Запасной

Небесный рай был создан раньше земли. Задумал Создатель превратить землю тоже в рай, только земной. То ли для равновесия, то ли - чтобы обидно не было здесь, на земле.

Конечно, ничего общего, даже мало-мальски похожего, между этими двумя сферами быть не могло - находились они в разных плоскостях и никогда не пересекались. Небесный рай был за семью печатями и ничему живому не дано знать, как там. Да и не нужно, потому как земной рай задуман был не хуже небесного.

Для начала Создатель определил четыре периода времени - зарождение жизни, её цветение, созревание и покой. И назвал их - весна, лето, осень и зима. Властвовали над временем молодцы-месяцы, каждый из них имел своё название.

Весной, под тёплыми солнечными лучами зазеленели на земле листики, заблагоухали цветы, запели птицы... Творец обратил внимание, что райское пение птиц было на небесах и на земле одинаковым. Но он решил эту одинаковость оставить, как единственную.

С небес было видно, как закопошились внизу человеческие фигурки - значит жизнь зародилась. Одновременно с жизнью, человеки получили свободу общаться между собой - любить, ненавидеть, радоваться или печалиться. Творец решил в это не вмешиваться. Нравилось ему наблюдать с небес, как на деревьях наливаются плоды и от тяжести отделяются от веток, а деревья оголяются. Возделанная земля щедро дарила свой урожай и просила отдыха. Засохшие цветы и листья под дождём становились чёрными. Солнце, видимо от усталости, укутывало себя со всех сторон облаками и отлёживалось. Это обозначало, что наступила осень. Творец видел всё с небес и никак не мог усмотреть в этом земного рая, который он так заботливо творил. Его стали одолевать сомнения - уютно ли, хорошо ли там, на земле всему живому?

Но изменить единожды им же запущенный ход времени не мог даже он, Творец. Осень должна выбрать своё время всё, до остатка, чтобы уступить место зиме. А о зиме Творцу не хотелось даже думать. Опасался он, как его чада будут себя чувствовать,а главное - как себя поведут?

Создатель ещё раз взглянул вниз. Сквозь тёмно-серые облака изредка просматривались такие же серые шевелящиеся силуэты. Это совсем не напоминало рай, даже земной. Надо было срочно как-то скрасить это тоскливое, осеннее время. Возможности у Творца, конечно, неограниченные, но не будет же он повторять рай на небесах! Как-ни-как, это ведь земная юдоль, и Творец решил не одаривать землян ощутимыми благами, а наделил всё живое верой. После дождливой, грустной осени, после жестокой зимы засияет яркое, весеннее солнце и запоют птицы! По-земному, это выглядело так - если сейчас плохо, завтра будет обязательно лучше! И вообще, впереди только радость! Так будет во все времена!

Творец раскрытой ладонью провёл вокруг себя, потом опустил руку вниз, послав на землю веру незыблемую. На этом успокоился и позвал к себе старшего месяца осени - Ноября. Тот стоял в, насквозь промокшем, балахоне, держа в руке облепленный грязью посох.

- Скажи мне, Ноябрь! Как там дела на земле? Мне, кроме серых, мутных облаков, ничего не видно. Как ты думаешь, человеки верят, что будет солнце, цветы? Может они и ещё во что-нибудь верят?!

Ноябрь, почтительно склонив голову, ответил:

- Расскажу тебе, Создатель, один случай, а ты уж сам решай, как там обстоят дела. На земле я наблюдал за одной женщиной. Она в дождь, в слякоть идёт далеко за околицу, а потом в сумерки возвращается домой. И так - ежедневно. Я спросил её, зачем она это делает? В такую непогоду никто не выходит из дома. Творец! Я был удивлён! Эта ошалелая в холодной, промокшей одежде, ответила мне, что для осени погода в самый раз. И совсем скоро выглянет солнышко... Это она так говорит, потому, что я-то знаю, что его ещё долго не будет! А за околицу, оказывается, она идёт встретить своего сына... Давно весточки от него не было...Может больной где, или голодный?.. И каждый раз с собой тёплые пирожки несёт. Мне протянула пирожок со словами: "Возьми, мил-человек, съешь! Сегодня, видимо, уже не будет моего сыночка. Но уж завтра мы с ним обязательно встретимся!" Творец, я виноват перед тобой, ты уж прости меня. Но она всё это мне говорила с таким блеском в глазах, что я почему-то тоже стал верить и отменил назавтра снег и мороз!

На какое-то время Творец, нахмурив чело, задумался. Потом, взглянув на озабоченного Ноября, отпустил его на вахту.

 

Подошло время зимних месяцев. Величественного беловласого Января сменил Февраль. Уж он лютовал и над природой, и над человеками! Мощные бури позаносили снегом кусты, деревья, жилища людей. С небес был виден только сверкающий белизной на морозе сплошной снежный покров. Творец озаботился и срочно позвал к себе бушующего Февраля. Тот явился перед Создателем весь заиндевевший. Его борода, брови - всё было в сосульках.

Февраль виновато опустил голову, сжимая в руках промёрзшие рукавицы.

- Ваше Высочество! Я должен успеть израсходовать весь запас снега и холода. Истекает время моего властвования на земле! Ты уж прости, если что не так!

- Всё верно, Февраль, ты ни в чём не виноват, - молвил Творец, - я только хотел узнать, верят ли человеки во что-нибудь в такую стужу?

Месяц Февраль оживился и поспешно ответил:

- Ваше Высочество! Я сам удивляюсь! Они верят! Обходил я накануне свои владения. Проверял, всё ли везде занесено снегом, достаточно ли крепкий мороз, и вдруг увидел, как через мой самый большой сугроб (я его считаю гордостью зимы!) протоптаны следы! Я пошёл по этим следам. Валенки с трудом вытаскивал из снега. У подножия сугроба стояла женщина. Она притопывала ногами, наверное, они совсем у неё замёрзли. Когда я оглянулся вокруг - жилища людей остались далеко позади. Спрашиваю её, что она здесь делает в такой холод? Ваше Высочество! Ты представляешь, что эта чумная ответила?Говорит, что для этого времени года не так уж и холодно и совсем скоро потеплеет! А сюда, за околицу она приходит встретить своего сына... Давно не виделись, может, где заболел и, наверное, голодный. Вот пирожки тёпленькие, укутанные в платок, приносит с собой... Творец! Она протянула мне, Февралю, пирожок, да ещё и сказала: "Съешь, мил-человек! Он тёпленький. Ты ведь, поди, замёрз. А сыночка своего я, наверное, завтра увижу! Успеть бы с утра свежих пирожков напечь!.. Ты прости меня, ваше Высочество! А если что, так и накажи... Никогда со мной такого небыло! Ты только не подумай, я не из-за пирожка!.. Но я отвёл метель от этого сугроба и направил ветер в другую сторону. Пусть уже эта чумная приходит да встречает своего сына, если она так в это верит. А я уж понесу, так и быть, наказание!

Но его Высочество не думал о наказании. Подходило интересное время года - весна. Творцу она больше всего нравилась. У него даже было припасено на весну не три месяца, как положено, а четыре. И название для этого месяца он уже придумал - Ясень. Правда, общее число получилось несчастливое - тринадцать, но Творец вовремя вспомнил, что в его воле делать числа счастливыми или наоборот.

Уж больно ему нравилось весной разглядывать с небес созданное им на земле. Небо прозрачное, голубое. По земле узенькие мартовские ручейки спешат влиться в исток бурной реки. Птицы заботливо копошатся, сооружая гнёзда для будущего потомства. И даже отдельных людей видно, кто как радуется весне. Они почему-то все разные, люди. Хотя создавал всех по одному подобию... Вот женская фигура наклонилась за цветком... Нет, она его не срывает. Виден след от сапога и примятый подснежник. Женщина бережно подняла белые лепестки и стала их расправлять, а потом подложила сухую ветку, чтоб цветок не упал. Ба! Да это же та самая, как говорит Февраль, чумная! Вон в руке и узелок с пирожками держит.

Опять нахмурил чело Творец. Правильно назвал её Февраль "чумной". Видно было Творцу с самого начала, даже сквозь серые тучи, что она отличалась от остальных. Вот зачем она сейчас выпрямляла этот цветок? Другие рвут, потом - выбрасывают... Пусть бы и эта шальная рвала и выбрасывала!

 

Дело в том, что земной путь её сына, которого она без устали ходит встречать, давно был окончен. Только ей об этом было неизвестно. И теперь женщина со своей незыблемой верой для Творца была живым укором.

 

Его Высочество отвёл взор от женской фигуры и приготовился слушать отчёт весеннего месяца - Марта, который передал сегодня свою вахту Ясеню. Чтобы казаться солиднее, самый молодой Март держал в руке большую ветку, выдавая её за посох. Увидев на ветке набухшие зеленеющие почки, Творец улыбнулся. После почтительного поклона Март нетерпеливо переминался с ноги на ногу, ожидая разрешения говорить. Творец, подумав про себя, что может ему рассказать этот мальчишка, тем не менее кивнул головой, дав понять, что слушает его.

- Ваше Творчество! Ой, простите, ваше Высочество! Посылайте на землю срочно Апреля! Ясеня нету!

Удивлённый Творец хотел было остановить его, но молодой Март, проглатывая окончания слов, спешил высказаться:

- Его забрала эта чумная женщина с пирогами. Мы с Ясенем должны были встретиться у истока реки. И он уже шёл мне навстречу. Как вдруг она откуда-то выбегает и бросается Ясеню на шею с криком: "Месяц мой ясный! Солнце моё золотое! Сыночек, как же долго я тебя не видела!"

Я ещё, ваше Творчество, подумал, откуда она знает имя Ясеня? Может, это действительно её сын? А потом она стала ощупывать его пальцы, уши, лицо. И спрашивать - не болит ли чего.

Молодой месяц от волнения заикался, спеша высказаться:

- Но это ещё не всё, ваше Высочество, ой, простите, ваше Творчество! Я всё-таки осмелился и подошёл к ним. Она кормила его пирогом и всё спрашивала, где же он так долго был и почему не подавал о себе весточки. Увидев меня, она с блаженной улыбкой протянула мне пирожок. Ваше Высочество! Поверьте, я отказался от угощения! А наш брат Ясень как-то вдруг изменился. Я даже засомневался - он ли это? Выбрав момент, он наклонился ко мне и шепнул на ухо:

- Передай туда, наверх, что я почитаю своего Создателя, и ещё скажи, что я пострадал "за веру" и остаюсь здесь, на Земле.

А потом, Создатель, он назвал эту женщину мамой, и они, обнявшись, ушли...

Наконец Март замолчал. А Творец, глядя на него, улыбнулся и промолвил:

- Ну, то, что он там якобы "страдает" - сомнительно, если его пирогами кормят! Что же касается остального, то будет у нас теперь двенадцать месяцев. Передай, малыш, Апрелю, пусть заступает на вахту!

Творец обдумывал произошедшее, так и не решив, хорошо это или плохо. На всякий случай подумал, что надо всегда иметь в запасе лишний месяц. И не тринадцатый, а - запасной. Кто знает, сколько ещё таких "чумных", "ошалевших" ходит по земле?

 

читателей   149   сегодня 4
149 читателей   4 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 2. Оценка: 2,00 из 5)
Загрузка...