Слепая

Морозный воздух обжигает лицо. Но ей жарко. Она летит, словно птица, так легко и свободно! А рядом он. Держит за руку, ведет за собой. Закрывает глаза, потому что полностью доверяет ему. Ее сердце бешено колотится то ли от адреналина, то ли от нахлынувшего счастья. Играет ее любимая песня. Вокруг столько людей, но она их не замечает, они только вдвоем.

-Ника! – пихнула в бок Юля, соседка по парте и по совместительству лучшая подруга.

-Ай, больно! Ты свихнулась? – девушка потерла ушибленное место. Но тут она увидела, что подруга кивает на учителя.

-Я жду, - сказал он, скрестив руки на груди.

Ника медленно встала и вопросительно посмотрела на Юлю. Подруга что-то сказала, но она не разобрала.

– Я повторяю вопрос, - учитель увидел ее замешательство. - Что ты можешь нам рассказать о французской революции?

Ника стояла, переминаясь с ноги на ногу.

-Ты читала параграф?

Ника покачала головой.

-Тогда «два», садись - проговорил он тихо, явно недовольный таким ответом лучшей ученицы.

Она уселась.

- Тогда два, садись, - передразнила его Ника, но так, чтобы ее слышала только Юля, - учитель, тоже мне! Пусть сначала пить перестанет.

- О чем ты?

- Ты посмотри на его мешки под глазами и одежду помятую, говорю тебе, пьет по-черному.

- Ну не знаю, раньше он таким не был.

-Так я тебе о чем?

-Я тебя звала-звала! Где ты витала? – решила переменить тему Юля.

-В р-а-а-ю, - протяжно сказала Ника и опять мечтательно закрыла глаза.

- Костик, - Юля кивнула в сторону учителя, - сказал, что эта тема будет в самостоятельной работе.

- Мне все равно. Я не могу думать сейчас ни о чем другом, кроме Жени, - она недовольно посмотрела на подругу.

-Опять? Прошел уже год с вашей первой встречи. Пора забыть его и…

-У нас вчера было свидание, - перебила Ника.

-Он тебя пригласил? - округлила глаза Юля.

-Да. Не зря я ради него в этот кружок театральный ходила. Все было просто волшебно. После выступления он подошел ко мне и предложил прогуляться. Я не поверила своим ушам. Искала подвох. Но мы просто болтали ни о чем, а потом он вдруг взял и поцеловал меня, – Ника улыбнулась, – а после спросил, куда бы я хотела пойти, я и ответила, что на коньках покататься.

-Просто так, ни с того, ни с сего? - Юля с большим интересом смотрела на подругу, облокотившись на руки.

-Если бы, - вздохнула Ника.

По иронии судьбы именно Жене она была долгое время безразлична. Любой парень из школы готов был пойти на что угодно, лишь бы завоевать ее внимание. Но парни, которые бегали за ней, ей были неинтересны.

Всю неделю Ника так и ходила с улыбкой на лице, ей несвойственной. На нее даже стали оборачиваться, но ей было все равно. Она не из тех людей, которые обращают внимание на всякий сброд. С момента первого свидания они с Женей практически не разлучались.

Но одна фраза перевернула ее жизнь с ног на голову.

-Мы переезжаем, - сказала мама в один из вечеров.

-Куда? - Ника начала молиться про себя, чтобы родители просто присмотрели квартиру в лучшем районе, чем этот.

- В Ансин. Я вам с братом рассказывала об этом городе, - она улыбнулась.

-Мама, ты ведь пошутила? – Ника еще надеялась, что ослышалась.

- Нет, конечно. – Она прихорашивалась возле зеркала, но тут резко развернулась и пристально посмотрела на дочь. – Никуля, ты расстроилась?

-Конечно расстроилась! Ты еще спрашиваешь. Мне два года осталось отучиться! Почему именно сейчас, когда моя жизнь только наладилась?

- Ты же знаешь, что у брата проблемы в школе.

- Какие еще проблемы? Почему его просто нельзя перевести …- она запнулась, потому что брата и так уже перевели в очередную школу. – Ты думаешь, в другом городе что-то изменится?

- В этом городе, да.

- Ваня будущий мужчина, разве не так? Как он научится стоять за себя, если его так рьяно оберегать?

- В Ансине все будет по-другому, вот увидишь, - она мечтательно вздохнула.

- Не понимаю, какая разница?

Ей нравилось ходить в свою школу. Ника заработала репутацию отличной ученицы, за что учителя к ней хорошо относились. Но отнюдь не учеба была ее любимым делом. Класса до восьмого она работала на оценки, теперь оценки работали на нее. В старших классах она решила, что может передохнуть от бесконечной зубрежки и писанины. Учителя по старой памяти все чаще ей завышали оценки, хотя она давно уже не была лучшей в классе. Больше всего в школе Нику привлекали внеклассные занятия – театральный кружок, различные конкурсы, где зачастую, благодаря ей, класс занимал первые места, и олимпиады. Вот к ним она готовилась с особым остервенением. Может, поэтому еще не забыла школьную программу. Да, она любила побеждать, и ей это удавалось. И еще здесь у нее было много друзей.

- Милая, ты не переживай, квартиру мы продавать не будем, после окончания школы сможешь вернуться обратно, но уже без нас. Представь, целая квартира будет в твоем распоряжении.

- Тогда я останусь здесь! Я уже не маленькая и смогу о себе позаботиться.

-Это так, но еще недостаточно взрослая. Мы с отцом не готовы тебя оставить одну, без присмотра. Кто тебя знает, будешь устраивать тут вечеринки каждый день, учебу забросишь или еще хуже. Даже думать об этом не хочу.

- Мама! Я все прекрасно понимаю и буду себя хорошо вести.

-Давай поговорим об этом через два года? А сейчас уже начинай собирать вещи, переезжаем на следующей неделе.

-Так скоро! Но вы не можете так со мной поступить! – она почувствовала, как полились слезы.

-Родная, если твой молодой человек тебя действительно любит, то через два года вы снова будете вместе, - она обняла дочь, от нее пахло цитрусовыми духами, - хочешь, пригласи его к нам, познакомимся.

-Он классный, правда, вот увидишь, - сквозь слезы проговорила Ника. – Подожди! А как ты узнала?

-Ты уже неделю ходишь сама не своя, сложно было не догадаться, - мама отодвинула дочь от себя и посмотрела в глаза, - ты влюбилась. – Эти слова прозвучали как утверждение.

Вечером Женя зашел за ней, чтобы отправиться в кино. Ника уговорила его зайти. Он показал себя с лучшей стороны - терпеливо отвечал на вопросы матери, был вежливым и милым.

Но когда Ника пришла вечером с фильма, родители запретили с ним больше общаться.

-Вы все делаете, чтобы моя жизнь стала невыносимой! Вот что он такого сказал, что вы так его невзлюбили? – Ника уже кричала, этот разговор длился полчаса, а родители были непреклонны.

- Ни слова правды, - сказал отец, как всегда нахмурив брови, а его взгляд и без того казался грозным. В такие моменты с ним спорить - все равно, что разговаривать с глухонемым. Да Ника и побаивалась ему перечить. Полная противоположность матери. Угрюмый, молчаливый, никогда не знаешь, что у него на уме. Слова отца оказались решающими, то есть, чтобы она ни говорила, сделает только хуже.

После этого разговора Ника закрылась у себя в комнате.

Наутро мама постучалась к ней.

- Милая, может и к лучшему, что мы переезжаем, - она погладила дочь по голове. – Этот парень не для тебя.

- Вы просто придираетесь. Он хороший и любит меня.

- Он любит только себя.

-Тебе откуда знать! Он вчера мне сказал. – Она отвернулась к стенке.

- Давно надо было переехать. У нас там свой дом, остался от моих родителей. Мы с отцом его специально не продавали, знали, что когда-нибудь вернемся. Скорей бы.

- Вернемся? Почему я не помню, как мы там жили?

-Мы переехали, когда тебе было четыре годика.

-Уж не из-за меня ли? – Ника повернулась.

Мама посмотрела на нее, как будто хотела что-то сказать, но передумала.

- Я приготовила блинчики, вставай. После школы будешь помогать мне с вещами, - и она ушла.

Ника ничего не ответила. Позже она пулей вылетела из комнаты, полностью одетая, и, ничего не сказав, убежала в школу.

На скучных уроках Ника развлекала себя тем, что рисовала в блокноте. В основном своих одноклассников, иногда природу или собственный выдуманный мир, под настроение. Она никому не показывала своих рисунков. Но сегодня даже на это у нее не было настроения. Ника мысленно прощалась со всеми. Ей все казалось таким родным. Она часть этого места. На второй парте первого ряда накарябаны стихи ее собственного сочинения, кто-то дополнил их своими мыслями, кто-то придумал рифму с матом. Наверное, каждый оставил свой след. В итоге почти вся парта оказалась исписана длинным стихом.

В этом кабинете они как-то после уроков устроили вечеринку с параллельным классом после очередного школьного конкурса. Кто-то принес выпивку, и почти каждый счел своим долгом напиться до чертиков. Им много не требовалось. Она тогда в первый раз попробовала водку. Правда потом эта водка оказалась на полу ее спальни вместе со всем содержимым желудка. Но, не считая этого инцидента, ей никогда не было так весело… И одноклассники. Ее сердце наполнилось теплом при виде таких дорогих лиц. Ника не смогла сдержать слез.

- Почему ты плачешь? – спросила Юля.

Ника ей рассказала о переезде.

-Но ты же вернешься, и все будет как прежде, - Юля обняла ее, в словах было столько нежности.

Прозвенел звонок. Девочки закинули тетрадки с учебниками в сумки и отправились к выходу, на следующий урок. Но прямо в проходе стояла и о чем-то размышляла одноклассница Света. Ника отпихнула ее со словами.

-С дороги!

Она отпрыгнула в сторону, и Ника с Юлей неспешно прошли.

-Вот больше негде постоять, небось о новой одежде мечтает, - Ника закатила глаза.

Девушка каждый день ходила в школу в одном и том же, но всегда в чистом.

-Ага, - поддакнула Юля и засеменила за подругой.

Вечером Ника встретилась с Женей в последний раз перед отъездом.

-То есть как уезжаешь? – переспросил он, - а как же я?

-Да, но я же вернусь. И мы будем вместе, правда?

Женя промолчал, надув губы, как обиженный ребенок. Она подошла и обняла его, но он даже не пошевелился.

-Не обижайся. Здесь нет моей вины, это все родаки. Приспичило им! Зла не хватает, – она помолчала. Вдруг ее осенило, - а знаешь что?

Он посмотрел на нее исподлобья своими небесно-голубыми глазами, от чего у нее перехватило дыхание. Она так боялась больше не увидеть их.

- Я сбегу. Ради тебя!

-Обещаешь? – тут же спросил он.

Она взяла его руки в свои и ответила.

-Обещаю, - и на душе сразу полегчало. Впервые за этот день она улыбнулась.

 

***

Вещи собраны в сумки, все самые необходимые, остальные же распределены по коробкам, которые позже довезут. Машина погружена.

После утомительной поездки они наконец заехали в город.

Ника словно попала на другую планету. Ансин встретил их проливным дождем. Но погода не помешала увидеть ей необычную флору и фауну этого мира. По дорогам вальяжно расхаживали груженые верблюды и слоны с целыми шатрами на своих спинах. Повсюду росли деревья то высотой с небоскреб, то в форме пузатых бутылок, или более привычные - с ниспадающим зеленым водопадом ветвей из длинных листьев, похожих на перья. То тут, то там на нее глазели мелкие животные, которых она отродясь не видела или только по телевизору. Везде восхитительные цветы невероятных размеров и форм. Буйство красок захлестнуло ее. А запах, какой тут стоял великолепный аромат! Ника полностью опустила окно и вдохнула полной грудью так, что закружилась голова.

-Мама, как такое может быть? О боже, это же баобабы! Они растут только в Африке!

-Я же рассказывала вам про все чудеса этого города, - улыбнулась мама.

-А ведь точно, теперь припоминаю. Как я могла забыть?!

Город оказался довольно большим. Но ни одной скучной многоэтажки Ника не заметила. Напротив, только частные дома и все настолько разные, как люди. И каждый достоин красоваться на обложке какого-нибудь журнала как самый необычный в мире. Но тут таких не один, а тысячи! Вот круглый, приземистый одноэтажный домик с крышей в форме колокольчика. Во дворе его косит траву странно похожий на свое жилище полный мужичок с панамкой со вздернутыми полями. Соседский, наоборот, высокий, подтянутый, с элегантным балкончиком, словно английский джентльмен с чашечкой чая. Ника представила его хозяина, как он сидит в кухне, в строгом костюме, нога за ногу, а в руках свежий номер газеты.

Попадались и полуразрушенные строения. На фоне других, словно картинки, домов они выделялись, как выжженные пятна на стенах. Черные, зловещие, бездушные. Окна с разбитыми стеклами - впалые глаза мертвеца. А голые, засушенные деревья во дворах - их застывшие скрюченные руки. «Интересно, наш дом такой же?» - подумала Ника и содрогнулась.

- Ты еще влюбишься в этот город и не захочешь уезжать, - не переставала щебетать мама.

Ника закрыла окно и запретила себе смотреть в него. Но брат продолжал восторженно восклицать и восхищаться. Вот кто по-настоящему был счастлив. Но Нику это так разозлило, что она велела ему заткнуться. И тут же пожалела об этом. Ваня замолчал и, казалось, захотел впечататься в сидение, лишь бы его не видели. Ника отругала себя последними словами, а вслух сказала:

-Ванька, прости. Просто настроение паршивое, да и погода тоже.

-О чем ты? Погода же замечательная! – его глаза выглядели такими честными.

Папа резко повернул вправо, и вот впереди показались очертания их будущего дома. Он выглядел заброшенно, но не так как ожидала Ника. Дом их словно ждал. Двор и садик густо поросли зеленью и сорняками, окна заколочены.

Ника так устала, что не захотела разглядывать его целиком. Она зашла в первую попавшуюся комнату, где нашла кровать. Застелила ее. И как только коснулась головой подушки, тут же провалилась в глубокий сон.

Наутро Ника замерзла. Она обмоталась одеялом и спустилась по винтовой лестнице. Услышала звуки, доносящиеся справа от нее, там находилась кухня. Девочка тут же почувствовала манящий запах жареного бекона и тостов.

-Доброе утро! Ты никогда так рано в выходной день не поднималась. – Мама стояла у старой плиты и, что-то напевая себе под нос, готовила.

-Доброе! А сколько сейчас времени? – Ника зевнула.

-Только семь утра.

Ника огляделась. Кухня была довольно просторной и светлой. Пыльные окна выходили на задний двор. Она подошла поближе. Перед ее глазами возникла буйно поросшая плющом небольшая беседка. Справа от нее, через тропинку, выложенную камнями, расположился декоративный прудик, превратившийся в болотце. На его поверхности расползались круги от дождевых капель.

-Когда-то тут была красота. – Ника и не заметила, как мама подошла к ней и тоже смотрела в окно.

-Но даже и в этой заброшенности есть своя прелесть, – сказала Ника. Ей вдруг захотелось запечатлеть этот пейзаж такой, какой он есть сейчас, в свой блокнот.

- Ты права.

Мама доделывала завтрак. Ника сидела за столом и рисовала. Рядом с ней стояли уже пустая тарелка и остывший кофе.

-Мам, а вы с папой здесь познакомились?

-Нет, в Ярославле. Представь, я приехала на пару дней в город и встретила его. Позже он рассказывал, что я будто притянула его.

-Не могу представить папу молодым и безумно влюбленным.

- Он не такой, каким ты его видишь. На самом деле он мягкий и добрый человек.

- Он очень хорошо это скрывает, – засмеялась Ника, но тут, как бы спохватившись, опять стала серьезной.

- Не беспокойся, тут ты быстро найдешь себе новых друзей.

-Мама, как ты не понимаешь, мне не нужны новые, я хочу тех, старых, – в груди защемило, когда она вспомнила голубые глаза Жени, его хрипловатый голос. Ника схватила блокнот и убежала теперь уже в свою спальню.

Чуть позже они всей семьей убирали дом. Он был огромный. Их квартира тоже не маленькая, но она не шла ни в какое сравнение с ним. Ника во время уборки слушала музыку в наушниках, чтобы ни с кем не разговаривать. К вечеру большой, груженный доверху грузовик привез их остальные вещи. Так что перед сном Ника еще и обставляла комнату, которую выбрала, по своему вкусу. Она осталась довольна проделанной работой. Ее спальня находилась на втором этаже, с большим окном напротив входной двери. Под ним она попросила отца поставить кровать, справа от нее - платяной шкаф и комод, слева - зеркало со столом и пуфиком. Постелила свой любимый белый коврик с высоким ворсом и повесила шторы цвета морской волны с радужным тюлем. Но все равно комната казалась полупустой и какой-то нежилой. Она слишком большая по сравнению с предыдущей ее спальней. Ника решила поставить горшок с каким-нибудь диковинным цветком, которых в этом городе полно, и накупить разного рода безделушек. А на пустые стены повесить картины.

***

Собираясь в школу на следующий день, Ника одевалась с особой тщательностью. В дополнение к продуманному образу она решила надеть сережки с маленькими сапфирами под цвет глаз. Это ее первый день в новой школе, надо выглядеть сногсшибательно, пусть даже она вообще не хотела в нее переходить. Хорошо, что они не требуют формы, Ника ненавидела быть как все. Оглядев себя критично в маленькое зеркальце, она осталась довольна своим образом и легкой походкой пошла к новым знаниям. У дверей стоял, сгорбившись, брат.

-Ты меня ждешь? – спросила она. Они никогда вместе не ходили в школу. Даже когда его еще не перевели.

Здание школы находилось в десяти минутах ходьбы от дома. Прямо по улице, поворот налево и на месте. Но погода стояла просто ужасная - пронизывающий ледяной ветер и дождь как из ведра. Ника не волновалась перед встречей с новыми одноклассниками, а была скорее в предвкушении новых знакомств. Она легко находила язык со всеми.

Ваня непрерывно болтал обо всем, так он пытался скрыть свою нервозность.

- А зачем тебе зонтик?

-Как зачем, тебе бы тоже не помешал.

-Ника, это же то самое, о чем нам говорила мама.

-Что ты хочешь сказать?

-Ты видишь, как я одет и совсем не намокаю.

Она посмотрела на него и не поверила своим глазам. Он был одет в рубашку с коротким рукавом и бежевые брюки. Мама его не заставила надеть куртку с капюшоном. Но что самое удивительное, ни одна дождевая капля не оставила на нем мокрого пятнышка, он был полностью в сухой одежде, с такими же волосами. Они блестели, словно освещаемые лучами солнца. Ника оделась во все черное, в ботинках на высокой платформе, чтобы не промочить ноги. Вокруг было столько луж, что она то и дело их обходила. Ваня же шел прямо и его белые кроссовки будто только что из магазина.

-Что происходит? Как такое возможно? – тело Ники покрылась мурашками, но не от холода.

- Только у тебя одной из нашей семьи в этом городе идет дождь.

- Почему только у меня? От чего это зависит?

-Ты единственная, кто недоволен переездом. А город чувствует, что тебе плохо, вот это и отражается на погоде. То есть, что у тебя в душе, то и снаружи. Мама говорит, что здесь так со всеми происходит.

-Но так же не бывает.

-А откуда, ты думаешь, здесь все эти необычные растения и животные? У них тоже есть душа, и погода подстраивается под них. Поэтому здесь могут расти все растения мира и для каждого животного тут идеальный климат.

- Я помню, как мама нам об этом рассказывала, но я ей не верила.

- А я всегда верил.

- Как ты? Волнуешься? – она посмотрела на брата. Ника только сейчас поняла, что они давно не разговаривали так, обо всем. Понятно почему. У нее свои друзья, у него свои. Хотя нет, она никак не могла вспомнить, чтобы он с кем-то дружил.

- Конечно. А ты?

- Я нет. Слушай, Вань, а у тебя там остались друзья?

- У меня никогда не было друзей, ты же знаешь. – Он сказал это таким обыденным голосом, что Ника удивленно посмотрела не него.

- Но почему?

- Они меня просто не понимают.

-Что, совсем никто? - Ника никогда не интересовалась жизнью брата. В ее воображении он был все тем же четырехлетним карапузом, с которым не о чем поговорить. Она и не заметила, как он повзрослел.

-Они другие, - немного помолчав, он продолжил, - ты такая же, как они.

-Вот что ты имеешь в виду? Ты сейчас разговариваешь, как родители.

Как раз перед отъездом она была невольным свидетелем разговора мамы с отцом. Он собирался на работу, мама на цыпочках завязывала ему галстук.

- Мы должны ей обо всем рассказать, - приглушенным голосом говорила мама.

-Ты же знаешь, она нам не поверит.

-Мы ей докажем. Хуже будет, если она от кого-то другого узнает.

-Тогда надо было сделать это намного раньше. Но ты была против. Что ты тогда сказала?

Мама завязала галстук и обняла себя, словно в комнате резко похолодало.

-Она начнет чувствовать себя неполноценной. Да, но кто же знал, что у Вани будут проблемы и нам придется вернуться…

-Сейчас не лучшее время, ей сначала надо привыкнуть к новому месту.

Воспоминания Ники прервал брат.

- Ты сама скоро поймешь. – Он посмотрел на нее своими огромными глазами. Ей стало неловко под его пристальным взглядом, как будто не она старший ребенок в семье, а он.

-Ты стал таким большим, я даже не заметила, как ты вырос.

-Ты просто не находила времени для меня.

Ника почувствовала, как покраснела. Ей стало так стыдно за себя и за свой эгоизм.

Остаток пути они шли молча. Ника разглядывала все вокруг. У нее даже что-то осталось в памяти от этого места, но многое напрочь стерлось. Помимо местности, Ника рассматривала прохожих, которые были частью этого мира. Навстречу им шла пожилая пара, взявшись под руки, они о чем-то беседовали. Девушка, неопределенного возраста, от пятнадцати до двадцати пяти лет, с короткими, торчащими во все стороны волосами и крашенными во все цвета радуги. Одета она была примерно так же - в голубые лосины, яркий, аляпистый топик и в разноцветную, словно всю из заплаток, джинсовую куртку. На ее плече сидел попугай ара и она с ним разговаривала! Встретились несколько людей с зонтами, как и она. Но все они тоже были не похожи на обычных людей.

-Что с ними не так?

Они уже подходили к школе, и Нику внезапно охватило беспокойство. Куда она попала?

- Скоро сама все узнаешь, – повторился брат, - я не понимаю, почему мама до сих пор тебе не рассказала.

- Не рассказала о чем?

Но они уже вошли в здание, и каждому нужно было искать свой кабинет. Ника без проблем отыскала свой. Здание школы оказалось совсем обычным как снаружи, так и внутри. Обыкновенная средняя школа. Единственное отличие - это необычные цветы, повсюду зеленые, благоухающие, цветущие.

В класс Ника пришла одна из первых. По мере того как он заполнялся новыми людьми, она с удивлением рассматривала каждого. Все выглядели по-разному, но в тоже время что-то их объединяло, Ника не могла понять, что именно. Они странно напоминали ее брата. Тут, похоже, не было разделений на крутых и замкнутых. Почему-то многие выглядели так, словно им наплевать на свою внешность. Еще Ника заметила странную особенность, многие были с какими-то дефектами. У кого-то сильно торчали уши, у кого-то огромный нос. У многих проблема с кожей, у одного даже не оказалось глаза. «Шоу уродов», - подумала она.

Последним в кабинет вошел парень, полностью лысый и одетый в бесформенную толстовку, джинсы и кроссовки. Он тоже, как и она, был с зонтиком. Все девочки при виде него зарделись и зарумянились. «Ну и вкус у них», - подумала Ника. Это и не удивительно, они все выглядели как серые мышки.

Каждый, кто заходил в класс, сначала смотрел в ее сторону, как будто уже знал, что она там сидит. Многие подходили к ней и знакомились. Они не старались произвести на нее впечатление, а каждый хотел подбодрить и поддержать добрым словом.

Прозвенел звонок. Зашел учитель.

- Привет всем. Я вижу почти все в хорошем расположении духа, кроме нашего старосты. Но надеюсь, что ничего серьезного?

-Все в порядке, не выспался просто, - выдавил улыбку лысый парень.

- Очередное творение не давало уснуть?

-Ничего не вышло, - отозвался лысый.

-У тебя еще все впереди! Не переживай.

-Да, да, - дружно загоготал класс.

Парень еще больше поник.

-Ладно, оставим его, сейчас мы ему ничем не поможем. – Он переключился на Нику. – А вот и еще один человек с плохим настроением. Ника? Как тебе у нас?

-Довольно неплохо, - соврала она, улыбнувшись.

-Вопросы есть?

Вопросов было много.

-Нет.

-Ну и славно. – Он изучающе на нее посмотрел и начал вести урок.

На уроках Ника доставала свой блокнот и начинала рисовать новых одноклассников. Но они ей казались все скучными. У нее еще больше упало настроение, отчего погода совсем разбушевалась. Но на предпоследнем уроке она, наконец, нашла объект для своего творчества. Им оказалась учительница русского языка и литературы - Елизавета. Красивая, но была в ней одна странность, ее прическа закрывала пол лица. Светлые волосы волной спускались к плечам, на глазах четкие стрелки, на губах красная помада. Яркая и ухоженная, что, естественно, выделяло ее из общей массы этих серых мышек. И Ника с энтузиазмом взялась за ее портрет.

На последнем уроке к Нике неожиданно подсел лысый парень.

-Привет, новенькая.

-Привет, - не отрываясь от блокнота, сказала она.

-Ну как тебе у нас?

-Неплохо.

-Этот ответ я уже слышал, а теперь правду.

Ника взглянула на него, затем опять опустила голову.

-Это правда.

-Я же вижу, что нет. Почему просто нельзя сказать: «Мне паршиво, не приставайте ко мне со своими глупыми вопросами». Все уже и так догадались, что именно это ты и подразумевала.

-Вовсе нет, - но она уже не отрываясь смотрела на него.

Парень бесцеремонно отодвинул стул и сел рядом с ней.

-Я Максим, - представился он, - увидел, как ты рисуешь, покажешь?

-Нет, я никому не показываю своих рисунков, - Ника закрыла блокнот.

-Я тоже люблю это дело, поэтому мне и стало интересно, - он посмотрел прямо в глаза, отчего Нике стало неловко. - Ты стесняешься своего увлечения, только вот почему?

Она уже начинала терять терпение, он видел ее насквозь.

- Не говори ерунду.

Тут прозвенел звонок, но Максим и не думал прекращать допрос. Через минуту он написал ей на последней странице своей тетради: «Если я покажу тебе свои рисунки, дашь взглянуть на твои?» Она прочитала и ответила: «Да», - лишь бы он отстал.

***

- У меня все замечательно, не хватает только тебя, - верещала Юля, когда однажды вечером Ника позвонила ей по скайпу. Подруга была из тех, кого называют хорошенькой. Не красивая и не страшная, а именно хорошенькая. Невысокого роста с милыми завитушками каштановых волос. – С Женей созванивались?

- Да. Но разговор как-то не клеился. Он на меня в обиде. Я просила его, чтобы потерпел, нужно выждать момент, и больше меня здесь не увидят.

-А как же отец? Ты не боишься, что он приедет за тобой?

-В этом-то и проблема. Нужно усыпить их бдительность, они слишком пристально за мной наблюдают последнее время. Похоже ждут, что я выкину что-нибудь эдакое. А потом я накатаю им большое письмо, они все поймут и отстанут от меня, - вполголоса произнесла Ника.

-Как все у тебя легко. Лишь бы получилось.

-Не получится первый раз, я буду пробовать еще и еще. Пока им не надоест. А там уже и два года пролетят.

-А жить ты где будешь?

-Сначала у Жени, ну а потом и в свою квартиру переберусь.

-Тебе совсем там не нравится?

-Как сказать. Город невероятной красоты, если я про него тебе расскажу, ты просто не поверишь. А вот люди… Они какие-то странные.

-Что ты имеешь в виду?

- Не могу объяснить. Им как будто наплевать на свою внешность, не делают селфи, читают только бумажные книги, электронных не признают, одеваются как попало. Но даже тут у меня появился поклонник, - хихикнула Ника.

- А вот здесь поподробнее, - навострила уши подруга.

- Да рассказывать-то и нечего на самом деле. В меня сложно не влюбиться, еще если учесть, какие тут девушки. Ты бы их видела! Они, наверное, даже и слова такого не знают – «косметика».

-А что за парень-то?

-Лысый, в каких-то обносках. В общем, не красавец.

-Тогда зачем он тебе?

- Он сам ко мне подсел, я вообще ни при чем.

На следующее утро, как только она вошла в класс и села за свою парту в конце первого ряда, Максим протянул папку со своими картинами. Она хотела открыть, но он захлопнул, положив на нее руку, и сказал.

-Не забудь наш уговор, - и посмотрел ей в глаза, отчего в очередной раз ей стало неловко, и она решила, что лучше не врать.

-Не забуду, - но он не убрал руку, - обещаю.

Она открыла первый лист. И электрический разряд прошелся по телу Ники. Его картины оказались невероятными. Живые, они словно дышали. В каждой картине была видна своя оригинальная история. Она никогда не видела, чтобы так рисовали.

-Ты гений, - сказала она тихо, - как ты это делаешь?

- Что делаю?

- Даешь им жизнь. Это же не просто картины, а произведения искусства. Даже больше… Никогда не видела ничего подобного.

- Ну нам же это проще простого.

Ника непонимающе уставилась на него.

-В смысле художникам? В том то и дело, что нет.

-Ты меня не поняла, нам, зрячим, - он заметил ее замешательство и поспешил добавить, - теперь ты.

Ника в панике, начала придумывать логичный отказ, чтобы не позориться, но Максим ее поторопил.

- Ты же обещала, - сказал он.

Ей ничего не осталось, как отдать свои работы на растерзание.

-Да не переживай ты так, - подбодрил Макс, - ты совсем не умеешь прятать эмоции, - уже тише сказал он.

Она-то как раз думала, что прекрасно справляется с собой, не зря же целый год в театральном кружке занималась. Но для него, похоже, была открытой книгой.

-Ничего не пойму, - вдруг сказал Максим, перелистывая блокнот, - сами рисунки неплохие, у тебя есть талант. Но они обычные.

-Так я тебе о чем и говорила! Это твои картины особенные.

-Ты слепая что ли? – ошарашено и шепотом спросил он.

Она, в свою очередь уставилась на него, не поверив собственным ушам.

-У меня великолепное зрение.

-Да я не об этом.

-Так о чём?

Но тут прозвенел звонок на урок. Макс остался сидеть с ней. Он просто смотрел перед собой и, казалось, происходящее никак не волновало его. Потом он наклонился к Нике.

-Нарисуй меня, как ты видишь!

Девушке его просьба показалась странной, но ей безумно хотелось узнать, что он имел в виду. Возможно, это то же самое, о чем говорил брат и что скрывали родители.

Весь урок она делала наброски, сорока минут ей не хватило для создания целого портрета. Поэтому в течение дня он садился с ней, и Ника рисовала. Она старалась. Так, как никогда в жизни. Ей почему-то казалось важным выложиться на все сто. Наверное, потому что в первый раз Ника рисовала для кого-то, а не для себя. Глаза, скулы, нос, она не спешила. При детальном рассмотрении лицо Макса оказалось идеальным. Прямой нос, красиво очерченные губы, длинные ресницы. И вот она закончила. Не сказать, что портрет получился идеальным, Ника это знала. Но это была лучшая ее работа. Она протянула листок Максу.

Он долго рассматривал себя нарисованного, по его лицу невозможно было что-то прочитать. И произнес.

- Я оказался прав.

***

- Ну, скажи мне, наконец! – потребовала Ника.

Они зашли в бургерную и заказали по гамбургеру. Так как для прогулок погода не располагала, по крайней мере, у Ники.

- Понимаешь, - начал он, - этот город для тех, кто видит души. Здесь все такие. У нас это априори считается нормальным. Ты для городских как пришелец. Многие рождаются такими, другие становятся. Ансин словно магнитом тянет таких людей к себе. Он и создавался зрячими, так мы себя называем.

- То есть получается, что в нашей семье одна я слепая, - скорее сама себе сказала Ника. - Теперь все стало на свои места. Родители уехали отсюда, как только поняли, что я обычная. А теперь мы вернулись, потому что брату тут будет намного лучше.

-У тебя есть брат?

Ника кивнула.

-Так вы из-за него переехали? Тут много таких, как он. Ты заметила, что у многих в нашем классе каждый с каким-то отклонением?

-Сложно не заметить.

-Так вот, у каждого своя нелюбимая история из прошлой жизни. Над кем-то издевались в школе. Кого-то просто презирали, и это только из-за внешности. Но самое грустное, что из-за своего, так сказать, дара мы не можем ответить грубостью, так как мы видим души других и нас это останавливает. Ты представить себе не можешь, что творится внутри у некоторых людей, как их иногда жалко. Порой самые отъявленные подлецы что-то чувствуют. И не просто так обижают кого-то. На самом деле они страдают, даже больше нашего. Внешне этого не заметно, а душа их плачет. Мы видим, от этого и не можем дать отпор. Особенно сложно тому, кто с рождения такой.

-Как мой брат.

Макс кивнул.

- Но бывает так, что человеку доставляет удовольствие делать больно другим. Так вот, их души выглядят страшнее самых ужасных монстров. Становится жутко по-настоящему. Таких людей ничего не остановит. И чтобы ты ему ни отвечал, он сделает так, чтобы тебе стало еще больнее.

-Бедный Ванька, теперь я понимаю, каково ему. А как стать такими, как вы? Это вообще возможно, если захотеть?

-Кто знает, - Макс подумал и сказал, - помнишь Елизавету, русский которая преподает? А, ну да, ты же ее нарисовала. У нее квартира сгорела вместе с мужем, у самой пол-лица обгорело. Поэтому она и носит такую прическу.

- Кошмар какой! Бедненькая.

- Так вот, после этого события она и начала видеть, а позже и сюда переехала. Я думаю, из-за потрясения многие и начинают видеть мир по-другому.

-Расскажи мне свою историю. Как ты оказался в этом городе? Или ты здесь родился?

-Уже поздно, давай как-нибудь в другой раз.

Ника посмотрела в окно. И правда, уже темно. Когда она шла домой, зонтик ей был не нужен.

На следующий день выглянуло солнце, но тучи то и дело закрывали его, отбрасывая огромную холодную тень. Ника спешила в школу, брат едва поспевал за ней.

-Как тебе в новой школе? - спросила она у него.

-Мне очень понравилось! Все такие добрые, отзывчивые. Они такие же, как я!

-Я рада за тебя. А вот мне одноклассники показались немного странными.

Ника отчаянно пыталась с кем-нибудь подружиться. Девушка была мила со всеми, но почему-то они сторонились её. Хорошо хоть у нее есть Максим. Он был кем-то вроде гида в этом мире для нее. Она узнала, что ни у кого в этом городе нет телевизора. Потому что зрячие видят всю фальшь, исходящую от актеров и звезд телешоу. Ника теперь поняла, почему только у нее в комнате стоял телевизор. Родители и брат никогда не смотрели его. Еще она узнала, что самые красивые люди, по версии жителей Ансина, это творческие личности. Настолько многогранен их внутренний мир. Так вот чем Макс привлекает всех этих девушек!

Однажды он повел её в школьный театр и объяснил, что все актеры в реальности испытывают те же чувства, что и на сцене. Ей больше всех понравилась девушка, сыгравшая главную роль. В конце спектакля она пела об одиночестве и разлуке, столько в ее словах было горечи и сожаления. Ника, не ожидая этого от себя, заплакала.

Максим показывал ей сады цветущей сакуры, волшебное зрелище, особенно когда дул ветер и их осыпал дождь из розовых лепестков. Ботанические сады с редкими растениями или находившимися на грани вымирания. Парк с миллионами цветов и парк с цветущей глицинией, для которой люди построили опоры в виде арок. Весь город как громадный музей и заповедник вместе взятые! Как бы она хотела очутиться во всех этих местах вместе с Женей.

Все больше и больше слова матери становились явью. Ника начинала влюбляться в этот город и его жителей. Девушка догадалась, почему одноклассники сторонились ее. В самом начале она их всех презирала, а они это видели. Как неловко было это осознавать!

В один из особо солнечных дней Ника попросила Макса, чтобы тот научил ее рисовать так же, как он. Хотя бы немного приблизиться к совершенству. И он показал ей свое любимое место. Им оказалось озеро, расположенное на краю города. На противоположном берегу находился хвойный лес. Ветерок приносил им запах еловых шишек и свежести. Они устроились поудобнее на пологом берегу и стали творить. Ей было приятно и уютно в обществе друга. И с удовольствием отметила, что и ему тоже.

В этот раз Ника воспользовалась гуашью. Целый день они потратили на пейзаж. Когда началось смеркаться, они обменялись картинами. И снова Ника почувствовала свою неполноценность. Теперь она четко видела, что его картины живут - вон там, чуть левее середины, с одной ветки на другую перелетела птичка, чуть позже подул ветерок.

-Ну как так-то? – недоумевала она.

-Если все твои родные обладают даром, то и у тебя он должен проявиться. А может он у тебя есть, только где-то запрятан далеко внутри. Разбуди его.

- Тебе легко говорить.

- Это проще, чем ты думаешь. Попробуй заглянуть глубже. Ты всю жизнь ценила людей по обложке.

В чем-то Максим был прав, но Ника знала, что она уже не та девушка из Ярославля.

- Максим? - ее мучил один вопрос.

- Я слушаю.

-Скажи, я красивая? Ну, то есть по-вашему?

- Как тебе сказать, - помедлил он, - у тебя такой вид, словно тебе все должны. А под носом чем-то воняет. На Бабу-Ягу похожа, - засмеялся Макс.

-Да ну тебя, - обиделась Ника.

- Но, - многозначительно сказал он, - когда рисуешь и думаешь, что никто не смотрит, то тебя не узнать, становишься совсем другой. Какой-то неземной, невероятно красивой. Глаз не оторвать.

Ее сердце почему-то подпрыгнуло.

- А ты? Ты какой?

- Не могу сказать. В зеркале я вижу лишь свое отражение.

Ника помолчала, обдумывая его слова.

- Расскажи мне, как ты здесь оказался?

Максим вздохнул, но все же ответил.

- Я родился незрячим. У меня были прекрасные родители и младшая сестренка, - он замолчал, было видно, что рассказ дается ему с трудом.

- И что произошло? - спросила Ника, но она не была уверенна, что хочет услышать ответ.

- Автокатастрофа, - ответил Максим. Его лицо потемнело, словно туча внезапно закрыла солнце.

- Я тогда остался дома, обманул их, сказал, что плохо себя чувствую. Каждый год мы ездили отдыхать с палатками на море. И мне это порядком надоело. Я хотел, чтобы мы сняли номер с кондиционером, но папа сказал, что отели для неженок. Что нужно приобщаться к природе. Но я вспоминал комаров и жару сорокоградусную, от которой нигде не спрячешься, не говоря про элементарные удобства. Это сейчас я понимаю, что у родителей попросту не хватало денег, а тогда я так был зол на отца. И они уехали. - По его щекам текла вода, но это были не слезы. У него пошел дождь, поняла Ника.

Она уже сильно пожалела, что спросила об этом. В эту минуту он выглядел таким взрослым, даже морщинки проступили. Ей так захотелось как-то утешить его, но слова не шли с языка.

- И вот тогда я стал видеть, - закончил он.

Ника, сама того не осознавая, поцеловала его.

 

***

Она сидела у себя в комнате за столом, рассматривала пейзаж Макса, пытаясь нарисовать так же. Зазвонил телефон. Это оказался Женя, но она не взяла трубку.

В следующие дни Максим почему-то перестал с ней сидеть за одной партой. Даже на переменах не подходил, чтобы просто поговорить. Ника голову сломала, пытаясь вспомнить, что не так ему сказала. Но однажды после уроков он как ни в чем не бывало пошел провожать ее до дома, у брата занятия закончились раньше.

Странное поведение Макса продолжалось уже целый месяц. Когда она спрашивала его, в чем дело, он менял тему или делал вид, что не слышит. Но в основном все было как раньше. Ей стало одиноко на уроках без Максима. Она все время сидела одна и ругала себя за тот поцелуй. Одно утешало: никто не мешал ей заниматься любимым делом.

Похоже, теперь они с братом поменялись местами. Но внезапно она нашла объяснение странному поведению Макса. Она увидела его в обществе той самой девушки, которая пела в конце спектакля. Позже от одноклассников Ника узнала, что они давно уже вместе и девушку зовут Мила. Это она привезла Максима в этот город и пыталась излечить его от депрессии, но потом они внезапно расстались. А теперь, видимо, опять сошлись. После этой новости, услышанной на перемене, Ника не пошла на урок, а быстро покидала свои вещи в сумку и убежала домой. Почему так льются слезы? Она задавала себе этот вопрос множество раз, а дорога все не кончалась. Наконец поворот направо и она, мокрая до нитки, дома.

Ника забежала в свою комнату и стала все крушить на своем пути. Перевернула горшок со цветком, за которым она ухаживала с большой любовью. Смахнула все рисунки со стола. Оторвала шторы вместе с гардинами. Кто-то, скорее всего мама, обеспокоенная шумом, постучалась к ней, но Ника не ответила. Она сидела на краю кровати и смотрела на пустую стену, на которую так и не повесила картины. И решила исправить этот недостаток. Ей пришла в голову идея. Девушка взяла краски и начала рисовать прямо на обоях. Мама уже перестала периодически стучаться, успокоилась, потому что дочь прекратила шуметь. Когда Ника закончила, часы пробили полночь. Она посмотрела на картину и не поверила, что нарисовала ее сама. И в эту секунду она подумала, что пора... Пора бежать из этого города и никогда не возвращаться.

***

Наутро мама, как обычно пришла будить дочь в школу. Но в спальне она ее не обнаружила. Вся комната оказалась в полном разгроме. А на стене, напротив окна, на берегу озера сидели парень с девушкой, склонив головы друг к другу. А их души сплелись в страстном танце.

В это время Ника уже подъезжала к Ярославлю. Ночью, пока родители спали, она стянула ключи их старой квартиры и деньги. Сидя в автобусе, она хотела набрать Женю, но потом передумала, почему-то ей не хотелось сейчас его видеть. Она позвонила Юле.

Уже сидя у подруги в кухне и попивая горячий чай, Ника поняла, как глупо поступила. Ей нужно закончить школу. Надо было попытаться еще раз поговорить с родителями, объяснить им всю ситуацию, теперь, когда она все узнала. Но и возвращаться тоже не хотелось. Она там чувствует себя не в своей тарелке, тот мир не для нее. В это время, пока она все обдумывала, подруга тараторила о школьной жизни.

- Прикинь, - сказала Юля, а Костик-то, оказывается, на трех работах пашет. Теперь в школе все об этом знают. Его жена заболела, а у них трое детей. И он единственный кормилец.

- Да уж, вот это новости. Жалко его.

- Ага. А ты знала, что наша Светка с бабушкой живет? Мама где-то нагуляла ее и уехала с очередным мужиком за границу, а дочь бросила на престарелую маму.

- Нет, а ты откуда знаешь такие подробности?

- Как ты уехала, мне не с кем стало общаться, а Света... В общем, теперь она моя подруга.

- Да ладно! Меня не было два месяца, а такое впечатление, что целую вечность.

- Много что поменялось. А Светка оказалась совсем ничего. Но, - спохватилась она, - ты лучше.

- Мне так тебя не хватало, - проговорила Ника подруге.

- И мне тебя.

Она сбросила очередной звонок от мамы и один от отца. Позже Юля ушла в школу. Повезло, что ее мама уже была на работе, а отец с ними не жил. Нике никуда не хотелось выходить, лучше бы навсегда остаться в этой квартире. Для начала она хотела поспать, а потом обдумать план дальнейших действий. Но сон не шел. Она побродила по квартире, поела. Включила телевизор и сразу же вспомнила слова Максима. Выключила. Достала из сумки блокнот и начала рисовать, но, кроме Макса, ей никто в голову не лез, она изобразила его и тут же закрыла блокнот, даже не оценив своего творчества. Она не понимала, что же не так, ведь ей так хотелось сюда вернуться. «Это потому, что сижу в четырех стенах», - подумала она.

Ника вышла на улицу, вдохнула полной грудью знакомый запах, который ей уже не казался таким родным. Ноги сразу же повели по привычному маршруту, к своей квартире. Она представила холодное, полупустое жилище, и ей сразу расхотелось туда идти. Она резко развернулась, попутно думая, куда бы пойти. Вспомнив о том, что ее блокнот практически закончился, направилась к гипермаркету поблизости.

Ника шла между рядами с канцелярскими принадлежностями, как вдруг заметила девушку невероятной красоты, идущей ей навстречу. Она никогда не видела таких красивых людей.

-Привет, - сказала ей девушка, улыбнувшись.

Ника посмотрела на нее внимательнее, но так и не вспомнила незнакомку.

-Привет.

-Я думала, ты навсегда уехала. Давно вернулась? Так рада тебя видеть, - искренне улыбалась незнакомка.

Ника пробормотала что-то неопределенное. Тут снова зазвонил телефон, и она быстро ответила, чтобы девушка ушла. Оказалось, что звонила опять мама.

-Родная, ну наконец-то ты ответила. Ты куда пропала?

-Мама, все хорошо. Не беспокойся.

- Мы все распереживались. Тут и со школы мальчик приходил, сказал, что тебя на уроках не было.

Ника внутренне напряглась.

-Какой мальчик? – она нашла нужный блокнот.

-Ну симпатичный такой, серьезный. Мне кажется, он неровно к тебе дышит.

-Ко мне все там безразличны мама. Не придумывай. Ладно, давай, только не беспокойся больше и папе передай. И не надо меня искать. – Она уже хотела положить трубку, как следующая фраза матери остановила ее.

-Ты стала видеть, да?

- С чего ты взяла? - Ника затаила дыхание.

-Ты нарисовала его, этого мальчика, на стене. Я его сразу узнала. А картина твоя ожила.

Ника так и встала с блокнотом в руках не в силах вымолвить ни слова. Потом чуть ли не бегом кинулась к кассе. Минут через десять она снова оказалась в квартире у подруги и с замиранием сердца открыла свой последний рисунок. На нее смотрел Максим, все тот же овал лица, глаза, губы, но что-то было явно не так. Минуту она пристально вглядывалась в его лицо, которое сама же и нарисовала. И вдруг поняла. Она изобразила его с улыбкой и мелкими морщинками вокруг глаз. Но с картины на нее смотрел невероятно грустный юноша, с печальными глазами. Она облокотилась об стену спиной и съехала по ней.

-Почему ты грустишь? - спросила она у нарисованного юноши, но он, конечно же, ничего не ответил. Нике стало жаль его, и она обняла рисунок.

И не заметила, как уснула. Пришла Юлька.

-Ты чего тут расселась? – веселилась она, - а что это у тебя?

Ника не успела сообразить, как подруга отобрала у нее блокнот.

-А, это тот самый лысик? Ниче такой, - засмеялась она. Юля отложила рисунок в сторону. – Видела сегодня Женю, спрашивал про тебя. Почему ты ему не отвечаешь?

-А ты что сказала?

-Я пригласила его к нам.

-Зачем? - прикрикнула на нее Ника.

Подруга остановилась в проходе и обернулась.

-Я думала, ты обрадуешься. Он так хотел тебя видеть, соскучился. И скоро должен прийти, он в магазин хотел заскочить.

-Я не знаю, что со мной. Может и хорошо, что я его увижу.

Ника прошла за подругой на кухню, где она поставила греться чайник. Минут через десять позвонили в дверь. Юлька побежала открывать. А Ника не смогла заставить себя подняться со стула.

-Привет, - Женя прошел в кухню. Он держал букет цветов и торт.

Тем, кем он оказался на самом деле, Ника и представить не могла. Настолько противный, он напомнил ей слизняка. Чего она боялась, то и случилось.

-Привет, - она пыталась скрыть свое отвращение.

Женя попытался ее поцеловать, но она успела увернуться. Тогда он схватил ее за запястье, и Нику стошнило прямо на него. Он заверещал таким писклявым голоском, что ее чуть было опять не вырвало.

-Уходи, - выдавила она из себя, и он выбежал в подъезд, громко хлопнув дверью.

На визг прибежала Юлька. Вот она почему-то выглядела как всегда. Тут Ника кое-что вспомнила.

-А кого сегодня не было в классе?

-Так все вроде были, - призадумалась Юлька. – Хотя нет, Светка отпросилась с последнего урока, не знаю, что у нее там случилось.

- Мне надо уйти.

Ничего больше не сказав подруге, Ника вылетела из квартиры, молясь, чтобы ей не встретился Женя. Но его уже и след простыл. Она побежала прямиком к своей квартире.

Когда она зашла, то услышала, как из кухни доносятся голоса.

- Пап? – позвала она.

- Доченька! – к ней подбежал отец и обнял ее. - Как ты нас напугала.

Ника стояла и не могла поверить глазам. Папа из всегда угрюмого мужчины превратился в молодого мальчишку, на лице которого явно читалось беспокойство и в то же время облегчение.

- Кто там с тобой?

- Молодой человек. Он уговорил меня взять его с собой.

Из-за его спины вышел, немного ссутулившись, Макс.

-Привет, - помахал и улыбнулся он ей.

И тогда Ника явно увидела, как сильно он, оказывается, ее любит. Как же она раньше этого не замечала?

Отец пристально разглядывал ее и вдруг сказал изумленно.

- Да ты уже видишь!

- Да, - спокойно ответила она и, обращаясь к Максу, - почему ты молчал?

- Я и сам не знал. Но когда ты пропала, все вокруг меня только об этом и спрашивали. Все видели, что я страдаю, но я делал вид, что все хорошо. До того момента, пока Мила не отправила меня к тебе.

- Почему же ты престал со мной общаться при всех? – злость начинала закипать в ней.

- Я просто увидел, как ты начинаешь влюбляться в меня. Так нужно было, чтобы никто не догадался, что именно в меня.

- И давно ты узнал? - Ника и не заметила, как перешла на крик.

- С того момента, как мы ездили на озеро, - спокойно ответил он.

- Да уж, ничего не скроешь, - ее всю трясло от вспыхнувшей ярости и смущения.

-Мы всё видим, не забывай, - улыбнулся отец, хотя, Ника была уверена, на его лице ни один мускул не дрогнул. – Учись прятать свои эмоции.

Ника покраснела еще больше.

- Поехали домой? – спросил ее неуверенно Макс.

-Домой?

Максим подошел поближе, приобнял ее и прошептал.

- Прости.

Всю злость как рукой сняло.

-Да, теперь там мой дом, - и Ника улыбнулась.

 

читателей   128   сегодня 5
128 читателей   5 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 4. Оценка: 3,75 из 5)
Загрузка...