, даже деревья выглядели словно после пожара. В самой деревне мы застали одних только женщин и детей, на вопрос: «Где остальные?», они указали на чащу сухого леса.

Мы двинулись в указанном направлении. Чем глубже мы пробирались, тем отчетливей доносились вопли. Толпа мужиков столпилась около входа в прогнившую избу, в руках они держали вилы, грабли и топоры.

– Колдун, выходи! Разговор есть. – прокричал один из них.

Среди толпы раздался малопонятный шепот. Все замолкли, но бормотание продолжалось. Мы остановили лошадей. Только когда наступила тишина, слова наконец-то отчетливо донеслись до нас: «Вы все умрете».

– Убьешь даже родного брата, Константин?! – крикнул я.

Мужики только сейчас заметили меня. Они зашептались, когда узнали своего короля. Некоторые из них преклонили передо мной колено.

– Петр, мой братишка, – голос прозвучал отчетливее, только теперь я понял, что он звучит в голове, – как давно я тебя не видел, коль пришел, заходи.

Дверь в избу открылась невидимой силой. Константин таким образом приглашал меня. Узнаю его манеру наводить жути.

Я слез с лошади и сквозь толпу двинулся ко входу. Мужики ошарашенно смотрели на меня, они никак не могли понять, что происходит, и судя по взглядам, они до сих пор искали источник голоса.

Когда я прошел внутрь, мне открылись огромные хоромы, которые не соответствовали размерам избы. Мой брат поднатаскался в магии. Обставлено все не так уж и роскошно, приковывали внимание только развешанные по стенам трофеи различных неизвестных для меня тварей, но среди них также удостоились почести и человеческие головы.

– Они все умерли от твоей руки?

– Не обязательно от моей, может быть и от воскресшего их собрата. – раздался голос Константина, теперь источник находился в избе.

Он словно тень выплыл откуда-то из шкафов. Высокий и дряблый, он сам походил на мертвеца. Разница в возрасте на десять лет чувствовалась.

– Честно, я удивлен тебя видеть, братик.

– Отца не стало. И как только я узнал, где ты, то сразу отыскал.

– Да? И что дальше?

Константин не ходил, а плыл по полу. Его взгляд, пустой и бездушный, приковано смотрел на меня.

– Я – король, я отменю твоё изгнание.

– Серьезно? Я здесь из-за тебя.

– Не надо вешать на меня свои ошибки. Ты действительно был не прав.

– Но что изменилось сейчас?

– Я надеюсь, что изгнание пошло тебе на пользу. Как ты говорил: семья превыше всего. Вот я и хочу достучаться до твоего голоса разума, чувства семьи. Я пришел просить помощи, ведь один я не справляюсь со всей этой властью.

Мне на секунду показалось, что глаза Константина сверкнули, но они оставались такими же бездонно глубокими.

– С чего я должен тебе доверять? – спросил брат.

– Поверь, это недоверие взаимно, но надеюсь, наши семейные узы помогут исправить эту ошибку.

– Хорошо, но что делать с толпой за моей дверью?

– Это я возьму на себя.

Мы вышли наружу. Приметив колдуна за моей спиной, народ закричал.

– Сжечь колдуна.

– На кол.

– Распять.

– Отошли в сторону! – я вооружился арбалетом, – это мой брат и он пойдет со мной.

– Это колдун и он заслуживает смерти, – донеслось из толпы, – сколько мы ещё будем страдать из-за него? Мы потеряли из-за него скотину и урожай. На что нам теперь жить?!

Мужики приготовили своё оружие и двинулись к нам. Я первому же прострелил арбалетом колено. Мои солдаты бросились на толпу с оружием. Завязалась потасовка. Когда упало первое тело, я закричал, чтобы прекратили драку. Я убедился, что упавший мужик жив, и заговорил с толпой.

– Хватит! Он вернется со мной в замок целый и невредимый. За урожай и скотину я вам все возмещу и помогу восстановить здесь все.

Тишина. Проливать дальше кровь действительно бессмысленно. Я с Константином спокойно прошел дальше сквозь толпу, никто больше ничего нам не сказал.

– Ты не обязан был мне помогать, – сказал брат, когда мы отдалились от толпы.

– Как ты всегда выражался? Семья превыше всего? Тем более я не хотел, чтобы ты их всех убил.

Пустыня. Столько песка я никогда раньше не видел, да и так далеко от дома никогда не уходил.

Я направлялся к городу в песках ради одной только цели. Кристина. Год назад мне повезло с Константином, и здесь должно повезти. Мастерица различных украшений и нарядов по имени Кристина – я ошибиться не мог.

Только встреча с ней могла сделать мою жизнь счастливей.

После спокойного размеренного королевства очутиться в шумном городе посреди пустыни, стало для меня неожиданностью. По улицам с песней и пляской проходил цыганский табор, различные торговцы пытались перекричать друг друга, презентуя свой товар, в этом городе как будто все двигалось и жило. И среди всего этого мне требуется найти любовь.

Я спрашивал у каждого торговца, но никто не знал Кристину. Первый же день поисков не принес результатов. Я двинулся к площади, к торговцу выпивкой, хотел хоть как-то скоротать время и продолжить поиски.

Выпивка оказалась здесь крепче, чем дома, даже отдавало некой горечью.

– Зачем так корчить лицо, когда пьешь? – прозвучал за спиной знакомый голос, который мигом излечил мою душу, – Не нравится, не пей.

– Я уж думал тебя не найду.

Я обнял и поцеловал Кристину. В её объятьях я готов оставаться вечно, но она сама от меня аккуратно отстранилась.

– Что король здесь делает? – игривым голосом спросила меня.

– Начнём с того, что бывший король. А так я соскучился по тебе, вот и искал.

– Бывший? Что случилось? Я слышала, что ты занял место отца, но что дальше?

– Просто не судьба. Поверь. Не моё быть королем. Сейчас главное то, что я нашёл тебя. Что у тебя нового?

– Да вот все кочую из города в город. Продаю то одну то другую побрякушку.

– Ясно. – я не могу оторвать от неё взгляда, как она прекрасна.

– Петр, что случилось? Почему сейчас?

– Разве это важно. Мы теперь вместе, нам все проблемы будут по плечу.

– Петр…

– Давай не будем о плохом. – перебил я.

– Петр, у меня семья: муж, дети.

В яблочко.

– Как так…

– Мы не можем быть вместе и не могли. Я благодарна Богу за то время, что он нам подарил, это самое лучшее время в моей жизни, но у меня есть обязанности, ответственность перед семьей. Прости меня, что я раньше не сказала.

– Ты сейчас счастлива?

– Да. А ты видимо нет, если искал меня.

Черт. Здешние торговцы, да и народ на площади, не слишком сильно отличаются от тех, что живут на моих землях, так же пытаются выжить и заработать хотя бы один серебряник, чтобы прокормить…

– Петр, ты здесь вообще? Ау?!

– Да, да, тут.

– Опять в облаках витаешь.

– Просто задумался. Так что не витаю. Тогда для чего было все? Объясни мне, я не понимаю.

Кристина смотрела в сторону, видно, что она собирается мыслями, чтобы правильно до меня донести происходящее.

– Я устала от семейных обязанностей, устала от того, что меня никто действительно не любил. Я вышла замуж только по расчету. Нам с мужем выгодно обоим состоять в отношениях, да и ребенка иметь. Просто, когда я встретила тебя, твоя любовь ко мне очаровывала, и я хотела дольше находиться под этими чарами, но здесь меня ждала семья.

Я не знал, что сказать. Вот я нашел то, что искал, своё счастье, но оно опять уходит от меня.

– Что у тебя случилось? Почему ты больше не король?

– Мой брат занял моё место.

– Что?

– Я заподозрил сговор за моей спиной и обратился к нему за помощью. Он действительно помог разобраться с заговорщиками, но позже сам возглавил переворот против меня. Я даже не сильно мешал ему. Константин принял, как он считает, лучшее решение: изгнать меня, как когда-то изгнали его. И вот я здесь. До встречи с тобой сейчас, я думал, что все только к лучшему.

– Что сейчас происходит с королевством?

– Бардак. Константин терроризирует не только свои земли, но и соседние. Порча разрастается и убивает все живое.

– Почему ты ему не мешаешь?

– Как? Да и зачем? Последние годы я хотел избавиться от этой ноши. Король из меня никудышный.

– Но как же люди? Твои поданные? Они не заслуживают такой участи.

– Что? Вот что ты начинаешь? Я ничего не могу сделать.

– Можешь.

Я даже не обратил внимание, как хожу из стороны в сторону.

– Ты в ответе за этих людей. Не ты виновник их несчастий, но ты единственный кто может остановить Константина. Это твоя ответственность.

– Как?! – я уже перешел на крик.

– Ты придумаешь. Ты лучше всех его знаешь. Просто пойми, ты должен это сделать.

Как? Как я это сделаю? Он действительно лучше меня, за это я его и ненавидел. Ненавидел, что он постоянно тыкал мне этим в лицо. Постоянно унижал при окружающих… а может это выход?

Константин ждал меня. Когда я приблизился к границе королевства, меня повязали бандиты и повезли в замок.

То, что происходило в одной деревне, теперь происходит со всем королевством. Порча. Чума. Все живое умирает. Нету ни урожая, ни скотины. Люди с трудом пытаются выживать. Мои люди.

В деревнях, в которых мы проезжали, все узнавали меня. Вид меня связанного не сильно их вдохновлял, а скорей наоборот. Все понимали, что за судьба меня ждет в замке. Я же до сих пор сомневался в своём замысле, все строилось на воспоминаниях, все может пойти не по плану.

Замку повезло ещё меньше. Он и раньше выглядел отстранено, а теперь он больше похож на заброшенную крепость, которую патрулирует нежить. Константин боится бунта, поэтому не подпускает живых к себе, и я единственный кто может приблизиться к нему.

– Глупый глупый Петр! – Константин встречал нас на входе в замок, – Спасибо что привезли моего потерявшегося братишку, – обратился он к бандитам, – вы, наверное, ждете вознаграждения? – он достал мешочек и потряс перед ними, – но вас ждет другая награда, вы примкнете к моей бессмертной армии.

Рядом стоящие скелеты мигом перерезали глотки бандитам.

Вот во что превратился мой дом. Я и правда не мог не вернуться.

– Петр, на что ты надеялся, возвращаясь сюда?

– Я приехал остановить тебя.

– Серьезно? И как же? Своим жалобным видом?

– Неужели семья для тебя ничего не значит, Константин?

– Вот зачем я тебя к этому понятию приучил, до сих пор не понимаю, но у меня есть ответ на этот вопрос, сюрприз, так будет правильней сказать, он ждет тебя внутри. Так что пойдем скорей.

Скелеты освободили меня от пут, и я двинулся за Константином в замок. Жуть, все мертвецы – это моя же стража, у брата своеобразное чувство юмора, поэтому сюрприз ничего хорошего не предвещал.

– Ты всегда был слабаком, позором семьи. Пока я овладевал мечом, ты с трудом с арбалетом управлялся. Отец боялся брать тебя с нами. Боялся, что ты не сумеешь за себя постоять.

– Это не правда.

– Правда, и отец может подтвердить это.

– Нет. Нееет. Ты не посмел бы этого сделать.

Отец. Отец встречал нас в тронном зале. Он хорошо издалека узнавался по доспехам, но вблизи это обычный скелет, сохранивший только совсем неуловимые его очертания.

– Зачем ты это сделал?

– То есть то что я воскресил всю твою стражу – это нормально, а отца нет? И кто после этого злодей? Я дарую вечную жизнь, вы все должны быть благодарны мне.

– Не слушай его Петр. – заговорил со мной отец, но после этого вспыхнул пламенем, как когда-то мой Адольф, и заорал от боли.

– С воскресшими родственниками дела обстоят не очень, – сказал Константин, – видно кровное родство мешает идеально управлять ими.

– Прекрати, прошу тебя, – не произвольно на глазах появились слезы, – для чего ты все это делаешь?

– Тебе не нравится? Я хотел воссоединить семью, чтоб все было как в старые добрые.

– Ты чудовище!

Отец завопил ещё сильнее, я же бросился к нему, чтоб как-то помочь, помочь потушить огонь. В этот раз барьер меня не задержал, а когда я приблизился, то пламя само исчезло. Меня это не затормозило, а только подтолкнуло обнять отца.

– Слабак, годы прошли, но ты так и не изменился.

– Прости меня, – обратился ко мне отец, – прости, что всегда держал тебя в стороне, теперь я понимаю, что ошибался в выборе наследника.

Он отстегнул пояс с мечом и передал мне.

– Исправь мои ошибки.

Константин стоял совсем рядом, мне достаточно с разворота достать меч из ножен и рубануть его по шее, и этот ад закончится.

Я взял рукоять меча и взмахнул оружием. Раздался лязг металла. Константин отразил удар своим мечом и выпадом вонзил лезвие мне в грудь.

– Тебе никогда меня не победить, пойми это уже. Ты навсегда останешься беспомощным слабаком.

Клинок вышел из меня, а я сам упал на пол.

Холод. Теперь я понимаю, что такое холод, он не сравнится с осенним ночным ветерком. Что же дальше? Неужели это конец? Я чувствую, как каждая частичка моего тела по очереди отказывается бороться за жизнь.

Тьма.

Вот что с нами бывает, мы просто уходим во тьму, в бессмысленную бесконечность. Ради чего? Смаковать моменты разочаровавшими тебя в жизни? Или мысли о том, что ты не сделал при жизни? Ради чего я прошел весь этот путь?

Тьму вокруг меня нарушила вибрация и очень неприятный звук, как будто вилкой скрежещут по тарелке. Моё сознание испытывало невыносимый дискомфорт, боль, если её так можно назвать.

– Я тебя так просто не отпущу, – раздался голос Константина, – теперь моя очередь пожить в семье, о которой я мечтал.

Тронный зал? Нет, я не готов снова к этой жизни.

Фиолетовые руны окружали меня. Константин сидел на троне, отец слева, а справа место пустовало.

– Присаживайся Петр, не стесняйся.

Мое тело повиновалось, и я сел около своего брата.

– Ты считаешь себя бедным и несчастным в нашей семье? Давай я расскажу о своей судьбе. – Константин встал с места и взял меч отца, – Ты удивишься, но я сам ненавижу тебя, ненавижу за то, что ты появился на свет, – он прислонил меч к моей груди и пронзил ее насквозь, я не чувствовал боли, но чувствовал инородный предмет в себе, – Я был единственным ребенком в семье, меня любили. Ты должен знать это чувство, ведь ты его у меня отнял. И отнял то, что любил я. Нашу маму. Нет, мою маму, ведь ты её даже не знал. Ты все забрал у меня. Отец после её смерти занимался только тобой, вся его любовь уходила к тебе, он больше всего заботился о тебе, а мне ничего не доставалось. Я радовался тому, что он брал меня в походы, но моим достижениям он так не радовался как твоим, поэтому я приложил все усилия к изучению магии, чтобы принести ему победу, чтоб он радовался за меня и любил, но этого так и не произошло. Все из-за…

Взгляд Константина резко дернулся в сторону выхода. Снаружи раздавались крики и вопли со скрежетом металла.

– Какого черта происходит.

Константин развернулся и двинулся в сторону выхода. Отец встал вслед за ним от чего брат замер.

– Стой! – сказал Константин отцу, но взглядом все равно косил в сторону выхода.

Мое тело расслабилось и хотело стечь с места, но меч приковал меня к стулу.

– Я сказал стой!

Отец медленным шагом приближался к Константину. Брат попытался оттолкнуть его от себя, но старик схватил сына.

Я почувствовал силы в своих руках. С огромной тяжестью в них я ухватился за рукоять меча. Оружие с трудом выходило из меня. Когда я освободился от стула, я двинулся к захваченному Константину. Он не видел меня, как я приближаюсь к нему с мечом на перевес. Осталось найти сил, чтобы нанести удар, чтобы покончить с этим безумием, чтобы спасти своих близких, чтобы выполнить свой долг.

В яблочко.

Меч пронзил насквозь Константина и отца.

Двери тронного зала выбили вместе с петлями. Толпа разъяренных крестьян ворвалась внутрь и разбрасывала разваливающихся мертвецов на пути к нам. Нежить слабела вместе с Константином, с ними же слабел и я. Подаренная вторая жизнь покидала меня.

– Прости брат, во всех твоих несчастья виноват я и только я. За мной ответственность исправить все, что ты натворил. Прости. Я люблю тебя.

читателей   176   сегодня 1
176 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 1. Оценка: 3,00 из 5)
Загрузка...