Зира

Ее звали Зира. Она была вождем племени Мину. В нем жили только женщины. Никто уже точно не знал, когда возникло племя, но все верили в предание, передаваемое из уст в уста мудрыми старухами, которым, казалось, было больше нескольких сотен лет.

Предание гласило, что во времена, когда еще боги жили на земле, некоторые женщины сочетались с ними браком. Однажды вождь племени, в котором главенствовали мужчины, увидел, что боги забирают себе лучших девушек. Он пошел к мудрой шаманке и спросил, отчего так происходит. Шаманка ответила, что боги никого не забирают. Девушки сами делают свой выбор, так как боги дарят им радость жизни и любовь, которые ни с чем не сравнимы. «А что даете вы? Лишь рабство?»

Вождь разгневался. Он собрал войско, решив, что теперь самые лучшие женщины будут принадлежать ему. Боги, почувствовав беду, укрыли своих избранниц в джунглях, чтобы никто не мог причинить им вреда. А сами вернулись на небеса.

В эту легенду верили все – от мала до велика. Но каждая из племени Мину боялась спросить: Отчего же боги не забрали девушек с собой? И почему они больше не вернулись?

Из поколения в поколение старухи передавали девочкам надежду на то, что боги обязательно вспомнят о своих женах и придут за ними. Зира верила в это больше всех. Иначе и не могло быть. Вождь должен вести за собой, а если в его сердце нет искренней веры – племя погибнет.

Чтобы продолжить род, воинственные женщины похищали мужчин из соседних племен. Какое-то время мужчины находились в рабстве, а после их приносили в жертву богам, моля их о возвращении или хотя бы о помощи во время охоты или сбора питательных плодов.

Зира была лучшим воином. Ее сердце не знало страха и пощады к врагам. За время ее правления племя окрепло, расширилось и ожесточилось. Ненависть к мужчинам стала культом. Зира – еще молодая цветущая женщина – во время воинских сражений превосходила любого мужчину. Ее лицо не знало нежной улыбки. Если она и улыбалась, то только во время победы над каким-нибудь племенем и тогда улыбка напоминала оскал хищника.

Но ее соплеменницы были довольны. Старухи говорили, что Зира – посланница небес. Благодаря ее силе племя Мину сможет принести достаточное количество жертв и тогда боги смилостивятся над ними, и наступит эра Великой Божественной Свадьбы.

Время шло, и возможно даже предсказание старух и сбылось бы, если бы не одно но… Зира полюбила мужчину. Во время одного из походов воительницы убили старого вождя племени Ясны и взяли в плен вместе с несколькими сильными воинами сына вождя – Яслина. Он не был похож на мужчин, которых раньше видела Зира. Помимо того, что он был сильным и статным, в его глазах была какая-то особая глубина. Это не были глаза животного. Он не сыпал проклятиями и угрозами, а лишь величественно молчал.

Когда Зира как голодная тигрица осматривала добычу, она буквально натолкнулась на глаза Яслина и впервые почувствовала себя слабой. Ей показалось, что она упала в пропасть и спасти ее может только он. Это чувство ее поразило. Только старая шаманка заметила, что что-то произошло. Остальных воинов Зира уже не видела и не слышала. Она приказала отвести Яслина к ее шалашу. В первый раз в жизни она не знала, что ей делать.

Она пошла вглубь джунглей к старому могучему раскидистому дереву. В детстве, когда она впервые набрела на него, ей показалось, что на его стволе нарисованы лица. Зира сказала себе, что это лица ее предков. С тех пор, когда ей было не по себе, она приходила сюда, обнимала могучего исполина, и ей становилось легче. Как давно она здесь не была, как давно не испытывала смятения.

Лишь просидев сутки у дерева, Зира вернулась домой. Зайдя в шалаш, она увидела Яслина. Он сидел в углу неподвижно с закрытыми глазами. Услышав шаги, он взглянул на вошедшую женщину и улыбнулся. Зиру это смутило:

- Что смешного, раб?

Яслин ничего не ответил, а только вновь закрыл глаза. Зира села рядом, пристально посмотрела на сидящего перед ней мужчину и сказала:

- Я – Зира – вождь племени Мину. Открой глаза, мне сложно говорить. Я знаю, что ты тоже вождь. Мы оба не привыкли подчиняться, но сейчас ты в моей власти. Твоя жизнь полностью зависит от меня. Если ты мне понравишься, то я позволю тебе прожить две луны. Если нет, то тебя завтра же принесут в жертву.

- Каковы твои боги? – спросил вдруг Яслин, посмотрев прямо в глаза Зире. – Я знаю вашу легенду. Почему ты в нее веришь? Неужели ваши боги такие слабые, что испугались толпы диких людей?

- Не смей! – крикнула Зира, единым движением соскочив на ноги и приставив к горлу Яслина кинжал.

- Вы нуждаетесь в мужчинах, и так придумали не мы, а боги. Ты можешь убить меня, но вопросы не дадут тебе покоя. Знай, боги – это боги, а люди почему-то созданы людьми.

Зира вышла из шалаша и направилась к жилищу старой шаманки. Шаманка сказала, что так боги посылают ей испытания. Возможно, если она пройдет их с честью, следуя традициям племени, божества будут милостивы и вернутся к ним.

- А ты их видела когда-нибудь? Ведь у тебя были видения. Каковы они?

Шаманка прищурилась. Только род шаманок знал, что боги слишком велики для понимания людей, а потому их жизнь вместе невозможна. Но женщины племени веками верили, что когда-нибудь это произойдет. И вот появились ненужные вопросы.

- Когда они придут, ты сама их увидишь.

Зира успокоенная и уверенная, что Яслин специально смущает ее ум, чтобы сбить с толку и добиться свободы, направилась к своему шалашу. Когда она зашла внутрь, Яслин спал. Над другим мужчиной она издевалась бы как над зверем, этот вождь внушал ей благоговение. От одного нахождения рядом она чувствовала себя хрупкой девушкой.

Несмотря на то, что Зира следовала наставлениям шаманки, ее жизнь все равно изменилась. Великая воительница начала улыбаться нежной теплой улыбкой. Иногда в ее волосах появлялись вплетенные цветы. Она стала больше наблюдать за детьми. С Яслином она практически не общалась. Он помогал по дому, выполнял работу по благоустройству селения вместе с другими мужчинами. Но постепенно он стал иначе смотреть на Зиру, он стал любоваться ей. Зира чувствовала это и расцветала еще больше. Так между ними возникла любовь, непредсказуемо для обоих.

Яслин рассказывал Зире о жизни, какой живут другие племена, о жизни, в которой мужчины и женщины не убивают друг друга. У Зиры появилась новая мечта. С ужасом думала она о том, что по истечении двух лун старая шаманка будет приносить жертвы. Раньше эта церемония ее воодушевляла, теперь в жертву должна быть принесена ее любовь – ее Яслин.

Когда времени жаль и считаешь минуты своим счастьем, дни пролетают незаметно.

Шаманка готовилась к обряду. Все женщины украшали селение. Через три дня должно было состояться жертвоприношение.

Яслин уговаривал Зиру бежать с ним, но она была не просто женщиной, она была вождем. А вождей выбирает само Небо. Как можно идти против его воли?

Зира уговорила любимого бежать самому. Он говорил, что не оставит ее, а она, что не сможет жить, если он погибнет. Так всегда говорят влюбленные. В ночь перед Священным Днем жертвы богам Зира вывела Яслина к своему дереву предков и указала путь через долину Рождения и Солнечную реку. Эти земли были неприкосновенны, здесь нельзя убивать. Только рука шаманки имеет здесь карающую власть, но та была занята чтением заклинаний. За этими землями находилась свобода. Зира не знала, как объяснить племени бегство раба, да и не имело это сейчас для нее значения. Она отдала Яслину свой клинок, обняла со всей нежностью, на какую была способна, повернулась и ушла. Зира даже не плакала, все вокруг потеряло смысл.

 

Церемония была необычайно пышной. Все женщины одели свои лучшие наряды, чтобы поразить богов своей красотой. Лишь великая воительница – вождь племени Мину – не выказывала радости. Она сидела на почетном месте с каменным лицом и стеклянными глазами. В центре на жертвенном постаменте были установлены столбы по четырем сторонам света. К ним уже были привязаны рабы. Они стояли здесь с утра. Солнце палило зверски. Когда настал полдень, мужчины почти потеряли сознание.

Напротив Зиры с другой стороны жертвенного постамента стоял шалаш старой шаманки. Оттуда доносилось монотонное бормотание. Она жгла специальные травы, валил дым. Женщины стояли по кругу, выполняя медленные покачивания. Две девушки в ритуальных масках пели песню, призывающую богов. Остальные им вторили.

У Зиры дико кружилась голова. В первый раз в жизни ей было противно от всего, что происходило. Впервые ей не хотелось приносить жертвы, не хотелось никого убивать.

Из шалаша вышла шаманка. Она была в трансе. Бормоча непонятные магические слова, она обходила мужчин. У каждого из них она заберет по одному органу. Смерть будет мучительной. Зира хотела крикнуть: «Все, хватит! Это все не правильно! Зачем убивать, если можно любить?» Но она не имела права, а может быть силы, изменить что-либо. Она закрыла глаза. Зира знала, что происходит, ей не надо было видеть. Знала, что, когда умрут четыре раба, приведут пятого. Его принесут в жертву Солнцу, поразив кинжалом прямо в сердце. Также она знала, что, когда выведут этого раба, шаманка посмотрит на нее.

Зира открыла глаза, и в этот момент ее сердце упало. Перед ней стоял связанный Яслин, а в руках шаманки блестел клинок, подаренный любимому.

Как хотелось ей, чтобы все это было сном. Из груди вырвался стон, и по щеке скатилась одна слеза. Яслин был спокоен. Он принял смерть с улыбкой. Что было дальше, Зира не помнила. Перед глазами стояло лицо Яслина, мирно улыбающееся…

 

Несколько дней Зира не выходила из шалаша. Ее никто не трогал. Еще несколько дней она провела в джунглях. Она сидела на том месте, где они расстались и молча плакала.

Когда она вернулась в селение, к ней пришла шаманка. Зира удивилась, но в ее душе не было ненависти. В ней вообще ничего не было.

Шаманка села напротив. Ее старое морщинистое лицо впервые показалось Зире до безобразия страшным:

- Ты тоже веришь, что боги придут, чтобы взять тебя в жены?

Острым колким взглядом шаманка впилась в глаза Зире. Она говорила не моргая:

- Испытания, посланные богами, всегда сложны. Ты думаешь, я не была молодой и не любила?! Мужчины – это зло. Что он говорил тебе, когда уходил? Что не сможет без тебя жить? Но он ведь ушел и ушел без тебя. Мужчины всегда бросают. Когда-то моя мать спасла меня, поступив так же, как поступила я сейчас. Ты – вождь! Ты не имеешь права на любовь ни к кому, кроме богов и твоего народа. Он даже не вспомнил о тебе. Моими руками действовали божества. Если бы ваша любовь была послана ими, разве они позволили бы принести твоего мужчину им в жертву? Подумай об этом. Он был сыном вождя. Он не просто воин, он был умен и хитер как шакал. Обман всегда ранит сердце, но вспомни – кто ты?!

В сознании Зиры все переворачивалось с ног на голову. Несколько лун она сидела и не знала, что во всем случившемся было правдой, а что ложью. В конце концов над минутами любви взяли верх годы войны. Жестокая воительница в сердце Зиры победила нежную женщину. Все пошло по-прежнему с той лишь разницей, что теперь она ненавидела мужчин еще больше. К тому же Зира поняла, что ждет ребенка. Она должна была родить и воспитать достойную дочь, настоящую женщину-воина, которая когда-нибудь придет ей на смену.

Когда пришел срок, Зира одна, как полагалось по обряду, отправилась в долину Рождения. Здесь она должна была молиться, прося богов о благополучном разрешении беременности.

В день, когда предсказала шаманка, Зира родила, но не дочь, как все ждали, а сына, чудесного мальчика. Он лежал на ее руках и, как ей казалось, смотрел на нее глазами его отца.

«Не может быть! – думала Зира. – Разве боги мало меня испытывали? У вождя не может родиться сын. Все рожденные мальчики должны быть убиты!»

Она опять почувствовала себя слабой. Зира шла по джунглям, несла дитя на руках, и не знала, что делать. Ребенок улыбался.

На ее счастье, Зира увидела следы. Это были следы чужих людей. Значит, какое-то племя решило перекочевать на новое место. Она, что было сил, побежала. Они ушли не далеко.

Увидев незнакомку, все сначала переполошились. Они знали, что в этих местах обитало жестокое женское племя. Но Зира молча встала на колени и протянула им ребенка. По щекам лились слезы. Все стояли, не шевелясь и не говоря ни слова, пока одна из женщин не подошла к Зире и не взяла малыша. Зира опустила руки, но продолжала плача стоять на коленях. Женщина, подошедшая к ней, была женой вождя. Она улыбнулась мальчику и погладила его по животу. Малыш засмеялся. Она кивнула, глядя на Зиру. Зира прикрыла глаза и склонила голову в знак благодарности. После этого она встала и просто ушла...

 

Вернувшись в селение, она сказала, что родился мальчик, и она его убила, как и требовала традиция. После этого Зира решила, что не будет больше вспоминать о ребенке.

Все свои силы она направила на укрепление устрашающей славы ее племени. Прошло много времени. Старая шаманка давно умерла. Ей на смену пришла ее дочь. Несмотря на то, что новая шаманка была относительно молодой женщиной, она казалась точной копией своей матери, только еще более безжалостной.

Постепенно Зира перестала ходить на военные вылазки. Это делали молодые и более сильные. Теперь она лишь присутствовала на жертвоприношениях и решала только самые важные вопросы. Остальным распоряжалась шаманка и приемная дочь Зиры – Мира. Зира удочерила ее, когда мать Миры погибла в одном из походов.

…И как солнце следует по небосводу, уходит за горизонт и восходит вновь, так событиям свойственно повторяться.

Зира сидела на своем почетном месте. В который раз женщины, ослепленные бессмысленной надеждой, убивали мужчин, привязанных к столбам. Зира устала. Она закрыла глаза, а когда открыла, перед ней стоял связанным ее Яслин. Он был также молод, спокоен и также улыбался. Он смотрел ей в глаза.

В один миг открылись все раны, которые жили в ее сердце. В один момент всплыла вся ложь, которой Зира успокаивала себя все эти годы. В одно мгновение она поняла, что ее жизнь – это лишь бессмысленный звук, принесенный ветром и угасший. Это был миг, когда шаманка вонзила клинок Зиры в сердце ее сына…

Зира обезумела, она кричала. В этом крике была вся боль мира. Боль в момент гибели любви и надежды на любовь. Все племя замерло. «Она сошла с ума!» - пополз гул среди женщин.

А Зира в это время подбежала к бездыханному телу юноши, обняла его голову и прокричала:

- Вы думаете, боги придут за вами и заберут с собой на небеса? Вы не умеете любить здесь, на земле, кому вы нужны там? Если не любите людей, как любить богов?

Мать взвалила тело сына себе на спину и ушла в джунгли, в то место, где происходит Рождение, где течет Солнечная река, и где начинается свобода…

 

читателей   178   сегодня 1
178 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 9. Оценка: 3,67 из 5)
Загрузка...