Слишком много драконов…

Верк еще раз пересчитал оставшиеся у него деньги. Не любил он этого занятия, такого привычного для городских торгашей и хитрых рептилий из Драко-банка. Сам Верк никакого смысла в этом не видел. Сколько не пересчитывай - больше монет не становится. На ладони ровно пять новеньких, введенных по всей Империи в обращение челдраков – результат Договора о Вечном Мире, завершившего Третью войну с драконами.

На монетах рядышком два отчеканенных профиля – добродушная физиономия короля Эммануила Бахтю Третьего и украшенная кокетливой бородкой мордочка августейшей Дракофоги Первой, безутешной вдовы павшего в решающей битве Верховного Дракона-Кондукатора. Верк, маэстро боевой магии, был там. Судя по двум примерно одинаковым, огромным, густо облепленных мухами пирамидам из приготовленных для ритуального костра тел убитых драконов и людей - битва завершилась вничью. Маги-фундаторы Ближнего Круга, посовещавшись, придумали из тупиковой ситуации неожиданный выход – безутешная вдова-драконша… выходит за человека-толстяка Бахтю Третьего замуж. А в качестве приданного очаровательная Дракофога приносит к общему семейному очагу свою, драконью, часть Империи. Все это, год назад, Верку довелось услышать на последнем построении терции Неустрашимых Ударного Корпуса. «Отныне по всей территории Империи, - вразнобой выкрикивали текст Магической Санкции глашатаи в нелепых обтягивающих трико-домино, - люди и драконы расселяются свободно и если такое случится, в городах, в селениях – живут вместе…». Магическую Санкцию войскам читали долго, наконец в Небесной Канцелярии кто-то решил что с него хватит и налетевший злой ветер-буревей принялся вырывать из рук сизые от порохового дыма, изодранные клыками и когтями драконов боевые знамена, а с восседавшего на белом коне генералиссимуса Муина сорвало украшенную павлиньими перьями шляпу.

Продрогнув в своей на рыбьем меху форменной курточке оружейника, Верк терпеливо дослушал пространное сочинение магов-фундаторов. Полное кури-куку. Греться и узнавать подробности он отправился в палатку к приятелям из Имперского военного контроля - контрразведки. Здесь практиковались умные разговоры, а среди груды вещдоков по расследуемым каверзным делам таились от чужих глаз, запечатанные казенным сургучом бутыли с интересными многоградусными жидкостями.

Обе враждующих армии, драконов и людей, согласно Магической Санкции распускались, поэтому в палатке уже во всю жгли секретные документы. Верк устроился возле походной печки, где в пламени корчились вручную раскрашенные дагерротипы с портретами драконов-резидентов. Уничтожению подлежали и бутыли с конфискатом, так что маг прибыл очень вовремя.

В палатке Верк узнал, что драконы выторговали себе контроль над полицией и поддержание Нового Порядка. Бахтю Третьего убедили уступить им и финансы Империи. Для искоренения мздоимства (по тексту договора – «сребролюбия»), честный и беспристрастный суд передали: людям - над драконами, драконам – над людьми. Взаимный контроль. Смешанные браки по примеру соправителей не только разрешались, но и всячески поощрялись, хотя смельчаков на такое рискованное дело пока не находилось. Поползли слухи, что драконши выбирают в мужья только упитанных, хорошо откормленных мужчин.…

Пять монет, это все что осталось у маэстро боевой магии Верка от его последнего контракта – пару месяцев назад решил попробовать себя в подземных войнах, наземные и воздушные освоил уже вполне, даже удостоился знаков ордена Светоча Многознающего всех трех степеней. Плюс заношенная до зеркального блеска кожаная курточка дипломированного мага Имперского Арсенала.

В распивочной «Дракон-гуляка» Верка разыскали гоблины Нижнего Мира, предложив контракт. После роспуска армии маг как раз пребывал на мели и охотно согласился сделать лениво тлеющий, затянувшийся конфликт между кланами подземных обитателей, - а чем им еще заниматься в темных скучных туннелях, - вооруженным. Получив аванс, придумал специально для такой войны несколько простых боевых безделушек – легко маневрирующие в подземных лабиринтах змеевидные стрелы-миноги, эксклюзивные доспехи «асталависта бейби», на ленточном питании самозарядные аркебузы, безоткатные ухалки. Казалось, что восторжествовала самая честная и правильная философия – философией войны, наконец-то, потекла кровь, на покрытых зеленой слизью стенах бесконечных подземных пространств заплясали силуэты отчаянных сражений и жестоких схваток. Повоевали тогда на славу, не мешало даже то, что убитых, - сразу по-двое, по-трое пронзенных вездесущими хитрыми стрелами или зеленым размазанным по стенам ухалками Верка, - было уже негде в подземельях хоронить. Но этого гоблинам показалось мало: клан Подземных Забияк, с которым у Верка был контракт, подарил своим заклятым врагам, клану Танцующих Во Тьме, несколько лучших смертоносных придумок мага. «Зачем ?! – Чтобы и у них было, так гораздо интересней воевать…». Узнай о подобном вопиющем нарушении параграфа третьего, статьи 238 тома 14 Свода правил и обычаев войны - «Передача противнику военных секретов», - маги-фундаторы Видимого Мира во всем могли обвинить Верка и запросто, на раз, два, три, лишить лицензии. А имя вырежут на Черной Доске позора Имперского Арсенала. Контракт с безнадежными подземными обитателями пришлось срочно расторгать, благо, форс-мажор в типовом бланке был предусмотрен. Когда все закончилось, с Верком рассчитались, даже выписали не предусмотренные соглашением премиальные…

Выбравшись из получившего теперь хоть какой-то смысл и оправдание своему существованию подземелья, маг понял, как ему все это время недоставало дневного света, простых человеческих радостей. Почти все, что заработал Верк спустил в ветеранском клубе Одноглазых Валетов. На сдачу выдали вот эти 5 серебряных челдраков и пригласили заходить еще. Теперь с этой горсткой клейменного в драконьем казначействе серебра пойди, попробуй предстать пред светлые очи Ираиды, женщины, которой он регулярно отдавал все свои деньги. Ну почти все… Такая женщина должна быть у каждого мужчины, а иначе жизнь станет мутной и противной, как фирменное пойло - бронебойная желудочная смесь Одноглазых Валетов.

Семь бед, один ответ. А вот ответ как раз и не нравился Верку… После тяжелой контузии при осаде Эльмундии – совсем рядом бабахнула подложенная лазутчиками драконов в маркитантскую палатку вакуумная бомба – у мага в голове что-то замкнуло. Закоротило цепь причинно-следственных связей, заискрило, заглючило. Вместо наработанного годами, просочившегося уже в подкорку профессионального вопроса «Как ?», серое вещество принялось озорничать и все чаще выдавало на гора непонятное «Зачем ?». Бывают вопросы без ответов, вместо ответов начинает сильно болеть, раскалываться голова. Единственное, но верное лекарство – подумать об Ираиде. Представить ее крепкое, но такое желанное, не обойденное женскими прелестями напряженное тело в лодке на переправе через пограничную реку Сиг. Ираида со своей лодкой сильно рисковала. Переправа работала тайно, проход в Запретные Земли разрешался только по пропускам Имперской пограничной комендатуры, а там всем заправляли злющие драконы-инвалиды последней войны. Только им доверяли взимание грабительских пошлин по тарифам всесильного Драко-банка.

После заключения Вечного Мира, для поправки сильно расстроенных войной финансов Империи эксперты Драко-банка предложили новый Догмат – «Все имеет свою цену !». На заседании Ближнего Круга маги-фундаторы идею одобрили. Начали с Имперского уложения о наказаниях, где за все, даже за самые тяжкие преступления расписали денежные штрафы. Убийство жестоким способом – 10 000 челдраков, простое убийство без мучений – 5 000 челдраков. За драку с увечьями, кому как повезет – от 100 до 1 000 монет. И так далее, короче, если есть деньги – теперь можно хорошо повеселиться. Если нет денег – поможет льготным кредитом вездесущий Драко-банк. Но преступления посягающие на Основы, против порядка управления, воинские – здесь читай Особенную часть Имперского уложения. А там всего два наказания, два, не ошибешься: или поджарят тебя в железной клетке на медленном огне – «драконье барбекю» называется или рудники в Драконьих горах (что там добывают никто из людей не знал, потому как осужденные не возвращались и больше их никто не видел). Вот и крутись, как знаешь…

Верк шел в ближайший имперский город. Сквозь разорванные в лоскутья облака на мир удивленно поглядывал мутно-голубой зрачок неба, пытаясь сфокусировать в нечто понятное, поддающееся хоть какому-то объяснению все то, что внизу довелось увидеть. Не был обойден вниманием и этот маленький, не выше колеса окопной мортиры, человек в видавшей виды курточке боевого мага-оружейника, на голове выжженная солнцем, хорошенько выполощенная злыми ливнями бандана до самых глаз. Верку было что скрывать – взорвавшаяся в маркитанской палатке вакуумная бомба, тогда, при осаде Эльмундии, не только контузила его, а и своими осколками сорвала кусок черепа с мужскую ладонь. Хорошо, что маркитантка Ираида, тоже раненая, первой пришла в себя и из стонущего, вопящего от боли скопища солдат, барахтающихся в кровавом фарше своих внутренностей, вытащила маленькое, почти детское тело Верка. Наверное потому, что тащить его было легче… На перевязочный пункт теперь не пробиться, поэтому прямо на руках через весь армейский лагерь Ираида отнесла бездыханного Верка к полковому кузнецу, промышлявшему в свободное время лечебной магией. Рассказывали, что особенно хорошо молотобойцу удавались стальные из нержавейки суставы и кованные заплаты на раскроенные в сражениях черепа. Ну, а его фирменный шов из проволоки, на собранном из осколков темени какого-то имперского драгуна признали за шедевр даже дипломированные военные маги-медики. Но платить Ираиде было уже нечем, все ее добро, товары из маркитанской палатки превратил в труху взрыв. Окинув взглядом знатока ладную женскую фигуру в изорванном, мало что прикрывающем платье, кузнец одобрительно хмыкнул и небрежно процедил: «Ладно, клади своего красавца на стол! Договоримся…».

Издали, из окружающих город полей были хорошо видны парящие над башнями, улицами города черные драконы - стражи Нового Порядка. Изредка, заметив где-то внизу нарушение этого порядка – они стремительно пикировали вниз. Дальше минутная пауза, достаточная для блиц-опроса перепуганных свидетелей и исправления ситуации. Крылатые стражи опять взмывают ввысь, сжимая в когтях трепещущие от боли и ужаса тела только что выявленных преступников. Доставить их надлежало в Большую Драконью Расправу, мрачную черную башню на окраине города. Если же попадались нарушители-драконы, то их крылатые стражи тоже должны были ловить, пеленать сетями, нацепив похожие на ведра, намордники, чтобы чешуйчатый злодей не вздумал плеваться огнем, доставлять уже на суд людей - в городской Магистерий. Никаких смягчающих, отягчающих, впрочем, тоже никаких, если только очевидцы произошедшего не напустят драконам на дознании туману. Твердый и неумолимый, как обоюдоострая секира, Закон, пред которым все равны. Так установили маги-фундаторы Видимого Мира. Так, по их замыслу, здесь могли наконец-то появиться симптомы какой-никакой справедливости...

В городе было уютное злачное местечко – «Приют Стальной Башки», где в третий четверг каждого месяца условились собираться такие же, как Верк, помеченные смертью мастера боевой магии. Пировали, вспоминали навсегда ушедших, делились новостями о том, что и где затевается, хорошо бы новая война, а значит будут шансы получить новый контракт. Но Верк появился здесь не за этим. У него возник собственный план: он выходит из игры. Так и не получив ответа на постоянно всплывающий в истерзанной голове мучитель-вопрос «Зачем ?» после каждого нового контракта, Верк решил со всем покончить разом. Бросить все, сдать лицензию мага-оружейника и забрав Ираиду, уйти с ней в Запретные Земли. Там, говорят, вообще никаких вопросов, одни ответы… Тоже часть Видимого Мира, но для нее маги-фундаторы Ближнего Круга пока ничего не придумали. После войны эти земли только начали робко заселяться первыми поселенцами - беженцами, безнадежными должниками Драко-банка, отбившимися от своих отрядов смирными обозными драконами, много еще всяких разных, не поддающихся никакой классификации. Горячие головы из Счетной Палаты Ближнего Круга предлагали не напрягаться понапрасну, а быстренько привести всю эту непонятную публику к общему знаменателю, не получится – помножить всех на ноль. Но старенькие маги-фундаторы любили торопиться не спеша; отложили все это на потом, когда будущее истерзанной войнами Империи получит наконец-то различимый контур, когда заработает Новый Порядок…

А пока светила Ближнего Круга думают, Верк уже придумал, чем здесь, в Запретных Землях заняться - магия цифр, она хоть в каких землях магия, столько сразу возможностей. Было бы что, а там хоть в квадрат возводи его, хоть в куб.

Оставалось заполнить досадный пробел - додумать, как преподнести свой план Ираиде. Такая женщина… Молча, терпеливо выслушает Верка, потом прижмет его лишенную растительности голову к своей необъятной груди – выше Верку не достать – и скажет: «Опять намудрил, мой люля…».

«Приют Стальной Башки» на редкость удачно притаился в одном из подвалов лабиринта Нижнего Города. Всюду спасительная надежная теснота. Выкрашенным в черное драконам Полиции Порядка, с их большими, удобными для долгого парения и зависания над целью, перепончатыми крыльями, не протиснуться никак в узкие щели косоглазых улочек, в кривобокие переулки. Шпики, лазутчики Драконьей Расправы вообще обходили эту часть города десятой дорогой. Кому охота однажды, в далеко не прекрасный день, всплыть на поверхность местной сточной Речки-Вонючки с отвратительной лиловой рыбиной – знаком вечного молчания – во рту…

Хозяин «Приюта Стальной Башки», как и Верк, носил на черепе следы оперативного вмешательства целителя-самоучки из осадного лагеря под Эльмундией. Только вместо банданы прикрывал остатки теменной кости форменной шапочкой дракона-полицейского пристава. Очень смешной прикол по здешним местам. Хвост дракона приколотили над стойкой бара, а продырявленная арбалетными стрелами-винтами чешуйчатая шкура скалилась со стены на посетителей частоколом страшных зубов. Бывший обладатель шкуры –полицейский пристав Драконьей Расправы – решил, что он здесь самый храбрый и такая умница. Однажды ночью попытался не влететь, а нахально поползать зигзагами междомовых пространств, заглядывая в окна и пугая проснувшихся жителей Нижнего Города. Но в одном из хитрых дворов здоровенный дракон безнадежно застрял и уже через несколько минут превратился в наглядное пособие, обездвиженную мишень для залповой стрельбы из арбалетов и метания бронебойных, с заговоренными вольфрамовыми наконечниками, копий-ассегаев. Такого добра за годы многочисленных войн и осад обитатели Нижнего Города накопили вдоволь. Стреляй, лупи, развлекайся…

Хозяин «Приюта Стальной Башки», старый артиллерист Осадного Корпуса, приветствовал Верка приложив два пальца к залихватски скошенной набок драконьей шапочке.

- Где все ? – озабоченно спросил Верк, оглядываясь по сторонам. – Ведь сегодня третий четверг…

Плохо освещенный коптящими гильзами-светильниками сводчатый подвал был почти пуст, только в дальнем углу за грубо сколоченным из картечных ящиков столом устроилась компания игроков в «отрезанные пальчики». Рядом, без особой надежды на успех, крутились несколько обитавших в Приюте дам, нарядившихся для такого случая в пестрые платья с немыслимыми даже по меркам Нижнего Города декольте.

- А никто уже не придет, - сочувственно ответил хозяин, наливая в кружку Верка свою фирменную смесь «Кровь дракона». – Некому, стало быть, приходить…

- Как некому ? – отставив кружку, возмутился маг. – А Даг-Молчун ? А Фарго-Тактик ? И куда это подевался Секира Монти ?

- А кто где…, - хозяин налил и себе, потом чокнулся с одиноко стоящей на стойке кружкой Верка. - Даг повысил квалификацию: заделался Главным оружейным экспертом при Драконьей Расправе, чтоб ей пусто было ! С такими, как мы с тобой, ему теперь водиться не с руки. С одними драконами знается, говорят, даже собрался на богатой драконше жениться. Высшее, понимаешь, общество и все такое. Секира пошел по другой дорожке, - попался на запрещенной торговле плащами-невидимками с армейских складов, ждет теперь приговора Особого Присутствия Имперского Арсенала. Можно сказать еще повезло, что вы, маги, обычным судам Империи не подвластны. Хотя, кто знает чем все кончится… Про Фарго не знаю ничего, пропал, вроде видели его в Запретных Землях, наверное обознались…

- Ладно, хорошие были ребята… А Золотой Конвой на столицу все еще летает ? – подчеркнуто безразличным тоном без перехода поинтересовался Верк, внимательно разглядывая в потемках подвала содержимое своей стеклянной кружки.

- Летает каждую неделю, а что ему станется ! – удивленный неожиданным вопросом, ответил хозяин. – Соберет драконье в нашем городе, в округе золотишко - налоги, штрафы - и под усиленной охраной айда по облакам, как по кочкам, облетая воздушные ямы в столицу.

Внимательно посмотрев на Верка, испуганно добавил:

- Ты что это, парень, задумал ? Если поймают, то за такие фрюки-штуки запросто могут лишить достоинства мага, боевых наград и обычным порядком прямиком в рудники Драконьих Гор ! А повезет, так просто сразу прикончат тебя, дурака, еще там, под облаками. Дыхнут огненным залпом и удобришь землю черным дождиком из пепла. Ты один, а их вона сколько – Золотой Конвой, понимать надо ! - посередине большущий имперский дракон-казначей с двумя притороченным по бокам сундуками, никому их не доверяет, вокруг, прикрывая его сверху, снизу, с боков - отборные драконы-гвардионцы спецназа Небесной Фаланги, чтоб их…

- А почему один ? – прервал хозяина Верк. – Предлагаю провернуть это дельце на пару, улов пополам. Опытный артиллерист мне бы пригодился. Что нам десяток глупых, раззолоченных, как павлины, ящеров ? Помнишь третий штурм Эльмундии ? Задали тогда им жару, гвардионцам этим, особенно ты из своей дальнебойной Злюки постарался… Короче, старина, делаем дело, забираем сундуки и в Запретные Земли. Я все придумал. Покруче, чем у нашего славного генералиссимуса Муина получится. Вывез из пещер драконьего Союза несколько обозов трофеев и теперь никак не придумает, что ему со всеми этими сокровищами делать. А Комиссия по примирению уже тихонько их пересчитывает… И все почему ? Нет у Муина никакой фантазии. И у жены его, пустоголовой красотки Ии, тоже нет. А у нас с тобой, старый плут, фантазия есть ! Выпьем за нас, за удачу! – одним махом Верк осушил кружку.

Свою порцию хозяин принял особым артиллерийским манером «в три наката», но после неодобрительно покачал головой.

- Нет, мальчуган, стар я уже для всех этих на ниточке под облаками чигликов-мигликов. Навоевался, живого места на мне нет… Да и потом, если к драконам не через орудийный прицел присмотреться, то с ними вести дела можно по-хорошему. Кажется этому нас маги-фундаторы учат. Коммерция у меня, правда, законная не очень, но на жизнь хватает. В лесу за городом прячу драконов-дезертиров, которые у Драконьей Расправы в розыске, оборудовал для этих бедолаг уютную пещерку. - Старый артиллерист улыбнулся, - понимаешь, Верк, они даже петь умеют, хором поют в пещере свои народные драконьи песни, смешные такие… Ну, а здесь некоторые из городских чешуйчатых приобщились к нашим играм, ты их знаешь, в стукалку, в муру, в три листика. Деньжата у драконов водятся, у многих пещеры с сокровищами, да и по-своему азартны, рептилии эти. Сетью точек «драконьей удачи» я накрыл уже весь город. Так зачем мне их убивать?

Верк задумался. Опять вспомнилась Ираида. Летняя ночь в ее лодке, серебряный пунктир лунного фарватера. Но той ночью тайная переправа через пограничную реку Сиг не работала. В лодке двое. некому переправлять…

Маг нащупал пять последних монет в походном кошеле на поясе. Для вернувшегося с войны дипломированного мага-оружейника не густо. А еще говорят, что трудно бывает только первые сто лет. Но так везет лишь тем, кого принесла в этот мир Черная Сова. Она же должна и забрать счастливца обратно. Когда придет время…

- Послушай, старина, - Верк через лукавый прищур глаз посмотрел на хозяина, – Давай сыграем в старинную драконью игру. Тебе понравится, «Качабамба» называется. Ставь свои пять челдраков против моей пятерки и загадывай любое число.

Хозяин сдвинул драконью шапочку на лоб и после короткого колебания решительно выложил монеты на стойку.

Верк смешал их со своими, накрыл все серебро маленькой ладошкой, после с улыбкой спросил:

- Загадал ?

Хозяин молча кивнул.

- Сколько у тебя ?

- Сто один !

- А у меня сто два. Я выиграл !

Не давая старому вояке за стойкой опомниться, маг сгреб выигрыш в свой кошель. Потом, уже не скрывая иронии, поинтересовался:

- Правда, интересная игра ?

- Выучились всякой ерунде на мою голову! - сердито буркнул в ответ хозяин. – Маги… Дипломированные халамидники из Имперского Арсенала!

- Почему сразу ерунда? Сплясать со мной в небесах напоследок не хочешь, так хотя бы помоги старому боевому другу транспортом, оружием, – наизнанку вывернул разговор Верк. – А с Золотым Конвоем я и сам управлюсь. Нужен мне выносливый летун-дракоша из обозных, армейский плащ-невидимка размером побольше, кое-какие железяки из кухонной утвари, ну и чтобы сотворить оружие тайная коморка. Увидишь, бомбардир, что дипломированные халамидники умеют ! После рассчитаемся…

- Порошок «Туман войны» ? Оптический прицел для волшебных шариков? Такое уже здесь видали, не трудись понапрасну !

- Еще круче, круче, дружище ! Сделаю – увидишь…

- Правду говорят, что бабы любого доведут до цугундера, - пробурчал хозяин, выкладывая на стойку ключ.

Очутившись за посудным шкафом в потайной коморке, которую хозяин «Приюта Стальной Башки» почему-то называл банкетным залом, Верк, не снимая сапог, сразу плюхнулся на развратную двуспальную лежанку у стены. Предвкушая долгожданный отдых, с наслаждением потянулся. Неправильное решение. Вообразив, что теперь самое время, теперь можно, сразу о себе напомнили и принялись наперебой жаловаться обладателю тела на лежанке старые раны, все разом. Противно ныл на скорую руку заживленный магом-фельдшером проникающий канал от серебряной пули, через щит и доспехи насквозь прошившей Верка в битве при Аксисе. Где-то на Пятом Уровне такие пули отливали оружейники драконьего Союза – однокашники мага по Академии. Дергал, выворачивая плечо тупой болью, глубокий след от драконьей, закаленной в крови василиска, палицы. Ненужная такая память об отчаянном прорыве из окружения под Чилдакутом, когда пришлось бросить всю артиллерию, оставить тяжелораненых, обоз с беженцами. Струсив, Верховному Дракону-Кондукатору тогда сдались многие имперские маги-оружейники низших уровней – сослуживцы Верка… А еще у него опять заболела голова… А еще… В общем стало ясно, что понежиться на лучших хозяйских перинах в этот раз не получится. Сюда бы Ираиду, только она может после всего сказать: «Опять намудрил, мой люля…». Потом ладонями сожмет легонько виски Верка, на ушко пошепчет какую-нибудь милую чепуху, чуть-чуть добавит женской магии, - когда женщина любит, у них это хорошо получается, - и уже легче. Будто и не болело ничего, не беспокоило. Но тайная переправа через пограничную реку Сиг, выложенный лунным серебром фарватер, одинокая женская фигура в ночной лодке – все это отсюда так далеко…

С противоположной стены на мага уставились мертвые пуговицы-глаза, покрытой черным лаком драконьей шкуры. Казалось, что непутевый пристав Драконьей Расправы ничего такого не допустит, продолжает надзирать за порядком и после своей героической кончины.

Верк обреченно вздохнул, руками прочертил в воздухе несколько успокаивающих боль зигзагообразных линий из Минимума военно-полевой магии. Слегка ослабил тугую крестообразную повязку-каркас, скрепляющую все тело, чтобы в рукопашной схватке не лишиться конечностей, не разлететься на кровавые клочки при направленном взрыве пироксилинового фугаса. Тело вернулось в рабочее состояние, можно начинать.

На столе хозяином подвала было приготовлено то, о чем просил Верк: устрашающего вида мясорубка с огромным рычагом-ручкой, изящная бабушкина кофемолка, перегонный куб со змеевиком, разного диаметра обрезки труб, гайки, болты, еще какие-то железяки. Аккуратными отдельными кучками селитра, уголь и сера.

«Из ничего Нечто не сотворить !» - гласил Первый Догмат оружейной магии. Но теперь у Верка было все необходимое, чтобы приступить к созданию придуманного им оружия. Высмотрел нечто подобное в пятом томе хорошо иллюстрированной Всеобщей истории орудий смерти, еще когда в читалке Академии Имперского Арсенала готовился к выпускным экзаменам. Всех томов было шесть, раззолоченных фолиантов в переплете из шкуры единорога, но последний, шестой том магами-фундаторами был из библиотеки изъят. Говорили, что там содержались сведения о вооружении уже самого высшего уровня, способного многократно умножить допущенные Ближним Кругом нормативы боевых потерь, возвратных и безвозвратных.

Верка всегда интересовали устройства для залпового огня или стрельбы очередями. Хорошая штука, на поле боя уже не нужно искать такого же вооруженного оболтуса из лагеря противника, чтобы сойтись в рукопашную. В прицеле - одноликая масса перепуганных существ, не слушающихся своих командиров и подчиняющихся только всесильному инстинкту самосохранения. В потоке раскаленного металла или в поющем серенаду смерти рое заговоренных стрел живых смельчаков не бывает, во всяком случае, магу они как-то не попадались. Зато бывает много поживы для погребальных костров. И люди, и драконы, такие разные, но под шквальным непрерывным огнем ручных картечниц, самозарядных арбалетов, «пум-пум»-молотилок все ведут себя одинаково: в поисках спасения бестолково мечутся по пристрелянным квадратам смерти. Вот такое оружие Верку для его затеи и нужно. Численный перевес драконов, а проще говоря – он один против всех - уже не будет иметь значения. Да и Небесную Фалангу в бою Верк тоже видел. Ничего особенного, драконы, как драконы, обычная бестолковщина, хоть и гвардионцы.

Много лет назад, курсант Академии Верк для своей дипломной работы усовершенствовал 10-ствольный скорострел, успешно применявшийся еще в Первую войну с драконами. Получился «Дырокол Верка». Крутишь ручку и десятка стволов непрерывно выбрасывает навстречу противнику сноп огня и раскаленного металла. Стволов можно было бы поставить еще больше, а перезарядку ускорить силой отдачи, но тогда не уложишься в нормативы допустимых потерь противника, а за этим маги-фундаторы следили строго. Конструкция Верка дипломной комиссии понравилась – как хочешь верти-крути, а в реальной боевой обстановке вручную больше положенного не накрутишь. Малая золотая медаль. Большую вручили другому выпускнику, этот, не мудрствуя лукаво, представил комиссии Имперского Арсенала тройной закалки магический Меч-Эска́либур. Устоявшиеся традиции жанра, ничего не попишешь.

Теперь два таких «дырокола» понадобятся магу для его новой затеи. Но стрельба должна стать более аккуратной, угол рассеивания минимален. Драконам-гвардионцам из Золотого Конвоя каюк, а вот дракон-казначей со своими сундуками пострадать даже от шальной пули не должен.

Итак, за дело. Верк сосредоточился, прочитал заклинание. В несколько пасов убрал мешавшие диагонали, сместил реперные точки. На столе возник светящийся магический куб, в котором законы реальности и реальность законов теряли силу. Сюда оружейник поместил исходные материалы – все лежавшее на столе железо. Не забыты селитра, уголь и сера. Теперь нужно четко воспроизвести создаваемого оружия проекции. Изделие должно работать. В рабочее пространство куба причудливой спиралью ввинчивается поток внутренней энергии Верка. Ее расход приходится удвоить – магу нужны два опытных образца. От перенапряжения силовых линий вскипело фиолетовым видимое пространство, из магического куба посыпались искры. Наконец внезапно подступившая слабость лишила мага точек опоры и он рухнул на пол.

Когда Верк пришел в себя, первое что он увидел – два сияющих красавца-скорострела на столе. Получилось ! Двадцать начиненных смертью стволов – неплохой актив для итогового баланса сальдо-бульдо.

На следующий день хозяин приюта свел Верка с выбранным для предстоящей операции обозным драконом. Из дезертиров, которые прятались в лесу за городом. Разговаривать вот так, накоротке, с драконами магу еще не приходилось. Правда, пару раз в комиссии Имперского Военного Контроля присутствовал на допросах захваченных в плен рептилий. Сидеть пришлось за защитным тугоплавким стеклом, чтобы перевозбужденный пленный не наделал могущих стоить ему жизни глупостей.

Здесь же, в лесу, у предложенного Верку обозного дракоши был какой-то задрипанный, совсем не военный вид. Заношенная до лохмотьев форменная попона обозника третьего разряда, через прорехи - грязная потускневшая, некогда зеленая, чешуя. Но на коротких когтистых лапах все еще крепкое тело, подтянутый живот, мускулистое подбрюшье не волочилились по земле, не обременяли, как у раскормленных хвостатых клерков Драко-банка.

Дракон тоже с интересом оглядел Верка. Глаза у обозника были наглые, ромбовидные зрачки источали дерзкое любопытство с примесью полнейшего пофигизма.

- Пожрать приволок чего-нибудь ? – вместо приветствия начал дракон, лениво, совсем по-собачьи, почесывая лапой брюхо. – Если вот эти для меня, - кивнул он в сторону пары быков, запряженных в крытую, груженную самострелами повозку, - то ты, оружейник, молодец. Умница ! Настоящий боевой товарищ !

- Быков не трожь и давай о деле ! – еле сдерживая нарастающее раздражение, обрезал Верк. – Хозяин приюта рассказал, что от тебя, боец, требуется ?

- Рассказать-то он рассказал, - пробурчал дракон, - да только не понял я главного – что с этого буду иметь ! На верную смерть идем, называй цену, не скупись!

- Если все получится и останемся живы, тебе – четвертую часть от всего содержимого сундуков.

Драконий смех больше напоминал хрюканье. Верк поморщился. Совершить задуманное и больше с этими противными ящерами никаких дел.

- Сколько же ты хочешь, обозная твоя душа ?

- Или давай половину, или ищи себе другого компаньона !

- Да где это видано, чтобы обознику от военной добычи половину ?

- А ты покажи сначала, что мне тащить придется. Чую, что с тобой за те же деньги заработаю еще и бонус - пупочную грыжу, это в лучшем случае!

Дракон, лениво извиваясь, пополз к повозке. Едва не вывалив на землю груз, испуганно шарахнулись запряжные быки. Успокоив их, Верк принялся по одной выгружать из повозки картечницы, тяжелые все таки получились штуки. Но навьюченные на дракона, по десять стволов с каждого бока, выглядели они устрашающе, давали надежду на успех.

- Так что, мне с этим еще и летать придется? – возмутился тяжело груженный ящер, пробуя свои крылья.

- Быстро можешь не летать, а на финишной прямой, в пикировании, тебе помогут мои пороховые ускорители. Учти, вымогатель, у нас будет всего одна попытка, всего один заход, больше не получится ! Внезапность обеспечит плащ-невидимка, его должно обоим хватить. Выбрал самый большой размер… Ну, давай, герой, потренируемся!

Маг уселся на дракона верхом, распустил плащ. Спереди, с боков все нормально, пропущенная через магическую пропитку ткань получила способность искажать углы зрения, особым образом преломлять свет и выдавать наблюдателю оптическую иллюзию. Задний ракурс оставался открытым, на все стандартного армейского плаща-невидимки не хватало.

- А у меня хвост видно, - принялся капризничать дракон. – Давай еще один плащ, хвост спрячем !

- И так сойдет ! – сердито буркнул Верк. – Если сделаем все быстро и правильно, то любоваться твоим хвостом в Золотом Конвое будет уже некому…

Сделав несколько кругов над лесом, выполнив тренировочные тесты, дракон неожиданно для Верка плавно и красиво приземлился.

- Так что решаем? Половина моя? – довольный успешным полетом, бодро поинтересовался ящер.

- Кстати, а тебя как зовут? – тянул с ответом Верк. - До сих пор не познакомились…

- Знакомимся. Зовут меня красиво - Йлыпадрилькукута, - не то что ваши человеческие слова-обрезки. Так в сундуках моя половина или нет?

- Ладно, согласен, получишь половину. Но учти, обозник, это грабеж! Хотя, чего еще от вас, от рептилий ожидать…

Заняв позицию высоко над городским казначейством, накрывшись плащом-невидимкой, Верк верхом на драконе парил в облаках, наслаждаясь ощущением свободного полета. Удобная позиция в ожидании старта Золотого Конвоя. Будет это сегодня, точно, старый артиллерист из Нижнего Города имел в казначействе свои источники информации.

Чтобы скоротать время маг у дракона поинтересовался:

- Слушай, Кукута, или как тебя там, а зачем тебе столько золота ? Зачем вам, ящерам, вообще деньги?

- Как зачем? – удивился дракон. – Пещеру я себе давно присмотрел, тут неподалеку, но сокровищ, как каждому дракону положено, в ней нет. Какая же драконша на такое согласится? А с золотом дождусь для дезертиров амнистии и женюсь…

В мирных беседах время в небесах летит незаметно. Наконец, ближе к вечеру, внизу, во дворе казначейства наметилось какое-то движение. Чтобы оценить ситуацию Верк спустился ниже. Из казармы в распахнутые ворота начали по одному выползать драконы-гвардионцы. В мягких лучах заходящего солнца были хорошо различимы их покрытые позолотой доспехи, на головах украшенные перьями шлемы. Но Верка больше интересовало вооружение гвардионцев, то, с чем скоро придется иметь дело. Оружие драконов от войны к войне постоянно совершенствовалось. Первую войну они начинали, полагаясь больше на свою способность извергать из пасти длинные струи пламени, ну, еще удары хвостом, в ближнем бою – клыки и когти. Переманив на свою сторону часть магов-оружейников, захватив богатые трофеи, Третью войну драконье войско встретило оснащенным уже примерно так же, как и армия противостоящих им людей. Со стратегий, тактикой, строевой подготовкой у чешуйчатых было, правда, слабовато…

Движение внизу продолжалось. Верк насчитал двенадцать драконов охраны Золотого Конвоя. Оружия, всякого разного, нацепили они на себя много. Было заметно, что вести ближний бой, подпускать к себе вероятного противника, сходиться с ним врукопашную гвардионцы не собираются. Прошли те времена… На испепеляющий пламень тоже не очень рассчитывают. Каждый опоясался целой гирляндой из драгунских, усиленного боя, капсюльных пистолетов, у некоторых абордажные дробовики. У двоих Верк заметил небольшие одноразовые бомбарды – тоже занятная штуковина, выстрелил, промазал и забросил ее куда подальше. Из холодного оружия – палицы, боевые топорики.

- Слушай, командир, - забеспокоился Кукута, - может давай лучше тряханем какое-нибудь отделение Драко-банка в маленьком городке ? Золота там поменьше, но нам и этого хватит. А то с этими чудищами хлопот не оберешься, не нравятся они мне…

Верк сердито дернул вставленную в пасть дракона уздечку.

- Заткнись и приготовься! Сейчас ты начнешь честно зарабатывать свою половину казначейского золота!

Как бы в подтверждение слов мага из хранилища на плац наконец-то выбрался сам дракон-казначей. Большущий, важный, украшенный золотой цепью высшего имперского достоинства. Притороченные по бокам два огромных кованых сундука, судя по всему, убедили даже Кукуту. Он повернул к Верку голову и, оскалив клыки, изобразил довольную драконью улыбку.

Зрелище старта Золотого Конвоя тоже приободрило. Обленившиеся на гвардионском усиленном рационе драконы вместо того, чтобы своими перепончатыми крыльями создать достаточную подъемную силу, неуклюже взбирались на высокие башни казначейства и оттуда тяжело плюхались вниз. Уже в падении начинали энергично махать крыльями, выстраиваясь в походный порядок. Дракона-казначея вообще сначала подняли на достаточную высоту два помощника и только после этого он смог занять свое место в центре Золотого Конвоя.

Сундуки и охрана медленно проплыли под укрытыми плащом-невидимкой Верком и его хвостатым приятелем. Напасть маг решил подальше от города, местечко для атаки выбрал над лесом. Ориентир – перегороженная плотиной речушка и на ней заброшенная лесопилка.

Бои в воздухе считались забавой для безбашенных храбрецов. Если случится, собьют, а друзья из крылатой команды не успеют подхватить – им останется собрать расплющенные от удара о землю неэстетичные останки. Для полетов Имперская армия использовала захваченных в плен или просто приблудившихся, таких же, как Кукута, обозных драконов. Отвагой они не отличались, но правильная мотивация делала их послушными и пригодными для боевого применения. Раньше Верку уже доводилось подниматься в воздух – в условиях реального боя испытывал придуманные, как раз для такого случая, системы оружия. Кое что попало потом даже в учебники, стало классикой, например, хорошо себя зарекомендовавший «горлохват Верка» с последующими модификациями…

Всю ночь, Золотой Конвой ориентируясь по звездам, неспешно, где-то даже задумчиво плыл в ночных небесах курсом на столицу. За драконами со своим хвостатым сообщником, чуть выше, следовал в некотором отдалении Верк. Темы для разговоров быстро исчерпались, каждый молча думал о своем.

Начало светать. Внизу, наконец-то, зазмеилась в лесной чащобе речушка, показалась некогда крытая красной черепицей крыша заброшенной лесопилки. Верк расчехлил оба скорострела, поудобней приладил пороховые ускорители. Ниже хорошо различимая цель для атаки – выстроенные боевым порядком вокруг дракона-казначея двенадцать гвардионцев.

Маг ободряюще похлопал Кукуту по напрягшейся шее:

- Начинаем… Все, как я тебя учил… Один сундук твой…

Такая атака – всегда или кратчайший путь к победе, или нарисованная свежими красками утра картина гибели двух воздушных героев… Кукута сложил крылья, поджал лапы, вытянулся в невидимую, но направленную к желанной цели смертоносную молнию с ясного неба. Максимально возможно уменьшая сопротивление воздуху, на драконьей спине распластался маг. Теперь они единое целое.

Уже на последнем отрезке и без того стремительного пике, Верк включил пороховые ускорители. Только услышав где-то сзади их громкое шипение, драконы Золотого Конвоя наконец-то забеспокоились, начали вертеть во все стороны головами на длинных шеях. Как раз в этот момент бешенный тугой поток воздуха сорвал с нападавших плащ-невидимку. Но значения это уже не имело. Стараясь не суетиться, не дергая, плавно, Верк начал вращать ручки обоих скорострелов. Боевой порядок Золотого Конвоя прорезал кинжальный огонь двадцати стволов. Хорошо пристрелянные, они били по драконам строго параллельными свинцовыми траекториями. Оставалось быстро, по одному, брать гвардионцев на мушку и крутить, крутить приставленные от мясорубки ручки…

Раненых не было. Получив свою порцию безоболочечных пуль, гвардионцы сразу превращались в быстро тающее облачко из остатков некогда живой, еще трепещущей, плоти, кусков бесполезных доспехов, скрытой под ними лакированный чешуи. Бешено промчавшись через рассыпающийся в панике строй, Верк наконец-то замедлил полет, огляделся. Дракон-казначей остался один, вокруг никого. В растерянности, крылатым зеленым недоразумением завис он в воздухе, ожидая решения своей участи. Теперь уже не спеша, верхом на Кукуте, маг совершил вокруг пленника круг почета. Подлетев поближе, продемонстрировал ему «горлохват Верка» и спросил:

- Знакомая штучка ?

Казначей испуганно затряс длинной шеей.

- Теперь будешь выполнять мои приказы. Полетишь, куда скажем. И не вздумай шутить с огнем, огненной струей тебе нас не достать. Я маэстро боевой магии шестого уровня, со мной, ящер, шутки плохи ! Вмиг один хвост от тебя останется !

А внизу, скрытые кроной деревьев, шайка Лесных Беспредельщиков тоже заканчивала свои приготовления.

- Здорово эти ребята, там наверху, надрали задницу дракошкам ! – поделился своими впечатлениями, выряженный зачем-то в мундир имперского почтальона, бородатый атаман Беспредельщиков. – Даже жалко их убивать, но ведь просто так с захваченными сундуками они не расстанутся. По всему видно, храбрецы, вроде нас…

- Начинайте ! – скомандовал атаман вооруженным дальнебойными, на сошках, мушкетами разбойникам. Грянул залп и теперь уже снизу вверх, с земли, понеслись в небо в поисках поживы круглые свинцовые пули. С десяток их разом впились в дракона-казначея. Молча, без единого звука, вместе с сундуками он камнем полетел вниз. Из лесу раздался победный вопль разбойников. Нафаршированный свинцом Кукута еще какое-то время судорожно удерживал высоту, потом начал медленно, пологой глиссадой, снижаться. Размах его безжизненно распахнутых, прострелянных крыльев еще позволял держаться в воздухе, но сам дракон был уже мертв.

Верк свою порцию мушкетного свинца получил в ногу, хорошо, что в мякоть и насквозь. Приземлиться получилось довольно далеко от места боя, повезло и с этим. Подстреленный дракон с громким треском врезался в густую крону растущих внизу деревьев. Верка выбросило из седла и дальше каждый проделал свой путь до земли уже самостоятельно. При падении удалось несколько раз схватиться за крепкие ветки, поэтому приземление мага получилось мягким.

Под деревом в куче обломанных сучьев, бесформенной зеленой массой, распластался мертвый Кукута. Прихрамывая, Верк подошел, присел, положил на голову дракона руку и на несколько минут застыл. Сегодня каждый рассчитывал отхватить в небе свой кусочек удачи, каждый знал за что рискует, но, не встретив Верка, дракоша еще пожил бы в своей пещере…

Переправив через реку в Запретные Земли очередную партию беглецов, Ираида решила, что на сегодня хватит. Всех денег не заработаешь, а усталость уже дает о себе знать. Да и надоели порядком уныло однообразные предложения выйти замуж, сегодня признались в любви уже трое. Красивая, ладно скроенная женщина со своей лодкой. Трудно все время ждать только одного мужчину, придет ли он…

Оставляя далеко в темноте пограничные дозоры, лодка секретным фарватером скользила вдоль берега, рассекая черные силуэты речных тайн. Зоркие, привыкшие к ночи, глаза Ираиды заметили на берегу у самой воды одинокую, до боли знакомую фигурку. Маленький человек, опираясь на меч, стоял неподвижно. Тяжелые весла, усталые женские руки, лодка устремляется к берегу. Причалить мешает отмель. По колено в воде, не обращая внимания на острую боль в прострелянной ноге, Верк выхватывает Ираиду из лодки. И кто теперь скажет, что он проиграл ?

С реки тянуло ночной прохладой, но двоим на берегу было хорошо под вытертой до зеркального блеска курточкой мага Имперского Арсенала. Да и Запретные Земли решили не скупиться - расстелили из ночных цветов свой лучший ковер…

Когда пришло время расслабиться, - ничто не может длиться вечно, - Верк решился и заметно волнуясь, рассказал Ираиде все о своих небесных приключениях, о планах на будущее. Потом замер в ожидании ответа. Когда женщина говорит – она думает, когда долго молчит, значит уже что-то придумала. Тень улыбки пробежала по губам Ираиды. Она прижалась к Верку и чуть слышно прошептала:

- Опять намудрил, мой люля…

 

читателей   206   сегодня 1
206 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 8. Оценка: 4,50 из 5)
Загрузка...