Сорвавшийся цветок

Когда-то, давным-давно, в глубинах космоса с Древа Мироздания сорвался маленький цветочек. Быть может, ему надоело находиться при такой всемогущей сущности, а, возможно, так было задумано его создателем. Тем не менее, расправив лепестки, творение Всего Сущего, коих было мириады, рвануло прочь и оторвалось от своего родителя. И непременно погибло бы чадо, не позаботься о нём Великое Древо; оно наделило маленький цветочек пламенем Жизни, превратив его в сверкающую звёздочку, и, дав благословение всем своим детям на поиски своего пути, отправило в бесконечный вакуум навстречу своей судьбе

Долго летела Звёздочка сквозь беспросветную тьму, стараясь не утратить Дар Жизни, которым должно было вознаградить, но ничего вокруг, кроме Пустоты и Холода, не было и быть не могло. "Стоило ли покидать Отца-Матерь, тратя к тому же столь ценный, но бессмысленный Дар?" Едва эта мысль пронеслась подобно комете, как Ярый Свет озарил пространство космоса, заполонив его, и не было места пустоте, не было места тревоге за бесполезность Дара. Но Тьма никогда не отступает, и её назначение — извечная борьба со Светом. Никому не дано победить в этой битве, но доступны все средства, дабы сдержать друг друга. И появились повсюду Войны Света — яркие вспышки-взрывы, что указывали путь и оберегали одни творения Мироздания от других. Они же направили Звёздочку к одному из таких "стражей", ибо так наказал им Ярый; так создало Великое. Звёздочка летела всё стремительнее, чувствуя, что скоро исполнится должное — то, что побудило покинуть Древо, будучи ещё цветочком. "Скоро...". Вдруг перед Звёздочкой неожиданно оказалось нечто неизвестное, что-то, что явно теплее Холода, но гораздо холоднее вспышек-взрывов; явно уступающее в сравнении с безразмерным космосом или Светом, но поражающее огромной своей величиной, нечто объёмное, осязаемое, что-то ясно видимое и устрашающее своей материальностью, что нельзя преодолеть. Это был Камень. "Неужели нужно было проделать такой путь, оберегая пламя Жизни, и лишиться его вот так? Так не должно быть...".

Удар. "Чувствую, как Пламя угасает; просачивается сквозь глыбу, стремясь попасть туда, куда нас направило Великое. Однако, я его по-прежнему ощущаю, пусть и слабо. Только теперь я перестала быть Звёздочкой. Возможно, я перестала быть вовсе. Камень поглотил меня, но не уничтожил, и теперь мне вряд ли достигнуть того, для чего мне позволило отправиться Отец-Матерь.".

И появилось Время; и пошло. Двигалось оно медленно, но верно. И ход его дал понять Звёздочке, что, быть может, не всё пошло так, как было задумано Древом, а, возможно, этого оно и добивалось. Так Звёздочка превратилась в Планету. Тогда же стало пробиваться Пламя, что, за долгий период осознания, казалось утерянным, еле осязаемым. Планета почувствовала, что Дар сконцентрировался в центре. "Но как он работает?". Пришлось думать; а тем временем Время всё шло и шло. В какой-то момент нужное решение подсказали вспышки-взрывы, которые с течением Времени превратились в Звёзды. Ближайшая стала испускать жар, подпитывая Дар и делая его сильнее. Стала Планета распускать корни, пытаться достичь Пламенем самых удалённых частей самой себя, стараясь прогреть их. Весьма долгий процесс, но торопиться было некуда. Было весьма тяжело, иногда Планета чуть не теряла Пламя, используя его слишком расточительно, и отступала, копя силы, заряжаясь от Звезды, теперь уже своего Стража и Защитника. Иногда же Дар использовался слишком бережливо — такого малого количества не хватало, чтобы прогреться и преобразоваться, а тёплые участки быстро остывали. Но в какой-то момент Планета смогла преобразиться с помощью всё той же Звезды в нечто лучшее.

В этот момент Пламя стало раскрываться как Жизнь. Планетой подготовилась для того, чтобы принять Жизнь, и стала она зваться Обитаемой.

И начались новые трудности. Предстоял выбор, где Жизнь должна была обосноваться. С одной стороны тёплая суша, со всевозможными ландшафтами, великим разнообразием условий, местностей, доступная вся земная твердь; с другой стороны — вода, сплошная тягучая масса, Царь-Море Океан, который давал простор для разнообразия самой Жизни, позволяя придать индивидуальности каждому организму. Жизнь захотела передать себя в совершенно противоположную Пламени среду, поэтому был выбран Океан, а Твердь ожидали изменения, отчасти из-за природы Огня, которую отвергли в пользу водной стихии. Ломалась земная кора, дробились породы, собирались горы, разверзались впадины, готовясь принять живых существ. В воде тем временем строилась иерархия, формировался "круг жизни", на котором основывалось существование всего, что делала Обитаемую таковой. Были те, что поглощали Энергию через Столпы — Океан и Звезду, и назывались они Первичными; те, что питались первыми, звались Срединными, они же служили пищей для Последних.

Так был сформирован баланс Энергии, невероятно усложнявшийся на протяжении всего своего существования, но остававшийся всегда неизменным по своей сути.

Время начало ускоряться. Пламя ушло в земные недры, оставив Твердь саму по себе, но давая знать неожиданными своими появлениями, и Океан даровал Тверди части себя, ведь готовился переход Жизни на другой этап. Здесь же вступали в свои полные права Ветер и Небо, которые изначально были помощниками Царь-Моря. Первичные при заботе Звезды, Даров Океана, Ветра, Неба и Тверди устремились ввысь, к своему праотцу, Великому Древу. Срединные и Последние выбрались позже;

Срединные довольствовались плодами жизни Первичных, а Последние довольствовались Срединными. Кто-то уходил в Твердь, надеясь, быть может, достичь предка Огня, кому-то по душе пришлись Небо и Ветер, а иные не хотели расставаться с Океаном, так что остались под его эгидой или перебрались во владения его Даров. Жизнь стала идти своим чередом, Царь-Море, Ветер и Небо, Твердь помогали ей в этом, а Пламя вмешивалось, истребляя иной раз бесчисленное множество мельчайших частиц самого себя, преображая другую свою сущность в нечто большее. Обитаемой так хотелось быть среди своих потомков, что попросила Жизнь создать образ самой себя в теле живого существа. "Прошу, пусть это будет Первичный. Я люблю их всех, но Время Срединных и Последних так мало, а мне так хочется как можно дольше быть среди них.". И создала Жизнь дерево, что было выше всех остальных, больше и чаще плодоносило, и которое не могло быть подвластно козням Пламени; и слилась с ним Жизнь, дав Обитаемой пристанище среди чад своих, оставив после себя так называемые Жизнецентрические Столпы — Твердь, Небо и Ветер, Океан и его Дары.

Время сменило медленную поступь на бег трусцой. Если раньше его было легко остановить, дабы насладиться нетлением ещё молодого мира, то сейчас оно неумолимо стремится настичь всё то, что упустило по собственной оплошности. Срединные и Последние росли, плодились и умирали, Первичные поделились на низших и высших — низшие были наиболее недолговечными среди всех Малых Детей Жизни, высшие же могли наблюдать смену не одного поколения, иные же удостаивались чести проживать столько же, сколько не могли себе позволить десятки, а то и сотни поколений. Обитаемая, вселившись в образ, созданный по подобию своего праотца, наблюдала за тысячами и тысячами круговоротов Энергии, видела заботы Столпов и их старания преобразить творение своего родителя.

Менялись условия, проходило Время, менялись и Малые. Жизнецентрический круговорот изрядно усложнился, но оставался всё также неизменен. И вдруг Жизнь Зарождающаяся чуть не погубила Устоявшуюся. В Обитаемую врезалась ещё одна Звёздочка, подобная той, которой была до начала Времени сама Планета. Пламя Жизни, слишком жаркое для Малых, стало губить всё то, что создавалось Столпами целые эры: Океан бурлил и пенился, Твердь содрогалась под натиском Огня из недр, что желал слиться с Зарождающейся и создать Жизнь Новую, Ветер и Небо подверглись жару Звезды, что прежде помогала Столпам, - не специально, но лишь потому, что не могла укротить своё тепло, ибо Жизнь не сможет выжить среди Пустоты и Холода. Многие среди Первичных, Срединных и Последних были утеряны безвозвратно, ибо Жизнь Жизни рознь; они ушли слишком рано, и не такой уход готовили им Столпы. Не уцелел и дар Жизни для Обитаемой, но оставил он Семя своё, которое олицетворяло начало новой эпохи — эпохи Приспособленцев.

И сподвигла Столпы Обитаемая на великие изменения, но прежде заточила непокорный Огонь в недры самой себя, освободив Зарождающуюся от его оков и дав достойный приют. Стали перемещаться Океан и его Дары, Твердь вновь разверзлась, а Ветер и Небо по-прежнему заботились о Малых Детях, давая иногда чуть меньше жара, иной раз чуть больше, и помогала им в этом Звезда. Обитаемая завертелась вокруг самой себя, создав День и Ночь, а отколовшуюся часть самой себя Обитаемая заставила следовать по пятам и отражать лучи Звезды, чтобы частица Света не покидала её никогда.

С течением Времени Обитаемая освободилась от своих забот. Всё шло так, как и должно было. И заскучала она по Великому Древу, и хотелось ей увидеть его, но доступно было ей наблюдать за маленькими частями, что есть в каждом создании, и в ней самой. "Мне никогда его не увидеть. Но, возможно, его смогут увидеть его потомки? Или они смогут встретить других Детей Жизни?" И породила она Приспособленцев. Были они особенными, ибо проявлялись в них признаки Первичных, Срединных и Последних, хотя и принадлежали к третьим. Дана была необычайная возможность — самим решать, что делать и как существовать; возможность вмешиваться и преобразовывать частицы Столпов; они лишь подчинялись кругу Энергии. "С этих пор им решать, как мы будем зваться". И стала Обитаемая Землёй. Дары Океана называли реками, озёрами, прудами, болотами, ручьями и много как ещё, Твердь делилась на равнины и долы, холмы и горы; появлялись степи и пустыни, тайга и тропические леса, - они и раньше были, но теперь их называли так Приспособленцы — тундры. Звезда стала Солнцем, а осколок Обитаемой — Луной. Появились Животные, Растения, Грибы, Бактерии, а сами они называли себя Людьми.

С этих самых пор Люди начали эпоху Преобразований, ибо изобретательны были они в изучении природы Столпов и с пользой — жаль, что далеко не всегда — использовали их для собственного приспособления, для собственного существования. Зачастую намерения их по отношению к старшим своим братьям и к самим себе были бесчестны, но были и такие люди, которые проявляли заботу и вели себе подобных к высшим целям, пусть даже если они не соответствовали тем, для осуществления которых создала их Обитаемая Земля. Она верила, что Люди увидят внутри себя части Великого Древа и когда-нибудь отправятся на поиски других Даров Жизни, а возможно, встретятся и со своим праотцом, и возрадуется Отец-Матерь встрече с теми, кто произошёл от сорвавшегося цветка...

читателей   181   сегодня 1
181 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 3. Оценка: 3,00 из 5)
Загрузка...