Там, где зажигаются звезды

Тонкие, выгоревшие на солнце, страницы путеводителя, тихо шелестели у меня в руках, не в силах устоять от легких порывов вечернего бриза. Я сидел на пристани и ждал, пока моряк с пышными седыми усами и трубкой во рту снарядит мое небольшое одноместное судно. Дипломатическая миссия подошла к концу, и в моем распоряжении оставалась целая неделя, которую я намеревался потратить на путешествия по южным островам архипелага Райокли. Их было не так уж много, крупных всего четыре. Остальные были либо настолько крошечными, что их даже не помещали на карте, принимая за подводные рифы, либо это были совершенно дикие и необжитые места. О последних местные жители говорили лишь шепотом, опасаясь, что странные ящероподобные создания, обитающие там, их услышат.

Меня же больше интересовали три небольших островка на самом краю карты, располагавшихся полукругом. У них не было имен, о них не писали в трактатах по географии, единственное упоминание я нашел лишь в одном путеводителе, который находился у меня в руках. Эта книжка стала для меня своеобразной находкой в пыльной лавке с антиквариатом. Она лежала в плетенной корзине под слоем старых дамских журналов и стоила всего четвертушку. Путеводитель сильно отличался от всех тех, что мне приходилось читать ранее. Записи в нем были сделаны от руки, небрежным размашистым почерком, то и дело перекликаясь с потрясающими иллюстрациями, нарисованными пастельными мелками. В него входили описания всех островов архипелага, в том числе диких и неотмеченных на обычных картах. Описание каждого острова было кратким, но емким, в нем не было скучных фактов в цифрах, особое внимание уделялось местному фольклору, национальным блюдам и традициям, которые не следовало бы нарушать незнакомцам, а также в него входили координаты точек наблюдения за звездами и описание представителей местной фауны и флоры. Казалось, что это и не путеводитель вовсе, а потерявшийся дневник какого-то путешественника-естествоиспытателя. На мои вопросы об авторе торговец лишь пожал плечами и сказал, что нашел его на мостовой и, не найдя хозяина, решил продать за символическую плату в своей лавке. Я с нежностью погладил красный корешок книги и вздохнул. Путеводитель сослужил мне хорошую службу в течение этого года. Именно из-за него я вновь полюбил путешествовать, он не раз выручал меня в моих дипломатических миссиях на воинственных северных островах, где жили суровые люди с необычными взглядами на жизнь, в конце концов именно благодаря ему я попробовал самый вкусный сладкий рулет, который мне только доводилось есть в своей жизни. Но пришла пора вернуть его настоящему хозяину. Я открыл последнюю страницу. На нем были нарисованы три маленьких островка-жемчужинки, а под ними было одно единственное слово – Дом.

- Судно готово к отправлению, - прохрипел старый моряк, - Ки улыбается вам сегодня, сэр.

Кимали, беспокойная душа ветров, занимала значимое место в эпосе народов Райокли. Моряки до сих пор почитали эту проказницу, считая ее своей покровительницей. Перед долгим плаванием они приносили ей в дар свои песни, прося о попутном ветре. И Ки улыбалась им, когда песни были действительно хороши.

Поблагодарив моряка, я запрыгнул в лодку и поднял флаг. Вышитая серебряными нитками ласточка на синем фоне, негласный символ моего рода, взмыла вверх и теперь гордо развевалась на фоне золотистых облаков. Море было на удивление спокойным, по моим расчетам прибыть к месту назначения мне удастся к восходу второй луны на небосклон. Устроившись поудобнее среди канатов, придерживая левой рукой штурвал, я с наслаждением вдохнул и посмотрел на небо. Солнце клонилось к горизонту, постепенно окрашивая небо и море в теплые, чуть приглушенные оранжевые и желтые тона. Мимо меня то и дело проплывала стайка сияющих скатов: края их плавников светились ярким голубым светом, когда они в очередной раз решались пересечь водное пространство прыжком. «Южная флора и фауна отличается наличием большего числа видов, обладающих способностью к люминесценции» - в голове всплыла цитата из какого-то биологического трактата. Рядом изредка возникали зеленые островки суши, охваченные огнем лучей заходящего солнца. Я с любопытством вглядывался в силуэты причудливых южных деревьев, имевших множество тонких стволов с короткими, абсолютно прямыми ветвями, устремленных к небу, словно копья солдат, идущих на войну. Часто на каменистых утесах встречались огромные грибы с одеревеневшими ветвящимися ножками, более привычные для глаз жителей восточных островов.

Ветер почти утих, и я достал из кармана небольшую флейту, длиной с ладонь. Поднеся ее к губам, я сыграл незатейливую мелодию из пары-тройки нот. Через пару мгновений парус вновь наполнился силой и корабль набрал прежнюю скорость. Такие музыкальные инструменты ценились на вес золота, обычно в качестве призывателя ветра использовался рог, но мастера-эльфы обладали более утонченным музыкальным вкусом, нежели маги северных морей. Правда не все это хотят признавать, усмехнулся я, вспоминая последние переговоры с кланом Морозного волка, и бережно положил флейту обратно в карман. Она была моим сокровищем. Ведь это единственная вещь, которая напоминала мне об ушедшем друге.

Море забрало его пару десятков лун назад. Крайне редкое занятие для эльфа – мореплавание, но Ал отдавал ему всю душу и сердце. С малых лет он был не разлучен с морской стихией, то и дело ушастый непоседа сбегал на своей маленькой лодочке на соседние необжитые островки в поисках сокровищ и приключений. Свои мечты он смог осуществить, попав юнгой на экспедиционное судно, направлявшееся на исследование флоры западной части архипелага. Капитан корабля, в прошлом бывалый пират, обратил внимание на горящие глаза мальчика и научил его нелегкому морскому делу, в последствии передав эльфу свою треуголку с кораблем в придачу. Ал перенял дело своего учителя и стал работать на магов-ученых, помогая им в различных исследованиях таинственных и загадочных явлений. В свободное от плаваний время, он чаще всего посещал музыкальные выступления тех или иных групп и исполнителей, музыка которых была слишком специфичной для широкой публики. После одного из таких концертов и завязалась наша дружба. Вместе мы пережили пару захватывающих приключений на северных островах, побывали на грандиозном огненном шоу немых монахов-музыкантов, пили на спор с гномами их знаменитый подземный коньяк. Чаще всего нас разделял океан, мы не виделись месяцами, но удивительным образом оказывались рядом, когда кому-то из нас нужна была поддержка.

Судно Ала носило горделивое название «Повелитель Бури» и было сделано из редкой породы черного дуба. Но традиция «как назовешь – так и поплывет» в этом случае не сработала. Ал отправился в очередную экспедицию на север – за редкими кристаллами для алхимической лаборатории отца. Уплыть далеко не смог - корабль попал в жуткий шторм, из которого выбраться не удалось никому… О случившемся я узнал случайно, прогуливаясь по побережью ранним туманным утром. Волна вынесла на берег его флейту, ту самую, которая лежала у меня в кармане. Ал с ней никогда не расставался, музыкальный инструмент был подарком его сестры. Я немедленно отправился к нему домой, где мне и поведали о случившемся. Все это время у меня теплилась надежда, что Ал выжил и его выбросило на какой-то из близлежащих островов. Вместе с его отцом мы организовали поисковую экспедицию, но не нашли никого. Лишь обломки черного, словно смола, штурвала и крылья дракона, некогда украшавшего нос корабля. Их и сожгли на прощальном погребальном костре, на который я не смог заставить себя прийти.

Боль от утраты я старался заглушить работой, забивая свою голову мыслями о делах, копаясь в документах до ночи. Вместе с Алом я безвозвратно потерял часть чего-то важного, что помогало мне видеть мир иначе. В душе оставались лишь пустота и холод.

Неожиданно подвернувшаяся командировка в Свистящие Шпили, местечко, затерянное в заснеженных горах на севере, помогла окончательно не увязнуть в апатии и тоске. По мотивам местных дворцовых интриг можно было бы поставить неплохую пьесу. Перед отъездом я заглянул в местную лавку, где и нашел тот самый путеводитель, который постепенно вновь вдохнул в меня любовь к жизни. Время и работа лечили медленно, но верно. Но затянувшиеся в душе раны каждый раз открывались вновь, когда я слышал шепот набегающей на берег волны.

Солнце давно уже село за горизонт, уступая небосвод более далеким звездам. Первая луна ярко сияла ровным белым светом, оставляя на воде лунные дорожки, которые мерно рассекало мое небольшое суденышко. Островов вокруг уже не наблюдалось, изредка из воды всплывал чей-то хвост или плавник, морские создания были пугливыми и не решались подплыть ближе. Я направлял корабль точно по курсу, ориентируясь по стрелке компаса и очертаниям двух ближайших галактик, заметить которые можно было только вдали от обитаемых и хорошо освещенных мест. Где-то в душе таился страх, что все мое путешествие будет напрасным и никакой суши в этом направлении нет, лишь бескрайний и далекий океан, бушующий и гремящий, готовый поглотить смельчака, решившего бросить ему вызов. Мои сомнения развеяли появившиеся на горизонте очертания трех маленьких островов, совсем как на карте. Ветер совсем стих, пришлось перейти на весла. Я не знал, на каком-именно из островов жил хозяин путеводителя, поэтому направил лодку к центральному и самому большому из них.

Острова становились все ближе и ближе, очертания растительности все яснее проступали сквозь легкий, клубящийся вокруг них туман. Два крайних оказались крохотными отмелями, поросшими травой. Средний остров был таким же маленьким, но в его центре росло огромное дерево, с широкими раскидистыми ветвями, обвитыми странными светящимися лианами и какими-то белыми цветами, росших на всех трех островах. Подплыв ближе, я понял, что это не лианы, а фонарики, сделанные из разноцветных кристаллов. Кажется, такие же я видел на одном из северных островов. Нос судна глухо стукнулся об один из толстых корней древа. Время прибытия мне удалось рассчитать точно - вторая луна только показалась из-за горизонта, озаряя острова блеклым голубым светом. Я спрыгнул на берег и огляделся. Вокруг ни души – только бабочки с огненными крыльями перелетали с цветка на цветок, изредка садясь мне на плечо.

Собравшись с духом, я подошел к дереву, которое на деле оказалось домом. У обычного дерева же не бывает дверей, верно? Постучав три раза и не услышав ответа, я решился дернуть круглую ручку. Дверь легко поддалась и бесшумно открылась, даруя мне пропуск в освещенную все теми же фонариками комнату. В ней не было окон, лишь пара полок с какими-то книгами и стол, заваленный свитками и пустыми сосудами, предназначенными для пневматической почты, прозрачные трубы которой выходили прямо к столу из близлежащей стены. Интересно, как она работает, ведь ближайший остров так далеко отсюда… На стенах висели маленькие миниатюры пейзажей и странные украшения из перьев. Слева и справа поднимались наверх винтовые лестницы, вдоль перил которых вились белые лилии. Комната была пустой, лишь частички пыли переливались в лучах лунного света, проникавшего из приоткрытой двери.

- Хээй, здесь кто-нибудь есть? – громко спросил я, не решаясь подняться вверх по лестнице. Почему-то я точно знал, что туда мне идти не стоило.

В ответ я услышал только шум волны, набегающей на берег.

Мой взгляд упал на стену напротив, изначально показавшейся мне странной. На ней висела карта всего архипелага, но что-то в ней было неправильным. Приглядевшись, я понял, что это еще одна дверь. Открылась она так же легко, как и первая. Помешкав и зачем-то зажмурившись, я шагнул в неизвестность.

Звезды…Множество сияющих, словно драгоценные камни, крохотных звезд в бескрайнем просторе сине-фиолетового неба. Никогда я не чувствовал себя настолько близким к ним, как сейчас. Казалось, что если я подниму руку, то смогу забрать парочку и положить к себе в карман. Раньше я никогда не понимал, как древние астрономы могли ассоциировать ту или иную кучку рядом стоящих звезд с каким-либо животным или предметом. Теперь же многое встало на свои места. Саламандра действительно стала саламандрой, с характерными желтыми пятнами, в виде небольших туманностей вокруг алых звезд, а знаменитое Древо путешественников обзавелось чуть зеленоватой кроной. Интересно, а древние видели это же небо исключительно над островом за этой дверью, или же оно было таким над всем архипелагом?

Очарованный звездами, я не сразу заметил темную фигуру в плаще, стоявшую у самой кромки воды и держащую в руках две светящиеся белые лилии. Ткань мантии была усеяна крупными рунами, слабо поблескивающими и переливающимися под светом звезд. Черты лица полностью скрывал капюшон с маской, на которой были так же высечены магические знаки. Только два разноцветных глаза, поблескивали в темноте, внимательно изучая меня, меняя свой цвет от золотистого до голубого и наоборот. Взгляд не внушал страха, в нем не было искорок гнева или раздражения. От него в душе появилась особые теплота и спокойствие, похожие на те чувства, которые испытываешь, возвращаясь после долгого путешествия домой.

Дом…Подпись из путеводителя обрела новый смысл. А был ли этот остров для автора настоящим домом? Или же он испытал те же чувства, что и я сейчас? Под маской скрывается автор или кто-то еще? Мысли роились одна за другой, перемешиваясь и путаясь. А фигура в плаще все так же смотрела на меня немигающим взглядом. Почему-то мне казалось, что под маской скрывалась улыбка.

- Здесь всегда штиль? – озвучил я самую глупую мысль, пришедшую в мой мозг за эту минуту.

- Нет. Только по ночам. Изредка штормит, - раздался в ответ глубокий голос, с легкой хрипцой, - но в этот момент меня здесь не бывает, - продолжил Таинственный Незнакомец после небольшой паузы.

Именно так я решил его называть. Судя по голосу и фигуре, это скорее был именно Незнакомец, а не Незнакомка.

- А где Вы в этот момент бываете? – теперь первый вопрос мне не казался таким уж и глупым.

- Гм, - тщательно замаскированный смешок не ускользнул от моего слуха, - Каждому необходим отдых. В том числе и мне. Вы так, полагаю, приплыли сюда с какой-то конкретной целью? На ромашковый чай ко мне приходят только друзья.

«А Ал больше не зайдет ко мне на чай с календулой», почему-то подумал я, и вновь почувствовав пустоту в душе, посмотрел на небо, пытаясь избавится от набегающих воспоминаний. Звезды все так же равнодушно сияли над морем. Я потянулся к рюкзаку и вытащил оттуда потрепанную книгу с красным переплетом.

- Это ваш дневник? – спросил я, пытаясь справится с горечью в голосе, -я нашел его в одной из лавок в местечке под названием Свистящие Шпили. Ваш остров был указан как Дом. Поэтому я и здесь.

Цвет глаз Незнакомца изменился на оранжевый. Он бесшумно подошел и осторожно принял из моих рук книгу в свои, надежно спрятанные под черными перчатками. На обложке книги на мгновение вспыхнули руны. Пошуршав страницами, Незнакомец захлопнул дневник и положил его карман.

- Благодарю, сэр, - легкий поклон головы и последовавшее за ним не менее легкое рукопожатие, – Почему вы решили его вернуть? Думаю, он весьма незаменим в вашем нелегком деле.

- Действительно, он оказал мне большую помощь за этот год. Но все же, эта вещь принадлежит не мне…

- Технически этот дневник не принадлежит никому. Ведь он потерялся, значит его хозяину не так уж он и нужен, - перебил меня Незнакомец, по-птичьи склоняя голову влево.

- Думаю, этот путеводитель не из тех вещей, которые после потери может присвоить себе нашедший, - твердо сказал я, желая побыстрее поставить точку в этом разговоре.

Цвет Незнакомца изменился на зеленый.

- Мне нравится твоя честность. В свое время я не был таким, - он отвернулся и посмотрел на море, на мгновения погрузившись в свои воспоминания, - возможно, даже когда-нибудь мы сможем выпить по чашечке ромашкового чая.

Я не знал, что на это ответить. Возникла неловкая пауза и я почувствовал, что пора уходить.

- Извините, но кажется мне пора. Рад знакомству, - последнюю фразу я бросил скорее по привычке.

- Постой. У тебя для меня еще кое-что есть, - приказные нотки заставили меня остановится и проверить все карманы и сумку. Может быть из путеводителя выпало пару листов – он был уж слишком потрепанным.

- Нет, ты не понимаешь, - Незнакомец сделал шаг в сторону, и я увидел аккуратную серебристую лодочку, исписанную все теми же рунами. В лодке лежали пара весел и большой темный мешок. - Садись, объясню по дороге.

- Ты вернешься назад в целости и сохранности, - мягко сказал он, заметив, почувствовав мой страх, - Обещаю.

Я посмотрел в зеленые глаза Незнакомца и подумал, кем же все-таки он является. Перебирая в голове все варианты известных мне персонажей мифов и легенд, от божеств до рыцарей-спасителей, я не мог найти никого похожего на этого странного высокого обладателя чарующего голоса в плаще. В том, что владелец дневника не был обычным существом, я даже не сомневался, он не был и магом, хоть и руны, которыми были усеяны его вещи говорили об обратном. Если даже я спрошу, о том, кто он на самом деле, он не ответит. Ведь я же приплыл сюда не ради чашечки чая. Но одно я знал точно – что в этом месте мне ничего не может причинить мне вреда. И почему-то я доверял этому странному обладателю теперь уже золотистых глаз.

Что ему еще от меня требовалось я не знал. Любопытство взяло вверх над здравым смыслом, и я уверенным шагом направился к лодке.

- То-то же, - хмыкнул Незнакомец и пошел за мной, -и аккуратнее с мешком, там ценный груз.

Мы вместе вытолкали лодку, которая несмотря на свои размеры и кажущуюся хрупкость, оказалась достаточно тяжелой, и направились дальше на юг. Перед тем, как мы сели, Незнакомец приколол одну из лилий мне на рубашку, предупредив, что не стоит касаться воды без этого цветка. Его лилия торчала из того же кармана, где лежал путеводитель. Интересно, он всегда берет с собой пару цветов или он знал, что я приплыву сегодня?

- Если я спрошу, кто Вы, я получу ответ на свой вопрос? – набравшись смелости, рискнул спросить я, наблюдая за тем, как медленно и бесшумно орудовал веслами Незнакомец.

- Смотря что именно ты хочешь услышать. Нельзя узнать ничего о собеседнике, просто спросив кто он. Ты никогда не получишь полного и верного ответа из его уст. Может быть он и сам не знает, кем является на самом деле, - Незнакомец качнул головой, будто отгоняя плохие мысли, - прости, старая привычка всех поучать, никак не могу от нее избавится.

- Мое имя тебе ничего не скажет, - продолжил он после небольшой паузы, - я Тот, Кто Зажигает Звезды.

В моей памяти всплыла детская сказка, которую обычно рассказывали детям, чтобы объяснить, куда уходят люди после смерти. Вариаций было много, в зависимости от верований народа. Но самой известной была именно о душах, превращающихся в звезды.

- Значит ты Смерть? – легкий холодок пробежал по моей спине. Этот вариант я никогда не рассматривал.

Тот-Кто-Зажигает-Звезды отрицательно покачал головой и потянулся к своему мешку, выудив оттуда пару сосудов для пневматической почты. Мы отплыли достаточно далеко от острова, но его очертания все еще виднелись вдали.

- Нет. С этой личностью тебе еще встречаться рановато. Но мыслишь в верном направлении, - он показал мне плотный черный сосуд, исписанный рунами. На бирке с адресом отправителя каллиграфическим почерком было выведено: Смерть.

- Я лишь скромный проводник, - ловко открутив крышку, мой собеседник аккуратно достал оттуда нежную, похожую на пряжу, субстанцию, переливающуюся и поблескивающим светло голубым светом, - и я не единственный в своем роде. Мы отличается друг от друга только даруемой формой и Домом, - пряжа в его руках постепенно превращалась в плотный шарик, - я вот звезды зажигаю, - тихо сказал помолвил он и опустил сияющий шарик в воду.

Маленькая звездочка медленно поплыла от лодки к светящемуся белому горизонту, постепенно набирая скорость. Мне показалось, что уже вот-вот она скроется за сияющей линией, как в какой-то момент голубой шарик взмыл вверх, поднимаясь все выше и выше, будто ища место среди других звезд. Наконец шарик остановился и ярко вспыхнул. На месте вспышки горела новая молодая звезда.

Не в силах вымолвить ни слова, я смотрел на небо, пытаясь принять и осознать увиденное. Ввиду своей профессии я видел множество странностей и волшебных происшествий, которые обычно закрыты от глаз простых смертных, но произошедшее сейчас перевернуло мое мировоззрение с ног на голову.

- А как же гравитационный коллапс, облака газа и прочее, - промямлил я, вспоминая лекции по астрономии, на которые я исправно ходил в Университете.

- Это все тоже имеет место быть, - мягко прозвучало в ответ, - Я лишь направляю этот процесс в нужное русло. Время в этом месте течет иначе, как и многие другие вещи, но тебе не стоит забивать этим свою голову.

- И все звезды это…

- Нет, лишь малая часть. И только половина от этой части зажжена мной. Подай следующий сосуд, пожалуйста.

Мешок постепенно пустел, а на небе зажигалось все больше и больше новых звезд. Некоторые образовывали туманности или скопления, самых разнообразных цветов и форм. Тот-Кто-Зажигает-Звезды тихо рассказывал о каждой душе, которую он извлекал из сосуда. Сюда отправлялись лишь те, кто был при жизни способен вести за собой людей и вдохновлять их на новые свершения. В некоторых сосудах было одновременно по две-три светящихся кусочка пряжи.

- Родственные души, погибшие вместе, - ответил проводник на мой немой вопрос.

Зажегши последнюю звезду из мешка, Тот-Кто-Зажигает-Звезды внимательно посмотрел на меня. Один его глаз светился голубым, второй оставался золотым.

- Ты так и не понял, зачем я сюда тебя привел?

Я отрицательно покачал головой. Все время, находясь в лодке я пытался отыскать в небе звезду, которая могла бы зажечься от души Ала. Но безуспешно, ни один из этих огоньков не напоминал мне о друге. Спросить я не решался, проводник вряд ли запоминает каждую душу, которую он провожает в путь.

- Кажется в правом кармане твоей рубашки лежит чудесная эльфийская флейта. Не покажешь ее мне? Не бойся, не сломаю.

Тот-Кто-Зажигает-Звезды аккуратно принял из моих слегка трясущихся рук музыкальный инструмент и нежно провел по нему пальцами. Флейта чуть дрогнула и засияла глубоким синим светом. Проводник еще раз провел по ней рукой, извлекая из нее источник свечения.

- Давай руку.

Я аккуратно и бережно принял нежную и невесомую пряжу, цвета моря. Она приятно грела руку, пробуждая в душе какие-то странные чувства. Осторожно я начал придавать пряже форму, стараясь не повредить ее. Слезы вплотную подступили к горлу, не в силах сдерживаться, я позволил им тихо стекать по щекам. Изредка они попадали в формирующийся в моей руке крохотный сияющий шарик, усиливая его и без того яркое свечение.

- Спокойного моря, Ал, - тихо прошептал я наше традиционное прощание, бережно опуская шарик на воду. Звездочка все также проплыла по водяной глади и взмыла в небо, оставляя за собой чуть заметный золотистый след. Последовала ослепительная вспышка – и звезда Ала теперь ярко мерцала, находясь чуть выше линии горизонта.

- Думаю, она послужит прекрасным новым ориентиром для всех мореплавателей, - Тот-Кто-Зажигает-Звезды вернул мне флейту. Кажется, за маской опять проскользнула улыбка.

Остаток пути мы проплыли в полной тишине. В моей голове звучали слова песни той самой группы, на концерте которой мы и познакомились. Они всплывали сами собой, успокаивая и без того безмятежную душу. Лодка бесшумно увязла в песке, руны на ней погасли, как только проводник покинул ее, захватив с собой пустой мешок. Мы стояли на берегу и смотрели на новые молодые звезды.

Тот-Кто-Зажигает-Звезды достал из своего кармана уже набитую трубку и закурил. К запаху лилий и моря прибавился терпкий дыма.

- Скоро солнце взойдет. Тебе пора отправляться домой, - хрипца снова прорезалась в голосе проводника, глаза которого приобрели зеленоватый оттенок.

Дом… Как давно я там не был. С того момента, как погиб Ал, я и не думал возвращаться в родную лачугу, стоявшую на каменном утесе, об который каждую ночь разбивались бушующие волны.

- Да. Пора возвращаться домой, - медленно проговорил я, смотря на появляющуюся рябь на некогда гладкой поверхности моря.

Выпустив очередное колечко дыма, Тот-Кто-Зажигает-Звезды вновь запустил руку в карман мантии, выудив оттуда свой потрепанный путеводитель и протянул его обратно мне.

- Держи. Тебе он больше не пригодится, но обязательно будет нужен кому-нибудь еще. Хорошо выбирай место, где его потеряешь, - в зеленых глазах промелькнула искорка веселья.

С улыбкой, я принял книжку обратно, запрятав ее в рюкзак. Я уже знал, кому именно она должна была попасть в руки.

- Теперь уж действительно рад знакомству, - пожал я на прощание руку проводника. Гораздо более крепкое, чем в первый раз.

- Пусть Ки улыбнется тебе в пути, - пожелал мне все такой же спокойный и глубокий голос, - и заплывай на ромашковый чай, как будет время, - после небольшой паузы и с легкими нотками грусти добавил Тот-Кто-Зажигает-Звезды.

Море за второй дверью встретило меня теплым и приятным шепотом. Заря постепенно разгоралась, звезды гасли одна за другой, уступая небосклон восходящему солнцу. Звезда Ала моргнула мне в последний раз, прячась за золотистое рассветное облако. Над моей головой вновь взмыла ласточка на синем флаге, и, насвистывая до сих пор играющую в голове мелодию, я направился на север. Пора возвращаться домой.

 

читателей   118   сегодня 1
118 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 3. Оценка: 4,67 из 5)
Загрузка...