Святке

- Снова с кошками возишься? - Зоя залезла на сеновал, где в окружении десятка котят всех возрастов лежал на животе Никита, ее младший семилетний братишка. В волосах его застряли несколько соломинок.- Ну идем, скорее! - Зоя потянула мальчишку за руку. По крыше стучал дождь. Лил словно из ведра третий день. Такое уж лето выдалось.

- Это еще зачем? - с подозрением спросил Никита. Вечно сестра находила какие-то проказы, за которые попадало им обоим. То зазовет в колодец, то одна в чащу леса пойдет поздним вечером, чтобы бороться со страхом, да еще рассказывает всякие страшные истории о привидениях. А бывает, вспомнит о душах усопших, что бродят на погосте за окраиной, недалеко от которой они жили.

- Пойдем скорее, сегодня в старом доме на горе я слышала писк. Наверное Сонька твоя принесла вчера.

- Правда, а не врешь?

- Вот тебе крест,- Зоя перекрестилась, про себя подумав, что, должно быть, это очень нехорошо — врать. Вот и бабуля, у которой их оставили родители на лето, всегда так говорила.

- Совсем древний,- голос Никиты слегка дрожал, когда двое детей остановились, держась за руки, перед старинным двухэтажным домом с покосившимися стенами, облупившейся краской и выбитыми стеклами. В заколоченной двери, впрочем, была одна шатающаяся доска, через которую Зоя не раз лазила внутрь.

- Давай. Ты же не хочешь, чтобы котята умерли?

- Нет-нет,- помотал головой Никита.

Сестра ловко взобралась на крыльцо без ступеней, так, что пришлось пробираться почти по краю перил.

- Зоя, подожди, я не успеваю так быстро! – отчаянно прошептал Никита, стараясь не показывать страха.

- Да уж, лазить ты совсем не умеешь,- Зоя подвязала юбку узлом повыше, и подала брату руку. Подтянув его на себя, она завалилась назад.

- Ну и тяжелый же ты.

Отодвинув одну из досок, Зоя на коленках проползла внутрь, брат последовал за ней.

Они оказались в доме. Девочка чихнула, когда пыль попала ей в нос.

- Сейчас зажгу,- Зоя потрясла небольшой карманный фонарик. Но ничего не произошло.- Батарейки сели,- сердито произнесла она.- Ты что-нибудь видишь?

- Все вещи светятся серебром,- заметил Никита.

- Это пыль, дурачок.

- А котят я не слышу. Ты точно уверена?

- Еще бы. Там они, идем, в подвал надо спуститься.

С опаской Никита оглянулся по сторонам. Об этом доме и раньше ходили страшные рассказы, будто в нем повесились в разные годы три человека. Недавно случился пожар, и вроде этот дом оставили в покое. Только летучие мыши, да сова-сплюшка свили здесь гнезда. Но Зоя знала еще одну его тайну. Дом над землей был почти так же велик как и под землей. Огромный подвал она еще почти не исследовала.

- Вниз,- уверенно кивнула Зоя. - Вход в подвал должен быть из кухни и из-под клети.

- В подвал? - в голосе Никиты послышалась паника.

-Ты ведь не боишься?

- Нет, нет,- брат сжал кулаки, глубоко вздохнув,- я пойду.

- Ну и отлично.

Взявшись за руки, дети проследовали вглубь дома.

- Ник, ты наступил не на ногу.

- Я же ничего не вижу, как я могу не наступать?

- Впереди дверь,- предупредила Зоя. - Она не заперта, за ней небольшая комната.

В лицо дохнуло сыростью и холодом.

- Здесь путина.

- Ты ведь не боишься пауков, я давала тебе подержать нескольких.

- Да, но они все равно не нравятся мне, - возразил Никита.

- Все, дальше я еще не была. Толкай дверь.

-Ты толкни,- отошел в сторону брат.

- Ну и трус,- хмыкнула девочка.

Когда дверь закрылась за ними, они оказались в неизвестных размеров помещении. Под ногами хлюпнула вода, должно быть просачивалась из старого колодца рядом с домом.

- Котят не было.

- Что ты сказала?

- Я сказала, что соврала тебе.

- Зоя!

- Иначе бы ты ни за что не пошел. Хочешь правду?

- Дддавай,- заикаясь, ответил мальчик. Он уже отчаянно хотел вернуться на свет и в тепло, но без сестры не выйдет.

- Видишь какое лето холодное? Сколько раз мы сидели дома из-за дождей? Вон весь огород у бабули размок. А я читала, что это оттого, что святке летом проснулся.

- Кто? - едва не плача переспросил брат.

- Святке, дух зимний. Если проснулся, лету не бывать.

- А здесь мы что делаем?

- Его ищем конечно. Где ему еще прятаться в деревне, только этот дом все за версту обходят. Точно здесь нечистая сила водится. Уууу! - девочка нарочно изобразила страшное лицо.

- Врешь ты все, я назад хочу! - заныл Никита.

- Это правда, клянусь, вот тебе крест.

- Ты крестилась и когда говорила про котят.

Оглушительно скрипели доски над головой, хрустела под ногами каменная крошка.

- Какой огромный подвал, кажется мы уже идем несколько часов,- прошептал Никита. Отчего-то в этом месте он боялся говорить вслух.

В конце-концов свет мутных маленьких оконцев под самым потоком померк. То ли наступил вечер, то ли они и правда ушли из подвала и пробирались по подземному ходу куда-то под гору.

- Я ничего не вижу.

- Держись за меня,- отозвалась Зоя.

- Что, на ощупь пойдем?

- По правде говоря, у меня еще есть свеча и спички.

- Так ты врала, что у тебя только фонарь?

- Но так же гораздо интереснее - сначала придумать, что там, а потом увидеть.

Послышалось чирканье, а затем маленький огонек затанцевал на краю фитиля.

Никита увидел улыбающееся лицо сестры.

- Вот у нас и свет есть. Сейчас посмотрим, что здесь.

Но едва Зоя подняла свечу повыше, как та заколебалась. Потом снова загорелась ровным пламенем. И, наконец, затушенная невидимым порывом ветра, все-таки погасла. Вокруг начало разливаться слабое красноватое сияние.

- Что это? -задохнулся Никита. В голосе его звучал ужас.

-Должно быть мы рассердили духов умерших. Надо дать им какой-нибудь подарок.

- Какой подарок?! Зоя, дурочка!

- Я взяла с собой несколько конфет,- девочка вышла вперед, и протянула к сиянию пригоршню сладостей.- Духи, не трогайте нас, мы не причиним вам зла, вот возьмите, угощайтесь.

Свет заколебался, из-под земли под ногами донесся гул. А затем последовательно повеяло невыносимым жаром и ужасным холодом. Свечение стало ярче, оно исходило из кармана ее платья.

«Фонарик, он зажегся»,- подумала девочка.

Свеча, что она уронила, теперь разгорелась вновь, красноватый свет сжался в размерах, и обтек фигуру в дальнем конце, как оказалось совсем небольшой комнаты.

Туман рассеивался, нитями уползая в самые дальние уголки подвала. Дети смогли рассмотреть фигуру получше.

- Да это всего лишь мальчишка,- разочарованно протянула Зоя.

Рыжий, остроносый, одетый, правда, как-то странно. Вроде тех старинных нарядов на портретах, которые она видела, когда родители водили их с братом в музей. Такую одежду носили почти два века назад. Непослушные, с медным оттенком волосы его торчали дыбом. Глаза Зоя расширились. Не раздумывая, она бросилась к отшатнувшемуся от нее парню. Подбежав, Зоя схватила его руку

- Не бойся, меня зовут Зоя, а это мой брат, Ник. Наверное ты из деревни, заблудился, зачем полез, раз не знаешь? Тоже за котятами?

- Меня зовут Дар,- просто ответил тот.- Я не помню, как долго нахожусь здесь. Должно быть упал сюда, как и вы.

- Упал? - глаза Зои подозрительно сузились.- И имя у тебя странное. Прости,- быстро добавила она. - Если не хочешь, не говори. У всех есть свои тайны. Ну, так нашел здесь что-нибудь интересное? - Зоя перевела разговор в другую сторону.

- Здесь только камни и земля,- Дар покачал головой, и в глазах его появилась тоска, которая Зое совсем не понравилась.

- Наверное, ты слишком давно сидишь тут. Тогда, не видел ли ты Белую деву, например?

- Белую деву? - недоуменно захлопал глазами Дар.

- Или чертей? - споро предложил Никита, в то же время с опаской покосившись по сторонам.

- Здесь никого нет кроме меня и моих воспоминаний,- еще тише ответил Дар.

- Нет, это не интересно,- Зоя поджала губы, с досадой уперев кулак в бок.- Пойдем с нами. Пора выбираться отсюда. Хочешь, поищем вместе новое место для исследования? Я думала в доме водятся привидения. Их все боятся, а оказалось, это чушь.

- Должно быть, это из-за меня все обходят это место стороной.

- Из-за тебя? Ерунда. Просто однажды здесь бесследно исчезла одна семья. А потом еще нашли,- Зоя понизила голос,- повешенного. Здесь всегда холодно и темнее, чем вокруг.

Дар покачал головой:

- Все просто. Я – святке, дух зимы, и пока я здесь, так и будет.

Некоторое время царило оглушительное молчание, а потом:

- Зоя…- у Никиты зуб на зуб не попадал.- У него… у него крылья за спиной,- прошептал он.

Девочка подняла свечу повыше, прищурилась. И точно! То, что она поначалу приняла за тени на стене, оказалось двумя маленькими кожистыми крыльями.

- И еще, меня нужно бояться, лучше уходите, пока не заморозил,- вяло проговорил Дар.

- Это еще почему тебя нужно бояться? Что-то я не вижу у тебя когтей и клыков,- рассмеялась Зоя.- Прости, я не хотела,- быстро добавила она. - Ты и правда святке? - внезапно страх улетучился.

- Ну, в общем да, но…

- И у тебя есть крылья, ты можешь делиться на сотню своих двойников, залезать в душу человека, поедать ее, а потом… - заторопилась Зоя

- Сестра, перестань. Я больше не могу,- Никита зажмурился.

- Коснись его, может он перестанет трястись,- попросила Зоя.

Дар несмело провел крылом по щеке мальчика. Тот завопил, так продолжалось несколько минут, но потом он охрип и устал.

- Вот видишь? Ничего с тобой не случилось.

- Он не привидение? Заикаясь, спросил Никита, все еще боясь открыть глаза.

- Привидения не могут тебя коснуться. Значит нет. Он говорит правду.

- Правду? - Никита рискнул приоткрыть один глаз. Дар выдавил примирительную улыбку.

- Ну вот, теперь ты будешь нашим другом,- убежденно кивнула Зоя.

- Как это «другом»? - Дар смешно склонил голову на бок.

«И как ему не мешает этот стоячий воротник?» - подумала Зоя.

- Мы вместе будем искать Белую деву и призраков,- девочка тряхнула косами. - Ну, идем же, наверх из этого подвала. - Она решительно повернула назад.

- Я не могу оставить это место.

- Это еще почему?

- Здесь же жутко,- протянул Никита, озираясь по сторонам.

- Вы не понимаете. Мне нельзя удаляться от этого дома. Если выйду, все смешается. Лето поменяется на зиму, а зима наоборот.

- Ну мы же совсем ненадолго. Тебе же наверное ужасно одиноко.

- Я привык. Мне можно выходить только раз в год, на святки.

- Это же ужасно долго,- протянула Зоя.- А что, если мы только на чуток. Совсем-совсем ненадолго, и сразу вернешься назад. Если только на часик сегодня, и завтра тоже. За час зима не наступит. А в дождь так скучно сидеть дома. Бабуля всегда ворчит.

- А если меня кто узнает? У меня же крылья,- святке уже колебался, и Зоя решила поднажать.

- А кто узнает? Ты выглядишь как простой мальчишка. Таких полно. Если переодеть тебя во что-нибудь другое, никто и не догадается. Спрячем крылья.

- Но я не…

- Значит можешь, - не дав ему опомниться, Зоя схватила пытавшегося слабо сопротивляться Дара за руку и потащила к выходу.

- Можешь пока поносить мою одежду,- несмело предложил бредущий позади Никита.

 

Слякоть, холод, ничто не беспокоило детей. Теперь они целыми днями пропадали в старом особняке или вокруг него. Забавы, выдумки... Святке тоже веселился от души. Никогда еще он не был так счастлив.

Прошло дождливое, кислое лето. Дети уехали в город. Дар терпеливо ждал, пока они не вернутся. На зимние каникулы их привезли снова.

Так наступила зима. Отказавшись следовать правилам, она уже с ноября залила дождями все окрестности, а потом внезапно ударили сорокаградусные морозы. Бабуля охала и причитала, что теперь все деревья поморозит, да и посевы на зиму не укрыты снегом остались.

Но дети не ведали о проблемах взрослых, беззаботно веселясь. Зоя, Дар и Никита, все короткие дни проводили в заброшенном доме. Там, глубоко в подвале особняка, что холод, что тепло - все едино. Дар создавал чудесные ледяные фигуры прямо из воздуха. Одна снежинка под его взглядом обретала форму то кролика, то белки. Больше всего они нравились Никите. Мальчик жалел, что не мог забрать их собой домой. Фигуры таяли, едва на них падал луч солнца. Зоя же больше всего любила слушать рассказы Дара о духах и том месте, откуда он родом.

К январю, наконец, выпал первый робкий снег. А потом, в одну ночь, укутал деревню метровыми заносами.

- Что это? - удивился Никита. По самые глаза его лицо было закрыто длинным красным шарфом. Шапка ушанка и шуба делали его похожим на медвежонка. На Зое было белое пальто, валенки и вязаная малиновая шапочка. Она отряхивала снег с коленок. В этот момент они только что вылезли из метрового сугроба у крыльца заброшенного дома.

- А, что? – Зоя рассеянно подняла голову. - Как красиво! – вдруг засмеялась она. День стоял морозный и солнечный. Мелкие льдинки мерцали в воздухе. Оглушительно хрустел снег под ногами. Только их цепочка следов вела со стороны главной улицы. А в голубом небе, прозрачном и чистом как слеза, переливались радужные волны. Оттенки всех цветов лентами плыли над поселком, меняя формы и очертание. – Северное сияние! - Зоя захлопала в ладоши. - И прямо над нашим домом. Смотри, Дар!

Им было весело и легко, невероятно радостно. Будто все дни зимы и лета принадлежали им троим. И Дар изучал мир за пределами особняка, такой необычный и изменившийся за последние сто лет, пока он спал под землей. Но именно потому, что он перестал вести счет времени, время не остановилось. А для людей оно текло совсем иначе, быстрее и безжалостнее. Однако понял святке это только тогда, когда в очередную зиму так и не дождался своих друзей.

Мир через льдинку кажется перевернутым. Если долго смотреть сквозь нее, чудится, что видишь бесконечный сон. Святке по имени Дар наблюдал за миром по ту сторону замерзшего подвального окна и ждал. Вот и прошло еще одно тоскливое лето, полное дождей, миновала короткая осень и маленькую деревушку окутала его зима. Зимы Дар старался сделать как можно более разными. То снежной, что сугробы вырастали до середины окон в домах, то люто-морозной, что лед в речушке под горой прорастал до самого дня. А то искристо-капельной, затопленной солнцем. Для них. Для его друзей.

Но одна зима сменяла другую, а они все не приходили. Вечерами свет в окнах деревенских домов появлялся все реже. Загоралось то одно из трех, а позже и одно из десяти. И вот настал тот день, когда вереница похожих на жухлые листья людей во всем черном, протащила к подножью его горы огромный темный ящик, опустив его в яму в земле. А потом ушли и они, унесенные прочь огромными механическими повозками. Больше свет в окнах не зажигали. Только светились глаза котят и кошек, что резвились в подвале вокруг Дара. Теперь они стали совсем дикими и облюбовали не только подземелье, но и все верхние этажи его дома. Дар не возражал, ему было одиноко. Должно быть прошло несколько лет, а может много десятков. Тропинка к подножью горы совсем заросла, деревенские крыши покосились и стали понемногу превращаться в еще одни холмы. Понемногу святке стал забывать лица Зои и Никиты, детей, которые впервые назвали его другом, забывать, что означает чудное и сладкое слово «друг». Свернувшись клубком в своем рваном одеянии, укутавшись длинными волосами, Дар решил снова погрузиться в сон.

Леса надежно хранили сон старого особняка и его обитателя. Дороги обходили стороной, да и люди. Слава о тех местах ходила дурная. Будто потревожишь покой заброшенной деревни и завязнешь в хлябях летом, а зимой снегом засыплет так, что и не выберешься на снегоходе. Но вот однажды святке разбудили голоса. Испуганно прянули во все стороны пушистые стражи подвала. С потолочных балок посыпалась труха. Шаги… все ближе.

Неужели?! Старые воспоминания, смешанные с грезами нахлынули на духа зимы. Он прислушался.

- Говорил же, не нужно сюда идти, вон снова дождь зарядил, не выберемся же, завязнем,- голос был молодым и принадлежал будто совсем еще мальчишке.

- Не думала, что здесь так жутко. Плохая была идея, как думаешь? - отозвался другой голос, потоньше.

- Вот трусиха, сама же вызвалась. Наслушалась рассказов бабы Зои, меня с собой зачем потащила? Я то в этот бред не верю.

- А вот и правда! Бабуль правду рассказала. Особняк в точности как на рисунках деды Никиты. А подвал обозначен звездочкой.

- И что значит звездочка, дуреха-сестрица?

Дар затаил дыхание.

- Сокровище?

 

читателей   94   сегодня 1
94 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 1. Оценка: 3,00 из 5)
Загрузка...