Ваня+Таня

1.

Трасса М24, была самой тихой и спокойной из всех трасс, которые только существовали на всем свете. Все сотрудники ДПС обожали ее потому что, она была отличным показателем, по спокойствию. Единственное ДТП которое, тут произошло было в 1806 году – под колеса телеги кинулся олень. Казалось, что даже птицы пролетая, над этой дорогой соблюдали скоростной режим. Одинокий осенний ветер, вяло гонял по старому асфальту желтые листья, птицы пролетая, сообщали, что улетают в теплые края. И редкие машины проезжали.

Но сегодняшний, день трассы М24 был совершенно другой. Её тишину разрывали звуки сирены карет скорой помощи и крики людей. Все из-за того, что в легковой автомобиль, Mitsubishi Lanser на полном ходу въехала фура. Фура стояла поперек дороги, перекрывая ее, а Лансер, лежал перевернутый, в кювете.

Был обычный день, начало осени, дальнобойщик Иванов Виталий - не злодей вовсе, все как у всех – жена и двое детей, младший на следующий год в первый класс пойдет. Хотел подзаработать, чтобы было, на что ребенка собрать в школу. Работал сверхурочно, заснул за рулем, всего на несколько минут, которых хватило, на то чтобы, от Лансера практически ничего не осталось. Внутри этой легковушки, ехали парень с девушкой, теперь уже не узнать, куда и откуда. Несколько сотрудников МЧС, стояли у разбитой легковушки и отрезали «болгаркой» куски, от машины, чтобы можно было вытащить пострадавших, потому что от удара машину перевернуло и раскурочило, так что открыть ее было невозможно. И так как оба пассажира были без сознания, их состояние уже можно было назвать тяжелым. Виталий носился рядом, совершенно не зная, что делать и чем им помочь, хотя и понимал, что его помощь тут бесполезна.

-Готово! – закричал один, из сотрудников МЧС.

Тут же им на смету прибежали сотрудники «скорой помощи». Первую вытащили девушку, а потом и парня, врачи приехавшие на место аварии, сообщили, что оба живы, но у девушки состояние крайне тяжелое. У Виталия был шок, такого поворота в своей жизни он никак не ожидал и сейчас он курил сигарету за сигаретой, наблюдая как, ребят одного за другим извлекают из остатков машины. В глубине души, молил Бога, чтобы ребята только не умерли. Он все носился вокруг, не зная чем помочь, пока сотрудник ДПС не позвал его в патрульную машину, для дачи показаний.

Обе кареты «скорых», неслись на всем ходу, по трассе М24 включив сирены и мигалки, распугивая одинокие машины в стороны. Нужно было срочно спасать пострадавших. Первая машина везла девушку, у который шансы на то что она выживет, были минимальные. Вторая машина, ехавшая ей в след, везла парня, который был за рулем разбитого Лансера. В сознание он пока не приходил, но шансов на, то что он выживет, у него было намного больше, чем у его пассажирки.

Как только машина, которая везла девушку, подъехала, как дверям больницы в отделении травматологии, им на встречу сразу же выбежали врачи, которые забрали каталку с ней и сразу скрылись с ней в дверях, как только двери больницы закрылись, одна машина уступила место другой. Когда вытаскивали каталку с парнем, он открыл глаза.

-Пришел в себя – услышал Ваня, но звук, был такой, словно в голову наложили ваты. Что происходит, он не понимал, его куда- то везли. Но он все воспринимал отдельными кадрами, словно, на несколько секунд, пленку выключали. Ни как не получалось сложить все в одну картинку. В глаза посветили фонариком, показалось, что он ослеп на минуту. Потом его куда-то стали перекладывать и пока это делали, невероятная боль пронзила, голову и спину, с такой мощью, что слезы потекли из глаз и Ваня заорал, что есть мочи.

-Блокаду, скорее, он в сознании – услышал он.

Вокруг была ужасная суматоха, много людей, все что-то делали, трогали, руки и ноги, и от всего этого было больно. Потом что-то кольнуло в руку…капельница… и после этого, вся картинка стала растягиваться перед глазами, словно это был фильм и пленку сильно замедлили… и очень сильно захотелось спать… Он, хотел смотреть, на то что происходило чтобы понять вокруг него происходит, но глаза, как на зло, закрывались, он больше не мог сопротивляться…

Сколько прошло времени, Ваня не мог сказать, но стало легче, все перестало болеть. Крики и беготня, все вокруг превратились в монотонный гул, который быстро исчезал, и голова перестала быть вантой и боль ушла. Ваня стал проваливаться в темному. Она была мягкой и приятной, бархатной, словно ласкала своими нежными и теплыми руками. Обнимая его, тащила, в свою бездонную глубину.

 

2.

Ваня открыл глаза, он с Таней был на пляже и держал её за руки. Пляж не имел ни начала не конца. Казалось он бесконечный. Свинцовое небо висело очень низко, а в нем путались розовые и фиолетовые облака, которые никуда не двигались.

Ощущение, было, что собирался дождь, но он никак не начнется. Песок был чистый, практически белый и очень мягкий. Такого Ваня никогда не видел. Вдалеке возвышалась гора, очень большая, черного цвета, своим основание казалось, она упирается в небо. По сторонам от нее росли деревья, которые раскачивал ленивый ветер, и Ване показалось, что он слышит шелест листьев, но это было очень далеко. На улице было лето, и погода стояла, очень приятная, было не жарко и не прохладно – было хорошо. Прибой играл волнами на песке, и приятно холодил босые ноги. Таня была не высокого роста, с длинными темными волосами, на ней было, платье очень похожее на ночную сорочку, черное на тонких бретельках, коротенькое, волосы ее были распушены и ветер ими ласково играл. Ване платье очень понравилось, оно очень подчеркивало её тоненькую фигуру. Ваня был высокий, стрижка у него была не короткая, поэтому ветер принялся играть и его волосами, мягко запустив туда лапу, на нем самом была белая рубашка с завернутыми у локтей рукавами и такие же белые легкие завернутые, практически до колен штаны. Он смотрел своими глубокими синими глазами в Танины глаза цвета виски. На душе у него было хорошо и очень спокойно. Все было хорошо, и прибой и море, и ветер и главное любимая рядом.

-Я люблю тебя!!! – сказал Ваня, и обнял ее за талию и стал целовать, словно не видел ее целую вечность.

-Ты где был? – спросила она его, улыбаясь.

И тут Ваня задумался.

…а где он был?… были врачи, какая-то суматоха вокруг него… но это было так давно… словно несколько дней, а то и недель, он не помнил этого…

Пока эти мысли крутились у него в голове, Таня посмотрела ему за спину и нервно выдохнула. Ваня обернулся и увидел, что они уже не одни на пляже. Поодаль от них стоял мужчина исполинского роста. Он стоял в метрах пяти от них, около воды и казалось солнце, закатывается ему за спину.

Ваня был достаточно высокого роста, но людей такого роста, никогда не видел. Незнакомец был, практически три метра в высоту. Он был в черной сутане, словно монах из католической церкви, на не пропорционально больших плечах незнакомца была защита с острыми щипами, торчащими вверх. Лица не было видно из-за капюшона, наброшенного на лицо, но отчетливо были видны, его длинные черные, волнистые, как смола волосы и белый подбородок, цвета не свойственного людям. Он стоял, опустив голову, словно в молитве. На его руках были кольчужные перчатки с большими отворотами, из очень тонкой стали. Такой тонкой, что были видны костяшки пальцев через них.

Костяшки? Это кости просвечивают, через перчатки и ты это прекрасно видишь….

Правая рука незнакомца, лежала на мече, с крестовой гардой, который, был, воткнул в песок. Клинок на фоне, уходящего на закат солнца, отливал каким-то не приятным и тяжелым металлическим светом. Это был странный свет, на который было тяжело смотреть. Солнце, которое собиралось садиться, тоже казалось, замерло и никуда не двигалось.

«Или оно и правда не двигается?...»

И от этого неприятного отблеска клинка, сердце у Вани застучало в груди сильнее, словно что-то должно было случиться, он не знал, откуда возникло такое чувство, а оно не успокаивалось, наоборот набирало свои обороты с каждым ударом сердца. А прибой все так же мягко шумел и Ваня, так же вдалеке слышал, как шелестят листья деревьев около горы

Шум прибоя перебил голос, это был очень глубокий, вкрадчивый и отвратительно противный голос. Этот странный голос нельзя было отнести, не к женскому, не к мужскому. Это был какой-то средний голос. Такое он слышал впервые в жизни.

-Пошли – произнес голос, но губы незнакомца при этом не открывались.

Ваня посмотрел на Таню, в ее глазах, неизвестно от куда появился, страх… И он решил спросить:

-Куда?

Но ответа не последовало, незнакомец, все так же стоял и лишь ветер, играл его черной, как ночь сутаной.

-Пошли – повторилось тем же странным, средним голосом незнакомец протянул вперед свою страшную руку - я зову ее, не тебя. Твое время еще не пришло – раздался этот странный голос.

-Куда она должна пойти? – так же спросил, глядя на Таню Ваня.

-Она должна пойти со мной, ее время в твоем мире стремительно заканчивается.

Ване показалось, что через капюшон, он увидел улыбку, от которой у него побежали «мурашки» по всему телу. Он держал Таню за руки, и тут заметил, что они начали становиться прозрачными и из низ стремительно уходит тепло.

-Что происходит? Таня, что это? – спросил Ваня, стиснув сильнее Танины пальцы. Она смотрела ему в глаза с мольбой и по щекам, потекли слезы.

-Она умирает – сообщил голос – мне нужно забрать ее, время уходит. Но всегда есть выбор… У нее выбора больше нет, но ты можешь сделать его…

 

 

 

3.

-Дефибриллятор!!!! Быстро!!!

-Скорее…. Мы ее теряем…

-Одни, два, три - разряд!

-Нет … еще раз.

-Один, два, три – разряд!

-Да что это такое, еще раз…

 

4.

Ваня ехал, в автобусе и слушал музыку на телефоне, когда услышал, что пропищало уведомление. Он глянул, это было сообщение с сайта знакомств, которое оповещало о том, что у него совпала пара, с девушкой. То что пара совпала, совершенно, еще ничего не значило, можно сказать, даже значить не могло, у него много с кем пара совпадала, но больше ничего не совпадало. Все заканчивалось, на фразе, «как дела?». В этот раз тоже, ни на что, особо не надеясь, он написал «привет».

Иногда после работы, Ваня виделся со своим лучшим другом Димкой, чтобы попить пива. И сейчас он ехал именно к нему в гости. Конечно они могли бы и всю неделю подряд вечерами сидеть где-нибудь и пить пиво, но Дика, только недавно женился и иногда нужно было уделять время и жене. Поэтому сейчас они втроем сидели на не застекленном, балконе, на маленьком уютном диване, а Ваня все не выпускал телефон из рук, что-то все писал и писал.

-Вань, кому ты все пишешь? – спросила Лена, перегнувшись через Димку, с бутылкой пива и хихикнула.

-Да так, с девушкой одной переписываюсь – отмахнулся он, но уши у него немного покраснели. Димка с Леной увидели это, сначала тихо похихикали, а потом засмеялись и во весь в голос.

-Ладно вам не смейтесь, ничего серьезного на сайте знакомств познакомились – отмахнулся Ваня, и уши у него еще сильнее покраснели, что вызвало новый взрыв смеха.

С этого и началась их переписка. Ненавязчивая болтовня в интернете на сайте знакомств, потом она написала ему свой номер телефона. Но Ваня долго не решался ей позвонить, и они общались через Whats App. Их общение было очень простым и легким. Они не думали, перед экраном телефона, чтобы спросить или что еще узнать. У них всегда находились темы для разговоров. Они разговаривали о прочитанных книгах, о музыке, о том, как оба любят лето. Их общение было легкое и простое, оно прекращалось только на сон. Не смотря, на то, что они не видели друг друга в реальности, их уже сильно тянуло друг к другу, словно это были две родственные души, которые смогли найти друг друга в большом мире.

Через пару недель их непрерывного общения, Ваня пригласил ее на свидание. Пришел он на встречу с цветами «как идиот, давно так уже никто не ходит» - думал он, но при этом он хотел прийти именно с цветами, «ведь все девушки любят цветы». И в тот момент, когда он, протягивая букет Тане, он прикоснулась впервые своими руками к её рукам, между ними прошел разряд. И они оба его почувствовали. Это не было похоже, на «удар током», это был именно разряд, и он пошел мягкой волной от рук, и дальше по всем телу до самой макушки. От этого у обоих округлились глаза.

-Ты необычный человек Иван – сказала Таня улыбнувшись. А Ваня взял ее за руку и повел в ресторан, в котором, забронировал для них столик.

После ужина, они до утра гуляли по городу. Они не могли насмотреться друг на друга, и никак не могли на целоваться. У обоих это не было уже первой любовью, оба что-то находили и теряли. Начиналась настоящая любовь, от которой зажигаются яркие звезды, в ярком ночном небе. Он держал ее за руку и не хотел больше никогда ее отпускать. Танина рука, была маленькая, с тоненькими пальцами, очень приятная. Рука, которую хочется держать. Держать и больше ни когда не отпускать.

Но потом, из воспоминаний, он вернулся туда, где они были – на пляж. Человек в черном балахоне ждал ответа. И Ваня глубоко вздохнув и произнес:

-Забери меня, вместо нее! – он сказал это с полной искренностью, которая была в его сердце. Ваня был готов отдать свою жизнь, взамен Таниной. Если бы было время подумать, возможно, он бы постарался, что-то придумать, но времени не было, и он это видел сам. Откуда-то, он не знал, откуда, но он слышал приглушенные голоса врачей, что Таня умирает. И это слышали все, кто был на пляже - он, Таня и человек в балахоне. После своих слов ему стало даже легче, словно сердце встало на место.

-Ваня… - тихо сказала Таня – не надо… пожалуйста… – и слезы снова потекли по ее лицу. Он обнял ее, прижав к себе сильно-сильно.

-Я люблю тебя! Сейчас это единственное, чем я могу помочь тебе и я хочу это сделать для тебя – у него по щекам потекли слезы.

Ваня знал, что поступает правильно. Ведь она потом может встретить, кого-то еще, и родить ребенка, а он… Он точно знал, что он больше никого не сможет полюбить настолько сильно, как Таню… Она была единственной.

-Хорошо… - ответил средний голос. И как только он это сказал, закат стал мутнеть, расплываться перед глазами, и ужасно начала болеть голова.

 

5.

Ваня открыл глаза, голова у него невероятно раскалывалась, словно кто-то сидел и пилил ее пилой, прямо сейчас.

-Слышишь меня? – над ним наклонился, по всей видимости, врач, судя по форме хирурга. Ваня хотел кивнуть, но этого не получилось, шея была чем-то зафиксирована и он моргнул.

-Как тебя зовут? – врач стоял с какой-то бумагой, что-то туда записывал.

-Иван – горло, сильно болело, и говорить было очень тяжело, от этого он сильно поморщился.

-Хорошо – врач кивнул – девушка и с вами в машине - жена?

Ваня, хотел отрицательно помотать головой, но снова ничего не вышло.

-Де… - кошмар, как говорить тяжело, и язык еле ворочался – девушка.

Врач снова кивнул, сделал пометку на листе бумаги, который держал в руках, а следом, сделал ему какой-то укол.

-Голова болит, ужасно – так же тихо сказал Ваня. Но врач, словно его не слушал.

-Вы помните, что произошло?

-Удар по машине помню, больше ничего – слова давались с большим трудом, потому что теперь было ощущение, что половину ваты из головы положили в рот.

-Вы попали в ДТП, машину, скорее всего теперь не восстановить… - начал врач.

Но сейчас Ване было совершенно плевать на машину.

-Таня… где? – Ваня изо всех сил старался говорить по громче, но это было очень тяжело. «Видимо вкололи что-то» – перед глазами снова, все стало терять очертания…

-Отдыхайте – ответил врач, и Ваня погрузился снова в темноту, которая обхватила его своими длинными и нежными пальцами.

 

 

 

6.

Отдыхайте…

Отдыхайте…

Отдыхайте…

Отдыхайте…

Отдыхайте – лицо доктора расплылось, словно он был нарисованный и его стали смывать, и Ваня закрыл глаза, а в голове кружились, слова, которые превратились в карусель, которая крутилась по кругу, словно записанная пленка.

«Как я могу отдыхать, у меня все болит, ужасно???…

Кажется я что-то сломал, только что не знаю, болит все тело…

Машина сломалась, выйду из больницы и убью этого козла…

Интересно какого, козла?

А как он выглядит?

Блин, голова болит, не могу, хоть о стену бейся.

Где моя Танюша?

Тоже ведь, наверняка пострадала.

Бедняжка моя….

Где она?...»

Ваня открыл глаза, и подумал, что он ослеп, потому что видно ничего не было. Видимо он опять попал в то странное место, где они были с Таней. Но сейчас ее тут почему-то не было. Одна кромешная темнота… Он постарался взять себя в руки, что давалось ему крайне тяжело. Потому что он не знал, он ослеп или это темная комната. Он даже не представлял где он.

-Тань… – негромко позвал Ваня, не надеясь услышать ответа, в полной тишине. А тишина, была настолько невозможная, что давила на уши, и казалось, что барабанные перепонки вот-вот лопнут, от такой жутко нереальной тишины. Ответа не последовало, как не было и эха, у него складывалось, сложилось впечатление, что его вокруг мягкие стены, которые приглушают звук. Стоять и думать, что происходит и почему, было глупо и Ваня решил двинуться потихоньку вперед. Он расправил, в стороны правую и левую, руку. И правой, сразу же, попал в стену. Ваня потрогал ее, на ощупь она была из грубой ткани, и с мягкой прослойкой внутри. Что подтверждало тишину без эха, очень давящую на уши.

-Тань… - Ваня позвал, еще раз и ответа, снова не последовало. И он решил двинуться вперед, одну руку выставив вперед, а другой держать за стену.

Какой-то шум или шорох или может, показалось, словно, кто-то шел ему навстречу. Ваня шел и не останавливался, деваться было не куда, нужно было, как минимум выбраться из этого места. Через минут двадцать, но Ваня точно не мог сказать, глаза стали привыкать к полной темноте, и он стал идти, немного увереннее, и быстрее, но тут в него кто-то врезался.

-Ой – услышал он в тишине, родной голос.

-Таня! – он не даже спросил, он знал, что это она.

-Ванечка! - и она обняла его в кромешной тьме.

Он сильно прижал к себе, а она вся дрожала. И Ваня стал ее целовать. Он не знал, сколько времени прошло, но он понял, что дико скучал по ней. Ваня не мог никак унять ее дрожь, ее трясло, словно осенний лист на ветру.

-Танечка! Милая что случилось?

-Ваня – она понизила, голос – нам нужно уйти скорее отсюда, он и тут нас сможет найти.

-Кто? – Ваня нахмурил брови, но этого никто не увидел.

-Смерть, помнишь, он был на пляже... А теперь мы в его доме, в пещере…

И почему-то от ее слов о смерти, у Вани, на душе, стало, так плохо и страшно, словно к душе привязали тяжелый камень и бросили в воду. Он крепко взяв ее за руку развернулся, и они пошли на ощупь в другую сторону.

-Вань, куда ты меня ведешь? – спросила Таня.

-Я не знаю, мы пойдем в другую сторону – и они пошли.

Они шли очень долго, через какое-то время комната с мягкими стенами стала, пещерой, но они смоги выйти наружу. Но только они вышли на свет, перед ними появился человек, который называл себя смертью.

-Уходи – сказал он показывая костлявым пальцем на Таню. И взял Ваню и положил ему свою тяжелую руку на плечо… и в глазах потемнело.

 

 

 

7.

-Вань? – позвал знакомый голос, и он открыл глаза. То что представилось Ваниным глазам, мог наверное, понять лишь художник Пикассо. Потому что Ваня испугался не на шутку, перед ним был его лучший друг Димка, с которым они дружили с самого раннего детства, это он понял, только по голосу, но никак не по виду. Но выглядел, Димка сейчас очень странно. У него было три глаза, и при чем все три глаза были квадратные. Ваня перевел взгляд в сторону, но и там картина была не лучше, около выхода из палаты была очень длинная дверь не подходящая для такого маленького косяка. Три одинаковых мужика, сидели на кровати и одновременно болтали правой ногой. Ваня закрыл глаза, потом еще раз открыл. Димка стал выглядеть лучше, глаз стало теперь два, но глаза остались такие же, квадратные но потихоньку, принимали нормальный общепринятый вид. Три мужика стали одним, а дверь стала в половину, короче и уже практически подходила по размеру к косяку.

-Пить… – попросил Ваня, это все что он мог сказать и не был уверен, что друг его услышал, так как он сам не услышал, что сказал. Но вода через несколько минут потекла тоненькой струйкой в горло.

-Легче? – спросил Димка. Ваня снова закрыл глаза, и наконец-то, ему действительно стало, немного легче. Когда он снова открыл глаза, все стало, нормальным – Димка был Димкой, с нормальными глазами и дверь была самой обычной, а мужик вообще вышел из палаты, и он сказал:

-Вроде, да – голос он свой не узнал, он был очень тихий, практически сдавленный и слабый – что случилось? Помню все кусками и кажется, что-то совсем не то помню.

Димка вскинул брови, на последние слова Вани:

-Вань, в вас дальняк, влетел - Дима тяжело вздохнул – шея сломана, одна рука и половину ребер сломано и еще куча чего покалеченного – Дима по-мальчишески поджал губы – как ты только ноги не сломал? Вань, у тебя еще у самого скоро будет операция.

-Врач тоже, что-то про машину говорил, но сейчас это не важно. А Таня? – спросил Ваня – я врача спрашивал, он не сказал ничего, где она?

Тут Дима опустил глаза.

-Вань… - Димка, по дружески сжал, ему руку - сейчас как раз у нее операция идет… Вань… врачи сказали, что крайне тяжелое состояние… - Дима опустил глаза, он боялся смотреть в глаза друга.

И только сейчас до Вани стало доходить, что Таню он видел не на самом деле и то место где они были…. Что это было за место, но точно не наш мир… Но ведь, то что он видел было реальным, все вокруг было реальным, он помнил, как чувствовал Танины поцелуи и ветер и воду…

Ваня закрыл глаза, вздохнул:

-Мне надо срочно к Тане! – и он попытался подняться и закричал от боли, которая пронзила все тело и от сильно боли, упал снова на кровать. Димка быстро побежал за мед.сестрой. После того, как она сделала ему несколько уколов обезболивающего и боль отступила, настолько, чтобы Ваня, смог ровно дышать. Димка сказал:

-Вань, ты дурак что ли? Тебе вообще нельзя двигаться.

-Мне очень, НАДО к Тане! – в голосе друга слышась не поддельная мольба.

-Давай так Ромео! – Дима выставил вперед ладонь, показывая останавливающее движение - не переживай, я сегодня все равно и тобой останусь. Скоро, я пойду и все узнаю, как там у Тани. Не переживай.

Ваня смотрел на Диму уже более вялым взглядом, потому что начало действовать снотворное. Дима видел, что Ваня скоро заснет.

Он, знал, что врачи не давали никаких гарантий, на счет Тани, даже на то, что она перенесет операцию. А если она и выживет, то наверняка остается инвалидом. Дима он не знал, как сказать об это лучшему другу… Он безумно радовался, что Ване вкололи, снотворное с обезболивающим, и он снова заснул. И ему не нужно будет, ему все это объяснять. Как объяснить другу, что ту, которую он встретил и полюбил всей душой, он может потерять?

Дима смотрел на спящего друга, а в голове пролетали годы длинной дружбы. Все радости и горести, как они таскали у Димкиного отца сигареты и курили их, а потом, получили от его же отца ремня, первая любовь, первый секс, и все что они открывали для себя впервые в жизни. Не так давно Ваня начал встречаться с Таней, а потом и жить вместе с ней.

Таким счастливым Димка его не видел, очень давно. Как-то они пошил играть в бильярд, Ваня с Таней и Дима со своей женой Леной. Девочки играли, простив мальчиков, и тогда Ваня сказал:

-Понимаешь, наконец-то я на своем месте, словно вся жизнь до этого была пазлом, который был жутко перемешан, а сейчас все встало на свои места. Я нашел своё место – сказал Ваня, опираясь на кий.

Ваня говорил, словно до встречи с Таней, его сердце было не на месте. И только сейчас оно нашло своё место, где ему нужно быть. И Дима, как его лучший друг видел это наглядно. Казалось, Ваня излучал, какой-то свет вокруг и внутри себя.

Но сейчас это все радость и грусть, сложилось в одну коробку, которая тяжелым камнем, улеглась, на сердце Димке… Он знал, что если она не выживет, то Ванина жизнь, больше не будет иметь смысла.

 

 

 

8.

Времени всегда не хватает, когда торопишься и его так невозможно много, когда ждешь.

Дима сидел около Вани, который уже заснул и смотрел, то на спящего друга, то на часы. Ваня равномерно дышал, а время, как, на зло тянулось невыносимо долго, отсчитывая свои минуты. Потом Дима встал и все-таки решился подняться на пятый этаж, где проходила Танина операция. Попасть туда, можно было двумя способами, или пешком или на лифте. Ваня был на втором этаже и чтобы убить еще немного времени, и Дима решил пойти пешком. Ему показалось, что он вернулся в детство, он поднимался по лестнице и считал вслух, свои шаги. Дима поднимался по ступенькам и считал из кусая палец, эта привычка была него только в детстве, но сейчас он шел и не замечал, что снова так делает. К его большому сожалению, много времени таким образом убить не получилось, потому что Димка вырос, и шаги уже не были не такими маленькими.

А какое время он хотел убить?

Он же не знал, сколько будет идти операция, может быть она уже закончилась… От этой мысли он тяжело вздохнул и открыл двери ведущие на злосчастный пятый на этаж. Он даже не мог выразить, как в данный момент, он ненавидел, этот проклятый этаж. Хуже всего быть гонцом, а еще хуже гонцом, который может принести плохие вести… Сейчас Димка боялся этого больше всего на свете. Плохих вестей…

Как только он вошел в двери, и они закрылись за ним и Дима оказался в полумраке, горели только две одинокие тусклые лампочки. С лева от него над дверью видела большая надпись «РЕАНИМАЦИЯ», справа «ОПЕРАЦИОННАЯ», а он стоял по середине. Он точно знал, что в операционную нельзя входить, но не был уверен, что в отделение реанимации его тоже пустят. Но тут двери операционной, распахнулись, два мед.брата вывезли каталку с Таней. Хоть, она и была вся бледная и губы у нее были практически синие, это точно была она.

Дима стоял в полном оцепенении, что даже не одна мысль не посетила его в эту минуту, но он побледнел, практически до состояния Тани.

Вслед за каталкой, которая увезла Таню, в реанимацию, вышел, хирург, который направлялся вовсе не в реанимацию, а что странно, в направлении к Диме.

-Ильин? – спросил он, и Дима не смог вымолвить не слова, только кивнул.

-Я так понимаю ни у Татьяны, не у Ивана, родителей уже нет. На это Дима, смог выдохнуть:

-Нет – и в подтверждение, он отрицательно покачал головой.

Лицо у врача было очень уставшим, он приложил руку к губам, словно хотел что-то вспомнить, а потом навел указательный палец на Диму, как бы что-то спрашивая.

-Дмитрий – подсказал он.

Хирург кивнул, видимо Дима, угадал, что он хотел спросить.

-Дмитрий, все кровотечения, мы остановили, делали переливание…. но состояние… у нее пока все равно остается критично тяжелым, она потеряла очень, много крови. Еще… сломан позвоночник и задет спинной мозг, так что она сможет ходить, это пока процентов на десять. Но и это пока не точно, более точно я пока сказать не могу. Вы верующий человек? На это Дима пожал плечами, и это была чистая правда.

-Если все таки… то молитесь, если она сможет прийти в себя и протянет до завтра, то выживет… – он тяжело вздохнул. И если бы Диме сказали, что он сейчас боролся за Танину жизнь, мечом против драконов, он бы поверил, очень уж усталым выглядел хирург. Что уж он там делал для Димы останется загадкой, но что он боролся за танину жизнь, Дима мог поклясться.

Потом он развернулся и пошел в отделение реанимации. А Дима так и остался стоять между двух дверей. На сердце стало еще тяжелее, чем было, он медленно развернулся и вышел.

Пока он спускался, он думал, только о том, как это все преподнести Ване, если он уже проснулся. Хотя врачи говорили, что в его состоянии, он будет много спать. «Как бы хотелось, чтобы он проспал еще пару недель… а лучше месяцев…» - пронеслось у Димы в голове. Он медленно стал спускаться вниз, но когда дошел, до второго этажа, где лежал его друг. Он решил, спуститься на первый этаж и покурить. Да какой там покурить? Он бы сейчас просто спустился в низ, сел в машину и уехал бы отсюда на всем ходу. Прямиком к этому дальнобойщику, чтобы тоже ему все переломать к чертовой матери!

Дима вышел на улицу и в лицо ему подул сильный холодный осенний ветер, и он закурил.

 

 

 

9.

Когда Дима вернулся, оказалось, что Ваню увезли на операцию. Дима сел на стул около пустой кровати и стал ждать.

Тик-так

Тик-так

Тик-так

Отсчитывали часы на руке. Дима осознал с дикостью, что он даже не помнил, что Ване должны оперировать. «Руку?... шею?... Твою мать….» Постарался напрячь память, но все равно не вспомнил. В голову ничего не шло. И он снова спустился на улицу, закурил и набрал номер жены, которая еще не знала, что случилось. Потому что, когда позвонили из больницы, Дима просто уехал, и ничего сказать не успел ей.

-Дима, у тебя все нормально? Ты где? – первое, что он услышал в трубке.

-У меня да… У Ваньки… Лен…- Дима закрыл глаза, в которых стояли слезы, глубоко вдохнул, холодный воздух и стал рассказывать жене, что случилось.

 

 

 

10.

Что произошло Ваня, не понял и как он сюда попал, он тоже не знал.

Это была пещера, было слышно, как где-то в её глубине капает по капле вода кап… кап… кап… И этот звук глухо отдается по сводам пещеры. Ваня был без Тани, но он был не один. Посередине этой сырой пещеры стоял трон. Он был с очень высокой спинкой, которая доходила практически до потолка и оббит черной тканью, которая местами оторвалась и протерлась, от времени.

«Сколько же лет этому месту?...» - пронеслась мысль у Вани. Но он не знал, ответа и это было уже не важно. Почему-то стало ни чего не важно, кроме того, что ОН ПРИШЕЛ и ОН ЗДЕСЬ.

На троне сидел все тот же мужчина, которого они встретили на пляже, а его правая рука так же, как и тогда, покоилась в гарде меча. Только в этот раз клинок не отливал странным светом, потому что в этом месте не было света. Тут было практически темно, только несколько факелов горели, и их одинокий свет не падал на металл.

Ваня стоял перед этим троном и молча, смотрел на хозяина пещеры.

-Твое решение окончательное? – спросила снова этот средний голос.

-Да – глухо ответил Ваня.

-Хорошо – мужчина кивнул и встал. Факелы потухли, и в пещере стало абсолютно темно.

Ваня почувствовал, как все сдавило в груди, настолько сильно, словно кто-то рукой все сжал, он не мог вздохнуть, он начал хватать воздух ртом, но это не помогало. Воздуха не было совсем…

 

 

11.

 

-Твою мать! – вскричал хирург, когда на экране появилась, прямая полоса, что означало, что остановилось сердце – срочно! Реанимацию!!!

 

 

 

12.

 

Ваня упал на колени, хватаясь за грудь. «Неужели, вот так вот и приходит смерть?» - думал он в этот момент. Но совершенно не переживал о своем решении, главное Таню он спас и он закрыл глаза, покоряясь смерти. В тот момент в голове проскользнуло, сожаление, что у него было так мало времени с Таней…

Когда он открыл глаза, Таня сидела рядом на коленях и гладила его по лицу. Ваня вскочил и стал осматриваться, ничего не понимая, он же отдал свою жизнь за Танину, значит… он ее не спас? Не смог?

-Тань! Мы оба умерли?

-Не знаю, Ванечка. По моему нет, мы находимся в зоне «жизнь-смерть». Пока мы здесь, мы еще не умерли, мы на грани смерти. Нам нужно бежать отсюда.

-Откуда ты знаешь?

-Пошли я тебе расскажу – она протянула ему руку и помогла встать.

 

 

 

13.

 

Зона «жизнь-смерть», так называлась, потому что она была предназначена для людей, которые находятся между жизнью и смертью. Здесь жила не только смерть, но и жизнь. И смерть и жизнь это не два персонажа, тут находилось несколько существ, все они все выглядели по разному. Какие-то отвечали за то чтобы человеку остаться жить, а какие-то наоборот отвечали, за смерть.

Когда Ваня ушел в пещеру, Таня, снова оказалась, на пляже к ней подошел мужчина в синем плаще, и с большим посохом, на конце которого светился камень, словно фонарик. С виду он был похож на волшебника Гендельфа.

-Таня… – позвал он ее. Голос у него был очень приятный, и от него исходила необъяснимая приятная доброта. Таня обернулась и остановилась, но не произнесла, ни слова, потому что не могла. По ее лицу градом начали катиться слезы, и она не могла их унять. Она знала, куда пошел Ваня, и понимала, что больше никогда его не увидит. Мужчина подошел к ней и стал своими ладонями вытирать ей слезы. Словно он был родной отец. Не смотря, на то что на вид его ему было не меньше восьмидесяти лет, руки у него были, мягкие. Он взял обеими руками, Танино лицо и сказал глядя ей в глаза:

-Не плачь, пожалуйста.

Плакать Таня от его слов не перестала, и тут она зарыдала в голос, словно прорвало плотину:

-Почему такая несправедливость? – рыдала он - я люблю его, я не хочу, чтобы он умирал, и сама тоже умирать не хочу. Почему в тот самый момент, когда в жизни, все стало хорошо. Просто по человечески хорошо, появился, этот проклятый дальнобойщик на своей проклятой фуре? Ведь людям много не нужно. Просто нужно чтобы их любили! Так сложно найти того, кто будет это делать по настоящему, полностью отдавая себя. Всегда надо чтобы любили по настоящему, любили всей душой!!!

-Смерть всегда ищет новых людей – сказал мужчина, но руки с танинного лица не убирал, он внимательно смотрел ей глаза.

-А мне плевать!!!! – закричала Таня – пусть заберет этого дальнобойщика! Пусть заберет, кого хочет! В мире тысячи людей, которым нужна смерть, кто ее ждет, а она никак не приходит. Почему ей туда не сходить, не поискать, многие ее ждут и зовут. Почему все не справедливо? Почему? Мы ехали никого, не трогая и никому не мешая, на этой пустой трассе… - слезы ручьем лились по щекам – Трасса была пустая… Почему мы должны расплачиваться за ошибки других? … – Таня уже кричала.

Мужчина тяжело вздохнул, а потом так же мягко вытер ей слезы и тихо сказал:

-Вернись к Ване и постарайся увести его оттуда, если успеешь. Я дам вам шанс, потому что ваша любовь настоящая. Ты права ее очень мало осталось в мире людей, готовых так искренне любить. Держи - он протянул ей маленький пузырек с фиолетовой жидкостью внутри. Она светилась, словно внутри была флуоресцентная краска. Таня взяла пузырек и со всех ног побежала к пещере, где был Ваня.

 

 

 

14.

 

 

-Ванечка, тебе легче? – спросила она, когда налила содержимое пузырька ему в рот.

-Да – и Ваня наконец-то вздохнул полной грудью.

-Пошли скорее, у нас мало времени, нам надо вернуться на пляж – схватил его за руку, дернула, чтобы он встал, и они побежали.

Путь из пещеры был очень долгий, и казалось, что они бегут целую вечность, она была длинная и все не кончалась. И в тот момент, когда они уже были уверенны, что не найдут выхода, впереди, они увидели свет. Они выбежали на пляж, и побежали по песку. Несмотря, на то что песок замедлял бег, они все равно бежали изо всех сил изо и когда они практически добежали до воды, Ваня с силой ударился, о невидимую преграду. Словно между ними было стекло. Их руки расцепились, Таня смогла отбежать, к воде, а Ваня остался на песке. Он стучал по этому стеклу, это была граница зоны «жизнь-смерть». И тут тучи стали сгущаться, Таня закричала, голос ее был глухим, словно тут было стекло.

-Ваня обернись! – кричала она.

Он обернулся и у видел, того мужчину, который звал себя смертью.

И тут со всех сторон раздался, тот самый громкий средний голос:

-Мертвое должно оставаться мертвым!!!!

-Нет! – кричала Таня, и стучала в это стекло, тоже самое делал и Ваня. У обоих по щекам текли слезы.

И в этот самый момент, появился мужчина похожий на Гендальфа, он оказался со стороны Вани.

-Дай им шанс! – крикнул он громко.

-Нет – осветил монах – мертвое всегда должно быть мертвым. Он сам отдал мне жизнь.

-Они не виноваты, забери виновного.

И тут поднялся такой сильный ветер, что Таня с Ваней прикрыли глаза, от песка, который вихрем поднимался на пляже.

Мужчина похожий на волшебника, оказался настолько близко с Ваней, что он вскрикнул от неожиданности.

-Уходите, в сторону солнца – сказал он это тихо, но не смотря на бурю, которая бушевала вокруг, он его услышал. Ваня вскочил на ноги и подбежал к Тане. В этот раз преграды не оказалось, и он смог взять ее за руку, и увлечь на собой, в сторону уходящего на закат солнца. Они бежали по пляжу и не оборачивались.

В этот самый момент, дальнобойщик Иванов Виталий вышел из здания суда, в котором ему назначили условный срок, за причинение тяжкого вреда здоровью. Он очень радовался, что срок далее только условный. Он вышел на крыльцо суда, очень довольный и закурил. Как только он глубоко вдохнул сигаретный дым, он упал на асфальт, по которому только что прошел легкий осенний дождик. Это увидели приставы и выбежали на улицу. Сразу же вызвали «скорую помощь», если бы они знали, что насколько бы быстро она не приехала, ему уже ничего не поможет.

Мертвое должно оставаться мертвым.

Виновный ушел…

 

 

15.

Таня открыла глаза, кто-то держал ее за руку - это был Ваня… Он сидел рядом с ней.

-Танечка – он немного сжал ее руку.

Что-то сказать ему у нее не было сил, она лишь томно улыбнулась и снова закрыла глаза.

 

читателей   96   сегодня 1
96 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 2. Оценка: 3,00 из 5)
Загрузка...