Загадка неопалимого моста

Глава 1

 

Робкий солнечный луч пробившийся из-за грозовых облаков засверкал на куполах церквей и соборов матушки Москвы. Первопрестольная просыпалась рано, дворники подметали и поливали дворы, рабочий люд спешил на заводы и фабрики, справные хозяева из окрестных селений везли на Немецкий рынок снедь и другие товары. Кремль с древней площадью, каменные набережные, летящие в небо кресты церквей и помпезные дворцы, в это совершенство вчерашний недоросль Митя влюбился с первого взгляда.

И видел не так как все, а с высоты птичьего полета.

Эта его удивительная особенность видеть окружающий мир с высоты проявилась в нем лет в десять, когда папенька впервые повез его на дальнюю заимку показать, как мужики рубят лес.

Сделано это было в воспитательных целях, чтобы знал, откуда деньги на игрушки и книги, на любимые сладости.

Именно тогда, лихо подскакивая на неудобном сиденье брички, Митя и увидел из поднебесья всю красоту родного края. О чем он и сказал папеньке.

До этого Митя летал только во сне. И утром, за чаем рассказывая сны в подробностях, он получал от маменьки и папеньки поцелуи и пожелания расти здоровым и крепким мальчиком.

Теперь же отец строго глядя в глаза прочитал ему нравоучение.

- Дмитрий, никому и никогда не признавайся в своих фантазиях подобного свойства. Ты ведь не хочешь, чтобы тебя обзывали юродивым и подавали копеечку на паперти?

- Да, папенька.

Все это Митя вспоминал, с восторгом примеряя перед зеркалом шитый на заказ студенческий сюртук с блестящими пуговицами, и новый картуз с кокардой училища.

Митя вырос. Он стал очень милым юношей с пухлыми губами и смешными золотистыми кудряшками, которые тщетно пытался выпрямить. Да и ростом удался на славу.

По случаю получения из мастерской сшитой формы Митя бессовестно прогуливал занятия.

Хозяйка квартиры, опрятная вдова стряпчего Аграфена Ивановна, уже устала его звать к обеду

- Я гулять, обедать не буду!- прокричал Митя хозяйке и устремился прочь со двора.

Дом, где студент снимал комнату, был недалеко от училища, на правом берегу реки Яузы.

Дмитрий вдохнул воздух свободы и город поманил к себе мрамором дворцов, гранитом набережных, каменной величавостью мостов.

Чтобы сократить путь до набережной, студент решил пройти через Немецкий рынок, где уже шла бойкая торговля. Трактиры и чайные наперегонки завлекали запахом свежих пирогов и жареных грибов.

Вчера Митя получил в банке содержание от отца, поэтому сегодня очень зорко поглядывал по сторонам. Правда, ассигнации были надежно спрятаны во  внутренний карман мундира и только мелочь позвякивала в карманах брюк.

- Ой, дяденька, что вы творите, да разве так можно? – Прелестный девичий голос полный боли и отчаяния, звал на помощь, и студент, конечно, поспешил на выручку незнакомке.

Глава 2

 

У крайнего торгового ряда при самом выходе с рынка стоял мужик, похожий на мясника или вышибалу в трактире. А рядом присели на корточки две гимназистки старших классов в коричневых форменных платьях.

По причине теплой ясной погоды шляпки их болтались за спиной и видно было, что девушки очень разные.

Одна была со смоляными косами, другая с золотистыми. Наконец гимназистки распрямились, и Митя увидел в руках у блондинки маленького щенка. Собачка, похожая на спаниеля, дрожала от холода и страха, с ее шерстки на черный передник гимназистки падали капли.

- Берите барышни, рупь всего, а грех с души снимите, - громыхал голос продавца.

Теперь, когда девушки поднялись, Митя смог их рассмотреть. Чернявая была невысокого росточка, с яркими пухлыми губками, а круглое ее личико обрамляли мелкие задорные кудряшки. Вторая девушка была высокой, почти как сам Митя, на кипенно белой коже горел румянец возмущения.  Митя взглянул в ее серые, затененные темными ресницами глаза, и вдруг понял, что просто не жил до этого дня. Голова его закружилась, и он даже не сразу понял, кто так бесцеремонно  дергает его за рукав.

Оказалось, это была брюнетка.

-  Рупь!- Снова протрубил хозяин щенка.

Блондинка, прикусив губу, умоляюще смотрела на Митю.

Головокружение почти прошло, студент стал торговаться: 

- Полтинник!

- Шестьдесят!

- Восемьдесят

- Ни мне, ни Вам, барин. Семьдесят.

Митя достал мелочь.

Блондинка закутала щенка в чистую тряпицу, поданную продавцом, и положила скулящее создание прямо Мите в руки.

Юноша замер на месте.

А девушки, смеясь и весело обсуждая происшествие, уже устремились к выходу. У дороги их ждала коляска, где сидела строгая гувернантка.

- Трогай! – Услышал студент очаровательный голос блондинки.

Митя покинул базар и уныло шел по улице вдоль реки. Что делать со щенком он не знал, и было очень жалко новый китель, который успел пометить спаниель.

Но вот пролетка остановилась, и Митя был вознагражден за свои страдания.

На тротуар упала скомканная бумажка и юноша по наитию кинулся к ней.  «Островская гимназия, четырнадцать часов». Эти простые четыре слова навсегда изменили Митину жизнь.

Юноша был так взволнован, ему хотелось непременно куда-то бежать, совершать подвиги, но успокоившись студент решил зайти в модную кондитерскую пани Евы и купить Маше сладкий подарок.

 

Глава 3.

Об этой кондитерской он слышал от своей хозяйки, та иногда баловала себя конфетами из шоколада марки «Эйнемъ».

Главной приметой, по которой легко было найти данное заведение, был деревянный мост. Аграфена Ивановна рассказала Мите легенду. Мост носил имя Стрелецкий. Говорили, что он сложен из бревен, привезенных после казни стрельцов в селе Преображенское. Якобы бревна впитали столько крови, что и не горели. Правда это или вымысел, но мост действительно не горел, а Москва была богата на пожары. Один пожар 1812 года уничтожил половину города.

Пани Ева оказалось очень красивой, хоть уже и в годах, женщиной.

Даже к спящему у Мити за пазухой щенку она отнеслась с пониманием.

- Хорошо, что пока нет посетителей. Слушаю Вас, молодой человек. Подарок для мамы, дамы сердца или просто себя побаловать?

В кондитерской все сияло чистотой и запах стоял, словно на Рождество. Сам Митя шоколад не очень любил, но ощущение праздника ему понравилось.

В магазинной витрине, смотрящей прямо на деревянный мост, стояли большие и маленькие коробки со сладостями. Митя выбрал небольшую коробочку с сюрпризом: внутри были ноты мелодий, которые писались специально. Сумма вышла не маленькая.

- Ручная работа, господин студент. Вашей даме непременно понравиться.

Митя покраснел, и буркнув, что конфеты купил маме, быстро ретировался.

На следующий день юноша стоял с коробочкой у Островской гимназии, немея от предчувствия встречи.

Успокаивало только то, что не один он ждет и робеет. Неподалеку прогуливался молоденький поручик, а в пролетке сидел юный аристократ.

Скоро прозвенел звонок и за ворота гимназии устремились школьницы младших классов, словно стая ярких синичек в своих синих платьях. И лишь потом степенно начали выходить старшеклассницы.

Митя вдруг с ужасом подумал, что кроме прекрасных глаз незнакомки он не может вспомнить ничего. Но страх его скоро прошел, потому что подруги прошли от него всего в нескольких шагах.

Черненькая оказалась смелее, она окинула юношу хитрым взглядом и представилась: « Я Лиза, а вы?»

- Митя. Нет, Дмитрий. Студент Императорского Московского технического училища, буду архитектором, - все это Митя произнес четко и громко, словно на экзамене. Девушки засмеялись, да и он сам засмеялся, и вот уже шли они рядом, болтая обо всем на свете. Говорила в основном Лиза, но ежеминутно обращаясь к подруге за подтверждением своих слов: «Ведь, правда, Маша?»

"Значит, ее зовут Маша" - Сердце у Мити забилось часто-часто. - "Что за удивительное имя?"

- Мне сюда, я уже пришла, – заявила Лиза у одного из домов. А Маша и Митя пошли дальше, не замечая, что идущая следом за ними гувернантка всю дорогу что-то неодобрительно ворчит.

Юноша говорил о том, что любил сам - о Москве, об архитектуре. Вдруг Митя вспомнил, что так и не подарил конфеты.

- Это вам, Мари, - покраснев, юноша с поклоном преподнес коробочку.

Маша протянула руку, но гувернантка прошипела за спиной: «Это не есть прилично, брать подарок».

Девушка стушевалась и стала прощаться.

- Я вам извозчика сейчас, – засуетился студент.

Наконец извозчик был нанят, Мария и ее бонна посажены в экипаж, и тут Митю ждало неземное блаженство: девушка улыбнулась ему на прощание. Что это была за улыбка. «Ангел, чистый ангел!» – твердил юноша всю дорогу до дома.

Глава 4

 

Конфеты были съедены хозяйкой с превеликой благодарностью. А вечером пришел Митин друг, студент инженерного факультета Жижикин, с просьбой помочь с решением задачи по начертательной геометрии.

Дружба их началась в тот день, когда будущие студенты училища встретились в драке с гимназистами. Они тогда стояли спина к спине: высокий, с длинными руками Митя, совсем не умеющий драться. И среднего роста, худощавый, но крепкий Жижикин, который в своей жизни выиграл не один неравный бой.

Невзрачная внешность друга была обманчива, за ней скрывался бешеный темперамент и великие помыслы. Он был беден, но горд, и не считал зазорным зарабатывать на жизнь мытьем посуды в трактире.

Хозяйке он нравился своей обходительностью и неизменной почтительностью к чину ее бывшего мужа.

Аграфена Ивановна зажгла ночник и с выражением принялась читать газету.

«Уже третье загадочное исчезновение девушки в нашем городе на Стрелецком мосту. Незнакомки оставляют платья и даже, просим у читательниц прощения за интимные подробности, нижнее белье, а после обнаженными прыгают с моста. Тела ни одной из этих странных жертв еще не найдены. В этом странном деле пока нет никакой ясности. Свидетелей происшествий найти тоже не удалось. Полиция в тупике».

Митя даже линию провел криво, вспомнив ,что находился рядом с этим мостом буквально вчера.

– Эх, так я у вас ночевать останусь, – довольно прохрюкал Жижикин, доставая новый лист. Сам он жил в общежитии, в комнате с пятью соседями.

- А и оставайся, - разрешила хозяйка, подобревшая от дорогого шоколада.

Сама она скоро отправилась спать, а студенты легли спать за полночь, и Митя в полной темноте и под большим секретом рассказал Антону о встрече с удивительной девушкой Машей.

На что друг дал вполне дельный совет.

- А вы тайник соорудите, и пишите друг другу. А то знаю я этих бонн, пожалуются родителям, а те держиморду какую-нибудь приставят к барышне.

Пока же Митя переписывался с брюнеткой - Лизой.

Ей доставляло немалое удовольствие мучить Митю, ведь Маша заболела, и он не мог ее видеть.

Зато именно Лиза нашла на набережной укромное местечко между камнями гранитной скамейки. Теперь Митя мог к записке о пожелании здоровья и успехов в учебе и конфетку добавить. В ответ на одно из таких посланий, которые исправно носила подруга Маши, была прикреплена атласная ленточка.

Боже, студент не спал всю ночь. Сколько романтических эпитетов и метафор срывалось в ночной тишине с его губ. С утра, совершенно не выспавшись, он решился признаться Маше в любви. Для этого дела нужна была аллегория в виде шоколадного сердечка и он снова поспешил в кондитерскую пани Евы.

Как всегда, его воображение опережало Митю в пути. Студент еще не дошел до нужного дома, а уже видел, словно паря в воздухе, и крышу знакомого дома, и мостик с ажурными перилами. На мосту стояла дама в шикарном черном платье и огромной шляпе, на которой трепетали длинные, в цвет платья, траурные ленты. В руке дама держала коробочку со сладостями, видимо, только что купленную. Митя отчетливо видел, как рука в черной перчатке срывает золотистую обертку, достает шедевр кулинарного искусства - шарик, обсыпанный шоколадной крошкой с орешком миндаля внутри. Как под мостом сгущается туман, такой непривычный в это время суток.

Юноша рассмотрел даже рисунок на перчатках дамы, довольно замысловатый и очень красивый.

Но тут Митя отвлекся от своих видений, вспомнив, что утром расплачиваясь с хозяйкой за квартиру, оставил кошелек на столе. Пришлось возвращаться домой.

А пока юноша удрученно шагал по набережной, на мостике произошло странное событие.

Женщина поднесла руку с конфетой ко рту, а дальше случилось невероятное. На каменный мост сначала упала шляпа. Подхваченная ветром, она покатилась по мосту на другой берег. Потом на камни упали перчатки, а затем платье.

Ветер подхватил легкое кружево и опустил перчатку в воду. Одну.

Сама же дама, казалось, просто растаяла.

- Призрак! - Закричали на другой стороне набережной, но Митя мог поклясться, что женщина была живой и очень красивой.

 

Глава 5

 

То ли ветер в этот день был холодный, то ли Митя изрядно переволновался, но к вечеру у него поднялся жар.

Послать с запиской к тайнику было некого.

Он день отлеживался, а к вечеру сумел встать и пил чай с хозяйкой.

Та читала жильцу последние новости.

«Третьего дня у кондитерской госпожи Е. пропала вдова надворного советника Н." Далее шло подробное описание платья, драгоценностей и прочего, но Митя уже не слушал. При словах «шляпа с длинными траурными лентами" он поперхнулся чаем и вспомнил все до мельчайших подробностей.

Всю ночь эта дама преследовала Митю, душила кружевными перчатками, а вместо лица у нее была пустота. Юноша стонал и ворочался, но проснуться и прогнать кошмар ему так и не удалось.

С утра Аграфена Ивановна принесла болящему чай с малиновым вареньем и булочками.  И пока постоялец жадно пил, хозяйка непрерывно говорила:

- Ноги всю ночь напролет крутило, видно, к смене погоды. Завтра мой день ангела, извозчики дороги, придется идти пешком до кондитерской, потом к подруге зайти, позвать в гости, а это на другом берегу Яузы, и путь неблизкий. А еще эти несносные мальчишки, так и норовят вырвать ридикюль или коробочку с конфетами. Но что делать, раз приболел - отдыхай».

Аграфена Ивановна ушла, слышно было, как стучит ее клюка по дощатому настилу двора.

Но вдосталь поваляться в кровати Мите не пришлось. Гектора, как назвал он щенка, спасенного Машей, надо было кормить и выгуливать. И пока счастливый щенок и измученный собаковладелец исследовали прилегающие окрестности, Аграфена Ивановна благополучно добралась до кондитерской пани Евы, где долго торговалась с хозяйкой, но все же выпросила себе скидку на коробочку конфет с вишневой начинкой.

Выйдя с драгоценной ношей пожилая женщина огляделась вокруг, убедилась, что мальчишек-негодников не видно, и пошла к деревянному мосту. На другом берегу жила ее подруга, такая же честная вдова, как и она сама.

Дойдя уже до середины, Аграфена Ивановна оглянулась и увидела неизвестно откуда взявшийся туман. Ей почудилось, что в этом тумане прячутся воришки, зарящиеся на ее конфеты. Даже руки она вроде увидела, и старушка стала размахивать клюкой, стараясь бить прямо по дымке. В одно мгновение туман окутал ее с ног до головы, и скоро рассеялся. На деревянном настиле растекалась кровавая лужа. Бедную вдову словно перемололи в кофейной мельнице или мясорубке. В бордовой луже плавали белые раздробленные кости.

Прогулка с собакой пошла Мите на пользу. На свежем воздухе он почувствовал себя лучше и решил вечером дойти до набережной. В тайнике было очень много записочек от Маши, ему желали скорейшего выздоровления.

От умиления у Мити защипало в глазах. В меланхолическом настроении он переступил порог кондитерской.

У прилавка стоял городовой, который строго приказал студенту: «Молодой человек, останьтесь, будете понятым».

Городовой вышел и стал у двери, видимо, ожидая следователей.

У пани Евы были испуганные растерянные глаза, а на одной руке большая, не по размеру, белая перчатка.

- Господин полицейский, я ни в чем не виновата. Я просто хотела прикормить покупателей, посыпала порог шоколадной крошкой. Подкладывала кусочки шоколада на перила моста, задобрить, как у вас говорят, домовых. Шоколад бесследно исчезал. Я даже как-то не спала всю ночь, пыталась понять, кто берет шоколад, но никого не видела. А потом, когда пропала первая женщина, я долго боялась ходить на мост, но все же решилась положить кусочек шоколада на парапет. И вот что получилось! - Бледная хозяйка сняла перчатку. Вся рука была словно изъедена язвами, или кислотой. - Но он все же пощадил меня.

- Кто? - Закричал Митя.

- Не знаю, я никого не видела. Был сильный туман.

Приехал следователь, Митя рассказал, как вдова статского советника ела конфеты, а потом исчезла.

- Бред, полный бред несете, - ковыряя спичкой в зубах, ворчал следователь.

Они с помощником быстро проводили обыск, с лупой просмотрели полы и прилавки, чертыхались, принимая капли шоколада за высохшую кровь.

Митя от монотонности их действий чуть не уснул. Наконец все было записано и юноша отпущен домой.

Пани Еву увезли в участок, на прощание она бесплатно отдала Мите подарок для Маши - шоколадное сердце.

Юноша благополучно оставил в тайнике свое робкое признание в любви.

Но даже влюбленность не помешала Мите строить догадки об исчезновении женщин. И мысли юноши приняли направление, которое трудно было бы назвать разумным. Митя решил проверить легенду о бревнах со стрелецкой казни.

Для этого студент поехал в Преображенское. Село, с которого началась новая история государства российского, где великие реформы Петра дали рождение армии и флоту.

 

Глава 6

 

Несмотря на будний день, село было словно после мора, на улицах ни души. Закрыты ставни домов, молчат зазывалы купеческих лабазов, спросить в чем дело - и то не у кого, будка городового пуста.

Митя сосредоточился, мысленно взлетел, и перед ним, как на ладони, открывалась панорама. Он увидел кладбище и храм, а при нем монастырские палаты.

Влекомый неведомой силой, юноша поспешил к монастырю и церкви, надеясь найти кого-то сведущего в местных преданиях.

Даже на паперти храма не было нищих, двери церкви закрыты, оставалось перелезть через монастырскую ограду, в надежде встретить хоть кого-то.

Студент дошел до стены и уже собирался завернуть за угол, как на него накинули пыльный мешок, и два добрых молодца сноровисто потащили бедолагу в неведомые дали. Все это произошло так неожиданно и так быстро, что Митя не успел позвать на помощь. От мешковины пахло каким-то дурманом, и юноша потерял сознание.

Он пришел в себя в каком-то подземелье. Небольшое окошечко давало слишком мало света, чтоб можно было рассмотреть тех двоих, что принесли его сюда, а теперь каменными изваяниями стояли по бокам. С одной стороны в бок упиралось что-то острое. Митя скосил глаза, но рассмотреть, чем именно ему угрожали, не смог. Оставалось только уповать на то, что в святом месте обиды не чинят.

Глаза привыкли к полумраку и юноша огляделся. Прямо  перед Митей сидел благообразный старик с властным пронизывающим взглядом, седая борода его мела каменный пол. По углам висели странные, литые из меди иконы, чуть ниже, на специальных подставках, стояли деревянные. Но все были с такими темными ликами, что было трудно что-то разглядеть.

- Вот, ходил вокруг, высматривал, - с поклоном доложил один из мужчин.

- Кто таков? - Мите снова укололи в правый бок. - Не лги благословенному отцу.

Студент без утайки поведал и историю Стрелецкого моста, и о пропавших женщинах.

- Стрельцы, слуги дьявола, от него смерть и приняли. Тот антихрист бороды рубил, а борода часть образа божия в человеке. Говоришь, в Немецкой слободе мост. Да, они иноземцев люто ненавидели, всех сжечь грозились.

Так какой ответ ты здесь хотел найти? - Цепкий взгляд совсем не походил на старческий, и Митя невольно поежился.

- Думал встретить здесь такого как вы мудрого старца. Может, легенда есть какая или предания?

- Души их неприкаянные по земле ходят. Может и мстят, про то один Бог ведает. Тот, кто их убил, не покаялся и не помолился за них, и за многих других не помолился. Что с него возьмешь, антихрист, – старец перекрестился двумя перстами. - Сегодня настали темные времена, гонения великие на наших братьев, отбирают храмы, разоряют духовные житницы.

- Валить его надо, продаст он нас,- услышал Митя голос второго стража.

Была одна надежда, что кто-то пройдет мимо оконца, и Митя решился применить свой дар. Правда, впервые он старался увидеть сквозь стены, но то ли страх помог, то ли Божье провидение, только у Мити все получилось.

У монастыря никого не было, но совсем недалеко студент увидел крестный ход. Шли священники, облаченные в праздничные, с позолотой, одежды, толпа мирян, и очень уж много полицейских чинов для такого малого села. То, что он увидел, давало ему малую надежду на спасение.

- Сюда идет крестный ход, уже один дом до вас остался, - прокричал Митя старцу, очнувшись от своего «полета».

- Ты навел ?! - Взревел один из церберов.

- Уймись, Валериан, он молод и чист сердцем. - Одернул лютого старец. - А вот нам, братья, надо поспешать.

Мужчины решительно скрылись в подземелье и скоро принесли оттуда что-то наподобие паланкина. Помощники усадили своего духовного отца на носилки и, взявшись за ручки, почти бегом устремились к неприметной двери в углу. Только когда стих топот их бегущих ног, студент смог открыть дверь, что вела на улицу и выйти из темницы. К нему тут же подошел монах, и так посмотрел на Митю, словно он был его личным врагом.

- Крестись немедля!

Митя осенил себя троеперстным крестным знамением, взор монаха потеплел, он кивнул, и ушел к толпе, уже приблизившейся к храму.

Митя увидел, как жандармы, пропустив вперед местного кузнеца, помогают ему ломать ворота церкви.

Священники запели еще громче: «Аллилуйя!», и народ подхватил в ответ.

Митя же поспешил на площадь, где ему повезло сесть на подводу везущую на столичный рынок бочонки.

Экспедиция Митина потерпела полное фиаско, но чем ближе к Москве, тем мысли его становились веселее и приятнее, ведь впереди было свидание с Машей. И скоро он совсем забыл и о старообрядцах, и о стрельцах.

 

Глава 7

 

Машенька, так про себя он осмеливался называть возлюбленную, была бледна, но глаза ее светились таким ласковым светом, что Митя просто был счастлив.

Они пошли гулять в Лефортовский парк и чудесно провели пару часов, даже несмотря на то, что в присутствии бонны не смели взяться за руки.

Наконец Митя решился заговорить.

- Маша, получили ли вы мой подарок?

- Подарок? - Удивилась девушка. - Нет, кроме записки я ничего не получала.

Влюбленный искоса посмотрел на девушку, надеясь, что это просто кокетство, но взгляд прекрасных глаз был серьезен.

- Ах!- В отчаянье выдохнул юноша.

- А вот Лиза мне рассказывала, что недалеко от нашего места пропадают женщины. - Маша деликатно поспешила перевести разговор на другую тему.

- Да, я даже видел одну.

- Ой, как интересно, расскажите быстрее.

Митя принялся красочно живописать все свои приключения. Девушка слушала его, затаив дыхание и не отрывая глаз. Но когда он закончил, честно призналась:

- Очень страшно.

Поговорить больше не удалось, гувернантка заторопилась домой к обеду,а

Митя решил проведать Жижикина. Тот давно не приходил в гости. Может, заболел?

Но Жижикин был одержим другой болезнью.

Он лежал на потертом полу и рисовал какие-то фейерверки, летящие к луне и звездам.

- Ты что, подработку нашел? - Спросил Митя, усаживаясь на кровать друга.

Антон помотал всклокоченной головой.

- Тут, Митька, дело такое, скоро полетим на Луну.

Митя взял лежащую на неприбранной кровати брошюру. Скромные белые буквы на сером фоне - «Константин Циолковский».

- Ты не думай, я с ума не сошел, - горячился друг. -  Мы с тобой все это увидим, а я, возможно, и участие приму в сем прожекте.

Но Митю занимала другая история и он принялся рассказывать другу о призраке-маньяке.

- Туман, говоришь, исчезают без следа? Все может быть, может, какая-то чертовщина любит шоколад, а вприкуску и человеческую плоть.

- Мост городовые перекрыли, поставили охрану. - Отчитывался Митя.

- Да что ему охрана, может, он уже человечинки хочет больше, чем деликатеса. Ему русских баб подавай. На худой конец - фараонов.

Жижикин в общежитии нахватался таких крамольных слов, что Мите сначала сделалось стыдно, а потом страшно.

Ведь теперь, если мост закрыт и Нечто будет голодать, оно может переместиться к набережной, к их с Машей тайнику. И Митя не сошел с ума, не потерял память, он положил шоколадное сердечко в тайник. Но кто его съел? Монстр или Лиза?

У юноши от страха перехватило горло и он потерял сознание.

Очнулся уже к вечеру. На полу стояла керосиновая лампа, Жижикин сидел на подоконнике и ужинал булкой с молоком.

- Очнулся, Ромео. Вот что я думаю. Никто ничего кроме тумана не видел. А значит, эта сущность по своему составу и похожа на туман. Вот если бы взять да и окатить бы его кипятком. Что бы с ним стало? Он бы возможно и погиб. Да наверняка бы.

- Так что же делать? - Пролепетал в панике Митя.

- Будем ловить призрака на живца. Маша твоя не робкого десятка девушка? Вот если бы ты уговорил ее с плиткой шоколада прогуливаться возле вашей скамейки. А потом, когда почувствует опасность, пусть бежит, да хоть бы и в кондитерскую. Ведь мадам Еву арестовали, и двери мы просто вскроем. Пожарную помпу достанем, известку, бочку ведра на три. В общем, с тебя деньги и девушка.

- Да ты с ума сошел, это же Маша!- Вскричал Митя.

- Так ведь так хоть шанс есть его выманить и уничтожить. А так он твою Машу и съест, – жестко ответил лучший друг.

Митя обреченно махнул рукой, мол, рассказывай свой план.

- Сможет твоя Джульетта из дома сбежать незаметно? Вот к рассвету и выпустим девицу. Девушка она у тебя видная. Я вас как то видел на бульваре, когда ты словно щенок за ее коляской бежал. Кстати о щенке, животные такие вещи очень чувствуют. Бери своего Гектора.

Митя уже успокоился, взять щенка ему показалось отличной идеей.

И вот что удивительно, видел Гектор Машу всего несколько минут на рынке, когда та его из ведра с водой спасала. Но умница, всегда радуется, когда Митя берет его на прогулку до гимназии.

- Послушай, Жижикин, - волна страха прошла, и Митя вдруг придумал, как можно обойти план друга.

Глава 8

 

- А если переодеть меня или тебя в женское платье?

- Идея хорошая, можно попробовать. Но ведь на этом мосту не пропадал никто из мужчин. Может, это и не факт, а просто совпадение. Только если ты приманка, то нужен еще один человек. Помпу качать, бак переворачивать с водой. Одного такого я знаю, Тихон, глухонемой грузчик. Дадим рупь, он покараулит, и, как только я увижу, что ты побежал к кондитерской, дам ему отмашку. Он мешок извести в бак и засыплет. Известь градусов сто дает, таким вот кипяточком и угостим вражину.

Проговорили до рассвета, крутили и так и этак, обсуждали детали. Наутро Митя с тяжелой головой отправился домой. Пока Аграфена Ивановна гостила у своей подруги, тихонько позаимствовал из хозяйского гардероба платье, шляпку и перчатки. Брать тайком, даже на благое дело, было неприятно, и Митя сам себе дал слово, что непременно купит хозяйке самую дорогую плитку шоколада, лишь бы все получилось.

Встретились они с Жижикиным на Немецком базаре, закупить все для предприятия, договориться с Тихоном. Присланные отцом деньги стремительно таяли.

Подельники потихоньку переносили все необходимые вещи в кондитерскую. Местному дворнику Жижкин в пылу азарта назвал себя племянником пани Евы, наплел всяких небылиц. Митя только диву давался, насколько его товарищ был убедителен в своем вранье. Сам он строго-настрого запретил Лизе и Маше в ближайшее время приходить к заветной скамейке.

Наконец настала эта жуткая ночь. Сначала всем было весело. Митю с шутками- наряжали в женское платье, шутили, представляя, как Нечто испугается одного вида такой мосластой девицы, храбрились и чувствовали себя героями. Однако ближе к рассвету веселье перешло в апатию. Молодые люди все чаще замолкали, а Тихон вообще давно уснул на стульях.

- Ну, все, иди,- сказал Жижикин, когда темнота за окном кондитерской уступила место предрассветным сумеркам.

На подгибающихся ногах, путаясь в подоле платья, Митя медленно побрел к скамейке.

Щенок  бежал следом, нюхал утренний сырой воздух и радостно повизгивал.

Юноше было страшно приближаться к воде, он не мог заставить себя сесть на заветную скамейку. Шоколадка уже почти растаяла в руке, когда он вспомнил, что забыл надеть перчатки.

Митя поднес шоколад ко рту и героическим усилием заставил себя проглотить кусочек.

Но и у лакомства был вкус страха.

Время тянулось бесконечно. Гектор сделал все свои собачьи дела и стал проситься на руки. Митя поднял и прижал его к себе, не то защищая, не то защищаясь. Благодарный щенок лизнул Митю в щеку.

На улице показался первый извозчик с ранними пассажирами, потом с осмотром прошел городовой. Он покосился на Митю, и, неодобрительно хмыкнув, прошел в другой конец улицы. Небо посветлело, затрубили заводские гудки, и Митя понял, что затея их с треском провалилась.

Юноша обреченно возвращался к кондитерской, по мостовой волочился пыльный подол украденного платья.

В кондитерской по полу катался Жижикин в истерическом припадке.

- Ой, не могу, городовой тебя за кокотку принял.

- Что смешного-то, а вдруг бы пачпорт спросил?

Но, посмотрев на себя в зеркальные витрины, Митя и сам рассмеялся.

Хотя смешного было мало.

Где найти девушку для ловушки на монстра они не знали.

Пока Митя отсыпался, Жижкин нарушил все планы и приличия и встретил Машу у гимназии. Бодро заговорив с бонной по английски, он  неведомым способом втерся к той в доверие, отрекомендовался  лучшим другом Мити и получил разрешения прогуляться с девушкой по парку.

- Маша, Вы одна можете помочь нам! Да что там нам, всему городу, всему человечеству! Вдруг оно уже размножаться начало?

Маша слушала, не отводя глаз. И взгляд был такой серьезный, без всех этих женских штучек. И сама она такая милая, без ужимок и позерства, вдруг заставила Жижикина замолчать.

- Какого черта? - подумал Митин друг. - Какого черта я вовлекаю это идеальное создание в авантюру? Бог с ней, с моей жизнью, и жизнью Мити, но такая красота не должна погибнуть.

Прервав свою пламенную речь, студент развернулся и побежал прочь.

 

Глава 9

 

- Жижикин!- закричала Маша.- Вернитесь!

- Простите, не знаю вашего имени.- Спокойно сказала девушка, когда Митин друг вернулся

- Антон.

- Антон, я согласна. Бонна еще плохо понимает по-русски.  Я отпрошусь у родителей, скажу, что будем с Лизой готовиться к балу, она подтвердит. А Митя пусть заедет за мной на извозчике. - Девушка быстро написала на клочке бумаги адрес Лизы, сунула Жижкину в руки и нырнула в экипаж, где ее ждала гувернантка.

Антон никогда в жизни не влюблялся, слишком рано он узнал физическую подноготную отношений между мужчиной и женщиной. Но теперь с его душой что-то происходило непонятное, хотелось то ли петь, то ли плакать. И что с этим делать дальше, Жижкин решительно не представлял. 

Жижикин пошел к Мите с повинной.

Митя был похож на заспанного ангела. Небрежно спутанная челка падала на высокий лоб, припухшие после сна глаза смотрели на мир с веселым изумлением, а маленькие ямочки на щеках делали его облик особенно милым

" - А вот я, - с горечью подумал Жижикин, - пью, курю, и лицо у меня серое, а не такое вот румяное яблоко"

Но мысли мыслями, а рассказывать другу пришлось правду.

Митя был в ужасе и в то же время в восхищении от того, что Маша, его Машенька, согласилась.

Оставалось дождаться субботы и надеяться, что в этот раз им улыбнется удача.

Чтобы время прошло быстрее, друзья отправились в училище.

Учились они на разных факультетах, поэтому небольшой отдых от общения друг с другом пошел им на пользу.

Оба успокоились, как-то даже воспаряли духом.

И к вечеру, когда Митя, наняв извозчика, заехал за возлюбленной, он был совершенно уверен в успехе их предприятия.

Он привык видеть Машу в гимназическом скромном платье, а тут она была одета на бал. Белоснежное воздушное платье, тончайшие кружева и бархотка на открытой шее.

Митя был настолько потрясен, что даже забыл подать руку девушке, лишь стоял и любовался этой красотой.

Увы, через мгновение девушка накинула на плечи накидку из мягкой теплой ткани.

Впервые они сидели так близко друг к другу. Маша смело взяла Митину руку. Через перчатку чувствовалось тепло девичьей руки и у Мити закружилась голова,

Жижикин открыл им двери, мгновенно увидел розовые щеки у обоих, и безрадостно подумал:

"- Целовались."

Митя рассматривал пожарный шланг, обернутый двумя простынями, чтобы не обжечь руки, а Антон повел Машу на кухню. Показал все, что они приготовили. Тихон, главная физическая сила прожекта, смущенно встал и поклонился барышне в пояс. Маша кивнула и попросила грузчика сесть на табурет.

- Он глухонемой, - пояснил Антон, махнул силачу, чтобы тот садился.

Затем он непозволительно близко подошел к девушке и прошептал: "- Маша, знайте, я отдам за вас жизнь!"  Так глупо и высокопарно он не изъяснялся никогда.

Маша смутилась и сделала шаг назад. Стал виден кухонный стол, на котором лежала шпага.

- Пистолет достать не удалось, - виновато прошептал Жижикин.

- Благодарю Вас, - девушка присела в глубоком реверансе. Антон смотрел на ее белокурые локоны и думал: "Ах, какая жалость! Ну почему она его не поцеловала, хотя бы в щечку?"

Но тут в кухню зашел Митя и Жижикин снова стал прежним, деловитым и грубым.

Чтобы скоротать ночь, Маше постелили на диванчике, а сами сели играть в карты, всех обыгрывал Тихон. Антон был сам не свой, таким Митя его не видел никогда.

А Жижикин думал о том, что чувствовали жертвы, убитые монстром. Было ли им больно, успели ли осознать, что это смерть и спасения нет. Он даже представил гроб, в котором лежит бальное платье, белые перчатки и Машина бархотка, а тела нет.

Он почувствовал страх за Машу. Когда настала пора будить девушку, Антон вдруг заявил, что все отменятся и стал бороться с Митей, не пуская того разбудить Машу.

- Ты не любишь ее!- шептал на ухо Мите Жижикин.

- Нет, люблю! – Пыхтел в ответ влюбленный юноша.

 

Глава 10

 

Проснувшись, Маша удивленно посмотрела на толкающих друг друга парней. Потом, чтобы привлечь к себе внимание, она захлопала в ладоши. Юноши обернулись и посмотрели на предмет своего обожания.

Девушка, словно и не спала, румяна, свежа, глаза блестят.

Предательский рассвет застал их врасплох, вроде и готовились - а страшно.

Митя аккуратно осмотрелся, улица и вправо и влево была пуста. Девушка, шурша юбками, выскользнула за двери и поспешила к спуску набережной.

- Шоколад забыла!- прохрипел Антон.

Митя молнией метнулся в кондитерскую и через секунду вручил девушке плитку шоколада, с наполовину порванной фольгой.

Влюбленные посмотрели друг другу в глаза, но это было не прощание - это была надежда.

Маша стояла у воды. Не близко и не далеко, ровно так, чтобы попытаться убежать. Бегала она хорошо, в гимнастическом зале ее всегда хвалили. Будучи от природы гибкой и ловкой, она была в себе уверена. Вот только бальное платье слишком пышное, будет мешать. Но тут уж ничего не поделаешь, очень ей хотелось, чтобы Митя увидел ее настоящей красавицей. На выпускной бал всегда приглашали только кадетов, и свой первый торжественный полонез она будет танцевать с чужим, нелюбимым человеком.

Забыли не только шоколад, но и щенка. Когда Митя выпустил его вслед за девушкой, пес радостно побежал к спасительнице своей собачьей жизни.

Он обнюхал пахнущую духами Машу и недовольно чихнул.

Маша смотрела прямо на воду, и страха у нее почему-то не было, так она была уверена в Мите.

А в это время в кондитерской шел жаркий спор между друзьями. Спор грозивший успеху авантюры.

- Все пропало, – причитал Митя. - Две непростительные ошибки, плохая примета. Я пойду и приведу Машу сюда.

- Остынь, идиот! Второго раза не будет. Я не позволю тебе все испортить.

Молодые люди чуть снова не сцепились в драке, но тут залаял Гектор, и в утренней тишине отчетливо прозвучал стук каблучков бегущей девушки.

- По местам!- закричал Жижикин, и рванулся на кухню. В окна кондитерской было видно, как подняв подол так, что стали видны изящные щиколотки, бежит Маша, за ней мчится щенок, а следом …

Следом была пустота. Маша чувствовала холодное дыхание за спиной, чувствовала взгляд, полный ненависти и злобы. Кровь словно застывала, язык, руки и ноги начинали неметь. Каждый следующий шаг становился труднее предыдущего.

Маша перескочила через порог, следом шмыгнул щенок. С грохотом захлопнулась дверь, для безопасности обшитая Тихоном железными листами.

Маша из последних сил дошла до кухни, а Митя встал за прилавок, просунул руки в сшитые из полотенец толстые рукавицы и поднял брандспойт.

Он слышал, как шипит на кухне известка, как тяжело дышит Маша.

- Давай! - Закричал Митя, как только стекла витрины треснули и стали распадаться на мелкие осколки. Пожарный рукав напрягся, Митя что было силы уперся в буфет, и кипящая струя ударила прямо в разбитое окно.

В белом паре неторопливо стало проявляться пятно, похожее на кляксу в тетради.

Пятно стало темнеть, разрастаться, и скоро в кондитерской запахло шоколадом и кровью.

Вода растекалась по полу, там барахтались какие-то хлопья странной пены, больше похожие на клочки тумана. Какое-то время они еще пытались соединиться, но это им не удавалось. Мите жгло ладони, он терпел, потом кричал от боли, но шланг не выпускал. Известь, наконец, закончилась, брандспойт хлюпнул раза два ,и выплюнул последние капли убийственной влаги.

Хорошо, что витрина была разбита, иначе все, кто был в помещении, задохнулись бы.

На полу, в белых разводах извести, плавали фиолетовые ошметки какой-то субстанции.

Из кухни, хлюпая болотными сапогами, вышел Антон. Стараясь ступать след в след, сердитый Тихон вынес бак.

Взгляды всех присутствующих скрестились на середине комнаты. Там, на полу, занимая всю его середину, корчилась, пытаясь обрести четкие контуры, огромная буква "А"

Это казалось бредом воспаленного от бессонницы и страха разума. Но оно было живым. Живым и опасным. От него отчетливо пахло болью, кровью, ненавистью и, совсем чуть-чуть, шоколадом. Словно в стакан крепкого, обжигающего нутро спирта кто-то случайно вылил ложку горячего шоколада. И тот свернулся там ядовитым клубком, маня запахом и обманывая вкусом.

Собрав все мисочки и половники, что нашлись на кухне у пани Евы, мужчины стали собирать все, что было на полу, и кидать это нечто в известь.

У разбитой витрины уже стали собираться зеваки, где-то истошно засвистел городовой.

Маше стало дурно, и Митя вывел ее через черный ход во двор, подышать воздухом.

К ним подошел местный дворник, степенный мужчина, любящий выпить и поговорить.

- Здесь еще при самом царе Петре Алексеевиче аптека была. Почитай, еще дед мужа пани Евы дело начинал. Муж тоже аптечное дело вел, а как помер, так кондитерскую и сделали. У бабы, известно, ума на аптеку не хватило.

- А случаи какие были, с дамами?- спросил Митя.

-  Так ведь, аккурат ден за семь как первой пропасть, Лукерья с мужем полюбовницу на этом вот мосту убили. Ангела ее звали, у пани Евы она работала. Лукерья ее пригласила, якобы мировую выпить. А как опоили бедняжку, то связали и понесли к реке, топить. Да в пьяном угаре, видать, ревность в Лукерье так взыграла, что она топор мужу в руки и вложила.

- Голову они в реку кинули,- продолжал дворник, - а тело так бросили.  Как были в кровищи, так домой и пошли. По этим кровавым следам их полиция и нашла.

Дворник получил пятачок за рассказ и оставил молодых людей наедине.

Маша аккуратно развязывала мокрые полотенца на руках возлюбленного. Взору ее предстала удручающая картина. Руки были все в волдырях, они опухли, покраснели и она от бессилия стала просто дуть на них. Митя понял, что вот сейчас потеряет сознание от боли, но он должен успеть сделать это.

Он наклонился и поцеловал ровный пробор своего белокурого ангела. А потом наступила темнота.

 

Послесловие.

 

- Ну, ты брат, лежебока. - Приветствовал неделю спустя Митю Жижикин.

Руки у Мити были еще забинтованы, но пальцы были целы и двигались.

Юноша счастливо улыбался, на прикроватной тумбочке стоял Машин портрет.

На Антоне отчего-то была военная форма.

- Да, пока одни отлеживаются, другие учатся родину защищать. Перевелся в военно-инженерное училище. В Петербург отбываю.

Митя стеснялся откровенно радоваться, все-таки неприятно иметь лучшего друга соперником в любви.

Но спросил он другое: - Ну что там, тихо?

- Да все нормально. Выздоравливай, Митя, и пиши.

Жижикин ушел, а Митя все думал, как же они повзрослели с этой историей, из недорослей стали мужчинами. Поцеловав портрет Маши, он уснул счастливым.

читателей   115   сегодня 1
115 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 1. Оценка: 5,00 из 5)
Загрузка...