Зов Тении

1

Это была последняя капля, которая переполнила чашу терпения. Малгор бежал по родным коридорам, спасаясь от солдат. Отец нанял убийц, чтобы предотвратить собственное свержение. Что ещё было делать молодому тёмному эльфу, у которого на губах остался привкус королевского величия и жажда власти? Он продолжал бежать, не оглядываясь, пока не оказался посреди зарослей цветущего багульника. Никто за принцем больше не гнался, и он облегчённо выдохнул, приложив ладонь к груди.

В воздухе пахло гнилью. Дроу готов был поклясться, что он наступил в разлагающиеся останки животного или это было что похуже. Эльф осмотрелся. Мгновение назад он, сломя голову, нёсся по коридорам Подземья, спасая обсидиановую шкурку, а сейчас стоит на болоте. Он вслушался в тишину. Ветер не раскачивал стебли растений, а вороны кружили над ним, не издавая ни звука. Лёгкий, как перезвон колокольчиков, голос донёсся до Малгора:

- Приди. Освободи.

Тёмный эльф не прекращал оборачиваться, пытаясь найти источник звука, но он по-прежнему оставался один посреди заросшей багульником топи. А на горизонте, в затянутое тучами небо, тянулась струйка чёрного дыма.

2

Проснувшись ранним утром в таверне, Малгор первым делом покопался в подстилке из сена, где прошлой ночью спрятал оружие: два искусно отлитых эльфийских лезвия. Ночью он разодрал несколько тюков сена, предложенных хозяином. «Чтобы было мягче спать», - молвил седовласый мужчина в поварском колпаке. Но что такое «мягкость» наёмник не знал, за исключением тех коротких мгновений, которые он проводил в борделе. Обхватив чешуйчатые рукояти кинжалов, он прислушался.

С улицы доносились удары молота о наковальню. Из чердачного, наспех вырубленного окна, завешенного засаленной тряпкой, тянуло едким запахом. Малгор не прикасался к шторе, не выглядывал в окно. Застегнув последний ремешок на кожаном жилете, спустился по приставной лестнице. Единственную пригодную для проживания комнату трактирщик занял бочками и ящиками с овощами и фруктами. Когда дроу проходил здесь поздней ночью, он ничего не заметил из-за тусклого освещения. Он взял сочное яблоко из открытого ящика и, прежде чем выйти в общий зал, приладил к поясу ножны.

В таверне было пусто. Это оправдывалось тем, что по утрам сюда мало кто заглядывал, но два-три завсегдатая просиживали штаны круглосуточно. Осмотрев небольшое прямоугольное помещение с квадратными столами посередине, он прошёл к стойке и взял бутылку эля. Позвякивая, медяк упал на столешницу. Владелец питейного заведения стоял у окна и даже ухом не повёл в сторону гостя. Он, как и его жена с двумя стариками, смотрел в грязное окно. Наёмник открыл бутылку, сделал пару глотков и, пряча яблоко в седельную сумку, подошёл к смотрящим. Сквозь их спины он ничего не увидел и к окну не мог подобраться. Подойдя к двери, тёмный эльф услышал настороженный голос трактирщика:

- Обожди, следопыт. Дай завершить Процессию.

Обсидиановая кожа обтягивала узкие скулы. Красные глаза почти выгорели и уже не были восприимчивы к свету Верхнего Мира. Расставаться со способностью видеть в темноте Малгору было неприятно, но возвращаться к жизни крота он не собирался. Не вняв словам трактирщика, эльф потянул дверь на себя и переступил порог.

Как и в любой рыночный день площадь кишмя кишела народом. Торговцы добровольно выставляли на продажу всё, за что могли получить звонкую монету. Но то было много лет назад. И только история, передаваемая из уст в уста, сохранила невообразимую и давно смолкшую какофонию звуков. Остался всё тот же гром тяжёлого кузнечного молота, который не переставал чеканить строгий ритм. Гнетущая атмосфера повисла над городом.

Высокий шпиль Цитадели, где восседал Мракар, пронзал стяг облаков, плавающих над городом. Из-под земли смоленные трубы выпускали кольца чёрного дыма. Здесь не водилось животных и птицы не вили гнезда под карнизами домов.

Наёмник смотрел на тянущуюся колонну рабов, собранных из разных рас. Их называли «ассорти», и они почти ничего не стоили, но рабочая сила была необходима на рудниках. Не заостряя внимание на Процессии, за которой внимательно следили из окон соседних зданий, Малгор направился к кузнецу. Приблизившись к лотку с товарами, он вытащил кинжалы и посмотрел на старого орка: «А у него ещё есть силы держать молот», - подумал эльф.

- Полегче, парень. Иначе несдобровать тебе. Увидят в тебе рогачи угрозу для господина. Что б его душа горела в жерле вулкана, именуемым Адом. Хотя Мракар и Аду будет не по зубам, - орк хрипло рассмеялся, косо посматривая на лезвия в руках дроу. - Эльфийские клинки. Давненько я не видел этой красоты в наших краях. Ты сам-то откуда будешь?

- Тебя это не касается. Сколько стоит заточка?

Орк покосился.

- Так и быть, с тебя возьму недорого: два золотых – хоть и материал слишком редкий. Но смотри, сталь нуждается в аккуратной обработке, - кузнец смаковал каждое слово. - Давненько я не встречал таких парней - настоящих воинов. Вижу, ты и в оружии разбираешься и крепостью духа не обделён.

Орк принялся за работу, а наёмник положил руку на пристегнутый к ремню мешочек с монетами, а затем осмотрел небольшой прилавок кузнеца: подковы, кухонные и охотничьи ножи – не богатый выбор. Все предметы лежали на тонкой, выделанной коже. Покрывало из лоскутов было плохо сшито и местами уже расползалось.

- Кожа лесного эльфа, - не отрываясь от работы, произнес кузнец.

На лице дроу появилось отвращение и он, не сказав ни слова, отвёл взгляд. Орк усмехнулся и поднёс оружие к точильному камню.

Рыночная площадь утопала в грязи. Под сапогами неприятно чавкала глина. Из здания напротив, что некогда принадлежало зажиточным мастерам гончарного дела, а ныне превратилось в ветхое жилище с поборниками, выбежал ребёнок в коротких порванных штанишках, такой же рубашонке и весь лохматый. Он припал к земле и маленькими тонкими пальцами начал собирать глину.

- Мракар отобрал у них всё. Поставил всех в равные условия. Многие поверили его словам и, как оказалось, напрасно, - орк прокашлялся в кулак. - Гончары не могут собирать материал в залежах за городом. И у владыки купить не могут. Но я, как видишь, нашёл своё призвание и свожу концы с концами.

Малгор достал яблоко и привлёк свистом внимание. Исхудавшее лицо ребёнка обрамляли длинные волосы, склоченные на затылке. По внешним признакам сложно было определить мальчик это или девочка. Он успел собрать остатки глины в железную кружку и когда незнакомец подкинул ему фрукт, поймал его. Вскочив на спичечные ноги, убежал в дом.

- Вот же невоспитанная молодежь! Ни слова благодарности, – прохрипел кузнец.

Из углубления в каменной стене вышли два стража в рогатых шлемах с забралом. Они вывели под руки заключённого в балахоне. Капюшон скрывал лицо. С его шеи стражник сорвал серебряный крест и бросил в грязь. Беднягу толкнули следом, и он не удержался на ногах. Рогачи, смеясь, расходились.

Перед наёмником стояла иная картина: его наставник, который посвятил себя воспитанию королевского отпрыска, был арестован и казнён из-за наивности принца. Малгор помнил, как обманул и подставил единственного друга. Он отомстил, впервые запятнав руки кровью, но не избавился от чувства вины и сожаления, несвойственных его народу. Он должен был покаяться над могилой учителя, но не смог, потому что наёмные убийцы следовали за ним по пятам. Дроу сделал несколько уверенных шагов в сторону охраны.

- Рога – их уязвимое место, - добавил орк вслед тёмному эльфу.

Один из заключенных Процессии, человек с осунутым угловатым лицом, выступил из колонны и загремел цепями. Эльф воспользовался моментом, толкнул в спину ближайшего к нему стажа, и как только он повернулся, ухватился за рога и отломал их. Из пустых отверстий потянулся чёрный дымок с запахом точёной кости. Звон цепей гремел отовсюду. Безрогий стражник замахнулся на наёмника, но не успел нанести ответный удар. Замерев с занесенной над головой железной лапой, рухнул к ногам.

Дроу чувствовал, как в венах забурлила кровь. Тёплая энергия растекалась по всему телу - прилив новых сил, не его собственных. Эльф с зеленовато-жёлтым лицом сидел на земле, выставив руки вперед. Это был хиллер. Малгор ещё не встречал их, но многое слышал.

По длинной лестнице Цитадели спустился придворный маг. На площади повисла тишина. Элранон прошёл колонну рабов - люди, эльфы и гномы расступались перед ним. А нарушителей спокойствия уже окружали стражники.

- Я же тебя предупреждал, - прошептал себе под нос старый орк, выкладывая на прилавок готовые острые кинжалы.

Местные жители - потрёпанные крестьяне, немощные и доживающие свой век, пригнулись к земле. На западной башне затрубили. В ворота вбежал полуживой стражник без одного рога, а предплечье болталось на толстой красной нити. Все шарахнулись от него в стороны. В предсмертных муках, рогач упал на землю у самых ног мага. Чародей опустился на колени и запустил руку в отверстие шлема, где когда-то был завитой рог. Стражник пронзительно закричал, заставляя присутствующих на площади испытывать первобытный страх. В болезненных конвульсиях он, наконец, испустил дух.

Нарушителей подвели к Элранону. Колдун не занимался многословием – его врождённое могущество, позволяло обеспечить Цитадель чуть ли не бесчисленным войском. Рогачи были его призванными детьми, проверенными в сражениях. Элранон посмотрел на человека в цепях – его охраняли двое стражей.

- Ты знал, смертник, что они не испытывают боли? Им чуждо сожаление. На что ты надеялся, когда решился на такое безрассудство?

Кровь его подданного капля за каплей стекала с руки. На притоптанной, запорошенной песком земле образовалась бордовая лужица.

Изнурённый работой каторжник ничего не ответил и только громко отхаркнул, и сплюнул добротный комок под ноги мага.

Колонна изнеможённых рабов из последних сил загремели тяжелыми цепями. Они выкрикивали проклятия Мракару, Элранону и его прихвостням - поддерживали храбреца. Наёмник прислушался. Звон цепей сливался с хриплыми голосами и подкреплялся отчётливыми ударами молота. Звук усиливался и среди резонирующей какофонии раздался приятный, исполненный расслабляющей мелодией женский голос:

- Приди. Освободи, - протяжно вторила незнакомка.

3

Малгор сидел на полу темницы. Он окинул взглядом камеру и заметил духовника, сидящего на коленях в противоположном углу. В тусклом свете факела, тёмный эльф разглядел в его руках чётки.

- Он так уже долго сидит, - подал голос человек. - Как у него ещё тело не затекло. Ну а ты? За всё это время слова не проронил. Ты вообще где, с нами или восседаешь уже на Небесном Троне в лавровом венце и в окружении прекрасных Небесных Богинь? – он пнул наёмника. – Меня, кстати, Халан зовут. Бывший военный. А этого святошу – Аранейл. Мне ещё не приходилось видеть эльфийских целителей.

Малгор и хотел бы сказать, что тоже впервые видит лесного врачевателя, но смолчал и здесь – не приходилось ему встречать болтливых воинов. Дроу медленно поднялся, опираясь на влажную стену. В голове сработал колокольчик. Он трезвонил во всю мощь, призывая наёмника собраться с силами и оценить ситуацию. Это чувство, выработанное годами, ни разу его не подводило.

- Я бы не прикасался здесь ни к чему, - Халан поспешил отойти от дроу. - Мы даже стоим на чьих-то испражнениях!

- Если и возмущаться по этому поводу, то уж не тебе, воин, – монах заговорил из угла.

Тёмный эльф их не слушал. Он, прихрамывая, подошёл к решётке и дёрнул её на себя. Толстые металлические прутья загремели.

- Петли расшатаны. Нужен подходящий инструмент, - пробормотал он и вспомнил о кинжалах.

- Эх, как же это я умудрился выронить свой меч? - усмехнулся Халан.

В коридоре промелькнула тень. Лесной эльф приклонил голову к земле, чем вызвал гримасу отвращения на лице Халана. Наёмник прислушался. За стенами темницы ничего не было слышно - они находились под землей, в пресловутых тоннелях Великих Королей. Малгор не понаслышке знал, что даже если они выберутся из клетки, пройти лабиринт им не удастся.

- Мы не выберемся отсюда.

Халан подошёл к нему и по-дружески хлопнул по плечу, нервно посмеиваясь.

- Ты шутишь, да?

- Нет. Без проводника мы не пройдем лабиринт.

- Это Тоннели Великих, - произнёс монах, выпрямляясь.

- Я знаю, что можно отсюда выбраться, - воин заходил из стороны в сторону. На его закоптелом лице выступили капли пота. - Отсюда выбирались. Возможно, что из этой самой клетки.

Малгору не нравилось работать в команде - каждую секунду рискуешь быть обнаруженным, поэтому он и перешёл в гильдию наёмников, а потом и вовсе стал бродячим охотником за головами. Одиночество пугает некоторых людей, как и замкнутые пространства, но только не тёмного эльфа.

- Ты достоин называться воином, но чувства овладевают тобой, - Аранейл снял капюшон и подошёл к Халану, протянул к нему руку.

- Не прикасайся ко мне. Каким бы ты ни был добрым волшебником, не прикасайся.

Воин отшатнулся, но как только посмотрел в глаза хиллера, беспрекословно положил свою большую ладонь на его. Мгновение и серебряный крест монаха превратился в холодное оружие, а из руки Халана начала сочиться алая жидкость.

- Ты скоро придёшь в себя, - глаза духовника наливались кровью.

- Магия крови, - прошептал Малгор, опускаясь перед Аранейлом на одно колено. В его голосе не было ни удивления, ни порицания – воин мог доставить много проблем.

Монах усмехнулся и закашлял. Сплюнул чёрный сгусток и глубоко вздохнул.

- Запрещённая много столетий назад. Тёмная магия. Но в том мире, где мы сейчас, она есть ни что иное, как спасение и очищение.

Наёмник хотел задать ему несколько вопросов, но подземное эхо принесло отголоски человеческой речи. Духовник поспешил скрыть лицо под капюшоном.

Из-за вымазанного глиной угла показался Элранон. За ним плёлся юноша, он сильно хромал и путался в длинном одеянии. Мальчик едва успевал за учителем, держа в руках большую ветхую книгу. Как только они подошли к камере, маг взял книгу из рук адепта, открыл нужную страницу и протянул эльфу.

- Тебе знакомо это заклинание? Магическое кольцо? – некромант водил пальцем по изъеденным книжным червём страницам, но не вызвал интереса. - Ты остался единственным храмовником, кому подвластно это заклятие, - в его голосе слышалось отчаяние.

Аранейл с презрением смотрел на гримуар, вдавливая чётки в ладонь. Его наставник погиб при наложении магического кольца и после этого тьма опустилась на лесных эльфов.

- Ты убил учителя. Ради чего я должен тебе помогать?

Элранон ожидал такого ответа. Бросив беглый взгляд на трёх заключённых, он приблизился к решётке.

- Король Мракар – обычный человек, который хочет жить и править вечно. Халан, - маг обратился к воину, но в то же время не смотрел на него. – Ты бы хотел не стареть?

Ответа не последовало, только лёгкий шелест атласной мантии нарушал тишину.

- Я так и думал, - усмехнулся Элранон. – Люди завидуют эльфам, - он вскинул руку, как бы отмахиваясь от беззвучных мыслей дроу. – Тёмные не в счёт: вас можно пересчитать по пальцам. И как только вам удаётся быть такими плодовитыми при такой кровожадности? Но я сейчас не об этом.

- Ты о его дочери, - перебил его Аранейл. Между ними на протяжении всего этого времени шёл мысленный диалог. – Тения – единственная принцесса – дочь Мракара, которая от рождения не имеет права на трон.

Некромант молчал. Монах посмотрел на Малгора и продолжил:

- Она была невинным созданием, необременённым тяготами взрослой жизни. Но когда её отец заключил договор с тёмными силами, они сыграли с ним злую шутку. Бессмертие он получил, но…

- Тьма поглотила душу Тении, - продолжил Элранон. - Она дала девочке неограниченную силу, но забрала власть над её телом. И когда это случилось, Советом было решено запечатать зло в магическом Кольце. Только усилиями двух волшебников нам удалось сдержать растущую силу.

- Они убили девочку, когда ставили печать на её челе. А сейчас ты хочешь освободить Тению, выпустив непостижимое зло. Стоит ли моя скромная жизнь этого?

- Если поможешь снять наложенное твоим учителем Кольцо, я отпущу тебя. И позволю собрать паству, которую когда-то отнял.

- Я не верю тебе, Элранон. И я больше не хочу вести за собой смертников.

- Если это она превратила ваше королевство в выгребную яму, то жалкая горстка отбросов ничего сделать не сможет, - заговорил Малгор.

- Эй, следи за языком, - очнулся Халан.

Тёмный эльф не обратил на него внимания.

- Такое зло остановить невозможно. Ты и сам это знаешь, Элранон. Ни тебе, ни мне с Тьмой не совладать, - Аранейл перебирал бусины на чётках.

Чародей зашипел и захлопнул книгу. Одновременно с громким хлопком, послышался хрустящий щелчок. Юноша, который стоял в тени учителя, рухнул на пол.

- Убийство последователей ляжет тяжёлым камнем на твою бессмертную душу, - произнёс монах.

- Нет! Вы все пойдете со мной и поможете предотвратить общую погибель! – закричал некромант на всё подземелье.

4

Выбирались они из сети подземных пещер иным путём. Маг уверенно шагал впереди, освещая дорогу факелом. Все четверо шли молча, прислушиваясь к редким срывающимся с потолка каплям. Воин посматривал на Аранейла, не решаясь спросить его о произошедшем. Дроу был замыкающим. Он тоже нёс факел и чувствовал, как тепло от огня согревает кожу. С тех пор, как он вышел из Подземья, ему пришлось знакомиться с Верхним миром. Возвращение в знакомые коридоры напоминали только междоусобные распри, убийства за каждым углом, а голоса из прошлого тянулись за ним, нашёптывая проклятия. Гул в ушах становился громче. Забили барабаны и протяжный женский голос вновь навевал ему:

- Приди. Освободи.

- Девушка, - он рванул вперёд, толкая Халана. Только что он понял, кто это на самом деле. - Я слышу её.

Маг остановился. Он посмотрел на Малгора. Воин потянулся к мечу, но на привычном месте ножен не оказалось.

- Убьём её? – спросил дроу.

- Нет, - ответил Элранон. - Тения уже мертва. Мы уничтожим демона, что терзает её душу.

Аранейл молчал.

Они пробирались по сырым узким проходам. Сворачивали изредка, но коридор всё не заканчивался, а холод пробирал до костей.

- Нам стоит кого-нибудь опасаться? - спросил наёмник, осматриваясь. - Оружие не помешало бы.

- Наши тела в безопасности, но душевное состояние уязвимо. Держитесь рядом и ничего не предпринимайте, - ответил некромант.

- Малгор прав, - подал голос воин, - нам не помешает оружие.

- Оно вам не поможет, - настаивал Элранон.

Аранейл вполголоса зачитывал эльфийскую молитву. Через минуту каждый ощутил защитное поле, которое обтянуло тело, как вторая кожа.

Вскоре повеяло сыростью. И чем ближе они приближались к выходу, тем сильнее ощущали запах разложения. Топи приветствовали зарослями багульника. Выбравшись из цветущего кустарника, они вышли к небольшому островку, со всех сторон окружённому водой. Монолиты, расположенные по краю, образовывали круг.

Никто не стремился увидеть пленницу и Элранону пришлось сделать первый шаг. Он снял книгу с пояса, открыл её и принялся читать. Духовник подошёл к нему. Поравнявшись, он сжал чётки и не прекращал зачитывать молитву.

Воин прошёл к краю берега и всмотрелся в островок. Его боевой дух со временем, проведённым в рудниках, истончился, и заунывная песнь всё больше погружала Халана в тяжёлые думы.

Два голоса слились в один и зазвучали с новой силой. Сквозь звук проходила энергия. Яркая вспышка разразилась снопом искр. Растирая правый глаз, Халан продолжал всматриваться в круг. Маленькая девочка в длинном, тлеющем платье внезапно показалась из-за камня. Она осторожно подошла к барьеру, не решаясь переступить наложенную чародеем границу. Девочка смотрела на Малгора. Он слышал в голове тот же мелодичный, как у весенней пташки голос, вопрошающий о помощи. Ноги сами зашагали к краю. Воин вовремя остановил тёмного эльфа, потянув его на себя.

Девочка скривилась в злорадной улыбке и перешагнула босой ножкой границу Запретного Круга.

- Парень, не делай глупостей, - только и успел сказать Халан, прежде чем упасть на землю в предсмертных судорогах. Он не мог произнести ни слова, только извивался, как змея на углях.

Маг отступил. Голос монаха ни на секунду не прерывался. Он держал слово, данное павшим братьям и сёстрам, но уже стоя на коленях и истекая чёрной кровью.

Наёмник чувствовал дрожь на кончиках пальцев. Он отступал, как и Элранон. Голос в его голове переходил на крик.

- Ты сопротивляешься, - неестественным для ребёнка голосом проговорила Тения. - Ты меня слышишь. Мы связаны. Я проведу тебя к истинному свету.

Дроу закрыл уши, но звуки в голове не прекратились. Придворный маг был вынужден коснуться плеча наёмника. В этот момент на болоте поднялся ветер. Монах бездыханно повалился на землю. Оставшийся без поддержки и с опущенным барьером, он не имел возможности противостоять окрепшей за несколько месяцев силе.

- Я не справлюсь один. Её можно одолеть только совместными усилиями тёмного и светлого магов. Но я не позволю тебе служить ей, даже несмотря на вашу связь, - Элранон закрыл глаза, глубоко вздохнул и на выдохе произнёс заклинание.

Перед ними открылся портал - плавающий эфир отражал небольшой городок, где-то в лесу.

- Найди других магов и сохрани гримуар, - с этими словами чародей вручил Малгору книгу и толкнул в портал.

Через секунду эфир застыл и разбился на тысячи мелких осколков. Тения стояла уже рядом с магом. Элранон добровольно встал на колени, сняв дрожащими руками капюшон. Левую половину его лица покрывала маска, искусно вживленная в плоть.

- Госпожа, - прошептал он. - Повелитель ждёт Вашего возвращения.

Девочка подошла к некроманту и коснулась маленькой ручкой его лба.

- Мой отец скоро оставит трон. Он уступит его более могущественному владыке, - глаза Тении загорелись адским пламенем, но приняли фиолетовый оттенок, перед тем, как устремить голодный взгляд на лицо чародея.

читателей   101   сегодня 3
101 читателей   3 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 1. Оценка: 2,00 из 5)
Загрузка...