Цветы, демоны и немного любви

Хотите купить вредную привычку? Неприятности? Несчастье? Напасти? Тяготы? Невзгоды? Огорчения? Нет? Вам не нужно? А если соседу? Тёще? Начальнику? Крохотную, невинную пакостюльку? Миниатюрную гадостюшечку? Карманную издевашечку? У меня на любой вкус! Не стесняйтесь, я же вижу, что вам хочется! Глядите, глядите!

Картинным жестом распахиваю полы длинного плаща. Вся подкладка – сплошные карманы. В каждом кармане по коробочке.

Знаете, что там? Угадайте! Не рискнёте? Жаль. А хотите, продам вам немного избыточного фантазёрства? У меня даже донкихотство есть! Для вас со скидкой. Нет? Ну ладно-ладно. Не заводитесь, я же просто предложил. Что же в коробочках? Демоны. Самые разнообразные. На любой вкус и цвет. Кто я? Ну что вы, право, так сразу. Это же не интересно – всё просто взять и узнать. А? Охотник на демонов? Фи, какое грубое выражение! Я демонофил и демономан, и самую малость демонопродавец. Отдам только в хорошие руки!

Так, что бы вам предложить… А для кого берёте? Всё-таки для начальника? Гм… Есть опоздунчик, здоровый сон на работе (раскатистый храп прилагается), растеряшка документов, глазоотводильчик… Хотите сон на работе? Отличный выбор! Гарантированная длительность от двух до шести часов! Сколько стоит? Вот, другое дело! Это же совсем другой разговор! Для вас – сущую ерунду. Можете отдать взамен какую-нибудь приятность, полезность, радость. Которая вам, быть может, не слишком нужна или дорога. Какую-нибудь мелочь. Воспоминание? Первая увиденная вами радуга, самая звонкая нотка смеха, умение делать розочки из крема. Что вам не жаль? Избыток аккуратности? До перфекционизма? У-у-у, да вы зану… э-э-э, говорю, вовремя задумались о том, чтобы от этого избавиться. Отщипну у вас чуток. Так-то лучше. Что-то? Крупные неприятности? Ого, да вы вошли во вкус! Нет, простите, погромчиков и войнушек не держу: я пацифист!

Запахиваю плащ и гордо удаляюсь под потрясённое молчание осчастливленного клиента. Славный вышел обмен, всегда бы так.

Разжимаю кулак и любуюсь новым приобретением: коричневым цветочным зёрнышком. Такое полагается сажать прямо в душу. Тогда оно даст первый нежный росток аккуратности, но со временем укоренится, заматереет и там уж, если ему вовремя не подрезать ветки, разрастётся так, что житья не будет ни его счастливому обладателю, ни окружающим. В конце концов, всё хорошо в меру.

Отправляю семечко в холщовый мешочек к остальным моим сокровищам. Здесь всё самое ценное – множество милых мелочей, собранных за мою демонопродавческую жизнь. Сотни тысяч мелочей. Я не знаю, зачем их собираю. Ведь семена не на продажу. Просто… нужно же брать за демонов какую-то плату.

Не знаю.

Пока как-то раз не встречаю Летидору. Она живёт в славном домике с палисадником, где пытается выращивать цветы. Но ничего не выходит.

– Они ужасно упрямы, – жалуется Летидора. – Просто сил нет. Уж что я только ни пробовала: удобрения, особые режимы полива, свежая почва. Они просто не всходят. Или едва прорастут – сразу вянут.

Сочувственно киваю. Украдкой разглядываю Летидору: маленькая, бойкая, яркая, она сама как прекрасный экзотический цветок. Редкий и капризный. Мои демоны по коробочкам тихо вздыхают от восхищения.

Я знаю правду: Летидоре не пригодится ни один из них. А цветы не растут, потому что ей не досталось подходящего зерна. Одного из тех, что должны прорастать внутри.

И впервые за всю свою жизнь я не предлагаю ничего купить, но отдаю цветочное семечко. Оно чудесно – маленькая жемчужинка моей коллекции. Идеально круглое, перламутрово-розовое, гладкое, как нежнейший китайский шёлк. Его отдала мне когда-то самая лучшая цветочница на свете. О, какие розы она выращивала у себя в саду! Ни у кого никогда не видел я таких роз. А уж по миру попутешествовал не мало. На что же она могла променять такой замечательный талант? Возлюбленный цветочницы не был ей верен, и я предложил бедной девушке демона непамяти. Редкое и прихотливое существо, поэтому плата за него оказалась так высока. Но, кажется, она не жалела. Ведь каждое утро, просыпаясь, её суженный не помнил никого и ничего кроме неё.

Странные они, эти люди. Променял бы я такой дивный талант на другое человеческое существо?

Нет, думал я тогда.

Может быть, думаю я теперь и отдаю чудесное зёрнышко Летидоре. Мои демоны сидят по коробочкам тихо, как мышки. Чуют торжественный момент.

Семечко прорастает быстро. И так же быстро прорастают теперь Летидорины цветы. Я каждый день прихожу любоваться на них через прореху в заборе. Смотрю, как Летидора пританцовывает с лейкой, бабочкой порхает с цветка на цветок. Она не идеальна, нет – у неё тоже есть свои демоны. Но как же она прекрасна!

А ведь я могу сделать её ещё прекраснее, великолепнее, ослепительнее, озаряет меня внезапная мысль. Ведь у меня – полный мешочек милых мелочей. Я могу вылепить из них свою Галатею.

Так однажды я снова стучусь в калитку Летидориного палисадника.

– Не хочешь ли продать своих демонов? У меня есть много славных вещиц, на которые их можно обменять.

– Не хочу, – смеётся Летидора. – Боюсь, без демонов мне будет довольно скучно.

Я соглашаюсь, и предлагаю ей мои сокровища просто так. Летидора берёт их и сажает. Но не в душу, а в землю. И из зёрен прорастают невиданные цветы. В мире нет такого цвета и такой формы, чтобы описать их. Ведь никто никогда не видел эти цветы глазом, только сердцем.

Цветов много, гораздо больше, чем может вместить скромный палисадник моей Летидоры, и она сажает их в комнатах, на подоконниках, на крыше. Вскоре весь дом превращается в одну большую клумбу. Мой мешочек стремительно пустеет. Я дарю ей по одному зерну за встречу, но видеть Летидору всего раз в день мне мучительно мало. Я прихожу к ней утром, днём и вечером. Затем ещё на рассвете, в полдень и перед закатом. Всё чаще и чаще. И однажды в моём мешочке не остаётся зёрен.

Сажать больше нечего, Летидора грустит. Семена обычных растений ей давно не интересны. А дивные цветы забыты и вянут в палисаднике. Вянут в комнатах, на подоконниках и на крыше. Я не думаю о том, сколько чудес, сколько даров было потрачено впустую. Только о том, как вновь порадовать мою Летидору.

Но однажды она находит выход сама.

– Я могла бы попробовать сажать демонов, – говорит Летидора задумчиво. Взгляд её затуманен, но голос звучит твёрдо и решительно.

Я вздыхаю и сдаюсь без боя. Демоны по коробочкам ропщут. Но я упрямо скатываю их в семена. Те выходят колючие и слизкие. На ощупь противные, как слизняки. Цветы из них прорастают такие же гадкие – с шипами, тошнотворным сладковатым запахом тления и ядовитой пыльцой. Яркие, зовущие, они подманивают неоновыми лепестками доверчивых бабочек и пчёл, и те умирают, едва попробовав отравленный нектар или нанизываются на незаметную, хитро укрытую листом живую иглу.

Однажды утром старая ведьма подбирается к палисаднику и крадёт огромный ядовитый шип. На кончике его – капля зелья вечного сна. Ведьма делает из шипа веретено, и юная принцесса в далёком королевстве засыпает, уколов им палец.

Другой ночью жуткое чудище утаскивает ярко-алый цветок. Чудищу не страшны ни шипы, ни яд. Цветок нужен ему как приманка для юных дев. Чудище жаждет их любови, чтобы снять проклятие, но оно слишком уродливо, и девы в ужасе разбегаются. Без демонического цветка никак.

Ещё один красный цветок забирает дитя. Прелестная девочка с корзинкой в руках. Её цветок большой, похожий на колокольчик, с плотными мягкими лепестками. Девочка надевает его на голову как шапочку и вприпрыжку направляется тропинкой через лес.

Цветник Летидоры разрастается, выходит далеко за границы скромного палисадника. И за её жуткими питомцами уже невозможно уследить. Их уносят, срывают, забирают. Иные уходят сами, выворачивая корни из земли и хищно скалясь зубастыми стручками. Мои коробочки почти совсем опустели. Но я по-прежнему не могу отказать Летидоре.

А она в восторге. Кажется, проросшие чудовища воодушевляют её куда больше, чем всякие добрости и милости. Летидра поливает их питательным раствором, настоянным на собственной крови, и кормит мелкими животными, которых ловит или покупает. Но цветы растут и скоро этого будет недостаточно. Скоро они захотят её всю.

Я приглядываюсь: она изменилась, моя милая Летидора. Мой маленький смертоносный цветочный демон. Внутри неё буйствуют собственные монстры: раздобревший, откормленный тщеславчик, жирная пиявка-одержимчик и клещ-упрямчик. Они очень сильны, и забрать их у хозяйки уже не получится.

Демонические цветы вылупляются из зёрен быстро, почти мгновенно. И мои бесчисленные коробочки подходят к концу. Когда остаётся всего одна, я выгоняю из неё мелкого обитателя – демона-почесунчика. Он выбирается неохотно и кособоко ковыляет к двери, судорожно поскрёбываясь на ходу.

Знаете, как я ловлю демонов? Очень просто. Им нужна приманка. А я, на их взгляд, выгляжу вполне аппетитно. Честное слово. Кто же откажется куснуть такого профессионального тюремщика?

Я вздыхаю, забираюсь в коробку и сижу там тихо-тихо, как мышка. Пока меня не находит Летидора.

– Ага! – радостно восклицает она и тянет ко мне руку. – Вот он, король цветочного королевства! Пойдём-ка ко мне на клумбу…

Но едва пальцы Летидоры обхватывают мои бока, я сам впиваюсь в её руку, прорастаю и тяну вниз, вниз… В коробочку.

Крышка захлопывается.

Время течёт незаметно.

Где-то там, снаружи, медленно умирают без своей хозяйки демонические цветы.

В тёмной тесноте мы сидим тихо-тихо, как мышки. Я чувствую, что уже не смогу выбраться наружу. Но это не важно, потому что со мной – Летидора.

– Я рада, – шепчет она, теснее прижимаясь ко мне. – Рада, ведь с самым лучшим цветком всегда так – он прорастает и в сердце тоже.

Я снова тихо вздыхаю, на этот раз от счастья. И только надеюсь, что наш цветок прорастёт чем-то по-настоящему хорошим.

читателей   261   сегодня 2
261 читателей   2 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 11. Оценка: 4,00 из 5)
Загрузка...