Утро в старинном замке

Тяжелую поступь графа знали все домочадцы и слуги. Белоснежная скатерть хлопнула в воздухе и легла на стол. Служанки засуетились, серебряные блюда выстроились в ряд. Когда граф вошел, завтрак был уже подан.

- Анри, - граф поманил пальцем одного из оруженосцев. - Ну-ка выйдем на пару слов.

Тощий оруженосец отделился от строя сверстников и невозмутимо вышел за графом. Сверстники удивленно провожали его взглядами. Тайна возвышала Анри и показывала их собственное заурядное положение.

Граф Лапракт имел славу блестящего воина, он был верным слугой короля и принимал участие в битвах при реке Месть, в долине Кровавой Секиры и на мосту Мертвый принц.

Принадлежавший ему замок Зачарованный Олень построили лучшие инженеры. Семь башен и крепостные стены были безупречны с точки зрения фортификации. Честь служить оруженосцем графа Лапракта была тем приятней, что у графа имелась дочь-красавица, чья мать не вставала с кровати.

Вкушая заслуженный отдых от ратных дел, граф Лапракт с одержимостью бил волков по всей округе, которых неистощимые на выдумку крестьяне называли оборотнями. Что и говорить, оруженосцы весело проводили время с оружием в руках.

Отойдя на десять шагов от залы и завернув за угол, граф низко склонился над худосочным оруженосцем.

- Тебе есть чем меня порадовать, Анри?

- И нет и да, сир.

Голос графа изменился, он чуть ли не рыча бросился на тщедущного парня:

- Говори же!

- Ваша дочь Марсель сегодня ночью покидала свою комнату, - оруженосец выглядел испуганно, но сознание власти над влиятельным графом все же придавало ему толику уверенности.

- Ну, и к кому же она пошла? - граф прищурил левый глаз.

- Дело в том, сир, что она миновала все комнаты и спустилась во двор.

- Куда же она пошла? Не испытывай мое терпение, парень, ты играешь с огнем!

- На кладбище, - торопливо ответил Анри.

- И что же она делала там, на кладбище? - растерялся граф. - Не свистишь ли ты мне, покрывая своих дружков?

- У меня нет друзей, сир. Я сам по себе, - вздернул нос Анри.

- Именно поэтому я тебя и выбрал, так что же на кладбище?

- Опасаясь, что она меня обнаружит, я прекратил слежку. Дорожки покрыты гравием, он скрипит.

- Скрипит, - зло повторил граф и сильно стукнул Анри по плечу: - Молодец, крепыш.

Звякнув шпорами, граф вернулся за стол. Анри со слезами на глазах еще долго тер ушибленное плечо.

 

- Папа, но я не хочу ехать, - в голосе Марсель дрожали слезы.

- Это не обсуждается, дорогая, - отрезал отец, проверяя, нет ли дырки в кармане. Удостверившись, он пустил кинжал в карман, но тот ухнулся в бездну. Граф выругался и полез искать дырку снова. Марсель стояла у ворот и теребила перчатки. Отец исподтишка наблюдал за дочерью и хмурился. С большим трудом он достал кинжал и вырвал бесполезный карман.

- А вот и Анри, смотри-ка ведет твою лошадь, хороший малый!

- Позволь мне остаться, я дурно себя чувствую, - еще раз попросила Марсель.

Граф свирепо посмотрел на дочь. Ее утомленный, болезненный вид раздражал его.

- Идем, я кое-что покажу тебя.

- Не делай этого, папа, умоляю тебя. Нельзя же каждый раз, когда мои желания не совпадают с твоими, тыкать мне в лицо непокорными бабушками!

Граф схватил дочь за запястье и поволок в глубину сада. Анри в сердцах плюнул на землю. Вот вечно граф так делает! Что ему теперь стоять, как дураку посреди двора с белоснежной кобылой, а ведь он еще не взнуздал своего вороного. Ребята опять будут над ним потешаться!

Граф ногой распахнул калитку и заметался между могилами, пока не остановился перед надгробием, обвитым белыми розами.

- Под этой плитой лежит Амелия, она изменила моему прапрадеду с конюхом. Что он с ней сделал?

- Он выжег ей глаза и пронзил ножом чрево, - равнодушно произнесла девушка.

- Сколько раз?

- Тринадцать, папа.

- Верно, доченька. А вот этой плитой укрылась Катарина, она была красивейшей женщиной своего времени. Однажды сын посреди темной ночи застал свою вдовую мать в компании со священником. Как он с ними поступил?

- Он выкинул их из окна.

- Отличная память, дочка.

- А вот здесь...

- Я не помню этой могилы, папа, - девочка во все глаза смотрела на скромный, ничем не примечательный холмик.

- Конечно, я никогда не рассказывал тебе о ней, потому что она не член нашей семьи. Это моя беспутная первая жена.

- А что натворила она?

- Я был ее опекуном, а потом с милостивого разрешения нашего короля взял ее в жены, но эта чертовка, эта мерзавка, каждую ночь ходила на кладбище.

- Сир, все готово, можем ехать! - раздался крик со двора.

Граф хлопнул в ладоши. Кожаные перчатки смягчили удар и хлопок прозвучал глухо. С соседнего дерева сорвались две вороны.

- Едем, я потом расскажу эту историю!

Марсель топнула ножкой.

- Расскажите сейчас, немедленно!

- Едем, Марсель, едем. Не будем стоять на ветру. Нас ждет охота, - сказал граф и зашагал к выходу.

 

За всю дорогу Марсель не проронила ни слова. Милое личико было хмуро, волосы разметал ветер, складка у бровей не разглаживалась. Граф почти не обращал на дочь внимания, лишь изредка подгонял ее. Когда ловушка для волка была расставлена, графу оставалось ждать, что волк выбежит прямо на него. Оруженосцы со сворой собак гнали волка прямо в тупик, из которого был один выход - пуля в лоб.

- Этот волчище мне давно не дает покоя, мы переловили уже всю стаю, а он, этот хитрый бобер, всегда уходил от нас. Но в этот раз я его прищучу, будь уверена! Я обложил все дороги, кроме одной, вот этой, Марсель! Сегодня он исполнит свою последнюю песню, и его голова украсит Волчий зал.

- Что будет, когда ты переловишь всех волков, папа?

- Я заведу новых, - ответил граф и расхохотался. - Ты проверила ружье? Этот лентяй Анри зарядил его?

- Да, папа, он отлично справился твой лентяй Анри.

- А знаешь, я думаю, он станет тебя отличным мужем.

Марсель от негодования вспыхнула.

- Я конечно мечтал о другом, но коли так дело пошло, придется менять планы.

Марсель открыла рот, как будто собираясь что-то сказать.

- Слышишь, лапы рвут дерн, приготовься!

Граф взвел курок и выразительно посмотрел на дочь. Ружье Марсель щелкнуло. Граф повернулся к двум соснам, откуда должен был появиться волк, и приготовился.

Серый зверь выбежал, на губах у него пузырилась слюна, бока судорожно вздымалась. Невысокий, худой, он остановился и не мигая смотрел на графа желтыми глазами. Граф плавно нажал на курок, долгая секунда короткого полета пули, и волк упал, серое тело скатилось в овраг. Граф издал ликующий возглас, он повернулся к дочери, чтобы разделить с ней момент восторга. Марсель стояла напротив и целилась ему в лицо.

- Это еще что такое? Живо, опусти ружье, дуреха. Поранишься еще, - небрежно сказал граф.

- Замри, отец. Ты мне сегодня рассказывал занятную историю, позволь я закончу ее.

- Закончишь? Но ты ничего не знаешь о...

- Прекратите, папа, после того, как вы все утро намекали на перемены, у вас не получиться сделать из меня дуру. Откройте ваши уши и дайте наконец высказаться другим. Не одному вам есть что сказать.

- Убери ружье и поговорим, как люди.

- Нет, папа, извольте стоять там, где вы стоите.

Граф принял удобную позу и картинно поднял руки.

- Говорите, дочь моя.

- Я полагаю, раз вы прочите мне в супруги сопляка Анри, это он меня выследил. Этой ночью, как и другие ночи, я гуляла по кладбищу.

- О господи, что за фантазии у графской дочери - гулять ночью по кладбищу!

- Летом я очень плохо сплю, мне душно. А днем мне покоя не даете вы, вам вечно нужно говорить и вы не оставляете мне ни минуты свободного времени. И только ночью я принадлежу себе.

- Так делают все отцы.

- Нет, папа, вы тираните домашних, и я думаю именно поэтому одна ваша жена в могиле, а другая на смертном одре.

- Ты ничего не знаешь об этом девчонка. Прикуси свой язычок.

- Не подходите отец, я выстрелю.

Граф отошел на полшага, который выиграл в гневном порыве.

- Однажды я прошла насквозь весь сад, а возвращаться мне не хотелось, и я углубилась дальше, где в полной тишине стоят надгробия. Ночью они окутаны туманом и как будто висят в воздухе.

- На кладбище, - едко произнес отец.

- Да, на кладбище. Навстречу мне попалась стайка женщин местных народностей, чьи невесты носят красные платья на свадьбе. Они рвали цветы.

- Они осмелились воровать у графа Лапрака цветы, - вскричал граф, но осекся, когда дочь тряхнула ружьем, и смолк.

- Они испугались, - невозмутимо продолжила девушка. - Но я им сказала, что меня не стоит бояться и что они могут рвать столько цветов, сколько им нужно.

- Дерзкая девчонка! - в бессильной злобе закричал граф.

- Да, отец, так и есть. Стойте на своей кочке и не подходите ближе, у меня так и чешутся руки нажать на курок.

- Неблагодарная, я заботился о тебе всю жизнь, я и пальцем тебя не тронул, хотя видит Бог тебя нужно было пороть.

Марсель нервно рассмеялась.

- У нас не так много времени, отец, твои охотники скоро будут здесь, а я еще не успела закончить свою историю.

- Так ради Бога заканчивай уже скорее, я голоден, как волк.

- Сейчас, закончу, - ласково сказала Марсель. - Следующей ночью на кладбище, на одном из надгробий, кстати на том самом, где вы сегодня забыли закончить историю, я нашла красивое красное платье. Я подумала, что женщины, которых я вчера видела, решили отблагодарить меня и преподнесли подарок. Оно было такое красивое, что я тотчас же его надела.

- Прямо на кладбище?

- Да, отец, прямо на кладбище, желание одеть его было нестерпемым. И когда я гуляла меж могил, я повстречала незнакомца, человека, которого никогда не видела. Он был немолод, но красив. Он принял меня за другую женщину и называл меня чужим именем. Мне было приятно слушать его речи, я позволила ему поцеловать меня. С той ночи, я ходила на кладбище к нему.

- Ах, ты паскуда! Кто это был? Немедленно скажи мне, я убью, зарою мерзавца собственными руками, - граф свирепо водил глазами и брызгал слюной.

- Отойдите отец, - ледяным голосом сказала Марсель. - Мне нет причин шутить с вами. Днем я разузнала, что в городе неподалеку живет один господин, он приехал из дальних краев и слывет сумасшедшим. У него водятся деньги, но он не богат. Он держится замкнуто, но совершенно безобиден. Кроме домашней библиотеки он не признавал никаких развлечений. Это был он, мой незнакомец.

- Мерзавка, - прошептал граф. - Я растил тебя, чтобы ты вошла дамой в светский дом и блистала своим остроумием во время трапез. Ты должна была быть послушной женой и матерью моих внуков.

- Моя мать тоже была послушной женой и была матерью чьей-то внучки, но я не знаю судьбы злее, чем у нее.

- Тварь, ты не дочь мне больше, - взревел граф.

- Успокойтесь, граф, тише, - с издевкой произнесла Марсель.

- Что я такого сделал тебя, что ты так возненавидела меня? Запретил читать фривольные книжки или играть с дочерью кухарки? Ты выросла, не зная своего блага, дочка.

- Я продолжу, отец. Не буду утомлять вас перечислением ночей, которые мы провели вместе, их было много, но вместе с тем мало. Все эти ночи он называл меня чужим именем, а я не противилась. Он меня так горячо любил, что я сначала от любопытства, а потом по-настоящему полюбила его. Со временем мне стало казаться, что платье, которое я надеваю, меняет мой облик, потому что он всякий раз смотрел, как будто мимо меня. Но мне не было до этого дела, мы с ним резвились, как дети, бегали по холодной траве, считали звезды, он постоянно смешил меня и смеялся до упаду сам. Нам было так хорошо вместе отец, но ты, конечно, не поймешь меня.

- Ты унизилась и унизила меня, - глухим голосом сказал граф.

- Да, ты, вероятно, так и думаешь. Но однажды, он увидел, что я не она. Его разум очистился, он видел перед собой меня, мое лицо, и он знал, знал, что он обманывался раньше и обманывал меня. Он вел себя как незнакомец, как будто не было этих ночей, проведенных вместе. Он закрылся от меня себя. Никогда ужаснее я себя не чувствовала. Напоследок он рассказал мне историю.

- Историю, эти истории никогда не закончатся, - взвыл граф.

- Эта история короткая, отец. Он любил прекрасную девушку, и эта девушка был из хорошей семьи, отец этой девушки верно служил королю, как ты, но в отличие от тебя он погиб в битве Кровавых Секир. Отец этой девушки не успел испросить разрешения короля на брак своей дочери и ее возлюбленного. И король назначил опекуном одного графа, тебя, отец.

- Ах, вот в чем дело? Тот мерзавец решил мне отомстить, в то время как должен был быть мне благодарен. Он не знал, что...

Марсель побледнела, губы раздвинулись в подобие улыбки, и она спустила курок. Пуля загудела, как шмель, и вонзилась в графскую грудь. Он упал. Марсель подбежала к нему, прижала голову к его груди и слушала предсмертные хрипы.

- Твои охотники уже близко, а ты не оставил мне выбора.

- Моя первая жена .... - граф попытался поднять голову и что-то сказать, но силы оставили его, и он опрокинулся на мох.

- Как и твоя дочь.

Мертвые глаза графа с ужасом уставились в небо. Над его головой шумели сосны. Марсель бросилась в овраг, где лежал труп человека, которого она любила.

 

читателей   118   сегодня 2
118 читателей   2 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 4. Оценка: 3,50 из 5)
Загрузка...