Вор

Понурый дворф в окружении трех рассерженных эльфов нервно ерзал на деревянном табурете и старался не смотреть им в глаза. Главный перворожденный, заведующий допросом, что-то строчил на лежащем перед ним пергаменте, а остальные изображали грозные статуи и держали ладони на рукоятях волнистых клинков.

— Ну, — наконец-то заговорил первый. — Давай, рассказывай!

— Вообще-то, это вы меня поймали, я даже не знаю за что… — неуверенно промямлил подследственный и вновь замолчал.

— Ох… — эльф начал осознавать, что разговор рискует затянуться. — Что ты делал вчера, в районе десяти вечера?

— Гулял…

— Да он издевается! — не выдержал один из стражей. — За решетку его, и дело с концом!

— Л`эль, остынь, — следователь немного смягчился, его и без того прекрасные черты буквально засветились добродушием, и он вновь обратился к дворфу. — Послушай, никто не желает тебе зла. Расскажешь нам все, и, если за тобой нет никакой вины, иди себе на все четыре стороны. Что ты делал в храме Луны?

— Рассматривал парк и скульптуры, там очень красиво, знаете ли.

— Мы-то знаем, но что может понимать в красоте обитатель подземного царства, который не видит в своей жизни ничего, кроме бесконечных шахт и доменных печей?

— Кое-что понимаю, — пробубнил под нос дворф и как-то странно поглядел на потертые мозолистые ладони.

Он был не стар и не молод, и как по меркам своего народа — очень даже пригож. Окладистая рыжая борода, заплетенная в две толстые косы, спадала ему на грудь. На курносом лице красовалась целая россыпь веснушек, а грустные желтоватые глаза лучились природным добродушием и буквально сообщали, что его хозяин не способен сотворить ничего злонамеренного.

— Ладно, начнем сначала, — следователь в очередной раз взял себя в руки. — Имя? Род?

— Лотри, сын… Бранна.

— Короля Серебряной горы? — воскликнул стоящий позади стражник. — Того самого, что еще каких-нибудь сто лет назад напал на нашу Долину и увел в рабство немало местных жителей?

— Да… — голос дворфа стал гораздо тише.

Эльфы разом замолчали, пытаясь отодвинуть воспоминания минувших дней, а подследственный совсем поник и опустил свою сверкающую медью голову. Его щеки слегка побледнели, а руки продолжили неуверенно перебирать пальцами и потирать рабочие мозоли.

— Тебя следует судить только поэтому, но… — старший из перворожденных выдержал паузу. — Дети не должны отвечать за грехи отцов. Скажи мне лучше вот что: как Бранн отпустил тебя в наши земли? Неужели, жизнь сына ему совсем не дорога?

— Я и не спрашивался… Больно надо. Не маленький.

— О, самовольный, — следователь усмехнулся и резко перевел тему разговора: — Так, говоришь, заинтересовался статуями? И, как мне доложили, успел пообщаться с несколькими жрецами? Что ты у них спрашивал?

— Просто поинтересовался, когда все это было сделано и кем.

— И только? — один глаз эльфа слегка прищурился.

— Да.

— Хорошо. Тогда мы вынуждены задержать тебя до выяснения всех обстоятельств дела, — перворожденный поднялся и указал на дворфа стражникам: — Отведите его в клетку, пусть подумает.

— Но в чем я виноват? Скажите хоть, что случилось! Вы только и делаете, что спрашиваете и угрожаете…

— А вот об этом ты знаешь получше нашего.

— Не правда…

Следователь кивнул, и Лотри под пристальным взором двоих конвоиров отправился в камеру. За следующие три дня, что он там провел, его дважды вызывали на допрос, но каждый разговор заканчивался примерно одним: дворф ни в чем не признавался, а эльфы ничего не предъявляли. На четвертые сутки к железной решетке подошел перворожденный с боевой секирой в руках. Он провел у замка светящейся ладонью, открыл дверь и, вручив пленнику оружие, проводил его на выход.

 

***

 

Тем временем, в кабинете следователя, вокруг его стола собралось несколько стражников. Они угрюмо подпирали шершавые деревянные стены, выращенные из живых деревьев и ждали, пока начальник соизволит прояснить сложившуюся ситуацию. Наконец, он сделал несколько пометок в рабочей тетради и поднял голову.

— Улик у нас нет, поэтому-то я и отдал приказ отпустить сына Бранна. И нет, это не значит, что все кончено. Мы аккуратно за ним проследим и попробуем все разузнать. Вопросы есть?

— Да. Поясните для тех, кто еще не в курсе дела. Что он совершил?

— Поясняю, — эльф откинулся на спинку стула и сложил руки на груди. — Мы подозреваем его в воровстве одной очень ценной реликвии… Ценной не только для Долины, но и для всего народа перворожденных! Негодяй украл у нас Свет Луны!

 

***

 

Лотри замер на самом пороге, едва не получив дверью по спине и зажмурился от резанувшего по глазам света. День был в самом разгаре, вокруг шумели листья деревьев, а между стволами прогуливались целые группы эльфов и бегали детишки. Никто из них не обратил на дворфа внимания, и он, облегченно вздохнув, направился к постоялому двору проверить оставленные там вещи.

Хозяйка, сидевшая в витиеватом, естественно живом кресле окинула его спокойным взглядом и даже не спросила, где пропадал ее гость прошедшие три дня. Лотри поднялся по ступеням на второй этаж, прикоснулся к торчащему из двери наросту, а когда тот перестал светиться, распознав руку посетителя, зашел внутрь комнаты. Все его вещи оказались на тех же местах, что и раньше, и никаких признаков вмешательства не наблюдалось. Вот только, на прикроватном столике лежала небольшая коробочка, которой до этого не было.

«Что это?» — удивился дворф, присаживаясь на мягкую перину и протягивая к находке руку.

Как только он до нее дотронулся, от неизвестного предмета начало исходить легкое свечение, похожее на то, что было у двери. Скорее всего, использовался такой же тип заклинания, ну, или что-то в этом духе, потому как стоило ему рассеяться, и крышка тут же раскрылась, а Лотри увидел сложенное в несколько раз письмо. Почему его отправили так, а не с помощью магии, оставалось загадкой, но дворф распечатал послание трясущимися пальцами и глубоко вздохнул. Его глаза пробежались по написанным строчкам, после чего они моментально растворились, словно никогда и не существовали.

Лотри улыбнулся, плюхнулся на кровать и, закинув руки за голову, принялся рассматривать красивый, состоящий из переплетения множества ветвей потолок. А ведь ему действительно нравились созданные эльфами вещи и он умел их ценить, тут он следователю не врал…

Спустя буквально час раздался мелодичный звон колокольчиков, а затем, еще через некоторое время кто-то принялся колотить в дверь. Причем, делал это грубо и с силой, как-будто старался ее сломать. Лотри нехотя опустил ноги на травяной ковер и медленно побрел открывать. Он потянул за отросток и сразу получил по голове, потому как посетитель решил ускориться и бесцеремонно ввалился внутрь, лихорадочно оглядываясь по сторонам.

Гостем оказался еще один дворф, немного ниже ростом и гораздо шире в плечах. Его иссиня-черная борода доходила до пояса и была заправлена за пояс, а маленькие коричневые глазки так и бегали от одного предмета до другого, пристально что-то выискивая. Наконец, он так же молча прошел в самый центр комнаты и вытащил из кармана своей длинной, доходящей до колен куртки какой-то неизвестный сверток. Внутри оказался маленький восьмигранный предмет с причудливым квадратным узором и постаментом для чего-то еще.

— Чего вылупился? Дверь закрой! — проворчал посетитель.

— Привет, Рорин. Рад тебя видеть, а что за шум? — спросил Лотри, но поручение все же выполнил.

— Тссс! — гость приставил палец ко рту и принялся возиться в небольшой, привязанной к кушаку сумке.

Наконец, он извлек оттуда маленький голубоватый кристалл, посмотрел его на просвет, после чего удовлетворенно хмыкнул и водрузил на тот самый постамент из тонкой серебристой проволоки. В коробочке что-то щелкнуло, загудело, и камень за несколько секунд полностью перекрасился в фиолетовый.

— Странно… Даже так… Ну, хорошо. Теперь мы можем поговорить, в округе нет ни единого подслушивающего и подсматривающего заклинания, а от слишком длинных эльфийских… Гхм. В общем, за дверью нас тоже не разобрать.

Рорин оставил прибор на полу, отложил висящий за поясом топор в сторону и подошел к Лотри, внимательно исследуя его со всех сторон.

— Говорят, тебя замели в тюрьму и держали там несколько дней? — спросил Дворф, протягивая сородичу руку.

— Три, если быть точным.

— А выглядишь ты неплохо, даже не похудел… Ну, рассказывай, на чем они тебя подловили? Неужели, вспомнили старые обиды и повязали по расовому признаку?

— Да все хорошо. Кормили прекрасно, пытать — не пытали. Правда, я так и не понял, в чем провинился, но… — Лотри виновато развел руками, а его гость, обладающий куда более жестким характером, недовольно сощурился.

— Мне-то уж не заливай, а! По роже твоей, веснушчатой вижу, что врешь! Ну, или просто не договариваешь…

— Зачем мне врать двоюродному брату? Точно тебе говорю, они и сами мне ничего не сказали и обвинений никаких не предъявляли.

— Хм… — Рорин присел на край кровати и задумчиво покопался в бороде. — Допустим. И долго ты собираешься оставаться в этом городишке? Не пора ли домой? Подальше от греха…

— Не думаю, что долго. Пару дней, не больше. Если только не случится чего-нибудь непредвиденного.

— Например? — гость вновь с подозрением уставился на брата, пытаясь понять, не скрывает ли тот чего-то важного. — Признавайся, решил провернуть какое-то дельце и боишься, что тебя снова повяжут? Да?

— С чего ты так решил? Нет, просто хочу погулять, посмотреть на всю эту красоту и подышать свежим воздухом.

— Заболел? Давно ли нас интересует свежий воздух и эльфийские творения? Ушастые только и могут, что песни петь да деревья выращивать!

— Вас, может, и не интересует! А мне нравится! — вспылил Лотри, и у него на щеках выступил яркий румянец. — Понимали бы что! Всю жизнь пыль нюхаем да у печей обгораем, надоело!

— Ты чего… — Рорин удивился внезапной вспышке своего всегда спокойного родственника и даже слегка опешил. — Мы — дети камня, мы были из него рождены и после смерти снова возвращаемся к корням гор. А вот они — другие, дети света, солнечного и лунного…

Лотри дернулся, но быстро взял себя в руки и даже сделал вид, что успокоился.

— Даже не знаю, зачем я тут разглагольствую… Тем более, что ты и сам прекрасно все понимаешь, — темнобородый дворф погладил свой лысый череп и даже потянулся, чтобы забрать все еще работающее устройство, но вместо этого лишь махнул рукой и направился к выходу. — Ну, бывай…

— Ты что, обиделся? Брат…

— Пустяки. Пропущу пару кружечек того, что длинноухие называют пивом и двинусь дальше. Негатор оставь себе, вдруг пригодится. Если кристалл станет красным — кто-то пытается тебя прослушать, если белым или, не дай Великий Отец, потрескается — меняй на новый. Не тяни. Может взорваться. Удачи… Брат, — Рорин протянул кузену свою крепкую, потемневшую от работы ладонь и вышел из комнаты.

Лотри затворил за ним дверь и грустно опустил голову.

 

***

 

— Докладывайте, — устало произнес следователь.

— К подозреваемому заходил двоюродный брат. Рорин, сын Гранна. Хорошо, мы вовремя заметили негатор и не стали отправлять жучков, чтобы не выдавать своего присутствия. Плохо, что не удалось их подслушать, — эльф вытянулся в струнку в ожидании реакции начальства.

— Значит, им есть, что скрывать! Установить слежку за вторым? — спросил один из помощников.

— Да. И как можно быстрее. Арестовывать его не стоит, возможно, у них назначена другая встреча и мы спугнем Лотри раньше времени.

— Будет сделано, — перворожденный стрелой выскочил из кабинета начальника и скрылся в многочисленных живых коридорах полицейского управления.

— Что говорят жрецы? — следователь поднялся из-за стола и обратился к все еще застывшему посыльному.

— Им так и не удалось настроиться на Свет и выяснить его местоположение…

 

***

 

Долина, носившая имя древнего эльфийского правителя, начала постепенно укутываться в сумеречную пелену. То тут, то там загорались изящные уличные лампы, наполненные магическим раствором, а жители, привыкшие к почти круглосуточному бодрствованию, не спешили укрываться от тьмы и так же, как и днем, вальяжно прогуливались между выращенными из деревьев домами, занимались насущными делами и просто общались. С одной стороны доносился звон кузнечного молота, с другой — протяжное пение и струнная музыка, а с третьей — мелодичный клич торговцев, зазывающих к себе покупателей.

Лотри, вышедший на улицу, бесцельно брел вперед, завороженный происходящим вокруг и периодически останавливался, чтобы полюбоваться очередным действом. Неподалеку, за рыночной площадью возвышался хрустальный купол Храма, где ему довелось побывать почти перед самым арестом. Он был выше большинства деревьев, гораздо шире других домов и величественнее, чем все, что доводилось видеть дворфу до этого. Не даром ведь Долина Ал`Арат считалась негласной, духовной столицей перворожденных и сохранялась в первозданном виде уже многие и многие века.

Сейчас, когда войны наконец-то прекратились, а помышлять о следующих никто не спешил, эльфы восстановили свое благосостояние, и любой гость города надолго терял дар речи, впервые оказавшись на его прекрасных улицах. Любой, кроме дворфов, если не презиравших, то искренне не понимавших искусство перворожденных и их стремление к слишком, как они выражались, вычурной роскоши.

Лотри остановился около небольшого магазина, выращенного из совсем еще молодого дуба и уставился на витрину с украшениями. Среди множества самых причудливых ожерелий, колец и сережек, изготовленных из самых благородных металлов, он заметил простой деревянный кулон в форме листа и тут же принялся шарить по карманам, вспоминая куда подевал последние сбережения. Наконец, деньги нашлись и заветная покупка перекочевала в шершавую ладонь дворфа вместе с вежливой благодарностью от хозяина лавки. Лотри тут же спрятал кулон за пазуху и двинулся дальше, совершенно не замечая притаившуюся на ветвях дерева тень.

Зато она следила за ним внимательно, и при этом, фиксировала каждое его действие, независимо от того, была ли это простая прогулка или же что-то еще. Неизвестный перепрыгнул дальше и прижался к стволу следующего дома, в то время, как дворф продолжал безмятежно брести к Храму Луны.

Когда Лотри приблизился к длинным, пологим ступеням сумерки окончательно сгустились и уступили место ночи. На небе зажглись звезды, лампы на стенах домов стали ярче, а стены духовной обители наполнились прямо таки волшебным свечением. Стражи, стоящие по обеим сторонам от арки-входа, заметили подошедшего дворфа, но даже не пошевелились, а вот остальные посетители-перворожденные косились на него с интересом. Не часто им доводилось видеть детей гор, любующихся на их монументы.

В этот момент тень, наблюдавшая за гостем сверху, прошептала несколько слов, но с места не сдвинулась, даже когда Лотри преодолел все ступени и скрылся внутри. Кажется, проникнуть туда незамеченным было для нее невозможно.

Храм представлял из себя единое широкое пространство с множеством витиеватых лавочек по всей окружности, растущими тут и там деревцами и небольшим прудиком в самом центре. Это был своего рода парк, укрытый стенами от ветра и защищенный куполом от дождя. Свет луны проходил сквозь хрусталь и рассеивался по округе, а сама она без каких либо искажений отражалась на водной глади, рядом с плавающими там же цветами. Похоже, без магии тут, как и везде во владениях эльфов, не обходилось.

Лотри доковылял до пруда и присел прямо на траву, рядом с другими, собравшимися там эльфами.

— Вы слышали? Говорят, сегодня службы не будет? — тихо прошептал один из них, стараясь не нарушать царивший вокруг покой.

— Не может быть… Такого не случалось уже пару сотен лет, и даже во время войны жрица всегда читала нам наставления Богини…

— Верно. Представить не могу, что должно произойти, чтобы мы лишились ее благословенного голоса…

Подслушавший разговор дворф слегка нахмурился, но постарался тут же взять себя в руки и вновь обратить свой взор на спокойную водную гладь, где один из цветков наплыл на отражение луны. Одновременно с этим, сверху, из-за его спины, упала тень, и Лотри резко обернулся, чтобы посмотреть кому она принадлежала. Молчаливый страж в серебряных доспехах, с копьем в руках глядел на него практически без эмоций, но дворфу внезапно стало тревожно и как-то не по себе.

— Кажется, вы были тут несколько ночей назад, — заговорил он на грани слышимости. — Вот.

Воин раскрыл перед Лотри ладонь, на которой покоилась крохотная серьга в виде кузнечного молота.

— Спасибо… А я уж подумал, что никогда ее не найду.

Страж молча поклонился и вновь удалился ко входу, а дворф почти с силой сжал кулак и постарался собраться, ведь он ее, конечно же, не терял. И когда ходил в Храм последний раз — серьги на нем уже не было. А значит, подобрали ее не тут и вернули не просто так. Лотри окончательно потерял спокойствие и хотел пойти прочь, но решил, что именно этого от него и ждут, поэтому силой заставил себя сидеть и снова посмотреть в пруд.

Вот только, к его немалому удивлению, луны там больше не было, а цветок, что плавал по поверхности неподалеку — как-будто бы слегка увял. Дворф медленно задрал голову к переливающемуся сверху куполу и даже вздохнул с облегчением, поскольку ночное светило никуда не делось, и все лишь перестало пробиваться внутрь Храма. «Всего лишь?» — поправил себя Лотри, потирая уставшие глаза.

Внезапно, сидящая рядом пара удивленно вскрикнула, привлекая внимание остальных посетителей. Эльфы быстро собрались вокруг пруда и застыли как вкопанные. На лицах многих из них появилась тревога, и хотя кто-то оставался серьезен и даже безмятежен, большинство перворожденных не на шутку растерялось.

— Пропало отражение Богини… — произнесли в толпе. — Неужели она отвернулась от нас?

— Тс… Что ты такое говоришь? Возможно, нарушилась целостность заклятия на куполе, уверен жрецы быстро с этим справятся и все вернется на круги своя.

— Но ты же сам слышал, что они отменили сегодняшнюю службу… А что если это как-то связано? Что, если случилось что-то непоправимое?

— Хватит сгущать краски, — донеслось из-за спин собравшихся.

Голос был неимоверно волевым и одновременно мягким, и принадлежал высокому эльфу в простых зеленых одеждах, с пеньковым шнурком на лбу. Он медленно прошел сквозь толпу, казалось, раздвигая ее мыслями, а затем присел у самой воды. Перворожденный пустил в нее ладонь и зачерпнул немного влаги, после чего сделал несколько глотков, и его глаза начали мерцать серебряным светом.

— Госпожа еще здесь…

— Маэстро А`т, но как же так, почему мы не видим ее отражение? — спросил один из собравшихся.

— Потому что… — говорящий приподнялся и замолчал, наблюдая как к нему приближается процессия, состоящая из служителя Храма и сопровождающих его нескольких стражников.

— Потому что у нас нет проводника ее воли, — произнес вновь прибывший. — Сбылось древнее пророчество, наступление которого мы ждали последнюю тысячу лет. И хотя, я не в коем случае не собираюсь подвергать сомнению слова уважаемого друида, боюсь, Богиня действительно оставила нас без своего благословения.

Тот, кого назвали маэстро, нахмурился и внимательно посмотрел на жреца, а затем по-доброму улыбнулся и даже поклонился.

— Вы ошибаетесь, дорогой мой первосвященник. И к счастью, никто от этого не расстроится и уж тем более, не пострадает. Позвольте откланяться, — мерцающий в его глазах свет наконец-то потух, и эльф развернулся к выходу.

— Посмотрим, А`т, посмотрим. Надеюсь, вы правы… — в голосе служителя проскользнули недовольные нотки, но на его лице не отразилось ни единой эмоции.

Лотри наблюдал за этой картиной немного со стороны, но от него не скрылось, как эльф в зеленом внимательно изучил его фигуру и даже слегка подмигнул. В этом жесте не было и доли усмешки, а только лишь веселье, поэтому дворф тут же вскочил на ноги и пошел вслед за практически пропавшим из вида друидом.

Он нагнал его уже на лестнице, но еще какое-то время молча топал позади, не зная с чего бы начать. В этот момент, неподвластно взору, в ветвях ближайшего дерева двинулась тень. Ее хозяин слегка пошевелился, но вместо того, чтобы идти за Лотри, неуверенно застыл на месте.

 

***

 

— Как наши дела? Говорят, на водах Храма исчезло отражение Богини, и верховный жрец рассказал всем, что это случилось из-за пропажи проводника? — следователь мрачно оперся головой на руки и уставился на докладчика уставшими глазами.

— Так точно. Больше исчезновение Света не секрет, и жители Долины об этом знают.

— А что с подозреваемым.

— Скрылся…

— Как? — удивленно прикрикнул хозяин кабинет. — Как простой дворф мог уйти от нашей слежки?

— Маэстро А`т… Он погасил волю сыщиков одним единственным заклинанием…

— Но зачем ему это понадобилось? Не заставляй меня думать, что он является сообщником сана Бранна! Такого просто не может быть!

— Мы не знаем…

В этот момент в комнату следователя ворвался еще один эльф и, быстро кивнув начальнику, заговорил:

— Мы снова его нашли! На самой окраине города, в старом саду Н`эля.

— Второй с ним? А друид?

— Нет, он один.

— Отлично! Выдвигаемся, но аккуратно. Я с вами, — главный дознаватель встал со своего места, накинул на плечи легкую курточку и прицепил на пояс изогнутый клинок.

 

***

 

Лотри распрощался с друидом и недоуменно замер около древней каменной стены, так непохожей на все, что он видел в Долине прежде. А`т произвел на него совершенно неожиданное впечатление веселого малого, не обремененного думами, что одолевают большинство долгоживущих перворожденных. Он рассказал ему легенду, которую упоминал служитель Храма, а затем, явно зная в чем дело, оставил дворфа в одиночестве, ничего не спросив и ничего не потребовав.

Единственное, что он произнес перед уходом:

— Не переживай, Богиня все еще с нами. Так было и так будет всегда, пока мы не уйдем из этого мира или не свернем с предложенного нам пути. А проводник… Все меняется, ничто не статично, и на смену старому всегда приходит новое. Таков бесконечный круговорот жизни.

От этих слов Лотри слегка опешил, поскольку говорил эльф крайне туманно и все больше общими фразами. Как, впрочем, и все остальные представители этой расы. Но тем не менее, слова друида подействовали на него успокаивающе, и это состояние не покинуло его даже тогда, когда фигура в зеленых одеждах скрылась в ночи.

Дворф присел на небольшой булыжник, по одной стороне которого стелился мох, и достал из-за пазухи трубочку. Луна ярко светила на старый сад, и сизые плети табачного дыма смотрелись в ее лучах особенно красиво. Все время, что Лотри провел на камне, за ним пристально наблюдали из ветвей ближайшего огромного дуба. Теней было несколько и их количество постепенно росло, пока наконец не дошло до пяти. Курящий ничего не замечал, зато они во всю сверлили его взглядами и ждали, ждали, пока предполагаемый вор не выдаст себя с потрохами.

— Какая чудесная ночь… — мечтательно протянул Лотри, затягиваясь и выпуская перед собой дым. — И такая же прекрасная луна. Понятно, почему эльфы настолько к ней привязаны… Будет грустно, если они ее вдруг лишатся…

— Ну так двигайся к своему убежищу, и покажи нам Свет, — тихо прошипел один из следопытов, слушающий речь дворфа через ползающего рядом с ним жучка.

— Тс… — добравшийся до места следователь приложил палец к губам и грозно покосился на подчиненного.

В ответ тот лишь кивнул и продолжил свое занятие. Тем временем, Лотри закончил с трубочкой и, кряхтя, поднялся с камня, на котором сидел. Он внимательно осмотрелся по сторонам и даже наигранно кашлянул, проверяя, не откликнется ли кто на шум. А когда окончательно убедился, что все спокойно, двинулся к той самой каменной стене, за которой находился небольшой овраг и крохотная, едва заметная тропинка. Он спустился по ней к речушке, протянувшейся вокруг Долины дугой и двинулся вдоль берега по течению. Вокруг было тихо и спокойно: птицы сновали с ветки на ветку, а невысокие кусты, доходившие дворфу до груди, легонько шелестели листьями.

Других деревьев в округе не росло, поэтому отряду следопытов пришлось спуститься на землю и следовать за подозреваемым низами. Они разделились на две группы и крались немного слева и немного справа. Один из эльфов непрерывно колдовал заклинание усиленного зрения, другой — управлял подслушивающими насекомыми, но ничего подозрительного дворф так и не сделал. Кроме того, что брел он среди ночи, в каком-то неизвестном направлении и периодически оглядывался назад и по сторонам, проверяя не следует ли кто по пятам.

Перворожденные, живущие здесь многие века, прекрасно знали, что берег реки — своего рода граница, отделяющая их землю от соседних поселений людей, и стоило дворфу перебраться на другой берег — как он тут же покинул бы Долину. Вот только, уходить он не спешил и целенаправленно топал вперед, все убыстряя и убыстряя шаг.

Наконец Лотри хлопнул себя по лбу и вспомнил об оставленном кузеном подарке. Он порылся в небольшой поясной сумочке, проверил кристалл на просвет и, убедившись, что все в порядке, вставил его в устройство. Негатор моментально засветился красным, а идущие следом эльфы едва не заскрипели зубами, сообразив, что не успели среагировать вовремя и снять наложенные на дворфа заклинания. Держащийся со второй группой следователь устало выдохнул и, просигналив остальным не шевелиться, медленно пошел в сторону замершего дворфа.

Испуганный Лотри заметил его не сразу, но к этому моменту уже успел спрятать устройство за пазухой и терпеливо ждал эльфа. Бежать ему было бессмысленно. Чужая территория, быстроходные преследователи, да и в целом… Драпать — все равно, что признаться в содеянном.

— Никогда бы не подумал, что нам доведется встретиться в таком месте, — следователь улыбнулся. — Решил посмотреть что-нибудь определенное или так, простоя прогулка на свежем воздухе?

— И то, и то… — неуверенно ответил Лотри. — А ночь действительно хороша. Да и А`т порекомендовал мне здесь походить…

Врать дворф не умел. От слова совсем. Это было заметно уже тогда, на первом допросе, но теперь его голос выдавал хозяина еще сильней.

— Что-то случилось? — поинтересовался эльф, делая вид, что любуется россыпью звезд над головой. — Возможно, я смогу помочь?

— Нет, что вы. Все в порядке, просто все это так… неожиданно. Да и сложно, знаете ли, забыть, что еще вчера меня держали за решеткой. Хотя, конечно, условия у вас прекрасные… И кормят хорошо, и камеры светлые… Не то, что у нас, и уж тем более, у людей.

— И как же, позволь спросить, тебе удалось побывать сразу у всех?

Лотри замолчал, сообразив, что сморозил большую глупость, а язык — его враг. Он немного потоптался на месте, и следователь, видя, что ответа не будет, поспешил перевести тему:

— Впрочем, какая мне разница. Главное, что больше никаких проблем нет, и в наших землях спокойствие и порядок.

— Так вам удалось найти преступника?

— Конечно, мы всегда добиваемся цели, — голос эльфа стал серьезным и внушительным, — несмотря ни на что…

— Хорошо, — Лотри засунул руки в карманы курточки и нащупал два небольших, плотно набитых мешочка. — Так я могу идти?

— Так я тебя и не держу. Все-таки не на службе, — перворожденный вновь улыбнулся, но его глаза смотрели на дворфа совсем не дружелюбно. — Может быть, проводить? Или показать чего-нибудь интересное? Например, место, когда-то служившее нам Храмом Луны, до того, как жрецы перебрались внутрь города?

Эти слова заставили Лотри вздрогнуть, что, конечно же, не скрылось от опытного взгляда сыщика. Он был расслаблен и невозмутим, но только внешне. Внутри у эльфа происходила буря, готовая вот-вот вырваться наружу.

«И как мне от него теперь отделаться?» — подумал дворф, топчась на месте.

— Да нет, спасибо. Пожалуй, погуляю вдоль реки. Тем более, проблем у вас хватает и без меня. Кажется, случилась какая-то беда, что-то связанное с отражением… Правда, А`т заверил, что все будет в порядке, но остальные его не очень-то и послушались…

— Откуда тебе, сыну камня знать о наших бедах, — раздраженно заметил эльф. — Ты даже не представляешь...

«… что наделал!» — хотел добавить следователь, но вовремя спохватился.

— Не представляешь, чем это может грозить нашему роду. Богиня, ее благословение…

Внезапно, говоривший утратил свое хладнокровие и начал медленно приближаться к Лотри. В его ясных глазах загорелся огонь ненависти, а фигура едва ли не замерцала от обволакивающего света луны. Рука перворожденного сама-собой потянулась к клинку, он вытащил его из ножен и слегка согнул колени, готовясь к рывку вперед.

Сидящие в засаде воины нахмурились, решая, стоит ли им вмешиваться и пытаться остановить начальника, а испуганный дворф попятился и еще плотнее сжал кулаки. В этот момент сзади донеслось хриплое карканье ворона, и нервы Лотри не выдержали.

Он кинул в эльфа лежащие в кармане мешочки, а сам упал колени и прикрыл ладонями уши. Грохнуло так, словно это было делом рук целой бригады дворфов, работающей над созданием новой штольни. Во все стороны полетели снопы искр, а место, где еще секунду назад стоял следователь, заволокло плотным слоем дыма. Сидевшие в засаде эльфы рванулись к своему командиру, но стоило им попасть в серое облако, как в головах тут же зашумело, а глаза наполнились влагой. Похоже, в бомбах содержалось чего-то едкое, что сбило преследователей и даже заставило их отступить.

Но эльфы не были бы эльфами, если в рукавах у них не имелось бы несколько запасных карт. Один из боевой четверки принялся шептать первые слова заклинания, а остальные, окружив его с трех сторон, возвели некое подобие мерцающего барьера, сквозь который не проникало ни единой вредной пылинки.

Луну перекрыло взявшимися неизвестно откуда тучами, а затем, практически сразу подул сильнейший ветер. И чем мощнее он становился, тем меньше дыма оставалось на месте взрыва. Наконец все закончилось, эльфы сняли защиту и побежали искать своего начальника или то, что от него осталось.

К их немалому удивлению, тело оказалось целым и неповрежденным, а вот дворфа нигде не было. Сын Бранна как будто испарился, и они, вместо того, чтобы тут же отправиться на поиски — бросились к следователю, который лежал на спине, с зажатым в руке клинком и закрытыми глазами. Один из четверки присел рядом и положил ладонь ему на грудь, после чего с облегчением выдохнул. Сердце перворожденного билось ровно и уверенно, и кажется, сейчас он смотрел сны.

Пара резких пощечин вернула его к реальности. Эльф медленно, поддерживаемый товарищем, приподнялся на локтях и непонимающе осмотрелся по сторонам.

— Что это было? — прошептал он сухим голосом.

— Лотри всех нас обдурил. Мы думали, что вы мертвы, а бомбы оказались вполне себе безобидными…

— Только не говори мне, что ты расстроился, — следователь вскочил на ноги, борясь с головокружением и глянул в ту сторону, где еще недавно стоял дворф. — Почему отвлеклись на меня и не побежали его догонять?

— Так ведь… Думали, что все…

— Что, все!? — рявкнул перворожденный. — По сравнению со Светом, моя жизнь не стоит и гроша. Колдуй поиск, собрались и вперед!

Он с силой воткнул клинок обратно в ножны и, подавая остальным пример, подбежал к невысоким зарослям, к которым вела цепочка следов, оставленная тяжелыми коваными сапогами дворфа. В это время зрачки одного из эльфов стали полупрозрачными и, словно откликаясь на его зов, сверху спикировал молодой ястреб. Он сел ему на плечо, прильнув своей головой, как-будто к чему-то прислушиваясь, а затем вновь взмыл в небо, выискивая указанную перворожденным цель.

 

***

 

Лотри ломился сквозь ветки и высокую траву, едва успевая дышать и стараясь не упасть. С момента взрыва прошло совсем немного времени, но он понимал, что сыщики наверняка уже идут по его душу. Впереди, за небольшой рощицей виднелись темные стены без крыши, увитые плющом. Они гармонично соседствовали с леском, и казалось, существовали там всегда.

Дворф проскочил последние метры до каменной кладки, пробежал через украшенную письменами арку и кубарем вкатился внутрь Храма. Здесь, в идеально ровном круге мерцала вода, от которой отражалась луна, а рядом, в тени небольшого каменного бортика лежала маленькая холщовая сумка. Сын Бранна поднялся на ноги, отряхнул испачканную одежду и медленно, с каким-то внутренним содроганием, приблизился к пруду.

Он выглядел гораздо меньше того, что был в Городе, но и на его поверхности плавали цветы и мерцали звезды, а вокруг ютились крохотные птички, нисколько не боящиеся внезапного гостя.

Лотри повертел головой по сторонам, но больше в Храме никого не было, поэтому он подошел к воде и, упершись руками о бортик, посмотрел на своего двойника. В этот момент из-за его спины раздался голос:

— Случилось что-то нехорошее?

Дворф знал говорящего, но все равно дернулся и быстро обернулся, протягивая руку в карман. Прямо перед ним, на небольшом валуне, где еще секунду назад никого не было, устроилась прекрасная эльфийка в легкой кожаной курточке, походных штанах для верховой езды и тонких сапогах без каблука. Ее длинные, идеально-белые волосы были стянуты в тугой пучок на затылке, а тонкие пальцы постукивали по рукояти изогнутого клинка, такого же, каким обладали идущие по следу Лотри ищейки. Лицо перворожденной украшала спокойная улыбка, а в глазницах стояла молочная пелена без единого намека на зрачки. Оценить ее возраст так же, как возраст других представителей этой расы, не представлялось возможным, ведь в отличие от остальных, кого выдавал взгляд — здесь такой метод не подходил.

— Да… За мной погоня… Главный следователь и еще четверо…

— Т`иэн, мрачный жнец… — грустно произнесла девушка. — Эльф с тяжелой судьбой.

— Да, он самый. И знаешь? — Лотри замялся и опустил глаза к земле. — Я тут подумал…

— Что? — перворожденная грациозно спрыгнула с камня и медленно подошла к дворфу.

Ее необычные глаза, практически светящиеся в темноте, могли бы вызывать ужас, но только не сейчас, когда на этом прекрасном лице играла мягкая улыбка с едва различимыми нотками задора. Девушка протянула ладонь, прихватила собеседника за его рыжую бороду и мягко подтолкнула подбородок вверх.

— Там, в Храме, жрец говорил про древнее пророчество… Пропажу проводника и беды, которые она может принести твоему роду. Что возможно, вы никогда не ощутите на себе благословение Богини… — дворф говорил быстро, стараясь успеть произнести все, что накопилось у него в голове. — Я не хочу, чтобы это случилось, понимаешь…

— Да… — веки эльфийки дрогнули от едва сдерживаемой улыбки.

— А еще вот, — Лотри запустил руку за пазуху и извлек оттуда купленный недавно медальон. — Это тебе.

Девушка приняла подарок и тут же повесила его на шею, пряча деревянный лист под курткой. Одновременно с этим сквозь каменную арку вихрем влетел Т`иэн в сопровождении четверых помощников. Двое из них моментально вытащили из ножен клинки, а те, что прятались за их спинами, начали шептать заклинания, и уже через мгновение воздух вокруг буквально заискрился от скопившегося в нем напряжения.

— Свет! — крикнул следователь.

— Я здесь, — ответила эльфийка. — Приветствую тебя, доблестный страж.

— Ты в порядке? Что он с тобой сделал? Отойди, мы разберемся! — выкрикнул Т`иэн, собираясь было нырнуть вперед и натыкаясь глазами на потертые ножны, закрепленные у девушки на поясе. — Что…

— Твое рвение похвально, но, кажется, ты наконец-то догадался?

Она отвернулась от не знающего, что делать дворфа и щелкнула пальцами. Над головами колдующих раздался хлопок, воздух наполнился свежим запахом озона, а от скопившегося заклинания не осталось и следа.

— Но… Как же так? Ты хочешь лишить нас благословения богини?

— Конечно, нет, — ответила эльфийка. — Я просто нашла того, с кем хочется остаться. А вам и жрецам Храма неплохо бы послушаться А`та.

— Остаться… с дворфом? — возмутился следователь, но клинок все-таки опустил.

Девушка лишь пожала плечами, и тут из-за ее спины вышел Лотри.

— И что? Разве не должны мы относиться друг другу одинаково хорошо!?

— Ты хоть понимаешь, что несешь? Ведь дело не в вас двоих, а она — не просто эльфийка. Она — Свет Луны, проводник ее воли, верховная жрица, живущая с нами с момента нашего рождения…

— Да сколько угодно! — закричал дворф. — Вот только не надо ровнять Итиль с магическим артефактом!

— Ты был сегодня в Храме и видел, как отражение пропало со священных вод. Если она уйдет — погибнет вся наша раса, — Т`иэн попробовал успокоится и говорить мягче.

— Но здесь-то оно есть… — ответил Лотри, указывая рукой за спину.

— Потому что мы в бывшей обители Богини и ее провод… Верховная жрица тоже рядом, — устало объяснил следователь, а затем удивленно приподнял брови. — Итиль?

— Да, — вмешалась эльфийка и улыбнулась. — Теперь у меня тоже есть имя. Я больше не жрица, и уж точно не проводник. На рассеивание ваших заклинаний ушли последние, дарованные Богиней силы.

Она отошла к пруду и, нащупав руками бортик, присела на его край. Т`иэн внимательно проследил за ее движениями, а затем едва не выронил оружие, ведь, судя по всему, сейчас их всемогущий Свет была слепа и полностью лишена магии.

— Но…

Девушка улыбнулась, зачерпнула ладошкой воду, а затем ополоснула лицо. Стоящий рядом Лотри подбежал к ней и, словно прочитав мысли, помог подняться и подставил для опоры свой локоть. Они оба повернулись к застывшему в изумлению Т`иену, но он так и не смог ничего произнести. Как не смогли и его подчиненные, безучастно наблюдающие за этой необычной парой, медленно проходящей через еще одну арку с противоположной стороны стены.

— Все пропало… — прошептал следователь.

— Ты всегда был таким упрямым и никогда никого не слушал! — произнес неизвестный детский голос.

Эльфы резко обернулись. Над их головами, прямо на краю окружающей Храм стены стоял друид А`т, а рядом с ним сидела беловолосая девчонка и болтала своими маленькими ногами. На вид ей было около десяти, а в глазах с отсутствующими зрачками застыла молочная пелена.

читателей   97   сегодня 1
97 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 2. Оценка: 3,50 из 5)
Загрузка...