Вырвавший сердце

- Вальтар, ты уверен, что хочешь этого? Ты понимаешь все последствия?.. – Астар уперся руками в подлокотники кресла и всем телом подался к стоящему перед ним на коленях мужчине.

Вальтар стиснул зубы, и его рука машинально огладила длинный, уродливый шрам, оставшийся на щеке после встречи с Баранром.

- Да, - глухим голосом ответил он и посмотрел прямо в глаза Астара. – Мне надоело проигрывать!..

Старый волшебник сжал губы и откинулся на спинку кресла.

- Да будет так! Я разделю твой дух на две части: Ба и Ка. В Ба я заключу все добро, что еще есть в твоей душе, и которое, по твоему мнению, мешает тебе победить…

- Оно действительно мне мешает! – гневно сверкнув глазами, воскликнул Вальтар и стукнул кулаком по раскрытой ладони. – Я мог убить Баранра, но не сделал это! Потому что не смог заставить себя нанести последний удар!..

- Он твой брат… - покачав головой, с грустью заметил Астар.

- Но из-за него я вынужден был влачить жалкое существование раба и постоянно носить это! – Вальтар с ненавистью глянул на лежавшую рядом металлическую полумаску, обычно скрывшую от взглядов людей нижнюю часть его изуродованного лица. – Раздели меня, старик, слышишь? Раздели сейчас же! Я больше не в силах ждать, я хочу отомстить!..

- Ты давно уже не раб, - с укором напомнил ему Астар. – Твой брат – король. А ты вероломно напал на него и попытался отнять у него власть. Но он победил, и твой заговор провалился. Тебя осудили на вечное рабство в шахтах Озириона, но ты сбежал оттуда, хоть и был сильно ранен. Ты бы погиб, если бы я тебя не нашел. Я вылечил твое тело, чтобы ты мог жить, а теперь ты просишь меня искалечить твою душу…

- Я хочу отомстить, - стиснув зубы, с ненавистью процедил Вальтар. В его душе пылала ярость, она жгла Вальтара изнутри, и каждый вздох причинял невыносимую, почти физическую боль.

- Когда я отделю от тебя Ба, в тебе останется лишь Ка – вся твоя ярость, злоба и ненависть к брату. Они помогут тебе отомстить, помогут захватить власть в Аларионе, и помогут выжить тогда, когда будет казаться, что это уже невозможно… Но я прошу тебя, Вальтар, подумай еще раз! Не слишком ли это высокая цена? Вместе с Ба твою душу покинут и сострадание, и милосердие, и жалость и всякое чувство справедливости. Ты потеряешь над собою контроль, и отныне будешь подчиняться только своим ненависти и жажде власти… Ты готов к этому?

- Это все, чего я хочу, - мрачно усмехнулся Вальтар и с силой сжал кулаки.

- Так тому и быть… - печально изрек Астар. – Идем со мной.

В мастерской старого мага как всегда царил хаос. Вырезанная в камне пола двенадцати конечная звезда была частично скрыта стопками рукописей и разбросанными по полу скомканными черновиками. Большой стол в углу комнаты и три колченогих стула были завалены книгами, в длинном узком шкафу теснились магические реактивы.

- Ложись, - повелел Астар, наскоро расчистив изображение звезды.

Старый маг говорил сухо и старался не смотреть на своего подопечного, всем своим видом показывая, что он против его затеи, но поделать ничего не может – если воин решил погубить свою жизнь, он ее погубит, так или иначе.

- Почему ты мне помогаешь? – опустившись в центр магического рисунка, спросил вдруг Вальтар.

- Я не могу принимать за тебя решения, мой мальчик. Свобода воли – величайший дар, дарованный нам богами. Каждый из нас в ответе за свою жизнь и свои поступки, куда бы они в итоге ни привели. Я считаю, что ты губишь свою жизнь, но я не вправе тебя останавливать. Я лишь могу дать тебе совет этого не делать.

- Я все решил, - упрямо сжал губы воин, опуская голову на холодный каменный пол.

- Вот поэтому я тебе и помогаю. А теперь задержи дыхание и не шевелись.

Астар окропил тело неподвижно застывшего воина зельем Духа и принялся нараспев читать заклятие. Достаточно было ошибиться хотя бы в одном слове, и Вальтара ждала бы страшная смерть, но старый маг не ошибся.

Звезда налилась ярким молочно-белым светом, коконом охватившим тело воина. Вальтар ощутил разливающийся по венам жар, все больше усиливающийся с каждой секундой. Когда он стал уже невыносим, а легкие горели от нехватки воздуха, из груди воина вдруг выпорхнула сотканная из энергии прекрасная белоснежная птица. Астар рванул вперед и ловко заключил ее в приготовленную заранее магическую клетку. Сияние угасло, в тот же миг исчез и магический жар.

- Попалась! – пробормотал старый маг, довольно разглядывая свою пленницу.

- Ммм! – выпучив глаза, замычал покрасневший от натуги Вальтар.

- Ах да, можешь дышать, - махнул рукой старый маг, отходя к столу.

Рассеяно стряхнув на пол стопку книг, Астар бережно водрузил на освободившееся место клетку и обернулся к вскочившему на ноги воину.

- Я чуть не задохнулся! – переведя дыхание, возмутился Вальтар.

- Ну, а я и не говорил, что это будет легко, - усмехнулся маг.

Вальтар склонил голову на бок и прислушался к своим ощущениям.

- Я… не чувствую никаких изменений, - он вопросительно посмотрел на наставника. – Ты уверен, что твое заклинание сработало, старик?

Астар взмахом руки указал на птицу в клетке.

- Это твое Ба. Я могу вернуть его в твое тело в любой момент, только попроси. До тех же пор…

- Да-да, я понял. Увидимся, когда я отомщу, старик.

Вальтар стремительно покинул в комнату.

- Надеюсь, ты не пожалеешь об этом, мой мальчик… - с тяжелым вздохом пробормотал ему вслед Астар.

Если бы Вальтар задался целью, он без труда сумел бы навербовать сторонников – в конце концов, при любом режиме всегда найдутся недовольные, а Вальтар как-никак был законным претендентом на трон и мог существенно поправить положение тех, кто к нему примкнет… конечно, если победит. Но это требовало времени, а ждать принц был не намерен. План мести был готов давно. Ночью небольшой диверсионный отряд взорвал бочку гномьего огня у восточной стены дворца. Воспользовавшись поднявшейся суматохой, Вальтар вместе с другим отрядом проник в замок по канализационной трубе. Теперь единственной преградой между ним и долгожданной местью были лишь королевские гвардейцы.

- Папа, я боюсь, - прошептал Юнри, бессознательно стискивая перед грудью похолодевшие от страха пальцы.

В огромных покоях кроля царил полумрак, рассеиваемый лишь двумя стоявшими по углам канделябрами. Королева Алания сидела на самом краешке исполинской кровати, застеленной зеленым бархатным покрывалом с золотым гербом. Бледное лицо королевы было бесстрастным, но только богам было известно, чего стоило ей это показное спокойствие. Из-за высоких двустворчатых дверей спальни доносились приглушенные звуки боя. Невозможно было сказать, кто побеждает и чем все это кончится.

Ее муж, король Баранр, застыл посреди комнаты, широко расставив ноги и опираясь на длинный двуручный меч. Вороненые доспехи короля тускло поблескивали в свете свечей. На неприкрытом шлемом лице застыла суровая решимость. Подле короля, обхватив его за ногу, стоял миловидный мальчишка лет десяти с непокорными, светлыми как у отца волосами.

- Ты принц, Юнри, ты должен быть храбрым! – с преувеличенной строгостью повелел Баранр, но не удержался от улыбки.

Губы Юнри задрожали, мальчонка задрал голову, всеми силами стараясь удержаться от слез – мужчины, а тем более принцы, не плачут.

- Поди к маме. Ну же, скорей! – потрепав сына по вихрам широкой, мозолистой ладонью, повелел король.

Юный принц судорожно кивнул и бросился к раскинувшей ему навстречу руки Алании. Королева прижала сына к груди и, посадив его рядом с собой, зарылась носом в его волосы.

- Все будет хорошо, мой милый, вот увидишь, все будет хорошо…

Внезапно шум битвы стих. Воцарившаяся в комнате тишина казалось еще более жуткой, чем недавний лязг стали и приглушенные вскрики раненых и умирающих солдат.

- Баранр!.. – дрожащим голосом позвала супруга Алания.

Неожиданно дверь сотряс мощный удар, гулким эхом прокатившийся по спальне. Алания закричала от ужаса, изо всех сил прижимая к себе Юнри. Юный принц заскулил от ужаса, закрыв глаза и вжимаясь лицом в теплую материнскую грудь.

Не теряя холоднокровия, король Барнар без спешки натянул на голову шлем и опустил забрало. Что бы ни случилось, он защитит свою семью.

Дверь сотряс очередной удар, затем еще и еще и, наконец, та не выдержала и с треском сломалась. В комнату влетели двое воинов с тяжелой скамьей-«тараном» в руках. Не теряя времени, Баранр шагнул вперед и хорошо рассчитанным ударом снес голову одному из них. Воспользовавшись полученным импульсом, король крутанулся вокруг своей оси и вогнал гигантский двуручный клинок в защищенную одной лишь кольчугой грудь второго воина.

Высвободив меч и кровавого плена плоти, Барнар сделала несколько шагов назад, вновь занимая прежнюю позицию посредине комнаты.

Застывший на пороге комнаты Вальтар проследил равнодушным взглядом за тем, как падают замертво двое его последних бойцов. Жаль, они были единственными, кто кроме него самого пережил встречу с королевскими гвардейцами.

В руках Вальтара был зажат такой же точно клинок, как у брата. Доспехи воина были обагрены кровью, но, несмотря на то, что он только что прошел сквозь битву с лучшими воинами короны, Вальтар все еще был полон сил и готовности бросить вызов своему брату.

Барнар опустил меч и поднял забрало шлема.

- Вальтар, молю тебя, остановись! Я не хочу тебя убивать!

- А с чего ты взял, что у тебя получится? – насмешливо поинтересовался воин, так же приподнимая забрало.

- Ты уже бросал мне вызов, брат, и я победил, - печально напомнил Барнар.

- Только потому, что я не смог нанести последний удар! – лицо Вальтара исказила ярость. – И я потерял все!

- Ты хотел убить меня. Но я был готов простить тебя, если ты раскаешься. И до сих пор готов.

- Шахты Озириона как-то не способствуют раскаянию, - с иронией парировал Вальтар.

- Остановись, брат! Еще не все потеряно! Ты прав, в тот раз ты мог убить меня, но не стал. Значит, ты еще можешь раскаяться!

- Не убил! И как ты меня отблагодарил за это? Сослал в Озирион!!! – лицо Вальтара исказилось от бешенства.

- Вспомни, как мы играли в детстве. Наши первые деревянные мечи, помнишь? Ты всегда меня побеждал, но когда я падал, всегда помогал мне подняться. Ты помнишь, как мы обожали охоту? Мы могли днями напролет гонять по лесам. Только ты, да я. Егеря с ног сбивались нас искать. А помнишь, как мы детьми таскали по ночам пирожки, а нянюшка кричала, что мы не разбойники, чтобы украдкой на кухню лазать, а принцы, и нужно всего лишь позвать слуг…

- Хватит! – в ярости рявкнул Вальтар. – Чего ты добиваешься? Разжалобить меня?!

- Я не хочу с тобой сражаться, ты мой брат. Прости меня. Наверное, я не должен был ссылать тебя в Озирион, но таково наказание за мятеж, оно одинаково и для простого крестьянина, и для дворянина. Если мы сами не будем соблюдать своих законов, как мы можем требовать этого от народа?

- Ты глупец! Мне плевать на народ и на тебя! Ты предал меня и умрешь за это! Аааа!

Вальтар защелкнул забрало и с мечом наперевес кинулся на Барнара. Алания вскрикнула и закрыла глаза, не в силах смотреть на бой. Король поудобнее перехватил свой огромный клинок и шагнул навстречу брату.

Сталь встретила на пути сталь.

Вальтар был искусным фехтовальщиком, но изнурительная битва с гвардейцами все-таки сказывалась, и его рука начала уставать. В конце концов он совершил промах, но вместо того, чтобы нанести решающий удар, Баранар одним ударом ноги поверг брата на землю, а вторым выбил меч у него из рук.

Вальтар, тяжело дыша, поднял руки к голове и снял шлем.

- Что теперь? Убьешь меня или снова сошлешь в Озирион? - тяжело прохрипел воин, опираясь на согнутую в локте руку.

Баранар опустил меч.

- Я люблю тебя, Вальтар. Несмотря ни на что. Зачем тебе это? Я – старший сын, трон по праву мой.

- Никогда не смирюсь! – прорычал воин и, схватив выпавший из рук меч, вскочил на ноги.

Клинки братьев снова скрестились. Ярость придала Вальтару сил, и он начал теснить Баранара к кровати. Изловчившись, Вальтар сокрушительным ударом выбил меч из рук Баранара. Король потерял равновесие и рухнул на колени.

- Тебе следовало убить меня, когда был такой шанс! – занеся над головой меч, презрительно процедил воин.

- Ты – мой брат. Я не смог бы убить тебя, а ты не сможешь убить меня. Прими это, что бы ни случилось, мы всегда будем братьями, мы с детства заботились друг о друге, и пронесем эту любовь до могилы!

Вальтар прислушался к своим чувствам. Стоящий перед ним на коленях человек был его родным братом, единственным близким существом кроме Астара. Когда-то он любил их обоих, но сейчас сердце Валтара наполняли лишь злость, да жаркая, неукротимая ярость. Он помнил, что в прошлый раз не сумел нанести решающий удар, и искренне не понимал, почему. Что тогда остановило его руку? Любовь? Что за бред?! О боги, как он мог быть настолько жалок и слаб? Вальтар люто ненавидел Баранара за изуродовавшие лицо шрамы, за долгих два года, проведенных на каторге Озриона. За все это он должен умереть!

- Нет, это ТЫ заберешь ее в могилу! – прорычал Вальтар и одним ударом снес брату голову.

Королева закричала, не в силах оторвать взгляда тела мужа, Юнри попытался вырваться из крепких материнских объятий, чтобы посмотреть что происходит, но руки Алании свело судорогой, и они не разжимались.

Вальтар поудобнее перехватил залитую кровью рукоять и шагнул к кровати. Алания осеклась и расширившимися от ужаса глазами посмотрела ну убийцу мужа.

- Нет, умоляю, нет… - разом лишившиеся силы руки королевы разжались, она выпустила сына из объятий и сползла на колени, молитвенно сложив перед собой ладони. – Пощади его!.. Я умоляю, только не трогай моего сына!

Губы Вальтара искривила улыбка.

- Да? Что бы он вырос и сверг меня?

- Нет, нет, клянусь, мы уедем отсюда, ты никогда нас больше не увидишь, Вальтар!.. – встретившись с полным холодной ненависти взглядом воина, королева осеклась и закричала, не помня себя от ужаса. – Беги, Юнри, беги!!!

Беспомощно глядевший на обезглавленное тело отца принц вздрогнул и бросился наутек, но он не успел добраться даже до середины комнаты. Вальтар вонзил меч в спину мальчика, пригвоздив его к полу, как бабочку.

- Нееееет! – вне себя от горя закричала королева.

Ее мир рухнул в одночасье, и все, чего она могла желать – это умереть вместе со своей семьей. Но у Вальтара были на нее свои планы.

- Знаешь, я всегда находил тебя хорошенькой, - задумчиво пробормотал воин, расстегивая броню.

Схватив Аланию за тоненькие кисти рук, он повалил ее на кровать и нашел своим ртом губы королевы.

- Отпусти меня, нет, нет! Ненавижу!!!

- На твоем месте я был бы посговорчивей, - хриплым от страсти голосом прошептал Вальтар, одним движением разрывая платье Алании от горла до подола. – Глядишь, еще родишь нового принца!

- Нет! Нет! Неееет!

Но силы были явно не равны, и Вальтар овладел отчаянно сопротивляющейся женщиной.

- Ненавижу тебя!.. Будь ты проклят! – сквозь слезы прошептала Алания, когда все было кончено.

- А мне кажется, тебе даже понравилось, - гнусно усмехнулся Вальтар, натягивая подштанники.

Алания зарычала как раненая тигрица и выхватила кинжал из валявшихся на кровати ножен воина. Но Вальтар лишь грубо рассмеялся и с легкостью перехватил руки королевы.

- Тебе не стоило это делать, - с ненавистью прошипел воин и вонзил кинжал в сердце королевы.

Глаза Алании широко распахнулись, губы тронула легкая улыбка.

«Я иду к вам, мои милые!..»

Королев издала тихий вздох и умерла. Вальтар разжал руки, и безжизненное тело молодой женщины рухнуло на смытую постель.

Вальтар поднялся с кровати и окинул удовлетворенным взглядом кровавое побоище. Наконец-то он отомщен! Если бы его рука не дрогнула по какому-то малодушию в прошлый раз, ему не пришлось бы два года страдать на каторге и всю жизнь прятать лицо за железной маской!..

Простой народ никогда бы не принял цареубийцу на троне, так что, заручившись поддержкой примкнувших к нему придворных, Вальтар объявил, что король Баранар, королева Алания и юный кронпринц Юнри стали жертвами лихорадки. Конечно, среди дворян нашлись те, кто остался верен королю Барнару даже после его смерти, но они стали жертвами той же лихорадки, что унесла жизнь их повелителя.

Завладев троном, Вальтар начал железной рукой наводить порядок в королевстве.

На огромном круглом столе была разложена карта мира. Она была выполнена в мельчайших подробностях специально по заказу нового короля. Выставленные возле границы черное фигурки обозначали войско Вальтара, красные - солдат соседнего королевства. Наведя порядок дома, Вальтра обратил взгляд на куда более гостеприимные земли южных соседей. Вокруг стола стопились его генералы, шумно обсуждая стратегию завтрашней битвы.

- Ваше величество, - в комнату вбежал адъютант Вальтара.

- Что такое? – раздраженно откликнулся король, недовольный, что его отвлекают.

- Вас хочет видеть его магическое сиятельство…

Вальтар заскрежетал зубами от злости. Сколько раз он предупреждал старика, чтобы тот не отрывал его от дел! Тем более накануне важной битвы.

- Я занят, - отрывисто бросил Вальтар, намереваясь вернуться к прерванному обсуждению.

- Его сиятельство сказали, что это очень важно и касается завтрашней битвы.

- С этого и надо было начинать! Приведи его!

- Его сиятельство сказали, что требуется ваше личное присутствие в башне мага, - склонившись в почтительном поклоне, проговорил адъютант.

Вальтар с чувством выругался. До башни, в которой обосновался старик, было топать и топать, но Вальтар знал: Астар не стал бы звать его просто так. Маг был Вальтару за место родного отца, он единственный, кто не отвернулся от мятежного принца, когда того бросили в шахты Озриона. Вальтар знал, что когда-то любил старика, но сейчас самое большее, на что он был способен - это признание полезности Астара. После воцарения Вальтара на троне старый маг помог ему утвердить свою власть в королевстве и мог еще не раз сослужить своему господину хорошую службу.

- Надеюсь, ты позвал меня за чем-то действительно важным, - поднявшись в башню, недовольно проговорил король.

Окружающая обстановка как две капли воды походила на прежнюю мастерскую – та же двенадцати конечная звезда, столы, загроможденные книгами, шкафы с зельями и магическими реактивами. За тем исключением, что комната эта была куда обширней, да и магического барахла в ней было в разы побольше.

- Мой мальчик, как давно я тебя знаю?

- Всю жизнь. Какое это имеет значение? - раздраженно спросил Вальтар. – Говори, зачем меня позвал, старик!

- Скажи, как давно ты не испытывал радости?

Король нахмурился. Вопрос Астара застал его врасплох. Вальтар одерживал одну блестящую победу за другой, но радости они ему не приносили. Он вообще давно уже не испытывал ничего кроме ненависти и гнева. Даже отомстив, Вальтар не ощутил радости, лишь мрачное удовлетворение, зажегшее его сердце лишь еще большей яростью. Убить, уничтожить, сокрушить своих врагов!..

- И что будет, когда ты победишь последнего? – спросил Астар, словно прочитав его мысли.

- Какая разница? В последний раз говорю, старик: зачем ты меня позвал? Отвечай, или пропишу тебе плетей, чтоб неповадно было по пустякам дергать!

Старый маг лишь тяжело вздохнул.

- Жизни солдат, которых ты так легко бросаешь в бой, для тебя ничего не значат, поскольку в твоей душе не осталось милосердия. Люди для тебя – не более чем фигурки на игральной доске, ты оцениваешь их лишь по степени полезности. Ты никого не любишь, потому что больше не способен любить. Но ради чего тогда ты живешь?..

- Мне надоело слушать тебя, старик! – потеряв терпение, рявкнул Вальтар. – Стража! Сорок плетей ему! – отрывисто приказал ворвавшимся в башню солдатам король и покинул обитель мага.

Двое дюжих стражников схватили не сопротивляющегося старика под руки и выволокли на площадь. Всыпав ему сорок плетей, они бросили мага с разодранной до мяса спиной в грязь у конюшен.

 

Вальтар одержал победу в битве, как и думал. Одно за другим королевства падали к его ногам, и вскоре власти Вальтара покорился весь мир. Когда завоевывать больше было нечего, он вернулся в столицу родного королевства, а теперь и всего мира.

- Пошли прочь! – раздраженно приказал Вальтар, бухнув кулаком по подлокотнику трона, и многочисленные придворные, подобострастно кланяясь на каждом шагу, покинули тронный зал.

Король остался в одиночестве. Он сделал неторопливый глоток вина и хмуро окинул взглядом опустевший зал. Ему вспомнился последний разговор с Астаром. Старик той порки так и не пережил. В раны попала зараза, и он умер, промучившись несколько недель. Все это время маг тщетно призывал своего пасынка – Вальтар был слишком занят завоеваниями, чтобы навестить старика. А когда он узнал о его смерти, то только разозлился - Астар вполне был способен излечить себя магией, но почему-то не стал. Жалкий старый глупец! Ничего, Вальтар сумеет обойтись без него. И обошелся – весь мир теперь лежал у его ног, но ничего кроме горького привкуса на губах эти победы ему не принесли. Вальтар вдруг понял, что готов отдать все за один день беззаботного счастья. Но этому не суждено…

Король резко выпрямился, осененный внезапной догадкой. Он добился всего, чего хотел, и даже больше. Так не пора ли вернуть свое Ба и немного пожить для себя? Небольшая капля подлинного счастья, вот все что ему нужно… для счастья. Вальтар тихонько рассмеялся собственной шутке. На душе полегчало. Давно пора было это сделать.

Вальтар легко поднялся с трона и заспешил к башне мага. После смерти Астара ее запечатали – король уже и сам даже не помнил, почему распорядился это сделать. По приказу Вальтара солдаты взломали дверь, и король в одиночестве вступил в запыленную комнату. Здесь все осталось так, как он помнил, даже мусор с пола никуда не делся, наоборот, за прошедшие годы его стал еще больше, должно быть, виною были извечные сквозняки.

Вальтар знал, что клетку с его Ба Астар хранил в запертом на замок сундуке. За долгие годы ключ потерялся, и король просто срубил замок мечом. Но… вместо магической клетки на алом бархате сундука белело письмо.

Вальтар нахмурился. Вот будет шутка, если Астар что-то сделал с его Ба. Король взломал сургучную печать мага и принялся читать.

 

«Дорогой мой мальчик, я чувствую, что мне осталось уже недолго! Я мог бы вылечиться, но не стану этого делать, по причинам, которые ты, однажды, может быть, поймешь. Я пишу это письмо, потому что несмотря ни на что все также крепко тебя люблю и хочу уберечь от страшной ошибки. Если ты читаешь эти строки, значит, ты решил наконец воссоединиться со своим Ба. Молю тебя: не делай этого! Ты не послушался меня в прошлый раз, когда я молил тебя не отделять Ба, так послушайся хотя бы сейчас. Я мог бы уничтожить твое Ба, но не стану. Каждый волен делать свой выбор сам, и сам должен нести за него ответственность. Но в моих силах тебя предупредить. Послушайся старика, посвятившего тебе всю свою жизнь и всю свою любовь, хоть раз. Не воссоединяйся с Ба!

Клетка находится в сундуке под моею кроватью. Чтобы воссоединиться с Ба, тебе нужно только ее открыть

 

В конце письма стояла причудливая подпись Астара, скрепленная сургучной печатью, но и без этого Вальтар узнал мелкий, витиеватый почерк старика.

Король нахмурился. Что за ерунда? Сперва Астар отговаривал его отделять Ба, теперь маг не хочет, что бы он с ним соединялся. Но, как Вальтар ни бился, эту загадку он решить так и не сумел. Ну и ладно. Тряхнув головой, король изгнал прочь ненужные размышления, и решительно вытащил из-под кровати старика небольшой сундук. Несмотря на некоторые сомнения, Вальтар все же обнаружил внутри клетку. Магическая птица спала, сложив белоснежные крылья.

Вальтар поднес руку к дверце, и на мгновение его пальцы дрогнули, а сердце охватили прежние сомнения. Почему Астар так не хотел, что бы он воссоединился со своим Ба?..

- Да иди ты в Пекло, старый маразматик! – внезапно разозлившись, выкрикнул в пустоту Вальтар и решительно распахнул дверцу.

Белоснежная птица тут же расправила крылья и вырвалась на свободу. На мгновение она зависла перед онемевшим от изумления королем и стрелою впорхнула в его грудь.

Давно забытые чувства, так надолго покинувшие душу Вальтара, все разом вернулись назад. А вместе с ними пришло и полное осознание того, что он натворил за все эти годы. Король жаждал счастья, но ощутил лишь раскаяние, огненным клинком пронзившее его сердце.

Вальтар поднес дрожащие руки к лицу и прерывисто вздохнул. Словно наяву он увидел на них запекшуюся кровь племянника и брата. Заново увидел искаженное болью и страхом лицо убитой им Алании.

- О, Астар, отец, прости меня!.. – прошептал Вальтар, задыхаясь от разрывающей сердце боли.

Все поступки, все, что он совершил за последние годы, все теперь виделось совсем в ином свете. Сколько людей он погубил, без жалости, без колебаний, без сомнения?..

Неожиданно Вальтар осознал, почему Астар не хотел, чтобы он воссоединялся со своим Ба. Старый маг знал: раскаяние его убьет. Невозможно разделить душу и остаться прежним человеком. Нет, не так. Невозможно без Ба, всего того, что оно в себе заключает, быть человеком. И если уж Вальтар его отделил, ему не стоило возвращать его назад.

Не в силах терпеть разрывающих душу чувств, король потянулся к мечу. Есть только один способ прекратить эту боль, только один. Он заслужил смерть за все то, что сделал.

Но, когда рука Вальтара уже была занесена для последнего удара, его взгляд случайно упал в сундук. На его дне так же лежало письмо - Вальтар не заметил его раньше из-за клетки. Король дрожащими руками раскрыл письмо и жадным взглядом впился в прыгающие строчки:

«Мой милый мальчик! Зная тебя, я не сомневаюсь, что, раз решив, ты делаешь. И если ты читаешь это письмо, значит ты наверняка открыл клетку с Ба. И точно так же я знаю, что ты сейчас чувствуешь. Ты жаждал обрести счастье, но ощутил лишь немыслимое страдание. Раскаяние - это занесенный над головой топор, не менее острый, чем у палача. Но молю тебя! Не спеши дать ему опуститься. Тебе сейчас кажется, что в твоей жизни не будет больше света, и ты заслуживаешь смерти за все, что совершил. Может, это и так. Не нам судить. Знай: боги готовы встретить тебя на Той стороне в любой момент, но не спеши к ним. Недаром говорят, что раскаявшегося грешника боги любят больше, чем святого. Поскольку святой НИКОГДА не знал мук раскаяния. А это пытка, которую не пожелаешь даже врагу. Острие меча – легкий путь. Оно избавит тебя от боли в этом мире, но подумай, что будет с тобой на Той стороне? Ты должен пройти через раскаяние, и тогда ты обретешь истинное спасение. Спокойствие, которое неведомо даже святым. И когда ты очистишься, ты снова будешь способен испытывать счастье. Страдание не перечеркнет того, что ты сотворил, но ты получишь шанс искупить то, что сделал, служа своему народу как истинный, благородный король. Такой, каким был твой брат.»

Вальтар судорожно перевел дыхание. Сейчас он отдал бы все свое королевство лишь бы найти способ снова вырвать из сердца ненавистное Ба, но прислуживающие ему шарлатаны даже в подметки не годились Астару. Он был последним из великих волшебников, и унес эту тайну с собой в могилу. А значит, у Вальтара было лишь два пути: принять эту боль и искупить ее, либо покончить со всем одним взмахом меча.

- Нужно было сразу тебя послушаться, старый друг, - с горечью проговорил Вальтар, невидящим взглядом глядя на заваленный книгами стол Астара.

Ба было его внутренним компасом, мерилом того, что хорошо, а что плохо. А он вырвал из этого компаса стрелку и перестал быть человеком.

- И лучше бы я не возвращал тебя назад!!!!!!!

 

читателей   75   сегодня 1
75 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Ещё не оценивался)
Загрузка...